на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Научная деятельность БФ и включение в нее студентов. Интервью с магистром богословия, к. и. н., доцентом Н.Ю. Суховой, часть II.

Информацию для абитуриентов Богословского факультета см. здесь.

Предлагаем Вашему вниманию интервью с Наталией Юрьевной Суховой, магистром богословия, кандидатом исторических наук, доцентом кафедры истории Русской Православной Церкви Свято-Тихоновского университета.

Наталия Юрьевна, в наше время состояние богословской науки меняется – она развивается, приобретает новые направления, соприкасается с гуманитарной наукой. Как Вам кажется, отношение к богословию в современной науке стало лучше за последние годы?

Разумеется, положительные изменения заметны. Есть все основания надеяться, что вертикаль образовательно-научного богословия будет завершена, то есть, богословие станет признаваемой государством научной специальностью. Но важно и отношение научного сообщества. Ученые и в гуманитарной области, и в области естественных наук почувствовали необходимость богословского осмысления научных достижений, их соотнесения с выводами богословской науки. Важно, что включение богословия в систему научного знания отражает не только стремление ученых-богословов занять свое место в исследовательских кругах, но и стремление самого научного универсума, ущербного без богословия, заполнить пустоту и даже переосмыслить свою внутреннюю структуру.

Многие ученые, хотя интуитивно и чувствуют важность богословия, не всегда могут принять его в конкретных формах, признать самостоятельной научной областью. Это понятно: советские годы и агрессивный атеизм, вытеснившие богословие из системы научного знания, не могли пройти бесследно. Но все-таки каждая наука, любое научное исследование руководствуются стремлением к истине, и серьезный, честный и чуткий ученый рано или поздно понимает, что Истина одна, и эта Истина не может быть найдена и познана вне Бога.

А что Вам кажется наиболее важным для развития богословской науки в ПСТГУ?

Конечно, я не могу компетентно судить о научных перспективах в конкретных областях богословия, не являясь в них специалистом. Если же говорить о наших научных исследованиях в целом, то я бы выделила три важных направления, над которыми мы должны работать. Во-первых, богословские исследования, как и исследования в гуманитарных науках, требуют серьезных комплексов источников. Поэтому необходимо осваивать источники в разных областях богословской науки, отыскивать в архивах и книгохранилищах, вводить в научный оборот, описывать и комментировать, составлять из них электронные базы, осуществлять критические издания. Хотя расширение источниковой базы активно велось русскими богословами конца XIX – начала XX в., сейчас иной масштаб – время обширных проектов, в которых задействовано много специалистов. Нам надо научиться разрабатывать и осуществлять такие проекты.

Во-вторых, богословская наука развивается, решая, с одной стороны, теоретические проблемы, с другой стороны, – актуальные проблемы церковной жизни. «Проблемные» исследования требуют не только остроты мысли, глубины эрудиции и научно-богословской интуиции, но и постоянного обсуждения, дискуссий. Поэтому для развития нашей богословской науки очень важна активная и регулярная работа тематических научных семинаров.

В-третьих, в богословии особое значение имеют методологические вопросы. Они же представляют наибольшую сложность. Для решения этих вопросов мы создали на Богословском факультете Научно-методологический семинар. Но необходимы систематические исследования в области богословской методологии.

В-четвертых, сейчас особенно остро сознается единство богословия, взаимное обогащение его разных областей. Необходимо не только сознавать это, но всячески развивать междисциплинарные исследования.

Наконец, нужны научно-богословские кадры. Поэтому важнейшим вопросом научного развития БФ является включение наших студентов, аспирантов и выпускников в полноценные научные исследования, создание научных центров.

Есть ли в научной жизни Богословского факультета какие-то особенности, которые Вам кажутся важными?

Я бы отметила несколько важных черт. Во-первых, наши Ежегодные богословские конференции, на которые приглашаются лучшие русские и зарубежные богословы. Во-вторых, факультетский Научно-методологический семинар, на котором обсуждаются и научные проекты членов нашей корпорации, и богословские, церковно-исторические, философские, религиоведческие доклады приглашенных ученых. Наши преподаватели и студенты имеют возможность в ритме нашей стабильной жизни, без специальных командировок познакомиться с наиболее значимыми научными достижениями и включиться в общее научно-образовательное мировое пространство. Наконец, для студентов мы стараемся создать специальные условия для включения в эту взрослую научную жизнь. Для того чтобы доклады на конференциях слушались с большим вниманием и ревностью, мы просим студентов составлять отчеты по конкретным докладам и секциям, потом их обсуждаем. Для того чтобы появлялся личный опыт активного участия в подобных мероприятиях, уже несколько лет устраиваем специальные научные конференции аспирантов и студентов, на которые каждый аспирант и студент старших курсов может представить доклад. Оргкомитет отбирает лучшие из этих докладов для пленарных заседаний, коллеги пишут рецензии на доклады.

А как Вам кажется, научная жизнь Богословского факультета соответствует желаемому уровню?

Это непростой вопрос для активно действующего члена корпорации. С одной стороны, я могу свидетельствовать значительные положительные достижения последних лет – о них я уже сказала.С другой стороны, удовлетворенность – плохой признак. Наука требует неудовлетворенности, стремления, динамики. Нам очень хочется не только сохранять достигнутое, но и развивать, совершенствовать. Мы всегда стараемся критически оценивать свою деятельность, чтобы были понятны перспективы для роста. Многое пока нас не удовлетворяет. Так, даже самые важные и интересные доклады наших гостей мы не всегда успеваем полноценно обсудить в своем кругу, сделать выводы, учесть в нашем научном развитии. Непросто втягиваются в научную жизнь наши студенты: приходится старательно объяснять, почему без всей этой трудоемкой и многожанровой деятельности невозможно стать хорошим ученым.

Но все говорят, что на Богословском факультете учиться очень сложно – много предметов, большие нагрузки. Что ожидает на Богословском факультете абитуриента?

Наши студенты – я имею в виду, прежде всего, Богословский факультет – действительно, сильно нагружены. Это, видимо, неизбежно для богословского образования. Богословие является венцом человеческого знания, занимая особое место во всем научном универсуме. В XVIII веке богословский класс венчал длительный учебный процесс: до него надо было изучить все остальные гуманитарные и естественные науки. Это позволяло студентам не только набрать определенный запас знаний до начала богословских занятий, но и приобрести учебный опыт, отработать общие научные методы. Нынешняя система образования требует от студента-богослова практически одновременно осваивать и достаточно широкую палитру гуманитарных наук, и языки, и – богословие, причем на современном уровне его развития. Конечно, преподавательская корпорация старается максимально облегчить этот процесс: и гармонизацией учебных планов, и выделением в каждой дисциплине существенных моментов, и введением специальных методологических курсов, и личными консультациями. Но при всем этом от каждого студента требуется высокое напряжение, работоспособность, сосредоточенность. Надо много читать, а богословское чтение требует полного погружения, осмысления, обсуждения, и, что чрезвычайно важно, – проживания.

И что должны делать студенты, чтобы справиться с этими сложностями?

Прежде всего, как и в любой области науки, – работать, осваивать элементы учебного плана и научного исследования, развивать творческое мышление, умение излагать учебные и первые научные результаты адекватным научным языком. Понимая, что, с одной стороны, выше сил Господь не посылает, но есть опасность «пережалеть» себя. С другой стороны, помощь Божия дается идущему и труждающемуся, она позволяет преодолеть немощь, вырваться за пределы ограниченности… Хотя на начальном этапе необходимо следовать указаниям научного руководителя, молодой исследователь должен учиться самостоятельно определять перспективы исследования, ставить перед собой задачи и решать их.

И еще раз обращаю внимание: надо уметь строить свою работу, определять иерархическую важность дел, последовательность их выполнения, составлять продуманно календарный план, заниматься самоанализом, выявлять свои сильные и слабые стороны, опираться на первые и старательно работать над последними… Это обычные рекомендации, но современные студенты, к сожалению, их недооценивают и сами создают себе дополнительные проблемы.

А что бы Вы еще могли пожелать нашим студентам в конкретно-практическом отношении?

Нашим студентам учиться непросто: и богословие является самой сложной для освоения областью знания, и время непростое. Поэтому, пожалуй, три главных пожелания.

Первое. Кроме уже упомянутой трудоемкости, необходимости осваивать параллельно большой спектр наук, у богословия есть еще одна – главная – особенность. Богословием нельзя заниматься вне Церкви, богословское образование невозможно без личного духовного опыта и литургической жизни, богословская школа не может реализоваться без общей молитвы и Евхаристии. И богословское знание, в свою очередь, открывает в духовной жизни и церковном опыте особые перспективы. Я очень желаю нашим студентам почувствовать эту неразрывную связь и эту гармонию.

Второе. Не пренебрегать теми научными возможностями, которые щедро предоставляет наш факультет: конференции, лекции приглашенных ученых, личное участие в конференциях аспирантов и студентов, участие в научных проектах, составление и обсуждение научных докладов, специальные курсы и семинары. Такое богатство научной палитры, как у нас, мало где бывает. Но для использования этих возможностей, для полноценного включения в науку нужно личное усилие, нужен подвиг.

И третье пожелание – оно касается эпохи. За последние десятилетия в нашем отечестве многое изменилось. С одной стороны, полноценная церковная жизнь и систематическое богословское знание, которые в нашей юности давались большим трудом, нашим студентам дано с поразительной щедростью. Но иногда возникает опасение, что выросшая в этой щедрости молодежь теряет чувство благодарности за дарованное и понимание, что всякий дар подразумевает реализацию с прибылью. Хотя об этом напоминает Евангелие. С другой стороны, в последнее время стало менее очевидно то, что нам было понятно с детства: любое знание, каждое, даже самое малое, открытие дается огромным трудом, «неведомым миру», а наука требует жертвенного служения. Нынешняя эпоха предлагает легко доступную информацию – Интернет, – в котором, как иногда кажется, есть все, надо только уметь найти. Это, конечно, лукавство века сего, и очень соблазнительное. К тому же в обществе почти тотальная потеря понятия «жертвенное служение». Но каждому поколению выпадает своя эпоха, со своими сложностями. Студент-богослов, как никто иной, должен понимать, что личность может и должна преодолевать временные оковы и соблазны, не быть жертвой человеческих творений.

Продолжение следует…