на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Проекты ПСТГУ

Диакон Димитрий Пономаренко: Народу очень важно знать о своих соотечественниках, сумевших явить на этой грешной земле образ святости

Издательство Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета выпустило книгу диакона Димитрия Пономаренко «Епископ Стефан (Никитин)». Владыка Стефан был одним из замечательных деятелей новейшей истории Русской Православной Церкви, верным христианином, прекрасным пастырем. Пройдя через множество испытаний, он смог сохранить удивительную преданность Богу и любовь к людям. Многие его духовные чада и просто те, кому довелось встретиться с ним на жизненном пути, свидетельствуют о святости этого человека. Диакон Димитрий Пономаренко рассказал, как проходила работа над книгой.

– Отец диакон, какую цель Вы ставили перед собой, начиная работу?

– Книга была задумана для того, чтобы сегодня как можно больше людей смогли узнать о епископе Стефане, о его жизни и подвиге. Народу очень важно знать о своих соотечественниках, сумевших явить на этой грешной земле образ святости. Особенно если жизнь их пришлась на время, когда обычный человек зачастую ломался, отказывался от своих убеждений, идя на поводу, кажется, невыносимых обстоятельств. Знание о новомучениках и исповедниках Российских XX века, страданиями и кровью которых «куплена» возможность сегодняшнего церковного возрождения, – это не только долг нашей им благодарности. Это подспорье для нас самих: нам есть, на кого равняться, строя свою духовную жизнь.

Епископ Стефан (Никитин) – человек, несомненно, святой жизни, являющий собой звено между святыми людьми, воспитанными еще в дореволюционное время, и пастырями, которые сегодня поставлены Богом воспитывать нас. Духовный сын священномученика Сергия Мечёва, владыка Стефан общался с преподобным старцем Нектарием Оптинским, окормлялся у святителя-исповедника Афанасия (Сахарова), его друзьями были священномученики Владимир Амбарцумов, Василий Надеждин. Воспитанниками владыки Стефана являются архиепископ Василий (Златолинский), бывший Запорожский и Мелитопольский, протоиерей Валериан Кречетов, протоиерей Валерий Бояринцев. Почитают епископа Стефана как своего учителя ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев, протоиерей Александр Салтыков, священник Александр Щелкачёв. Духовным сыном Владыки является А.Б. Ефимов, духовно окормлялся у Владыки и недавно почивший протоиерей Александр Куликов.

– Является ли Ваш труд учебным пособием, если он выпущен университетским издательством?

– Книга мыслилась изначально как научно-популярная. Вышла она в серии, которая по сути является серией научной («Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви»), но обращена к самому широкому кругу читателей, а не только к ученым-историкам. Инициировал написание книги протоиерей Владимир Воробьёв, общавшийся с епископом Стефаном в начале 1960-х годов. Отец Владимир поставил передо мной последовательно две четкие задачи: собрать о жизни Владыки как можно больше материалов и рассказать о его подвиге максимально доходчиво. Конечно, в прямом смысле слова учебным пособием для студентов книга не является. Однако хочется надеяться, что она сможет быть полезной читателям всех возрастов – и студентам, и старшим школьникам, и пожилым людям – ведь жизнь епископа Стефана оказалась неразрывно переплетена с историей нашей Родины, с историей нашей Церкви, и при написании пришлось коснуться, может быть, самых сложных страниц истории России XX века. Было бы приятно, если бы книга пришлась по душе простым людям, но, безусловно, адресована она и профессионалам, ведь значительная ее часть – исторические источники, публикующиеся впервые. Это и архивные документы, и письма, и воспоминания о Владыке тех, кто лично знал его. С большинством этих свидетелей жизни епископа Стефана мне довелось пообщаться самому, за что я по-настоящему благодарен Богу и отцу Владимиру. Как бы иначе я познакомился, скажем, с дочерью священномученика Сергия Мечева Ириной Сергеевной? Думаю, никак.

– Какие трудности возникали при создании книги?

– Работа, конечно, явилась для меня очень трудной. Хотя бы потому, что никаких книг до этого мне писать не приходилось. Впервые этой темой я занялся, когда подошло время моей студенческой дипломной работы и отец Владимир благословил меня собрать материал о владыке Стефане. В 1960-х годах Владыка очень помог ему – тогда еще студенту – в затруднительной жизненной ситуации. Встречи с епископом Стефаном произвели на него неизгладимое впечатление – он душой ощутил святость Владыки и пронес это ощущение до сегодняшнего дня. Думаю, если бы не чудовищная круглосуточная занятость, в которой постоянно живет отец Владимир, он сам написал бы о епископе Стефане, так что эта книга – целиком реализация его замысла. Ну, а трудности…

Когда я приступил к работе, было опубликовано только два источника по теме, довольно небольших по объему и во многом пересекающихся. Один – это воспоминания Елены Владимировны Апушкиной, второй - небольшое жизнеописание Владыки, вышедшее в Московском журнале. Больше я ничем на тот момент не располагал. В процессе исследования довелось познакомиться со следственным делом владыки Стефана. Это было групповое дело «мечёвцев». Владыка Стефан был духовным сыном отца Сергия Мечёва и членом «клённиковской» общины. Некоторое время он являлся старостой этого храма, поэтому его жизнь неразрывно связана с жизнью Маросейки. Удалось разыскать письма владыки Стефана, хранящиеся у его родственников, у его духовных детей. Сейчас этот жанр человеческого общения практически вышел из употребления, мне же при работе над книгой письма Владыки очень помогли. Безусловно, огромных трудозатрат потребовал сбор воспоминаний о епископе Стефане у тех, кто знал Владыку лично. Но нужно сказать, что все эти труды принесли мне несказанное удовлетворение и радость.

– Сегодня в Православии можно заметить много перемен. Церковь становится более открытой, особенно при помощи СМИ. Вместе с тем приходится принимать много новшеств, даже внешних. По словам многих современных миссионеров, с молодежью надо говорить на ее языке. Как Вы к этому относитесь?

– Безусловно, заранее рецептов на все случаи жизни не дашь. Человек – существо сложное. Он зачастую руководствуется благими намерениями, а результат получается совершенно иным, чем предполагалось. Конечно, слово Церкви должно быть доходчивым. Но где граница тех уступок, которые Церковь может сделать миру, не перестав при этом быть Церковью? Сам Господь сказал: «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18.36)? Если говорить об общем духовном направлении, то я могу привести в пример опыт подвижников, о которых мне довелось читать или слышать во время работы над книгой.

Подвижники прошлого века, жизнь которых мы сегодня изучаем, ни в коей мере не были закостенелыми глыбами. Они были очень живыми в общении. Владыка Стефан прекрасно знал светскую литературу, общался очень просто, мог найти контакт с любыми людьми. Но при этом ему была присуща духовная строгость и на богослужении, и просто в жизни. Если духовенство начинает вести себя так, как ведут себя на улице безусые юнцы, так же одеваться и делать какие-то странные телодвижения, то какое к нему будет уважение? Я думаю, что люди в Церковь приходят не попить чайку, не потусоваться, а совсем за другим. Они приходят искать Истину. И сердцем они, как правило, понимают, что истинно, а что нет, если всерьез начинают относиться к собственной жизни. Поэтому мне кажется, что это вопрос границ.

Подвижники советских времен были очень строгими. Например, архиепископ Ермоген (Голубев) или владыка Афанасий (Сахаров), священноисповедник. Он был духовным наставником владыки Стефана, тайно рукополагал его во священника. Будущий епископ Стефан очень долго служил тайно, а официально был невропатологом: днем он занимался врачебной деятельностью, а по ночам совершал Литургию. Владыка Афанасий был строг, конечно, очень любил Устав. А насчет новшеств – он был создателем службы Всем святым, в земле Российской просиявшим! Это ли не новое слово? Совсем нельзя сказать, что он был застывшим, неподвижным. Его образ вызывает только уважение. Другого такого исповедника у нас в Церкви просто нет. Его подвиг не может оставить равнодушным ни человека церковного, ни только еще ищущего веру.

Как раз тема мученичества и исповедничества в XX веке – замечательная миссионерская тема. Да, именно миссионерская. Ведь во все времена вера зажигается от веры. А кто как не мученики и исповедники явили свою веру в яркой, предельной форме? И, думается, что одна из задач церковных историков сегодня – писать труды так, чтобы они стали как раз миссионерскими, то есть понятными и доступными для народа.

– Познакомившись с жизнеописанием Владыки, поражаешься стойкости и силе веры, которая была присуща православным людям того времени. Многие считают, что Православие сильно изменилось за последние десятилетия. В связи с этим возникает вопрос: чем отличается Православие того времени от Православия сегодня? Когда было легче укрепиться в вере?

– Опять сошлюсь на владыку Стефана. Вскоре после Архиерейского Собора 1961 года, когда под давлением государства была проведена церковная реформа, отстранившая настоятелей от управления приходами, и церковная жизнь, и без того тяжелая при советской власти, еще более осложнилась, состоялась встреча двух будущих протоиереев – отцов Владимира Воробьева и Александра Салтыкова - с епископом Стефаном. После того как были решены конкретные проблемы, зашел разговор о вере, о христианской жизни. Умудренный опытом архиерей сказал молодым людям, перефразировав Г.Р. Державина: «Христианская жизнь – это не "летом сладкий лимонад». У Державина так: «Поэзия тебе любезна, приятна, сладостна, полезна, как летом вкусный лимонад…»

Жизнь настоящего христианина – всегда крест, в какие бы времена он ни жил. Он призван нести крест, только этим он и спасается. А нести крест легко не бывает. И задача христианина – понуждать себя к этому подвигу, не расслабляться. На кресле в Царствие Божие не въедешь. И это во все времена одинаково. В этом смысле Православие тогда и Православие сейчас одно и то же. Внешние обстоятельства, естественно, меняются. Христианин должен быть таким столпом, которого эти внешние обстоятельства омывают, как волны, пытаясь низвергнуть в житейское море, а сделать с ним ничего не могут, потому что он весь устремлен ввысь. Период гонений прошлого века, конечно, сильно выделяется из общей истории Церкви. И Владыка вкусил полную чашу страданий вместе с Церковью. В сравнении с этим нам, безусловно, легче. Но, с другой стороны, сегодня у православного человека тоже много сложностей, и внешних в том числе.

Господь всех нас приводит к себе чудесным образом, и жизни новомучеников и исповедников вполне подтверждают, что какие бы ни были времена, если Господь посылает испытание, то человеку дается и необходимая помощь. От нас требуется вытерпеть и остаться верными, не отречься, просить у Господа помощи, чтобы Он Сам укрепил в нас веру. Как и сегодня, во времена самых тяжких гонений люди были разные. Одни теряли веру, другие, наоборот, настолько в ней укрепились, что сегодня только диву даешься, как они могли достойно вынести такие страдания, с одной стороны, не пошатнувшись в вере, а с другой – сохранив такое теплое, человечное отношение к людям, даже к своим мучителям. Думаю, новомученики выстояли только благодаря той чудесной помощи, которую посылал им Господь в ответ на их подвиг ради Христа.

– Многие представители Церкви, которые занимаются миссионерством или пишут книги, состоят в сане диакона. Думаю, что возникает вопрос: почему настолько образованные и глубоко верующие люди не принимают священство?

– Священство – особое призвание. И если Господь призывает человека к столь высокому и трудному служению, то совершается это в то время, когда угодно Богу. Здесь, как и в случае со вступлением в брак, много таинственного и далеко не всё сводится к человеческому фактору. Если же человек дерзнет от себя, как бы «через голову» Бога решить: «Все, надоело, будь, что будет, вперед, а там разберемся», - то может получиться совсем не то, что он сам предполагал. Так что всему свое время, и каждому свое. Наше дело – искать воли Божией о себе. Искать терпеливо и осмотрительно. Это не то что дворником устроиться, а если не твое – так уволиться. Священники, в которых священство не реализовалось, - люди несчастнейшие из несчастных.

А о том, что диакона зачастую совмещают служение в храме с каким-либо другим видом церковной деятельности, протоиерей Сергий Правдолюбов, читавший нам в ПСТГУ курс гимнографии, говорил примерно так: «Диакон он что? – «Паки-паки…» – и домой. А священника после Литургии толпа народа ждет, и у всех – свои проблемы». Каждому священник должен уделить внимание, войти в его положение, а это требует времени и сил. На писательство их уже не остается. Диакон в этом смысле – существо более свободное.

– В конце нашей беседы хотелось бы задать Вам вопрос, который волнует многих людей и студентов нашего Университета в том числе. Большинство из них пришло в ПСТГУ, чтобы укрепиться в вере. Что бы Вы могли им посоветовать?

– Я был примерно в такой же ситуации, когда пришел учиться в ПСТГУ (тогда он назывался еще институтом). Конечно, я шел за знаниями. Но, может быть, это было даже и не главное, ведь какими-то знаниями я уже обладал, к тому времени уже довольно много прочел, хотя и чувствовал, что этого недостаточно. Главное, что я осознал тогда: чтобы разобраться, как устроена жизнь, мне необходимо войти в жизнь церковную, пообщаться с по-настоящему церковными людьми.

И действительно, крайне важно для каждого человека находиться в Церкви, дышать ее воздухом. Созрело такое понимание, и я пришел учиться в ПСТБИ. Дальше лекции, семинары, книги – все, как у всех студентов. Старался посещать как можно больше занятий, так как мне было важно посмотреть на церковных людей – как они себя ведут, как выражают свои мысли, чем живут; стал петь на клиросе. В общем, впитывал, как губка. А потом вот диплом приблизился. Как оказалось, замечательный способ узнать церковную жизнь и самому воспитаться – заняться исследованием жизни подвижника. Искренне желаю всем студентам подобным образом потрудиться. Несомненно, это принесет им огромную пользу.


Михаил Данчук

08 ноября 2010 г.

Разместить ссылку на материал

08 декабря 2018 г.
В Студенческом городке состоялась генеральная проверка общежития
г.
Интеллектуалы ПСТГУ участвуют в межвузовских турнирах духовных школ
01 декабря 2018 г.
В Студенческом городке ПСТГУ состоялся музыкальный вечер
28 ноября 2018 г.
Четыре команды богословского факультета боролись за победу на интеллектуальном турнире
26 ноября 2018 г.
Студенческий совет организовал встречу с протоиереем Димитрием Смирновым
21 ноября 2018 г.
Студенты Отделения социальной и молодежной работы помолились на Литургии в храме святого благоверного Царевича Димитрия
20 ноября 2018 г.
Факультетская служба в день памяти священномученика Кирилла Казанского
15 ноября 2018 г.
Открылся цикл встреч студентов и преподавателей богословского факультета
11 ноября 2018 г.
Праздник факультета информатики и прикладной математики
11 ноября 2018 г.
В Московской духовной академии состоялся совместный творческий вечер МДА и ПСТГУ