на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Памятная дата

«Он не хотел ничего для себя: ни славы, ни похвалы»

Память иеромонаха Павла Троицкого тесно связана с жизнью московских приходов и основанием Свято-Тихоновского университета и Свято-Петровской школы. 28 января, в день преподобного Павла Фивейского, празднуется день тезоименитства отца Павла. Он был великим подвижником благочестия XX века, о чем свидетельствуют наши современники - его духовные чада, с которыми находящийся в затворе отец Павел был связан годами переписки.


Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон:

- Я, будучи очень грешным человеком, не могу рассуждать, что было главным подвигом его жизни. Могу только сказать, что отец Павел поражал своей верой, верой несомненной, твердой, мужественной, радостной, верой совершенной, верой живой. Поражал своим глубочайшим смирением при очень высоких духовных дарованиях, своей любовью, которая выражалась в том, что, будучи уже в преклонном возрасте и будучи больным, он вникал во все частности жизни людей, которые жили в мире, совершенно отличном от его мира, не гнушался этими людьми, плакал об их грехах и помогал молитвой и советом людям, которые и не знали о его существовании.
Если бы не отец Павел, страшно представить, что было бы со мной и многими людьми, которых Бог через отца Павла призвал к покаянию, которым открыл волю Божию и показал реальный путь в Царство Небесное.

Отец Павел - один из величайших святых не только в истории двадцатого века, но и во всей истории Православной Церкви.



На вопросы сотрудника сайта ответил ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев.


- Осенью 2011г. исполняется двадцать лет с того момента, как стало известно о кончине иеромонаха Павла (Троицкого). Что удалось за это время узнать об отце Павле? Какая работа проводилась для того, чтобы приблизить его таинственный образ и почтить его память?

- За прошедшие годы мы постарались собрать новый материал о жизни отца Павла, найти документы, узнать подробности. Необходимо заново изучить и проанализировать письма отца Павла, так как далеко не все его письма были опубликованы. Мы надеемся издать новое расширенное издание книги об отце Павле, но предстоит еще очень большая работа. То, что более всего на первый взгляд интересует, – место, где он жил, где он похоронен, - мы узнать не смогли. И это (для меня это очевидно) связано с желанием отца Павла остаться в неизвестности. Мы знаем, что отец Павел мог творить удивительные чудеса. И если он хотел оставаться неизвестным, то, видимо, Господь исполнил его желание.

Очень многое сбылось из того, что он благословлял и предсказывал, мы имеем очевидные плоды тех начинаний, которые были осуществлены в жизни нашей общины, нашего прихода по его благословению. Можно также проследить, как исполнилось его благословение, на судьбах очень многих людей. Но эти люди – рядом с нами, и поэтому писать об этом не стоит. Связь с отцом Павлом мы чувствуем постоянно, всегда. Маленький пример: у меня один внук родился на день ангела, а другой, только что, – на день рождения отца Павла.

- Вопрос о канонизации отца Павла остается нерешенным?

- Высказанное некоторыми людьми предположение о том, что отца Павла вообще не было, что все повествование о нем не более чем легенда, а, может быть, даже чья-то злонамеренная подделка, даже странно обсуждать, так как осталось более 300 его писем к очень известным священникам, они регулярно переписывались с ним в течение многих лет, и эта переписка оказала огромное влияние на их жизнь. Но в Комиссии по канонизации хотят иметь четкие, конкретные, документальные данные о его жизни. У нас таких данных не хватает, потому что отец Павел специально скрывался и специально этих данных не хотел оставить. По-видимому, он каким-то образом переменил свое имя, жил под другим именем и поэтому не мог о себе широко заявлять. Жил он в затворе, ни с кем не виделся, к себе не разрешал приезжать и сам никуда не выезжал, личное общение ни с кем не поддерживал. Поэтому недостающих документальных данных мы получить не можем, хотя многократно пытались это сделать.

Нет ничего удивительного в том, что отец Павел не канонизирован. Он был подвижником такого духа, как «един от древних». И сам писал в письме, что хотел бы умереть в безвестности. Никаких прославлений не земле он не хотел, а Богу все известно.

иеромонах Павел (Троицкий) в тюрьме- Мы все помним слова из письма отца Павла: «Мягкий духовник – беда для пасомых». Не могли бы Вы привести еще какие-либо наставления из его писем?

- У него в письмах есть много удивительных слов. Например:
«Ты знаешь,… вижу, что дух времени захватил многих… Если кто что-то сделал, то он может свои дела добрые на вид поставить. Это противно, и лучше было бы, чтобы они никогда ничего никому доброго не делали. Я это пишу со всей ответственностью – что это так».

Несмотря на долгие уже прошедшие годы, я думаю, что только молитвами отца Павла, его благословением нам удается что-то из того, что мы делаем. Вся наша деятельность, связанная с Университетом и другими нашими делами, приходская деятельность, которая, несмотря ни на что все-таки в чем-то успешна, является самым настоящим чудом. Непонятно, как это все могло осуществиться, так как в современном мире нет для этого условий. Как случилось, что построено здание для нашей школы с прекрасным храмом? Как появились здания для Университета? Все это послал Господь молитвами отца Всеволода и отца Павла.

- Знал ли отец Павел о намерении открыть в 1991 году первые Богословские курсы?

- В 1990 году мы с отцом Александром Салтыковым, отцом Аркадием Шатовым, отцом Дмитрием Смирновым организовали Братство во имя Всемилостивого Спаса, затем вместе с другими священниками (отцом Глебом Каледой, отцом Владиславом Свешниковым, отцом Сергием Романовым и иными) открыли Богословско-катехизаторские курсы. На мой вопрос отец Павел ответил:
«Есть благословение Божие на все твои начинания».

- Когда Вы лично вступили в переписку с отцом Павлом? Вы узнали о его существовании от отца Всеволода?

- Нет, раньше. Первый раз я услышал о нем, наверное, в 1968 году, потом, несколько позже, я устно передавал вопросы отцу Павлу. В 1971 году мне разрешили написать ему первое письмо. Умер мой духовник, и я написал письмо отцу Павлу, спрашивая, что мне делать. Отец Павел благословил меня идти к отцу Всеволоду. Так что я к отцу Всеволоду пришел по благословению отца Павла.

- Каковы главные черты духовного облика отца Павла?

- Можно назвать самые разные христианские добродетели. В нем было духовное совершенство, во всем являлись, конечно, и смирение, и кротость, и любовь. Меня в нем очень поражает его подлинность, всецелая преданность Богу. Он во всем шел до конца, ни в чем он не терпел никакой подделки, никакой двусмысленности, ничто внешнее ему было не нужно. Он не хотел ничего для себя, ни славы, ни похвалы, ничего материального. Он хотел только одного – быть с Богом. Всю жизнь он старался жить по воле Божией, и Господь даровал ему знание Своей воли. Эта всецелая преданность Богу характерна для всех подвижников, в жизни отца Павла она тоже проявлялась удивительно полно и ярко.


Протоиерей Иоанн Каледа:

- Моя мама еще в довоенные годы, после кончины старца отца Георгия Лаврова, окормлялась у отца Павла. Я помню, когда мы были маленькими, молились об упокоении отца Павла, потому что о том, что он жив, тогда не было известно. Дело в том, что отец Павел, после того как вышел из заключения, фактически ушел в затвор и о своем существовании никого специально не извещал. Был узкий круг людей, прежде всего, Агриппина Николаевна, с кем отец Павел вел переписку. Повторное знакомство с отцом Павлом произошло где-то в середине 70-х годов.

В то время в Москве умер тайный священник, отец Роман (Ольдекоп), и перед его матушкой Анной встал вопрос, как поступить с имуществом отца Романа: где держать священнические облачения и, тем более, богослужебные предметы, к которым мирянам даже прикасаться нельзя. Этот вопрос она и задала в письме отцу Павлу. Пришел ответ: «Отдать отцу Глебу». Ответ отца Павла поставил всех в тупик, потому что на тот момент в Москве был известен только один отец Глеб – находившийся под запретом священник Глеб Якунин. Но тут один из присутствующих, Андрей Борисович Ефимов, ныне зам. декана миссионерского факультета ПСТГУ, сказал: «Я знаю отца Глеба, которому это все нужно передать». Тогда он имел в виду отца Глеба Каледу.

Дело в том, что отец, рукоположенный митрополитом Ярославским и Ростовским Иоанном (Венландом), был тайным священником и считал себя клириком Ярославской епархии, хотя служил в тайном домовом храме в Москве. Вот с этого момента отец начал переписываться с отцом Павлом. После этого многие вопросы нашей семьи решал отец Павел. Когда в 1981 году я сделал предложение своей будущей жене Ирине, которая была духовной дочерью отца Глеба и знала об отце Павле, в ответ она сказала: «Хорошо, если будет благословение отца Павла». Было написано отцу Павлу письмо, писал отец Глеб, но вопрос формулировала Ирина, ныне моя матушка. Агриппина Николаевна рассказала, что она принесла письмо, а отец Павел ей одновременно передал свое запечатанное письмо, в котором были прямые ответы, да к тому же именно в тех выражениях, в каких вопросы и задавались. Это яркое свидетельство прозорливости батюшки.

Другой случай, связывающий отца Павла непосредственно с нашей с Ирой семьей, связан с нашей квартирой, который мы ему обязаны. Когда мы поженились, мы жили в родительской квартире. Она была весьма просторная - пять комнат, но одна из них была изолированная, там был кабинет отца Глеба, его домовый храм, три комнаты были проходные, а последняя была очень маленькая – шесть квадратных метров. Кроме нас с женой, в тот момент там жили мои родители, два брата и сестра. Во многом именно из-за планировки жить такому количеству народа в одной квартире было очень сложно, поэтому с первых месяцев нашей семейной жизни отец Павел нас благословлял: «Хлопочите о квартире, - и добавлял, - будет гнездышко, будет».

Мы долго снимали жилье и хлопотали о собственном; потом у нас появилась Катя, хлопоты пошли по второму кругу, затем появился второй ребенок, потом третий, мы все хлопотали, хлопотали, а нам все – отказы, отказы, отказы. В это время у моей сестры, ныне игумении Иулиании, настоятельницы Зачатьевского монастыря, обнаружилась открытая форма туберкулеза. Мы были уверены, что это является достаточно веским основанием для того, чтобы нам, молодой семье с малыми детьми, дали отельную жилплощадь. Но в органах жилотдела так не считали, пояснили, семья одна, лицевой счет один. В виде исключения выделили однокомнатную квартиру моей сестре.
Тут уже мы посчитали, что все методы исчерпаны. Но только сестра прописалась в новой квартире, как через два дня приходит письмо от отца Павла, в котором без каких-либо наших предварительных вопросов было написано: «Подумайте для Вани о кооперативе». Узнав о таком совете, я был в шоке. Дело в том, что я бы был счастлив получить двухкомнатную квартиру от государства, но кооператив – это хомут на всю жизнь.

Мы тогда ждали четвертого ребенка и решили, что если уж браться за это дело, то речь должна идти о четырехкомнатной квартире. Однако я четко знал, что такая квартира тогда стоила 25 тысяч рублей, а для меня, что десять тысяч, что сто тысяч, что двадцать пять - все было одинаково запредельно. Услышав об этом, отец Глеб выдержал паузу и говорит: «У меня вчера был отец Василий Евдокимов».

Это был один из духовных чад отца Сергия Мечева, также прошедший лагеря и ссылки. Именно он благословлял маросейцев на хлопоты по возвращению храма и скончался на следующий день после его освящения, на всенощной под престольный праздник во время пения «Ныне отпущаеши». Он стал первым, кого отпевали в новоосвященном храме, причем дьякон держал в руках огарок свечи из старого маросейского храма, который отец Василий сохранил со времен его закрытия.

Отец Глеб сказал, что вчера у нас был отец Василий Евдокимов и передал нам на пять тысяч ассигнаций государственного займа со словами: «Может, Ване на квартиру». Если рассуждать по-мирски, ни отец Василий не мог знать о грядущем благословении отца Павла, ни отец Павел не мог знать, что отец Василий принесет такое пожертвование. Эти пять тысяч явились основой первого пая; через какое-то время мы вступили в кооператив. В начале 90-го года внесли первый взнос, причем милостью Божией обошлись без долгов: немножко помогли мои родители, немножко Ирина мама, потом какие-то дальние знакомые и друзья. Как-то все удивительным образом собралось, и в 91-м году мы въехали в квартиру, а остаток, более половины стоимости квартиры, мы внесли в декабре 92-го года без ущерба для месячного семейного бюджета. Тогда был очередной кризис, очередной обвал денег, цены все поползли, но наш дом оказался одним из последних, прошедших по старым ценам. Вот таким образом своей квартирой мы обязаны благословению отца Павла.


Емельянова Оксана Васильевна:

- Мне очень дорога память отца Павла и известно множество примеров его старческой прозорливости, проявлявшейся в его советах. Однако какие-то из них не имеют ко мне прямого отношения, а уж те, которые имеют, слишком личные, чтобы я могла раскрыть хоть какие-то детали. Так, например, в одном письме к отцу Владимиру Воробьеву отец Павел поименно перечисляет всех восьмерых членов нашей семьи, и в самом этом перечислении я сразу увидела ответ на мое молитвенное обращение.

Я навсегда запомнила рассказ отца Всеволода, который услышала на первой у него исповеди. Тогда он, не называя еще имени отца Павла, сказал, что у него есть духовник, с которым он переписывается через нарочных, так как письма по почте в те годы отправлять было невозможно. Как-то раз отец Всеволод вручает посланцу письмо и с ним небольшой презент - посылочку с авторучкой и носками, а сам при этом получает в руки письмо, открывает его и читает: «Спасибо за авторучку, спасибо за носки…» Тогда я была неофиткой, читала духовную литературу и вовсе не удивилась, ведь это просто христиане, которые просто молятся. Один молится и посылает, а другой молится, и посылка еще не дошла, как он получает ответ. Все нормально, все как в первые века христианства…

Беседовали Ольга Стриевская, Станислав Колотвин.

28 января 2011 г.

Разместить ссылку на материал

HTML код для сайта или блога
07 августа 2014 г.
Дневник лагеря, день двадцать третий
02 августа 2014 г.
Дневник лагеря, день двадцать первый и двадцать второй
01 августа 2014 г.
Дневник лагеря, день девятнадцатый и двадцатый
31 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день восемнадцатый
30 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день шестнадцатый и семнадцатый
28 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день пятнадатый
26 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день двенадцатый, тринадцатый и четырнадцатый
26 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день девятый, десятый, одиннадцатый. Летняя школа
22 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день седьмой и восьмой
21 июля 2014 г.
Дневник лагеря, день шестой