на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

"Средние века - эпоха творческой свободы"
Международный коллоквиум "Памятник средневековой литературы глазами историка и филолога. Взаимодействие и конкуренция подходов" (3 - 7 сентября 2012 г.) проходит при поддержке Посольства Швейцарии и Франко-российского центра гуманитарных и общественных наук.

Ален Корбеллари - ассоциированный профессор Университета Лозанны, автор 3 монографий и 40 статей, тематика которых – средневековая литература, музыка, рецепция истории (античности и Средних веков) в современной мультипликации.

Корреспондент: Как Вы стали заниматься медиевистикой?

Ален Корбеллари: Вначале меня интересовали сразу два периода: 19 век и средневековье. Я защитил работу по Жозефу Бедье, которому принадлежит одна из версий романа о Тристане и Изольде, но меня в частности интересовали связи между современностью и Средневековьем. Средневековье привлекает меня тем, что оно является источником европейской цивилизации, это наша «колыбель». Кроме того, я считаю, что Средние века – это эпоха гораздо большей творческой свободы, чем Классицизм. И, будучи «свободной», широкой эпохой, средневековье выводит меня как исследователя на самые разнообразные оси, ведущие в том числе к современности, то есть оно дает мне возможность не замыкаться в какой-то одной узкой теме.

- На коллоквиуме Вы делаете доклад по романам об Александре Македонском, это один из Ваших предметов исследования?

- В романе об Александре меня интересует проблема знания (тема доклада А. Корбелари «Аристотелевская система знаний в «Романе об Александре», прим. К. А.), образ Аристотеля. Несколько лет назад я написал книгу «La Voix des clercs» (букв. «Голос ученых мужей», 2005, прим. К.А.), об ученых и об интеллектуальной литературе 13 века. Но это лишь один из моих сюжетов, я очень много чем занимаюсь: рецепцией средневековья, я написал также книгу о «Песнях о деяниях» Гильома Оранжского, в настоящий момент я задумал книгу об артуровском цикле. Отдельная большая тема – исследования по теории музыки, в частности, одна из моих книг называется «Ромен Ролан и музыка».

Франк Коллар – профессор средневековой истории в Университете Paris oust Nanterre (Франция), автор книг «Как работал историк в конце XV века» (Un historien au travail à la fin du XVe siècle: Robert Gaguin, Genève, Droz, 1996), «Власть и политическая культура в средневековой Франции, V-XV вв» (Pouvoirs et culture politique dans la France médiévale, Ve-XVe siècle, Paris, Hachette, coll. Carré Histoire, 1999), «Отравление в Средневековье» (Le crime de poison au Moyen Age, Paris, PUF, Le Nœud Gordien, 2003) – книга переведена на английский и румынский языки; «Власть и яды: с древних времен до современности» (Poison et pouvoir des origines à nos jours, Paris, éd. du Seuil, 2007) – книга переведена на русский и японский языки, экземпляр своей книги на русском языке профессор Коллар с дарственной надписью любезно подарил в библиотеку нашего университета.

Корреспондент: Что побудило Вас заниматься таким страшным сюжетом?

Франк Коллар:
Мой выбор был определен влиянием научного руководителя: Бернара Гине – выдающегося историка, который в тот период работал над историей убийства Людовика Орлеанского в 1407 г. Это убийство оправдывали тем, что сам Людовик Орлеанский – сам или его жена Валентина Висконти – отравил несколько человек. Свою книгу Гине завершил к 1987 году.

- И тема, предложенная научным руководителем, Вас увлекла?

- Конечно. Вначале я наивно полагал, что очень быстро разберусь с этой темой: достаточно будет посмотреть хроники. Но постепенно работа шла все глубже: мне пришлось изучать юридические источники – акты судебных процессов, разбираться в том, как право той эпохи трактовало отравление. Теперь же я привлекаю к исследованию уже медицинскую литературу того времени, в частности - трактаты о ядах.

-
Ваша научная тема как-то влияет на повседневную жизнь?

- Мне всегда задают этот вопрос! Ну, прежде всего – мои коллеги относятся ко мне с подозрением, и когда мы едим, стараются от меня отодвинуться (я, конечно, шучу). А вообще-то, сам я, изучая средневековые трактаты о ядах и истории отравлений, не в состоянии приготовить ни одного яда и не мог бы никого отравить, разве что своих слушателей (одно из значений фран. глагола «отравить» - ‘надоедать’). Бывает, что я «травлю» своих студентов.

- Что Вы имеете в виду: Вы – строгий преподаватель?

- Дело в том, что французские студенты не в состоянии сосредоточиться больше чем на 10 минут!

(Материал подготовлен К.А.Александровой)












.