Индивидуальный подбор
образовательных программ:

  • +7 (963) 787-04-50
  • +7 (915) 008-68-19
  • +7 (903) 227-74-15
 
О факультете
Программа "Теология"
Программа "Основы православного богословия и культуры"
Программа церковной специализации "Церковная социальная деятельность"
Курсы повышения квалификации по отдельным дисциплинам
Поступающим на обучение
Выпускникам
Научная работа факультета
Расписание занятий
Контакты
Вопросы и ответы
 

Новости ФДО


Интервью со старшим преподавателем кафедры теологии ФДО ПСТГУ Марией Владимировной Таланкиной

Мария Владимировна Таланкина преподает в ПСТГУ с 2001 года, а с 2006 читает курс Священного Писания Нового Завета на факультете дополнительного образования. Но сфера ее деятельности в ПСТГУ шире – она заведует сектором научно-методического обеспечения религиозного образования Университета. В интервью Мария Владимировна рассказала не только о своей дисциплине, но и о процессе возвращения теологии в сферу российского высшего образования.

Мария Владимировна, как Вы попали в ПСТГУ, чем занимались раньше?

- Мое первое образование – мехмат МГУ, после окончания я некоторое время работала в крупной корпорации, занимаясь вопросами стратегии международного бизнеса. Многие стремились к такой работе, считая подобные занятия чуть ли не синонимом жизненного успеха, мною же этот «светлый путь» очень скоро стал ощущаться как безрадостный тупик. В это же время появилось неотступное желание получить второе, гуманитарное образование, но какое именно – было неясно. Перебор известных мне областей знания ответа не давал. Это было очень странно. Тогда же я собиралась креститься и очень хотела понять, что это значит. И когда я очутилась в храме святителя Николая в Кузнецах и узнала о существовании Православного Свято-Тихоновского университета, в то время – богословского института, все встало на свои места, стало ясно, что то, к чему я стремилась уже несколько лет, – это церковная жизнь и богословское образование. Завершив обучение, я стала преподавать Священное Писание Нового Завета на ФДО. Всегда буду благодарна первому декану ФДО отцу Геннадию Егорову за приглашение на этот факультет и этот предмет.

Курс Нового Завета – наверное, один из любимых у всех слушателей ФДО. Но если Четвероевангелие хорошо знакомо поступающим, то апостольские послания многим, особенно новоначальным, не очень понятны. Как Вы решаете эту проблему в рамках курса, на чем стараетесь сосредоточиться?

- Проблемы такого рода возникают не только при изучении Апостола – к Четвероевангелию это тоже относится. Конечно, в Евангелиях больше сюжетов, которые легче запоминаются, но и там есть значимое содержание, которое нередко проходит мимо сознания.

Основное поле напряжения в преподавании курса Священного Писания создается между высоким образовательным цензом слушателей, с одной стороны, и скудостью богословских сведений, которыми они располагают, – с другой. На наш факультет приходят учиться люди уже имеющие высшее образование, многого достигшие в своей профессии, среди них встречаются кандидаты и даже доктора наук, которые сами имеют опыт преподавания и научных исследований. Но часто и они практически ничего не знают о богословии, потому что не так давно воцерковились, – для них это новая сфера жизни и мысли и новая литература. А время у нас ограничено, мы не можем растягивать базовую программу на 5-6 лет. Впрочем, в учебном плане духовных школ на изучение Священного Писания отведено больше времени, но и его тоже не хватает – по крайней мере, я не знаю преподавателя, который сказал бы, что на данную дисциплину часов у него избыток.

Цель нашего курса – позволить слушателю свободно ориентироваться в Священном Писании, ознакомиться с его богословским содержанием, осмысленным в духе Предания Церкви. При этом нельзя совершенно обойти вниманием различные дисциплины внутри библеистики: исагогику, историю канона, историю текста, герменевтику; нельзя не показать отличия церковного взгляда на Священное Писание от альтернативных воззрений, появившихся в протестантизме в Новое время.

Наш курс читается в начале программы «Теология» и переплетается с другими базовыми дисциплинами: опирается на знание мессианских мест Ветхого Завета и помогает увидеть различие и преемство двух Заветов, ориентируется на догматическое богословие в толковании новозаветных текстов и помогает понять, что православное богословие – прежде всего богословие библейское по своему духу. Курс должен заложить фундамент, на котором строится дальнейшее изучение богослужения, церковной истории, патрологии.

Как удается решить столько задач в ограниченное время? И как быть, когда время спрессовано, образовательный ценз в области богословия у большинства учащихся нулевой, а в остальном – весьма высокий?

- Следует оговориться, что мы здесь рассуждаем об учебном курсе Священного Писания, который не может заменить собой длящееся всю жизнь постижение Слова Божия. Тем не менее наше дело – помочь студенту извлечь максимальную пользу из учебной программы. Упрощение материала не подходит для взрослой образованной аудитории, поэтому мы остановились на неравномерном подходе: в качестве основной линии избираем богословское содержание Священного Писания в его церковном понимании, и по этому пути следуем, сочетая обзорные лекции с углубленным разбором избранных мест. К этой основной линии добавляем исагогические и герменевтические экскурсы, в том числе освещаем принципиальные расхождения между церковной и альтернативной, агностической библеистикой.

Знакомство с новозаветным текстом предваряет антропологический экскурс, основанный на трудах преподобного Максима Исповедника. Еще профессор дореволюционной МДА М.Д.Муретов говорил, что наследие этого святого служит ключом к Священному Писанию Нового Завета. И сам преподобный Максим в «Вопросоответах к Фалассию» предпосылает своим ответам на трудные места Священного Писания введение, в котором говорит о творении человека, его падении, восстановлении и исполнении замысла Божия о нем. Затем экзегет отсылает читателя к этой общей картине, в которую укладываются у него ответы на сложные вопросы Писания. По сходному в чем-то принципу строится и наш базовый курс.

Также мы стараемся, чтобы студенты приобрели собственный опыт глубокого погружения в материал, вкус к различным пластам экзегетической литературы. С этой целью лекционный курс дополнен коллоквиумом и двумя письменными работами. Подготовка к коллоквиуму дает опыт разбора новозаветного текста в рамках конкретного, достаточно узкого вопроса. Вопросы, одинаковые для всех, посвящены детальному разбору определенного периода Евангельской истории, избранному фрагменту текста и избранной темы. Для ответов учащиеся привлекают параллельные места в тексте, учебную и научную литературу, сведения о географическом и политическом контексте, святоотеческие комментарии. Письменные работы посвящены святоотеческим толкованиям избранной новозаветной темы или отрывка, а также знакомству с исследовательской литературой по библеистике, вышедшей из-под пера ученых, принадлежащих к православной традиции.

Полученный опыт глубокого погружения обычно настолько нравится человеку, что ему хочется распространить его на другие вопросы. Студент уже не будет удовлетворен фрагментарным чтением учебника.

Область Ваших научных интересов – история русской библеистики Синодального периода. Почему Вам кажется важным именно этот период?

- О русском богословии синодального периода существует два противоположных мнения. Для одних это – золотой век отечественной богословской мысли, для других – безвременье, когда «ничего не было, а что было, то устарело». Вторая позиция отчасти отталкивается от яркой, широко известной концепции протоиерея Георгия Флоровского, выраженной в его «Путях русского богословия». В силу исторических обстоятельств авторский взгляд отца Георгия стал широко восприниматься как окончательный объективный вердикт. Однако многие тезисы «Путей» не подтверждаются при непосредственном обращении к источникам, а под пылью забвения все явственней проглядывает золото того века. Для меня наибольший интерес представляют вопросы принципиального характера, которые стояли в то время перед исследователями и остаются неразрешенными до сих пор. Например, вопрос о церковной научной библеистике, ее принципах, подходах и сущностных характеристиках.

В Новое время возобладала концепция науки, требующая от исследователя методологического агностицизма, утвердилась жесткая оппозиция «научности» и «церковности», распространившись и на основные течения протестантского богословия и прежде всего – библеистики. И до сих для подавляющего большинства направлений библейских исследований в мире общей платформой является устранение вышеествественного при рассмотрении текста Писания; общим местом стало противопоставление объективности и непредубежденного стремления к истине, с одной стороны, и догматически выраженной веры, признания исторического факта Откровения и действия Бога в истории с другой. Но утрата церковности ведет к потере сотериологической ценности библеистики, к перерождению и утрате единства богословия. С другой стороны, исключение исследовательского элемента приводит к отказу от овладения интеллектуальным наследием Церкви, к подмене церковного учения своими мнениями, к уходу от острых вопросов современности.

Русская высшая богословская школа Синодального периода уже столкнулась с проблемой противопоставления научности и церковности и не торопилась согласиться с этой оппозицией, но в практической плоскости искала ответ на вопрос, как возможна церковная научная библеистика. И на мой взгляд, интуиции и соображения дореволюционных авторов актуальны сейчас и пока не превзойдены нынешним, вновь возрождающимся научно-богословским сообществом.

В рамках курса Нового Завета на программе ФДО «Теология» учащихся ждет лишь краткое знакомство с богословским наследием Русской Церкви. А какие возможности у тех, кто захочет глубже продвинуться в этом направлении?

- В ПСТГУ действует Научный центр истории богословия и богословского образования, история русского богословия – центральное направление исследований его сотрудников. Кроме того, на богословском факультете есть магистерская программа по церковной истории, в которой одной из доминант являются именно историко-богословские исследования. Эта программа популярна среди выпускников ФДО – получив у нас базовую богословскую подготовку, они часто устремляются продолжать образование именно в этой магистратуре.

Вы не только преподаватель, но еще и зав. сектором научно-методического обеспечения религиозного образования ПСТГУ, член Федерального учебно-методического объединения по теологии, специалист Департамента теологического образования Учебного комитета Русской Православной Церкви. Расскажите про эти сферы деятельности.

- Как только я влилась в жизнь университета, мне нашлось дело – вместе с ректором, прот. Владимиром Воробьевым и проректором по науке, прот. Константином Польсковым заниматься делами Федерального учебно-методического объединения по теологии (тогда это был Учебно-методический совет по теологии при МГУ и ПСТГУ). Эта структура объединяет представителей тех вузов и духовных школ, где преподается теология в соответствии с государственным стандартом. Подобные учебно-методические объединения есть для каждой группы вузовских специальностей. В нулевых годах наше УМО было небольшим сообществом, но по мере того, как в вузах открывались кафедры теологии, их заведующие входили в это объединение, поэтому все вузы, где есть богословское образование, непосредственно прошли через нас. И не просто прошли, но и остались – их представители собираются в УМО два раза в год. Когда, в 2000 году, УМО по теологии только появилось, положение богословия (или теологии, что то же самое) было бесправным. Действовал госстандарт по теологии, написанный в 1990-х годах авторами, которые по сей день предпочитают оставаться неизвестными. В этом документе теология более походила на вариацию научного атеизма, чем на подлинное богословие. Духовные школы не имели права получать государственную аккредитацию и выдавать признаваемые в России дипломы о высшем образовании. И конечно, было невозможно получить признаваемую государством ученую степень по теологии. А для университетской дисциплины, которой теология уже стала, отсутствие соответствующей научной отрасли означает неминуемую «утечку мозгов». Преподаватели теологических кафедр должны доказывать свою квалификацию учеными степенями, но по смежным научным специальностям, то есть переквалифицироваться. В результате ученый, который мог бы разрабатывать богословские темы, становится филологом, философом, историком, педагогом, и вернуться обратно в богословскую проблематику ему чаще всего не удается, так как силы ограничены.

Поэтому прежде всего УМО пришлось заниматься созданием правовой базы для аутентичного развития богословия в России, что и было сделано: закреплено традиционное содержание теологического образования и самостоятельность этой области, ее независимость от философии, истории и прочих дисциплин, утверждена связь теологии с соответствующей религиозной организацией.

Дольше всего и сложнее решался вопрос о признании теологии самостоятельной научной отраслью с возможностью присуждать степени кандидата и доктора теологии, в решении этой проблемы участвовали первые лица церковной и государственной власти, руководство Министерства образования и науки, руководство и эксперты Высшей аттестационной комиссии, большой круг ученых.

Теперь, когда нормативное «приданное» для теологии собрано, на первый план выходят содержательные вопросы. Главная задача сейчас – профессиональная специализация преподавателей и повышение их исследовательской квалификации. И не случайно под эгидой Учебного комитета Русской Православной Церкви идет процесс формирования преподавательских сообществ, внедрение системы повышения квалификации преподавателей.

Как Вы полагаете, исчезнет ли со временем предубеждение части общества по отношению к теологии как к университетской и научной дисциплине?

- С теологией связано немало проблем, в том числе, методологических. Но как раз для их обсуждения в наибольшей степени подходит научная дискуссия, и возвращение научной теологии официального признания после столетнего перерыва будет только способствовать качеству этой дискуссии.

Однако при широком общественном обсуждении научного статуса богословия возражения вызывало не столько само богословие, сколько то, что за него ошибочно принимают. Есть некий карикатурный образ, сформированный прежде всего в лоне научного атеизма, и существование такой «науки» людей возмущает. В этом смысле время обычно лечит.

Например, нередко исходят из представления, что теология – некое навязанное морализаторство, которое никто по доброй воле не захочет изучать. Не вдаваясь в теоретические построения, обратим внимание на один факт: «проект» университетской теологии – яркий пример «инициативы снизу». Наблюдаю данный процесс с 2000 года и лично знакома почти со всеми руководителями кафедр теологии, и мне доподлинно известно, что в большинстве случаев именно у университетских преподавателей возникало желание открыть эти кафедры. Как только монополия научного атеизма была упразднена, в университетской среде возникло вполне ожидаемое желание ознакомиться со своим собственным наследием, освоить и продолжить отечественную научно-богословскую традицию. Не церковная власть «ворвалась в вузы» и «заставила» там открыть кафедры, как иногда представляют дело оппоненты государственного признания теологического образования. Наоборот: еще до всякой централизованной поддержки теология вошла в жизнь свыше сорока вузов всех федеральных округов России.

22 мая 2018 г.

Разместить ссылку на материал

HTML код для сайта или блога

С 03.12.2018г. на факультете начинается запись на курсы повышения квалификации по отдельным дисциплинам. Срок проведения курсов - с 28.01.2019г. по 31.05.2019г.
Занятия проходят один раз в неделю в центре Москвы, с 18-30 до 21-20.

 

Продолжается прием заявок на Ежегодную научную конференцию слушателей и выпускников ФДО и ИДО ПСТГУ, которая состоится 9 марта 2019 года. Чтобы слушателям нашего факультета проще было решиться представить свои доклады, мы попросили участников прежних конференций поделиться опытом и дать советы новичкам.

 

Интервью с диаконом Николаем Серебряковым, доцентом кафедры теологии ФДО, преподавателем курсов «Священное Писание Ветхого Завета» и «Наука и религия».

 

18 ноября в Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном Университете состоялся Торжественный Акт с участием Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Декан ФДО Н.Л.Иванова получила из рук Предстоятеля РПЦ Патриаршую грамоту во внимание к усердным трудам на благо Святой Церкви.

 

Выпускники ФДО по-разному применяют полученные знания. Своим опытом продолжения исследовательской работы в магистратуре богословского факультета ПСТГУ поделилась выпускница программы «Теология» Инесса Селиверстова.

 

Начинается прием заявок на Ежегодную конференцию слушателей и выпускников ФДО и ИДО, которая пройдет на факультете дополнительного образования ПСТГУ 9 марта 2019 года.

 

15 сентября и 6 октября 2018 года слушатели программ «Теология» и «Основы православного богословия и культуры» посетили Донской ставропигиальный мужской монастырь, чтобы помолиться перед образом Донской иконы Божией Матери, написанным в XVI веке («древнейшего письма московского»), и «духовной жемчужиной монастыря» – почивающими в золоченой раке мощами святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, небесного покровителя Университета.

 

С 24 сентября начинаются занятия на семестровых курсах повышения квалификации. Расписание занятий каждого курса можно посмотреть на странице: http://pstgu.ru/fdo/raspisanie/raspisanie_kursov/

 

Все новости...

Главная Карта сайта Задать вопрос
Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет Copyright © 2004-2015