на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

О специализации на Богословском факультете по Истории РПЦ, духовному образованию, истории богословской науки и о перспективах развития направления. Интервью с Н.Ю. Суховой, часть III

Информацию для абитуриентов Богословского факультета см. здесь.

Предлагаем Вашему вниманию интервью с Наталией Юрьевной Суховой, магистром богословия, кандидатом исторических наук, доцентом кафедры истории Русской Православной Церкви Свято-Тихоновского университета.

Наталия Юрьевна, Вы давно работаете в ПСТГУ. Как и почему Вы сюда пришли?

Как и многие москвичи, жаждущие богословского знания, с 1990 года я ходила на лекции, которые были предысторией нашего университета. Однако официально в качестве студента я поступила не сразу. Мне казалось, что мотивации «желаю знать» для получения целостного высшего образования недостаточно: за все полученные знания надо нести ответственность, их надо «отрабатывать», развивать, преумножать. Конечно, богословское знание крайне важно для любого христианина, но это знание можно получать усердным чтением святых отцов и богословских книг, обсуждением познаваемого с духовником, с единомышленниками, слушанием отдельных курсов. Систематическое образование, усилия, которые затрачивают на тебя учащие, подразумевают большую отдачу и с твоей стороны. Вполне обосновано серьезное богословское образование для будущего священника – понятен путь, которым должно в дальнейшем прорастать и преумножаться познанное. Но как реализовать эти знания тому, кто, очевидно, не будет служить Церкви в священном сане? Однако постепенно мнение менялось. С одной стороны, приобретаемые знания требовали правильной системы, опоры на научно-богословскую традицию, которую трудно и небезопасно пытаться выявить «кустарным» способом. С другой стороны, становилось очевидным, что Церкви необходимы наука и образование, следовательно, нужны исследователи и преподаватели. И тот, кто может служить Церкви на этом поприще, просто не имеет права оставаться в стороне. Тогда совместно с духовником было принято решение: поступить официально и настраиваться на серьезное полноценное образование в этой области. По окончании института я осталась преподавать, хотя, конечно, для этого пришлось довольно сильно менять весь жизненный строй: до этого я преподавала математику в вузах Москвы и работала в Даниловом монастыре.

Ваша специализация – история Русской Церкви и конкретнее – историей духовной школы и богословской науки. Почему Вы стали этим заниматься?

С одной стороны, наш университет молод, да и форма его казалась новой и необычной. Чувствуя эту новизну и необычность на собственном опыте, было чрезвычайно важно опереться на традицию, понять, что же в ней является главным? Для механического копирования, повторения достаточно краткого ознакомления с историей и привычными формами духовной школы. Для творческого включения в традицию, выявления в ней действительно сущностных принципов, от которых нельзя отойти, и временных, которые можно совершенствовать, требовалось настоящее научное исследование.

С другой стороны, даже при начальном знакомстве с русской богословской наукой стало ясно, что в ней было сделано очень много, результаты важны и ценны, хотя это и не всегда и не всеми признается. Даже отдавая себе отчет, что будешь «карликом на плечах великанов», надо уметь взобраться на эти плечи, а не топтаться у ног великанов, не замечая их. Без серьезных и последовательных исследований это невозможно. К тому же, немаловажно осознание, в чем великаны преуспели, а в чем дали нам возможность увидеть научные перспективы. И, разумеется, реализовывать эти перспективы, творчески и благодарно включаясь в общее делание.

Что касается, «русской области», то не только Церковь едина, во все эпохи и во всех областях, но и в богословской науке и духовном образовании неизбежно проявляются общие закономерности, черты. Недаром русское богословие, преодолевая сложности, всегда опиралось на святоотеческое наследие и многовековой опыт церковного богословия.

Какое место занимает История Русской Православной Церкви в учебном плане Богословского факультета?

История Русской Православной Церкви – одна из важнейших составляющих базового богословского образования. Этот курс в целом читается два года, но разбит на отдельные блоки: история Русской Церкви досинодального периода (от Крещения Руси до начала XVIII в.), синодального (от начала XVIII в. до 1917 г.), новейшего (от 1917 г. до наших дней). В лекциях для студентов Богословского факультета мы стараемся обращать особое внимание на богословскую проблематику, ибо история Церкви – дисциплина, прежде всего, богословская.

Для студентов, выбравших это направление в качестве специального, преподавателями нашей кафедры читаются еще особые – специальные – курсы, проводится специальный семинар, где обсуждаются и актуальные научные вопросы, и работы самих студентов. Специальный семинар нашей кафедры – самый «долгодействующий» на Богословском факультете, он регулярно работает практически с самого основания института (ныне университета) под неизменным руководством заведующего кафедрой – священника Александра Щелкачева.

А Ваша специализация – история духовного образования и богословской науки – как включена в учебный процесс?

Я читаю уже несколько лет специальный курс «История духовного образования и богословской науки в России (XVIII – начало XX в.)». Я читаю этот спецкурс и для магистрантов Исторического факультета, что очень интересно: одна и та же тематика в контексте богословского и исторического образования. Руковожу многими студентами, аспирантами – темы их курсовых, квалификационных и кандидатских работ связаны с историей русского богословия и духовной школы.

На протяжении года на нашем факультете действует семинар по истории богословия и пастырского служения в Русской Православной Церкви – его мы ведем совместно с заведующим кафедрой Пастырского и нравственного богословия (с мая этого года – кафедрой Практического богословия) священником Павлом Хондзинским. В семинаре работают студенты и аспиранты, которыми мы с о. Павлом руководим, поэтому в учебном отношении он является семинаром научных руководителей. Надеюсь, этот семинар будет работать в дальнейшем еще более активно, повысится его научный уровень, и заседания семинара станут площадкой для обсуждения «проблемных» вопросов русского – и не только русского – богословия.

На Ежегодных богословских конференциях ПСТГУ есть специальные секции, посвященные русскому богословию?

Да, есть. Уже несколько лет в рамках Ежегодной богословской конференции проводится Филаретовская секция, посвященная богословской и церковной деятельности святителя Филарета (Дроздова) и его эпохе. Обычно она проводится на Троицком подворье, в Митрополичьих палатах, где жил Святитель. Начиная с прошлого года, действует секция по русскому богословию, которую мы организуем совместно с нашими коллегами из Германии и Италии. В октябре 2009 г. русскому богословию было посвящено даже пленарное заседание.

Кроме того, организуются и тематические секции, посвященные конкретным областям русского богословия. Так, в октябре 2009 г. проводилась секция по русской библеистике. Планируется расширение этой тематики.

Какие перспективы Вы видите в научных направлениях, которыми Вы занимаетесь?

В изучении истории русского богословия и духовной школы проявляются на настоящем этапе те же черты, что и в богословской науке в целом: критическое издание и комплексное изучение источников, интерес к проблемным вопросам, внимание к методологии, важность междисциплинарных исследований. Так как мы несем особую ответственность за изучение русской научно-богословской и духовно-учебной традиции, нам очень важно гармонично включать все эти направления в деятельность Богословского факультета ПСТГУ. На нашем факультете учреждается научно-исследовательский Центр истории богословия и богословского образования. Такая форма работы, привычная для западных университетов и российских научно-исследовательских институтов, кажется для нас новой. Но только на первый взгляд. В истории русской духовной школы неоднократно предпринимались попытки учредить научные лаборатории для специальных исследований. Так, в 1858 г. святитель Филарет (Дроздов) писал о желательности для «образования ученых людей» оставлять лучших выпускников при духовных академиях и создавать из них «ученые коллегии» для изучения богословских вопросов. В 1869 г. пытались такой «исследовательский запас» при академиях создать из приват-доцентов: они должны были разрабатывать конкретные разделы богословия, изучать источники, читать специальные курсы на основе своих исследований. Конечно, мы, опираясь на традицию и развивая ее, использовали современные научные формы и идеи.

Для Центра определены три направления исследований: история богословия; история и современное состояние богословского образования; методология богословия. По всем этим направлениям у нас есть уже многолетние наработки или научный «задел»: монографии, защищенные диссертации, собранные материалы. Но теперь, конечно, настало время систематической работы, значимых научных проектов.

А сейчас уже намечены какие-то конкретные проекты?

Да, на настоящий момент разработан ряд таких проектов. Во-первых, продолжается реализация проекта по изучению богословского и церковного наследия святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского. Во-вторых, намечен проект «История русской богословской науки в XIX – начале XX в.» Для участников этого проекта определены темы исследований по истории разных областей русской богословской науки: библеистики, догматического богословия, церковной истории, литургики, церковного права. В будущем предполагается их обобщение, выделение значимых черт развития русской богословской науки, определение взаимосвязи ее составляющих и специфические черты каждой из них. Начато последовательное изучение русского богословия XVII–XVIII вв.

Важнейшим направлением является изучение богословского образования разных времен и христианских конфессий. Здесь, полагаю, одним проектом не обойтись: наметим первоочередные исследовательские задачи и конкретизируем в виде проектов. Разумеется, на первом месте стоит подробное изучение русского богословского образования: по этой теме у нас уже есть немалые наработки, но открылись новые перспективы. Надо заниматься «самоизучением» нашего университета, о котором я говорила в начале беседы. Сделаны – пока конечно, только начальные – шаги в изучении католических университетов.

Намечен рад конкретных исследований, связанных с «ключевыми» вопросами богословской науки, которые активно обсуждались в России: свобода научно-богословского исследования, научно-критические методы в церковной истории, конфессиональность богословия…

Кроме того, мы собираемся создать несколько баз данных: по докторским, магистерским и кандидатским диссертациям российских духовных академий XIX – начала XX в.; биобиблиографической – по русским богословам; историографической – по истории русского духовного образования.

Как студенты могут поучаствовать в работе по изучению русского богословия и истории духовной школы?

Во всех указанных проектах в той или иной степени участвуют аспиранты и студенты нашего факультета. Это– наша перспектива… Мне кажется, как раз история русского богословия и отечественной духовной школы – очень благодатная почва для исследований студентов Богословского факультета. Что же может быть ближе и важнее для члена Русской Православной Церкви, связавшего жизнь с духовной школой и богословской наукой? С одной стороны, это – наше поприще, никто его лучше, чем мы, не изучит, не поймет. Изучить, ввести в научный оборот лучшие достижения отечественного богословия не только для себя, но и для мирового сообщества – наша обязанность. С другой стороны, эти исследования для нас очень актуальны. У нас обостренное понимание проблем, связанных и с научным богословием в духовной школой в целом, и с их российской спецификой. А тот опыт, который накопили наши предшественники, для нас является ценным подспорьем в решении сегодняшних проблем.

Но самое главное, конечно: на лучших трудах богословов прошлых лет учиться собственному видению богословских проблем, осваивать методологию, оттачивать интуицию, углублять понимание «болевых» богословских вопросов... Возникает чувство личного общения, появляется возможность получить совет от более «продвинутого» предшественника.

Очень хочется надеяться, что наш Центр истории богословия и богословского образования станет не только центром научных исследований, но и центром формирования молодых ученых.

А что важно для студента, участвующего в научном проекте?

Кроме профессиональных знаний, которые приобретаются постепенно в самом процессе работы, я бы выделила два качества: творческая самостоятельность и чувство соборного делания. Я стараюсь выделить для работы каждого студента самостоятельную тему, подразумевающую работу с источниками, умение собрать, логически выстроить и осмыслить факты, провести анализ и синтез, сделать самостоятельные выводы. Но очень важно самому не бояться этой самостоятельности. Не менее важно, что практически все темы включены в общие проекты: умение работать в научном коллективе приобретается в студенчестве и помогает всю жизнь. Научный тематический семинар, о котором я говорила – это возможность создать научное братство, члены которого не просто знают о научных исследованиях друг друга, но принимают в них непосредственное участие. Мы всегда обращаем внимание наших студентов на то, что темы их исследований часто имеют «точки пересечения». Можно помочь друг другу и фактологией, и методологией, и общим обсуждением наиболее сложных вопросов. Это не просто дружеская взаимопомощь, а и научное взаимообогащение.

Еще я бы пожелала нашим студентам более активной научной деятельности, исследовательского интереса, радости от своих пусть еще маленьких, но открытий. Без настоящего научного интереса эти открытия невозможны.

Что Вы можете пожелать студентам, которые только выбирают специализацию и интересуются русским богословием?

Мы очень рады, когда студенты выбирают для своих курсовых и квалификационных работ тематику, связанную с историей русского богословия, отечественной духовной школы, пастырского служения. И стараемся им помочь выбрать такую тему, которая была бы интересна и важна самому студенту и перспективна для науки. Но всегда предупреждаем, что занятия в этой области богословия сопряжены с большими трудами – в библиотеках, архивах. Кроме того, это – большая ответственность, ибо изучение традиции подразумевает и жизнь в этой традиции. Каждый студент, приступающий к изучению богословской традиции, должен понимать, что это процесс, сопряженный с его жизнью. Невозможно заниматься богословием святителя Филарета (Дроздова), не обращаясь к нему в молитвах. Нельзя изучать творчество В. В. Болотова, не стараясь следовать ему в жертвенном служении церковной науке. Конечно, нам далеко до этих высот, но само стремление, преданность делу… Это – обязательно. Только тогда можно понять – хотя бы отчасти – те тайны, к которым мы причастны: духовная школа, богословская наука. Иначе не только знание будет бесплодно, но и само истинное знание не дастся.

Но бояться не следует: изучение русского богословия – это немалый труд, но не неразрешимая задача. Нас поддерживают и укрепляют в этом служении великие предшественники. Если святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов является покровителем всех богословов, то святитель Филарет особо покровительствует русским богословам. Мы чувствуем и понимаем это. Недаром в этом учебном году у нас была особая факультетская служба в день памяти святителя Филарета – 2 декабря (по новому стилю). А одна из наших главных аудиторий, в которой читаются лекции, проводятся заседания Совета Богословского факультета, мы именуем «Филаретовским залом». Мы очень надеемся, что мудрый взгляд Святителя, взирающего на нас с портрета, повысит нашу общую ответственность за судьбу русского богословия и духовной школы.