на главную
ПСТГУ
Свидетельство о Государственной аккредитации №1805 от 15 марта 2016 г.
 
Регистрация
Забыли пароль?

Конференции. Гостевые лекции. Презентации
Секция «Церковная иерархия и церковные служения в раннехристианский период» в рамках XXII Ежегодной богословской конференции ПСТГУ (ноябрь 2011 г.)

21 ноября в рамках XXII Ежегодной Богословской конференции ПСТГУ состоялось заседание секции «Церковная иерархия и церковные служения в раннехристианский период (I-VI вв.)», которая была посвящена достаточно широкому кругу проблем, связанных с историей экклезиологической традиции и организации ранней Церкви, а также ее местом в рамках позднеантичного социума.

Сколько-нибудь полное изучение данной проблематики, безусловно, требует взаимодействия исследователей различного профиля: теологов, церковных историков и правоведов, антиковедов, византинистов, специалистов по классической филологии и т.д. Поэтому не случайно, что организация секции стала результатом плодотворного сотрудничества сразу двух кафедр ПСТГУ: кафедры истории Церкви и канонического права Богословского факультета и кафедры Всеобщей истории Исторического факультета.

Руководители секции – д.филол.н. профессор К.А. Максимович и к.и.н., ст. преп. Г.Е. Захаров.

Первое заседание было открыто докладом «Установление иерархии у мужей апостольских» свящ. Доминика Бертрана, представлявшего «Общество Иисуса» и Институт Sources chrétiennes. По мнению отца Доминика, возникшая на рубеже I и II вв. церковная организация является ответом второго поколения христиан на исторический вызов, связанный с численным ростом Церкви, распространением христианских общин по всему Средиземноморью, а также с гонениями со стороны римских властей. Таким образом, введение мужами апостольскими новых принципов организации позволило Церкви сохранить свое единство и преодолеть кризисную ситуацию. При этом фундаментом церковного единства стала трехчинная иерархия, которая, как указывает отец Доминик, одновременно отражает тринтарное учение Церкви, поскольку «каждая Церковь переживает Благовестие спасения, исходящее от Отца к Сыну в Святом Духе», и принципы политической организации Римской империи: служение епископа соответствовало служению императора, коллегия пресвитеров – сенату, а диаконы – административному аппарату государства. Завершил свой доклад отец Доминик призывом: «Итак, мы должны вдохновляться опытом мужей апостольских, позволившим им стать нашими наставниками в вере, и каждый раз искать новые пути выхода из охватывающих человечество (и составляющих его христиан) кризисов».

Тему развития церковного строя в раннехристианский период развил в своем докладе «Первенство апостола Петра и Римского престола в древнеафриканской традиции (от Тертуллиана до исчезновения Африканской Церкви)» профессор Университета Лион II и также представитель Института Sources chrétiennes Поль Маттеи. По мнению исследователя, африканские авторы (Тертуллиан, св. Киприан Карфагенский, Оптат, блж. Августин) придавали большое значение первенству Римской Церкви, основанному на апостольском преемстве римских первосвященников по отношению к ап. Петру, но интерпретировали римский примат иначе, чем, к примеру, папы Дамас I, Сириций или Лев Великий. Если последние мыслили его в дисциплинарном и юридическом ключе, то для африканского епископата Рим, в первую очередь, был центром общения, что сближает «африканский» взгляд на церковное первенство с восточной традицией.

В сообщении профессора и декана Теологического факультета Гейдельбергского университета Винриха Лёра рассматривались проблемы централизации христианского мира в позднеантичную эпоху. Докладчик последовательно и обстоятельно рассмотрел развитие церковной организации на всех ее уровнях: локальном, региональном и вселенском, уделив особое внимание таким церковным институтам как парикии, митрополичьи и патриаршие кафедры и церковные соборы. По мнению исследователя, «централизация церковной организации в период поздней античности во многом была параллельна и по своей структуре, и по своей динамике подобному процессу в области гражданского управления». Однако «результаты централизации в сфере соборного / митрополичьего управления были более ограниченными», поскольку в позднеантичный период эти институты так и не приобрели в полной мере официально-правового характера. Принятие любых решений в Церкви зависело от сложного и длительного процесса рецепции и интерпретации, и даже факт созыва того или иного собора императором не мог гарантировать принятие всей церковной полнотой его постановлений.

Доклад Кирилла Александровича Максимовича «Христианский император и его церковное служение (к характеристике Константина Великого как «епископа внешних»)» был посвящен чрезвычайно дискуссионной (особенно в рамках отечественной историографии) проблеме взаимоотношений императорской власти и епископата, а именно интерпретации известного высказывания Константина (переданного Евсевием Кесарийским) о себе как о «епископе внешних». Докладчик показал, что в доникейский период в условиях негативного отношения к христианству римской государственной власти одной из важнейших функций епископата было сохранение единомыслия в Церкви. Однако после обращения Константина ситуация меняется. Теперь именно носитель высшей власти в Империи – христианский василевс – берет на себя осуществления этой функции, выступая в роли гаранта церковного мира и согласия и посредника в разрешении церковных конфликтов. И именно на это и указывает император Константин, когда говорит о епископском характере своего служения.

В сообщении Георгия Евгеньевича Захарова «Божественная монархия и церковный порядок в богословии свт. Григория Назианзина» рассматривалась проблема тринитарных оснований церковного единства. По мнению докладчика, как в триадологии, так и в экклезиологии и государственных воззрениях святителя центральное место занимает идея единоначалия или монархии, которая выступает как универсальный организующий принцип. В первом случае речь идет о монархии Бога Отца по отношению к Бога Сыну и Святому Духу и монархии всей Пресвятой Троицы по отношению к тварному миру. Во втором, - о единоначалии императора в римском государстве и пастыря в рамках местной церкви. Таким образом, экклезиология свт. Григория может быть интерпретирована как тринитарная, поскольку единство Церкви являет собой образ единства Божества. Однако сам по себе принцип троичности не находит прямого соответствия в церковном строе, что в полной мере согласуется с триадологией святителя, в рамках которой отношения между Божественными Лицами мыслятся как уникальные и несообщимые, и вся Пресвятая Троица открывается миру как единое царственное Начало.

Доклад профессора Католического Университета Святого Сердца Марко Рицци был посвящен служению дидаскалов в раннехристианских общинах II и III вв. По мнению исследователя, христианское учительство (в частности деятельность апологетов) было публичным занятием, во многом аналогичным деятельности языческих философов. Его целью было создание положительного образа Церкви в глазах римской политической и интеллектуальной элиты. Однако подобного рода активность учителей часто вызывала конфликты с епископами и пресвитарами, что, в конечном счете, и привело к исчезновению этого служения в ранней Церкви.

Основной темой сообщения доцента кафедры истории Древнего мира Института восточных культур и античности РГГУ Ивана Александровича Копылова стало служение кафолического епископата в Африке в вандальский период. Как показал докладчик, епископат и клир играли важную роль в жизни позднеантичного города, будучи в полной мере интегрированы в его муниципальную организацию. В период вандальского завоевания разрушение римской системы управления в ряде случаев фактически превращает епископов в «патронов» всего населения африканских городов. Иван Александрович также указывает на то, что епископы осуществляют в этот период важное социальное служение, выкупая за счет церковных средств из рабства пленных и оказывая помощь больным. Укрепление авторитета епископата имеет своим следствием репрессивные действия вандальских королей, рассматривающих епископов как свих конкурентов, способных создать организованную оппозицию их власти.

В докладе профессора Протестантского теологического института в Париже Жака-Ноэля Переса «Лаическая иерархия? Эфиопская Церковь в первые века своей истории» был затронут целый ряд дискуссионных проблем, связанных с историей христианской миссии и формированием церковной организации в Эфиопии в IV-VI вв. Исследователь подчеркивает тот факт, что основателями Эфиопской Церкви были миряне Эдесий и Фрументий, последний из которых совершал Таинства еще до того, как был рукоположен во епископы свт. Афанасием Великим. В последующие века поставляемые в Александрии митрополиты Аксума фактически реально не управляли Церковью, пребывая в своеобразной изоляции. Подлинными духовными лидерами страны были настоятели монастырей, продолжавшие традиции сирийского монофизитского монашества, и в периоды отсутствия в стране митрополитов даже совершавшие рукоположения. По мнению докладчика, в условиях современного экуменического диалога по вопросу о церковном служении мирян и апостольском преемстве историческое наследие Эфиопской Церкви приобретает особую актуальность.

Последний доклад секции был сделан священником Андреем Постернаком и был посвящен статусу диаконисс в Восточных Церквах в IV-VI вв. По мнению отца Андрея, нет оснований полагать, что женский диаконат оформился как организованное служение в первые два века христианской истории. В III-IV столетии существование особого служения диаконисс засвидетельствовано такими каноническими памятниками как «Дидаскалия» и «Апостольские постановления». Анализ этих источников показывает, что диакониссы играли роль посредниц во взаимоотношениях духовенства с женской частью паствы. Однако с течением времени они фактически превращаются в руководительниц женских аскетических общин, что, в конце концов, приводит к утрате ими литургических функций (помощь при крещении женщин и т.п.) и слиянию этого института с институтом женского монашества.

Работа секции завершилась презентацией книги «Служение женщин в Церкви», которая представляет собой собрание ряда как дореволюционных, так и современных исследований по этой проблематике, включая работу о. Андрея Постернака «Служение женщин в Древней Церкви».

В целом можно сказать, что сделанные на секции доклады позволили, с одной стороны, представить, насколько это возможно полно в рамках подобного рода мероприятия, историю организации и экклезиологическую традицию ранней Церкви, а также приблизиться через активную и плодотворную дискуссию к пониманию истоков современных проблем церковной жизни, которые часто служат причиной трагических разделений между различными христианскими конфессиями Востока и Запада и не всегда находят однозначное разрешение даже в рамках какой-либо отдельно взятой христианской традиции.