на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Студентка филологического факультета ПСТГУ Д. Дяченко приняла участие в студенческой конференции Института лингвистики РГГУ

6-7 апреля в Институте лингвистики РГГУ состоялась III студенческая конференция. Дарья Дяченко, студентка 4 курса филологического факультета ПСТГУ, приняла в ней участие, сделав стендовый доклад «Диалект села Старошведское: некоторые итоги изучения лексики».

Тематика конференции в значительной степени была посвящена малым языкам и их документированию (что не может не радовать, т.к. изучение малых и неописанных языков — это наиболее актуальная задача современной лингвистики), поэтому работа Дарьи Дяченко оказалась полностью в русле конференции. В презентации были представлены основные результаты работы Д. Дяченко по описанию русских и украинских заимствований в диалекте в рамках проекта «Диалект села Старошведское: изучение лексики и составление электронного словаря», финансируемого Фондом развития ПСТГУ. Основными выводами работы являются:
1. Число славянских слов, в той или иной степени подвергшихся ассимиляции и ставших элементами диалектного словаря (учитывая композиты), не так велико, как ожидалось бы: 4 процента от общего объёма лексики, при этом доля полностью ассимилированных заимствований ещё меньше.
2. Распределение заимствований по частям речи крайне неравномерно: абсолютное большинство — существительные; другие части речи представлены единичными примерами.
3. Большая часть заимствований связана с повседневной жизнью: прежде всего, это обозначения предметов быта, блюд, растений.
4. Славянские существительные, переходя в диалект, в типичном случае сохраняют свой род.
5. Основными факторами, определяющими формирование парадигмы у заимствованных существительных, являются род и фонетическая близость формы им. п. ед. ч. диалектной форме определённого ед. ч.
6. Заимствованные существительные активно участвуют в образовании сложных слов. Напротив, аффиксальное словообразование от заимствованных основ для диалекта не характерно.

Конференция была проведена на высоком академическом уровне, характерном для лингвистической школы РГГУ. Нельзя не отметить доброжелательную и позитивную атмосферу, созданную организаторами конференции.

Постер доклада

Тезисы

***

Мы задали несколько вопросов Дарье Дяченко по поводу её работы.

Как получилось, что Вы оказались участницей проекта по изучению диалекта села Старошведское и занялись темой заимствований?
Фондом развития ПСТГУ был объявлен конкурс исследовательских проектов, при этом приветствовалось участие в них студентов. Изначально предполагалось, что я буду выполнять техническую работу по созданию электронного словаря в специальной программе LexiquePro, а потом Александр Евгеньевич Маньков — руководитель проекта — предложил заняться изучением славянских лексических заимствований в диалекте Старошведского. Так работа превратилась в научную.

Вы стали участницей проекта по германскому языкознанию, при том, что германистика не являлась Вашей специальностью и Вы не владели на тот момент каким-либо скандинавским языком. Было ли это препятствием в Вашей работе?

Тема моего исследования касалась процессов, происходящих внутри современного диалекта, поэтому владение шведским не было обязательным условием – я изучала фонетику и грамматику диалекта как самостоятельного языка, по поводу некоторых общегерманских и собственно скандинавских закономерностей консультировалась с научным руководителем. Думаю, что владение шведским или другим скандинавским языком могло бы облегчить мою работу, но, с другой стороны, потерялся бы интерес эксперимента. Еще в школе я задумывалась над изучением норвежского или датского языка, и вот так вышло, что первым скандинавским языком, с которым я познакомилась достаточно близко, оказался один из шведских диалектов Эстонии.

Расскажите о Ваших обязанностях в рамках проекта.
Во-первых, работа по изучению заимствований, итоги которой были представлены на конференциях и в статьях (одна издана, другая сейчас в процессе рецензирования). Во-вторых, подготовка к печати издаваемого сейчас в Вестнике ПСТГУ словаря диалекта: вычитка текста и, в случае необходимости, редакторская правка, техническое оформление (для диалектных примеров необходим особый шрифт, который не искажает символы). Наконец, работа по составлению электронного словаря, который мы изначально составляли в программе LexiquePro, а затем он был переформатирован в SQL-формат.

Как именно протекало Ваше исследование заимствований?
Я работала со словарем диалекта: просматривала фактический материал, выписывала слова, которые по форме казались похожими на русские или украинские. Затем при помощи словарей определяла возможное происхождение выбранных слов. Таким образом, некоторые слова отсеивались как общеиндоевропейские или шведские/немецкие по происхождению. Все предположения обсуждались с А. Е. Маньковым, определялся список славянских заимствований, делались выводы о характерных для них фонетических, грамматических, лексических закономерностях.

Какие конкретные навыки Вы приобрели в ходе работы над проектом?
Навыки исследовательской работы с материалом незнакомого языка: освоение базовых принципов фонетики и грамматики, поиск необходимого материала, его обобщение. Опыт подготовки докладов и выступления на конференциях. Кроме того, мне впервые пришлось работать с научными текстами в качестве автора, составителя и редактора. Удалось немного развить и технические навыки — например, для создания стендового доклада пришлось поэкспериментировать с Power Point.

Вы в 2017 году приняли участие в трёх научных конференциях — в ПСТГУ, в Институте языкознания РАН, в РГГУ, что является очень хорошим показателем. Расскажите о своих впечатлениях! Что было самым трудным? Что было самым приятным? Какой опыт Вы приобрели?
Я очень волновалась перед устными докладами. Наверное, именно это было самым трудным — выступление перед аудиторией, непредсказуемость вопросов. Очень приятной оказалась доброжелательная атмосфера этих конференций, интерес слушателей. Были и вопросы, и некоторые замечания к докладам, но они как раз оказались очень ценными, помогли дополнить что-то в работе, задуматься над точностью формулировок. Самым главным я считаю опыт составления доклада: нужно несколько раз подумать, как представить информацию, чтобы доклад получился и содержательным, и интересным, и (что очень важно!) понятным для слушателей.

Доклад на конференции всегда подразумевает вопросы аудитории. Расскажите, какие вопросы Вам задавали. Оказались ли они полезны для Вашей работы?
На самой первой конференции (в ПСТГУ) был задан вопрос, отмечается ли какая-то тематическая общность у заимствованных славянских слов, и это подтолкнуло нас к подробному рассмотрению тематики заимствований. Подтвердилось предположение о том, что большинство заимствований связаны с бытом: это названия посуды, блюд, предметов мебели, хозяйственных приспособлений. Значительные по объему группы составляют обозначения растений, а также слова, которые мы объединили под общим названием «реалии новейшего времени». Это наименования военных и советских реалий (например, avtomáta, bombar, dopär ‘тюрьма’ (из аббревиатуры советского времени ДОПР, Дом принудительных работ), техники и предметов быта, появившихся относительно недавно (kombáinar, paroxóda, traktoṇ ‘трактор’, bataräjana ‘отопительные батареи’, paperósana).

Вопросы на конференции в Институте языкознания РАН касались, в основном, уточнения положений доклада. Например, одна из участниц спросила, почему мы считаем славянским заимствование sīpḷ ‘лук’, если в эстонском языке существует слово с подобной фонетической формой (sibul). Действительно, в данном случае определить источник заимствования со стопроцентной точностью сложно, однако мы предполагаем, что это слово является славянским заимствованием и в эстонском, через посредство которого оно могло попасть в диалект. Изначально это слово, вероятнее всего, является славянским. Такие лексемы, заимствованные не напрямую, мы решили включить в наше исследование.

В РГГУ участников конференции интересовали самые разнообразные вопросы: история села и диалекта (многие удивлялись, как мог скандинавский диалект оказаться на территории современной Украины), языковая ситуация в современном Старошведском (количество носителей и языки, которыми они владеют помимо диалекта), степень близости современного диалекта шведскому языку (ее определение возможно при помощи составления списка Сводеша; вероятно, это еще одна задача, которую предстоит решить). Некоторые вопросы показали необходимость уточнения формулировок нашего доклада.

Расскажите о впечатлениях от устных докладов, которые Вы делали в ПСТГУ и в Институте языкознания РАН, и от стендового доклада в РГГУ. В чём специфика каждого из этих форматов?
Устный доклад — это постоянное общение с аудиторией: важно не только что, но и как ты говоришь: темп и четкость речи, взаимодействие со слушателями. Мне еще предстоит этому учиться. При стендовом докладе коллеги знакомятся с итогами представленной работы, читая материал, расположенный на постере, и затем, если они заинтересованы темой и хотят что-то уточнить, задают вопросы. Такое выступление не вызывает особого волнения, однако важно, чтобы материал был представлен максимально понятно, концентрированно и привлекательно в визуальном отношении — в идеале содержание работы должно быть ясно даже без дополнительных комментариев со стороны автора.

Насколько реально совмещать учёбу с участием в научном проекте?
Думаю, что вполне реально, тем более что в ходе этой работы учишься самоорганизации. Вообще участие в научном проекте оказалось очень ценным опытом — это возможность испытать свои силы в серьезном деле и приобрести новые навыки.