Русская Зарубежная Церковь против канонических нарушений Фанара

Причины и вызовы текущего кризиса межправославных отношений

Андрей Александрович Кострюков (ПСТГУ)

Русская Православная Церковь заграницей (РПЦЗ), на протяжении семи десятилетий существовавшая независимо от московской церковной власти, не могла не контактировать с Поместными Церквами. Вплоть до 1940-х гг., когда Московская Патриархия вышла на мировую политическую арену, Поместные Церкви признавали Русскую Зарубежную Церковь и с определенными оговорками рассматривали ее как представительство Всероссийской Церкви.

31 августа 1921 г. Архиерейский Собор Сербской Церкви благословил деятельность Русского Зарубежного церковного управления. РПЦЗ, таким образом, приобрела канонический статус. Развивались отношения и с другими Поместными Церквами, причем в ряде случаев влияние на них Зарубежной Церкви было весьма серьезным. Например, после смерти Антиохийского Патриарха Григория IV в 1928 г. всерьез рассматривался вопрос об избрании главы РПЦЗ митрополита Антония (Храповицкого) Патриархом Антиохийским.

В 1920-х гг. архиепископ РПЦЗ Анастасий (Грибановский) оказал содействие Патриарху Иерусалимскому Дамиану в преодолении смуты среди иерархов. Чтобы предотвратить бунт, Патриарх Дамиан решил рукоположить во епископы своих сторонников. В этих хиротониях участвовал и архиепископ Анастасий. В августе 1921 г. он участвовал и в рукоположении епископа Тимофея, который позднее стал Иерусалимским Патриархом (1).

Естественно, Русская Зарубежная Церковь общалась и с Константинопольской Церковью. На определенном этапе именно со стороны РПЦЗ прозвучали резкие обличения в адрес канонических нарушений со стороны Фанара.

Такую позицию Зарубежный Синод занял не сразу. В первые годы своего существования она оказывала поддержку Константинопольской Патриархии. Таковая продолжалась и после того, как она в лице Патриарха Мелетия (Метаксакиса) начала вмешиваться в церковную жизнь на территориях, отпавших от Российской империи. Патриарх Мелетий не скрывал своих претензий на диаспору и на печально известном «Всеправославном» конгрессе в Стамбуле даже попытался провести постановление о запрещении Поместным Церквам ставить епископов для диаспор в других странах. Исключение Патриарх Мелетий хотел сделать только для Константинополя. Молчание Русской Зарубежной Церкви относительно претензий Фанара имело объяснение – зарубежные иерархи в те годы искренне считали, что своими действиями помогают Церкви в Отечестве. Платой за молчаливое согласие РПЦЗ с претензиями Фанара были протесты Патриарха Мелетия против ареста святителя Тихона и преследований Церкви. Один из таких меморандумов был издан Патриархом Мелетием 5 мая 1922 г. В документе осуждался преступный коммунистический режим, а также содержалось обращение к Поместным Церквам воздействовать на свои правительства с целью предотвратить большевистские гонения (2).

Не следует забывать и того, что Зарубежная Церковь в те годы активно противодействовала обновленческому расколу. Напомним, что для коммунистического государства законной «Церковью» были обновленцы, поминовение Патриарха Тихона на определенном этапе могло привести к аресту, да и сам Святейший был недалеко от гибели. РПЦЗ со своей стороны не только поддержала Патриарха Тихона, но и выступило с резким осуждением обновленческого раскола. Важно было не допустить такой поддержки и со стороны Вселенского Престола. Действительно, некоторое время это удавалось.

Примечания:

1. См.: Тальберг Н. Святая Русь на Святой Земле // Православная Русь. 1958. № 14. С. 6; Святитель Иоанн (Максимович) и Русская Зарубежная Церковь. Джорданвилль. Свято-Троицкий монастырь. 1996. С. 30.
2. См.: Меморандум Вселенской Патриархии в защиту гонимых христиан в Азии и России // Церковные ведомости. 1923. № 5 – 6. С. 3.

Назва Скачать полный текст доклада

Кострюков А.А.