на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Исторический факультет
Христианский взгляд на историю

Исторические периоды России должны восприниматься нами как равнозначные, имеющие одинаковую ценность. Историю не следует рассматривать как переход от одного кризиса к другому или как смену реформ реакцией. Безусловно, мы должны увидеть в своей истории как можно больше идеалов если не в самих людях, то хотя бы в их отдельных поступках, ведь любовь к Родине – это, в первую очередь, любовь к своему народу. Если технический прогресс не стоял для России во главе угла, значит, в ее истории было нечто другое, определявшее ее смысл.

Здесь можно перейти к идее русского богоискательства, к религиозному сознанию русского народа, проявлявшемуся практически во все периоды отечественной истории. В России конкретные примеры этому можно найти, только обращаясь к истории Церкви. Эту историю мы имеем полное право переплести с историей гражданской, сделать на ней больший акцент, чем обычно. В современных учебниках неоправданно мало говорится о Православной Церкви. Зачастую она рассматривается лишь как некий общественный или государственной институт, что само по себе уже неверно, поэтому ее характеристика часто носит характер штампов, полностью отсутствуют указания на духовное развитие русского народа, особенно это касается истории России XX в. На это указывает хотя бы то, что в учебных пособиях нет специальных глав о религии, а о Православии лишь фрагментарно речь идет в разделах, посвященных культуре. Обычно о Церкви упоминается в разделе о крещении Руси, затем в главах, посвященных русской культуре, или в связи с отдельными личностями, сыгравшими решающую роль в определенные периоды истории – такими как преп. Сергий Радонежский (Куликовская битва) или свят. Гермоген (Смутное время). В то же время святые XVIII–XX веков из наших учебников полностью выпадают (например, святые Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский, Амвросий Оптинский и др.). Практически никто не может отрицать культурообразующее и нравственное значение русской Церкви – с этих позиций и надо исходить при более подробном, чем обычно, рассказе о церковной истории. Достаточно детально в учебниках по западной истории повествуется о возникновении протестантизма и религиозных войнах, тогда как о церковном расколе XVII века в России обычно говорится довольно кратко и часто больший акцент делается на его социально-экономических причинах. Об обновленческом расколе 1920-х гг. практически нигде ничего не сообщается. С другой стороны, «методом от противного» можно большое внимание уделить религиозному сознанию революционеров, фанатически преданных своему делу. Не следует рассказ о Церкви отодвигать на задний план, включая его в последний раздел, посвященный культуре России за определенный период, а рассказ по теме начинать с экономического состояния страны.

С другой стороны, при изложении истории России можно взять на вооружение определенный план, исходя из христианского понимания истории, которое объективно возникает с момента появления богословской и церковно-исторической литературы. Уже в произведениях Евсевия Кесарийского («Церковная история») и блаженного Августина («О граде Божием») мы встречаем особую христианскую картину истории, которая рассматривается как процесс богопознания или богоотречения, то есть приближения человечества к Богу или удаления от Него, а хронологически мировая история представлена как промежуток времени между творением мира и человека и вторым пришествием Спасителя. То есть с самого начала христианская история является процессом линейным: движением от одной конкретной точки к другой. Рождество Христа и приход Его в мир является важной вехой в истории человечества, которое отныне получает знание об истинном спасении.

Подобный взгляд на мировую историю переходит и в русские летописи. Уже в «Повести временных лет» у Нестора-летописца мы встречаем попытку включить русский народ в мировую, в частности библейскую историю. Сама история рассматривается как процесс духовно-нравственного развития народа по мере его приближения к Богу, в зависимости от степени христианизации. Таким образом, принятие христианства (X в.) рассматривается летописцем как важная веха, включающая русский народ в подлинный исторический процесс: народ получает те нравственные критерии, по которым способен оценивать свое прошлое, настоящее и будущее. Кроме того, начинается быстрое развитие русской культуры, поскольку Православие имело важное культурообразующее значение и оказало глубокое влияние на формирование национального самосознания, что нашло выражение и в литературе, изобразительном искусстве, архитектуре. Бедствия, постигающие Русь (междоусобицы, нашествия кочевых племен, стихийные бедствия), рассматриваются летописцем как Божественная кара за отступление русского народа от православной веры. И если простые русские люди и князья не всегда следуют христианскому образу жизни, они тем не менее всегда имеют четкие представления о морально-нравственных ценностях, сознают положительные и отрицательные стороны своей жизни.

Православие сыграло существенную роль в объединении русских земель и в освоении новых. Важным элементом собирания русских земель вокруг Москвы становится перенос в столицу кафедры митрополита. Недаром, согласно исследованиям В. О. Ключевского, колонизация новых территорий начиналась со строительства монастырей и храмов, вокруг которых возникали новые города, поэтому включение новых народов и земель в состав формирующейся российской державы происходило, главным образом, мирным путем, а не посредством насильственной христианизации. До XVIII в. в России не существовало серьезных национальных проблем, поскольку крещенный в Православие человек уже одним этим фактом включался в состав русского народа.

С XVII–XVIII вв. ситуация начинает существенно изменяться за счет проникновения в Россию западного влияния и за счет того, что Россия начинает включаться в общеевропейские процессы. Эта проблема нашла отражение в полемике ученых сер. XIX в. (западников и славянофилов). Для рационалистической Европы процесс развития всегда увязывался с техническим прогрессом, совершенствованием науки и образования. И с этих позиций Россия оказывалась страной отсталой и консервативной, а процесс ее европеизации, в связи с этим, вплотную был связан с отходом от церковного христианского мировоззрения средневековья, что постепенно привело к формированию нецерковного мировоззрения и светской культуры (в Европе это время совпадает со временем Просвещения).

Таким образом, с XVIII в. христианское мировоззрение народа постепенно подменяется иным, основанным на принципах гуманизма, к XIX в. нашедшим выражение в либеральной российской историографии. Теперь в сознании народа на первом месте не Бог, а человек как таковой – люди рассматриваются как творцы своего государства и земного счастья. Становится особенно притягательной и желанной идея строительства земного рая, то есть изменение жизни по человеческим, а не божественным принципам. В Европе (Англии, Франции и др.) это находит выражение в форме революций, а в России выливается в антиправительственные движения (декабристы, революционные кружки). Дехристианизация российского общества проявляется в постепенном угасании церковной жизни, которая для большинства русских людей предельно формализуется. Наиболее яркое выражение это явление находит в процессе десакрализации императорской власти. Император (после покушения Каракозова в 1866 г.) рассматривается не как помазанник Божий, управляющий своим народом по христианским принципам, а только как верховный носитель государственной власти. Отныне можно преобразовывать общество и государство насильственным путем – таковы истоки русской революции. К началу XX в. духовная деградация российского общества достигает максимального предела – она становится одной из важных причин революции.

Революция, тем не менее, способствовала обновлению духовной жизни многих православных людей, не побоявшихся исповедовать свою веру в эпоху гонений. После 1917 г. российское общество выстраивается на принципиально иных, чем ранее, идеях, связанных с конкретным воплощением в жизнь идеи «царства Божьего на земле». Столетиями формировавшееся христианское сознание народа не было окончательно выкорчевано и трансформировалось на атеистической почве, превратившись в своеобразный религиозный культ поиска земного счастья (строительство коммунизма, харизматическая личность вождя, энтузиазм первых строек и т. д.). Особый импульс религиозному сознанию народа дала Великая Отечественная война, в которой всплеск патриотизма, хотя и ненадолго, но частично был связан с возвращением к Православию.

В современной России при очевидном церковном возрождении и возвращении к традиционным ценностям русского народа, наблюдается тенденция к восстановлению либеральных общегуманитарных ценностей, характерных для так называемого «постхристианского, постиндустриального общества» на Западе. Дальнейшая судьба России во многом зависит от того, какой выбор сделает ее народ, поскольку возрождение духовной жизни, в первую очередь, связано с четким определением духовных ориентиров, утраченных после 1917 г.

Некоторые итоги деятельности преподавателей по формированию христианской концепции истории подведены в научном сборнике, изданном в честь 70-летия проф. Д.В.Деопика «Приглашение к истории» (М., 2004).