на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Студенческие практики

Дневник участников лагеря в Иоанно-Богословском монастыре в июле 2013 г.
Часть 2

14 июля, день тринадцатый

Воскресный день начался с Божественной литургии в монастыре, а после обеда насельники лагеря с искренней радостью встретили отца Константина Стриевского с сыном Всеволодом и Наталью Юрьевну Сухову.

Вечер был посвящён шашлыкам в исполнении Романа Витальевича и кино-театральному конкурсу. Насельники, поделённые жребием на три коллектива, заслужили поистине бурные аплодисменты со стороны жюри (в лице отца Павла и Натальи Юрьевны) и друг друга. Функции конферансье также выполнял Роман Витальевич.

Первым зрителям был представлен индийский фильм «Евгений Онегин» - история бедного индийского мальчика Евгения по прозвищу Кровавый Мангуст (Никита Рязанов) и бедной собирательницы индийского чая Татьяны (Сергей Баранов), которые встретились в доме коварного английского плантатора Владимира Ленского (Илья Гахов), чтобы никогда не быть вместе…

Следующим номером был триллер «Злолушка» (в главной роли Алиса Логинова). Особенный успех имел у зрителей Иоанн Герасимов в роли мясника, сопровождавший своим молчаливым появлением каждый поворот этого трагического сюжета. Одобрение публики вызвал также Александр Фокин в ролях феи-крестной и принца.

Третий коллектив представил фильм-катастрофу «Курочка Ряба» о нашествии гигантских муравьёв на обычную русскую деревню. Гостей вечера поразила неожиданно яркая игра Марии Поликарповой в роли бабки.

За небольшим антрактом последовала вторая часть программы, которую открыла самая короткая (56 секунд) постановка – немое кино «Красная Шапочка». В центре внимания оказались Анастасия Алавердян (в главной роли) и Вадим Коровин (волк).

Вестерн о происшествии в маленьком баре на Диком Западе «Илья Муромец и Соловей разбойник» сопровождался закадровым текстом – импровизацией Сергея Баранова в стиле древнерусских сказителей.

Треш-хоррор «Каша из топора» вызвал восторг публики внушающей ужас игрой Сергея Иванчева в роли старухи с нетрадиционными кулинарными предпочтениями… Ночью на лагерь обрушилась грандиозная гроза. После отбоя палатки, погружённые в глубокую тьму, то и дело озарялись вспышками молний, а по крышам вновь барабанил ливень (внутрь, вопреки опасениям, всё же не проникший).


15 июля, день четырнадцатый

Новая трудовая неделя началась с неожиданного молебна на хоздворе монастыря, который отслужил отец Исаакий, а также последовавшей за этим особенно радостной новости об окончании прополки капустного поля, дамокловым мечом висевшей над головами насельников (и особенно насельниц) с первого дня практики.

После обеда главным событием стала погрузка в фуру 17 тонн зерна. Участие в работе приняли практически все молодые люди, включая комсостав.

Девушки, помимо обычных работ в паломнической трапезной и библиотеке, были заняты на малой монастырской колокольне, которую следовало очистить от следов пребывания птиц при помощи скребка, совков и веников. Прекрасный вид, открывающийся с верхней площадки колокольни, лёгкие порывы ветра, а главное, свежая память о капустном поле превратили труд в отдых.

Для учащихся в ПСТБИ в этот день началось новое, пономарское, послушание. Первым, согласно составленному комсоставом графику пономарских черёд, в собор на всенощное бдение в день памяти святителя Василия Рязанского отправился Александр Фокин. По его словам, совершенно особое впечатление производит молитва монахов, не допускающих во время богослужения никаких шуток или разговоров, как это, увы, бывает в приходских храмах. Непривычным оказался размер алтаря, в котором пономарю приходится торопиться, чтобы успевать делать всё необходимое.

16 июля, день пятнадцатый

Вечером лагерь посетил Юрий Анатольевич Шичалин - филолог-классик, директор «Греко-латинского кабинета», заведующий кафедрой древних языков и древнехристианской письменности ПСТГУ. Он разделил с насельниками ужин, а затем принял участие в беседе. Речь шла о месте России в европейской цивилизации, о преемственности античной и русской культур, а также о классической поэзии и современном университетском образовании.

17 июля, день шестнадцатый

Утром отец Павел и отец Константин Стриевский (который приехал вслед за ним вместе с сыном Всеволодом) совершили Литургию в одном из малых монастырских храмов, в сопровождении хора из трёх насельниц (регента Ксении Широковой, Марии Тронец и Елены Краснышовой) и при незначительном числе молящихся. Ещё накануне после вечерних молитв отец Павел отметил, что ночь расстрела императора-страстотерпца Николая II и его семьи – особая для нашей Церкви…

А после обеда насельники лагеря были освобождены от послушаний, чтобы чуть позже отправиться на всенощное бдение – наступал день памяти преподобного Сергия Радонежского, одного из самых почитаемых русских святых.

Поужинав после полиелея в монастырской трапезной, насельники посвятили остаток вечера чтению Святых Отцов, а именно «Пяти слов о богословии» святителя Григория Богослова, сборник трудов которого привезла Наталья Юрьевна.

Функции мегафона (у которого села батарея) выполнил Сергей Баранов. Читали текст студенты, а комментировал отец Павел. «Читая Святых Отцов, важно понимать, какими людьми они были… – пояснил он. – Святитель Григорий отличался высоким духовным аристократизмом. У него есть другое слово, где он объясняет причины своего бегства в тот момент, когда его хотели рукоположить… Мы привыкли, что святые всегда считали себя хуже всех, у нас есть некое шаблонное представление о их смирении. Безусловно, святитель Григорий был человеком смиренным, но в этом слове он пишет, что смотрит на тех, кто толпится вокруг престола, и не хочет быть одним из них. Он был человеком ранимым, утончённым». По словам отца Павла, в этом и состоял подвиг святого – стремясь к уединению, молитве, созерцательной жизни, святитель Григорий всю жизнь был вынужден находиться в центре церковной борьбы.

Также во время чтения студенты узнали, почему справедливо утверждение отца Сергия Булгакова о том, что всякая философская система – ересь.

Затем насельники поприветствовали вернувшегося из столицы вместе с семьёй чтеца Николая Александровича Ильяшенко. После вечерних молитв было прочитано последование ко Святому Причащению; желающие смогли исповедаться.

18 июля, день семнадцатый

Наступившая ночь была самой холодной за минувшие две недели, однако насельники мужественно пережили это испытание и к восьми часам утра собрались в храме преподобного Серафима для участия в Литургии. Это храм-усыпальница, устроенная под алтарём «летнего» Иоанно-Богословского собора по образцу афонских. Маленький размер храма (молящиеся стояли в метре от алтаря), прекрасное пение хора под управлением Ксении Широковой и самые лица собравшихся напомнили особую атмосферу малых факультетских Литургий. Многие из молящихся причастились, в том числе два именинника-Сергия: Баранов и Иванчев.

Завтрак и, соответственно, послушания начались позднее обычного. После окончания работ на капустном поле основным местом послушаний стала одна из ферм, где ещё на первой неделе жизни в лагере юноши во главе с отцом Николаем и при участии Константина Михайловича Антонова начали очищать от навоза коровник. Эта работа была продолжена. Кроме того, насельникам предстояло выносить для сушки шпалы, а также (девушкам) счищать шпателем со стен старую краску для подготовки коровника к ежегодному косметическому ремонту. Использованием спец

иальных защитных средств (пластмассовых очков и тёмно-зелёных респираторов) вызвало у трудящихся ассоциации с высадкой инопланетян или ограблением банка. Вечером Юрий Анатольевич Шичалин представил насельникам нового гостя – своего друга игумена Паисия (Савосина), автора книги «Камень Адама» - сборника эссе, рассказов и стихотворений. Отец Паисий рассказал о собственном творческом пути и поделился своим взглядом место поэзии в нашей жизни. «Поэтическое мировосприятие – это единственное животворное состояние человека в этой жизни», - спояснив, что поэзией может быть пронизана любая деятельность человека, он привёл в пример монахов дореволюционного Валаама – простых, необразованных, но удивительно деликатных и тонких людей.

Поэзия, по словам отца Паисия, рождается, когда «нужно сказать, и одновременно нужно скрыть». С этим связана некоторая сложность его лирики, которую иногда приходится разгадывать с помощью ключа-эпиграфа. Эпиграфов нередко бывает более одного – из Священного Писания, святоотеческого наследия, современной западной поэзии и т.д. Стихи игумена Паисия читал сам автор, а также Юрий Анатольевич. Последний отметил, что из поэзии (а значит, и из жизни) сегодня уходит некая глубина – более глубокое, чем сердечное, восприятие, и попытка его выразить.

После вечернего правила отец Павел, слушавший отца Паисия с глубоким вниманием, ещё раз вернулся к событиям минувшего вечера. По его словам, это была подлинная поэзия, встреча с которой делает человека взрослее.

19 июля, день восемнадцатый

Накануне в лагерь прибыло пополнение в лице первокурсниц Ирины Камкиной и Елизаветы Кутузовой. В первый же день своего пребывания в лагере они перемыли с помощью соды всю посуду из палатки-трапезной. На вечернем построении этот труд был особо отмечен Константином Кокорой.


Группа юношей и девушек во главе со чтецом Кириллом Алексиным продолжили труды на ферме. От краски была почти полностью очищена вторая стена коровника; кроме того, на случай дождя была укрыта баннерами скирда сена.

Вечером по приглашению игумена Паисия предполагалось устроить экскурсию в гончарную мастерскую монастыря, но утомлённые рабочей неделей насельники практически единодушно выразили желание отдохнуть. Наиболее бодрые из них занялись игрой с мячом, прочие же коротали время по своему вкусу.

20 июля, день девятнадцатый

Утром, пока уполномоченные для этого насельники искали молитвослов, отец Константин напомнил, что за всё нужно благодарить, и привёл в пример минувшую ночь. Как оказалось, командование намеревалось устроить учебную тревогу, но пожалело своих подопечных, и ночной подъём не состоялся.

Ещё на вечернем построении Роман Витальевич предупредил, что утром предстоит крайне ответственное послушание – подготовка ангара к сбору урожая. После завтрака туда были отправлены все свободные люди, однако по причинам, оставшимся для большинства трудящихся неизвестными, работы не хватило даже на час.

В результате насельники по частям переместились на ферму, где на свежесобранном сене и коротали время до обеда. Инициативная группа (Роман Витальевич, доктор, Денис Савченко и Вадим Коровин), движимая любопытством, откатила небольшую скирду сена на весы для взвешивания грузовиков. Вес скирды составил 300 килограмм.

Внезапно пошедший дождь заставил отдыхающих ненадолго спрятаться на большой скирде под баннерами. Второй удар коварная стихия обрушила на насельников лагеря по пути домой, в результате чего некоторым из них пришло на ум философское заключение: провести почти месяц на практике и ни разу не вымокнуть до нитки было бы, очевидно, несерьёзно.

Подбегая к палатке-трапезной под хлещущими струями воды, они были встречены остававшимися в лагере товарищами, которые пытались выпустить накопившуюся в тенте воду. Увы, тент не выдержал давления и рухнул незадолго до обеда…

Погода так и не исправилась, и на обед, а также после всенощного бдения и ужина в лагерь насельники небольшими партиями ездили на внедорожнике доктора.

Выпавшие на долю лагеря испытания заставили отца Павла подбодрить пасомых словами Евангелия: «претерпевый же до конца, той спасен будет» (Мф 10:22). По словам священника, окончание любого дела нередко бывает сложным, и стоит проявить терпение, чтобы уже понесённые труды не оказались напрасными.

21 июля, день двадцатый

В день обретения Казанской иконы Божией Матери с самого утра начался дождь, и на Литургию в Успенский собор насельники вновь были доставлены автотранспортом. Сослужащий братии монастыря отец Павел произнёс проповедь о том, что христианская жизнь основывается на вере в истину и силу слова Божия, хранении его (то есть принятии сердцем) и служении ему: этому учит нас пример Матери Божией, капернаумского сотника и святителя Ермогена, который, ещё будучи священником Ермолаем, участвовал в обретении Казанской иконы, а в эпоху Смуты стал духовным вождём русского народа.

После богослужения дождь прекратился. Командование, невзирая на большую чёрную тучу, приближающуюся к лагерю, приняло решение ехать в Константиново, находящееся примерно в 10 километрах от лагеря.

Пунктом отправления стала импровизированная автостоянка у монастырских ворот. Духовенство и женщины с детьми отправились туда на внедорожнике доктора, а остальные насельники начали выдвигаться в путь пешком, вооружившись дождевиками и зонтиками. Ливень и шквалистый ветер обрушились на них около источника. «Зонт вообще не спасал, ноги, спины, всё было мокрое», - поделилась впечатлениями Анастасия Алавердян, вернувшаяся в лагерь не в самом мирном состоянии духа.


Ещё часть насельников так и не успела покинуть лагерь и пересидела очередной удар стихии в трапезной. Время от времени в окна заглядывал призрак отца Гамлета в исполнении Александра Фокина в дождевике.

В результате после телефонного моста лагерь-автостоянка в Константиново отправились только самые сухие или самые энергичные насельники во главе с отцом Павлом и отцом Константином. Там их тоже застал дождь, не испортивший, впрочем, удовольствия от поездки. Они посетили усадьбу Есениных, а также дом священника Иоанна Смирнова – человека, оказавшего немалое влияние на поэта. Об их взаимоотношениях насельникам лагеря рассказал документальный фильм, а о других событиях из жизни Есенина – сотрудница музея.


Немалое впечатление, как и ранее на группу филологов, произвели пейзажи. «Прекрасный вид – панорама Оки. Справа солнце, плавно переходит в туман и дождь… Фото не передадут.», - так рассказал об этом Денис Савченко. Также, по его словам, было интересно своими глазами посмотреть на быт семьи «крестьянского поэта», в том числе и на знаменитый шушун его матери.

22 июля, день двадцать первый

Накануне вечером насельники простились с двумя Сергеями, Барановым и Иванчевым, которые наутро должны были покинуть лагерь. В первые минуты после подъёма некоторые из насельников имели удовольствие помахать им вслед, а днём лагерь уже встречал пополнение: после недельного отсутствия вернулся завхоз Кирилл Маркин, который привёз фильм для вечернего киносеанса и пряники.

Новым ответственным послушанием для юношей стала погрузка сваленных за монастырской стеной около паломнической трапезной обломков бетона и кирпича в телегу, поставленную по другую сторону стены.

Также в этот день насельники столкнулись с таинственным событием: палатка-сушильня, стоявшая на краю лагеря, исчезла вместе со своим содержимым. Несколько позже выяснилось, что содержимое находится в тазах на углу соседней палатки (за небольшими исключениями, с которыми владельцам пришлось проститься), а палатка по просьбе монастырского начальства переместилась на пасеку, так как новая медогонка не входит в двери стоящего там сарая, как пояснил Роман Витальевич.

Вечерняя программа включала просмотр художественного фильма «Миссия» (Великобритания, 1986), из-за чего отбой был объявлен несколько позднее обычного. После вечерних молитв отец Константин, Всеволод и Вадим Коровин попрощались с насельниками: ночью им предстояло возвращаться в Москву. Отец Константин сказал, что, как показал опыт предшественников, проведённое в лагере время, несмотря на все неурядицы, будет вспоминаться как лучшее, и предложил остающимся подумать над этим уже сейчас.

Ночь вновь выдалась холодной и вместе с тем чрезвычайно красивой. Перед отбоем перемещающиеся по территории насельники нередко останавливались, чтобы полюбоваться яркой полной луной, заливающей светом поле.

23 июля, день двадцать второй

В семь часов утра Кирилл Маркин впервые за долгое время исторг из мегафона звуки песни из фильма «День сурка», что вызвало неоднозначную реакцию насельников.

После завтрака начались обычные послушания: трапезная, пекарня, траншея, мёд. Последнее играло роль своего рода санатория для тех, кого слишком утомили повседневные труды. Неторопливо текущая в маленькую баночку струя густого прозрачного мёда, колокольный звон, а затем пение собравшейся на трапезу братии, раздающееся неподалёку, наконец, свежезаваренный чай (разумеется, с мёдом) – всё это заставляло на время забыть обычные лагерные будни.


Передовой трудового фронта по-прежнему остались погрузка бетона и кирпичей и работа на ферме. Соскоблив со стен старую краску и навоз, насельники смогли приступить к побелке, которая под руководством профессионального маляра Ирины Камкиной продвигалась намного быстрее, чем чистка.

Главным событием вечера стала инициированная отцом Павлом дискуссия о проблемах, которые ставит перед христианским сознанием современная медицина.

Священник рассказал о первой публичной демонстрации применения анестезии (1846 год) и судьбе одного из её изобретателей, который вскрыл себе вены в тюрьме, обезболив хлороформом. По словам отца Павла, это изобретение привело к серьёзным изменениям в психологии «человека обезболенного»: «Лишая себя боли, мы решаем себя любви, близости и других вещей, которые без боли невозможны». Также он отметил, что «месяц без анестезии» в непривычных условиях лагеря может многому нас научить, если правильно отнестись к неудобствам. Кроме того, священник рассказал, что среди московского духовенства не так давно обсуждался вопрос об отказе от лечения больных БАС - боковым амиотрофическим склерозом. Поражение нервной системы ведёт к параличу и атрофии мышц, в результате чего больной умирает от удушья. Этого можно избежать с помощью трахеостомы, но тогда обездвиженный, лишённый речи человек оказывается обречён на мучительное существование в течение, возможно, многих лет. Вопрос заключался в следующем: считать ли самоубийством отказ от искусственного поддержания жизни в этом случае? Духовенством были высказаны и положительные, и отрицательные ответы, которые нашли своих сторонников и среди насельников лагеря. Эта тема оказалась настолько интересной, что после окончания общей дискуссии споры продолжились в частном порядке.

24 июля, день двадцать третий

В день памяти святой равноапостольной княгини Ольги в храме-усыпальнице была совершена последняя Литургия. В проповеди отец Павел рассказал, что почитание равноапостольной Ольги началось значительно раньше, чем учителей словенских Мефодия и Кирилла или святого князя Владимира; так, текст службы восходит к стихирам и канону, составленным ещё святителем Кириллом Туровским.

Ещё ночью в лагерь приехал Антон Сергеевич Небольсин, который добрался до него самостоятельно, руководствуясь инструкциями Романа Витальевича, данными по телефону. После завтрака он был отправлен вместе с другими юношами «на камни». За две смены им удалось закончить работу.

«Очень красивое место, - поделился Антон Сергеевич. – Приятно побыть в компании студентов и коллег-преподавателей даже в каникулярное время». Также он отметил, что рад посетить монастырь, посвящённый апостолу Иоанну Богослову, писания которого уже много лет являются объектом его научного интереса, и выразил надежду побывать здесь снова. В то время как большинство насельников продолжило обычные труды, в лагере началась подготовка к отъезду. Завхоз при помощи дневальных составил опись имущества; одна из больших палаток была разобрана и повешена для просушки в трапезной.

Вечером Антон Сергеевич прочитал небольшую лекцию о книге Откровения. Тема была определена как «красота в Апокалипсисе». Он напомнил, что обыденное понимание слова «апокалипсис» богословски неверно, так как последняя книга Нового Завета – это откровение не только о катастрофических событиях конца мира и наказании грешников, но и о Новом Иерусалиме.

Говоря о внешней красоте Апокалипсиса, красоте формы, Антон Сергеевич отметил, что для большинства читателей она нередко остаётся недоступной: «До тех пор, пока я не начал преподавать Апокалипсис, и это не заставило меня тщательнее его читать, я не мог понять внутреннюю логику этой книги, она оставалась для меня набором фрагментов, никак между собой не связанных».

В своём рассказе он упомянул о седмеричных циклах, связи отдельных фрагментов, параллелизме и т.д.

Внутренняя красота, по словам библеиста, включает несколько аспектов. Это литургичность – красота и святость богообщения; красота мученичества, которое предстаёт как «нормативный» подвиг: «Если ты христианин, то по определению ты мученик, других путей спасения Апокалипсис не предполагает». Наконец, особая глубина этой книги состоит в том, что некая красота отличает и сферу противостояния Богу. «Явное насилие нередко приносит противоположный результат: всегда найдутся мученики, готовые умереть за Христа. Большую опасность Апокалипсис видит в обольщении». Поскольку у любой красоты один Первоисточник, «падение даже этой, богопротивной красоты вызывает у тайнозрителя содрогание».

25 июля, день двадцать четвёртый

Последний рабочий день плавно перетёк в завершающие практику мероприятия. Первым этапом стал шведский стол в трапезной. Меню включало шашлык, овощи, сыр, булочки и компот. Пока насельники ужинали, рабочая группа в лице фотографа Инги Бариновой и Иоанна Рыжакова готовила к просмотру презентацию о трудах и досугах этой смены. Презентация вызвала у аудитории самый живой интерес и самые бурные аплодисменты. После этого, несмотря на дождь (который, к счастью, вскоре перестал), все переместились к костру и дотемна пели песни, порой заунывные, чем, по-видимому, выражали сожаление о конце лагеря. Наконец инициативу перехватил Константин Кокора, который предложил собравшимся, а прежде всего первокурсникам, поделиться впечатлениями. Было произнесено немало тёплых слов о зародившемся единстве насельников и пользе совместного жития и перенесения трудностей. Старшие товарищи поделились воспоминаниями о предыдущих лагерях. Также одним из лейтмотивов стало уже традиционное восхищение бытовыми условиями, неожиданно комфортными для «чистого поля».

Вечерние молитвы были прочитаны там же, у костра, в окончательно сгустившейся темноте. Уборку в трапезной за поздним часом пришлось оставить на утро.



26 июля, день двадцать пятый

Сигнал к пробуждению (на час более позднему, чем обычно) подал чтец Кирилл Алексин произнесёнными в мегафон словами: «Наступило предпоследнее утро нашего лагеря. Доброе утро! Подъём! Подъём!».

В течение дня лагерь покинули все Герасимовы: семья Сергея и Марии Герасимовых, чей сын Арсений вместе с дочерью чтеца Николая Ильяшенко Натальей ежедневно радовали насельников одним своим присутствием, и их однофамилец первокурсник Иоанн. В то же время на помощь вернулся из Москвы Сергей Баранов, которому удалось оживить даже перенесение шпал в душевые.


Комсостав принял решение разобрать и развесить для просушки обе большие палатки и разобрать кровати. Личные вещи необходимо было собрать и перенести в трапезную. Эта работа вместе с мытьём и уборкой посуды заняла у насельников первую половину дня. После обеда наступил неожиданный отдых, прерванный ради упомянутых выше шпал, которые, как предполагается, должны предохранить душевые от напора талых вод будущей весной.

После ужина, на этот раз в монастыре, лагерь посетил наместник иеромонах Исаакий. ему показали презентацию, посвящённую выполненным за время практики работам. Отец Исаакий тепло поблагодарил насельников, сфотографировался с ними и каждому преподал благословение.


После его ухода сборы были продолжены. На вечернем построении Константин Кокора поблагодарил отца Павла за его труды и вручил памятный сувенир – кружку из монастырской лавки. Также была раскрыта главная интрига последних двух недель - подведены итоги игры «мой ангел». Насельники наконец узнали, кого тайная жеребьёвка определила им в «ангелы», и кто, таким образом, ежедневно (или почти ежедневно) радовал их своими заботами.

Позднее в трапезной под сенью очередной развешенной для просушки палатки был показан видеоролик, над которым трудился всю смену Артур Кочарян. Именно в это время собравшиеся облака пролили на лагерь очередной обильнейший дождь, не причинивший, таким образом, никаких неудобств.

После вечерних молитв отец Павел заранее попрощался с насельниками и напомнил, что в случае необходимости каждый из них может обращаться к нему и в Москве.

Свою последнюю и самую короткую ночь в Пощупово большинство провело на новых местах: девушки поместились в освободившихся маленьких палатках, а юноши остались ночевать в трапезной на снятых с кроватей матрасах.

27 июня, день двадцать шестой и последний

Общий подъём был объявлен в шесть. После утренней молитвы состоялся по-походному быстрый завтрак, из-за отсутствия времени, посуды и скамей организованный опять-таки по принципу шведского стола. И вот уже в семь часов первая партия насельников (включавшая отца Павла, большую часть девушек, семью Ильяшенко и некоторых юношей) покинула лагерь, чтобы отправиться в Москву на восьмичасовом экспрессе.

Оставшиеся окончательно собрали лагерь и прибыли в столицу к вечеру. Каждому из них, помимо долгожданной встречи с близкими и возвращения к привычной жизни, предстояло уже собственное, личное подведение итогов и извлечение благих плодов из минувшей практики…


06 августа 2013 г.

Разместить ссылку на материал

08 декабря 2018 г.
В Студенческом городке состоялась генеральная проверка общежития
г.
Интеллектуалы ПСТГУ участвуют в межвузовских турнирах духовных школ
01 декабря 2018 г.
В Студенческом городке ПСТГУ состоялся музыкальный вечер
28 ноября 2018 г.
Четыре команды богословского факультета боролись за победу на интеллектуальном турнире
26 ноября 2018 г.
Студенческий совет организовал встречу с протоиереем Димитрием Смирновым
21 ноября 2018 г.
Студенты Отделения социальной и молодежной работы помолились на Литургии в храме святого благоверного Царевича Димитрия
20 ноября 2018 г.
Факультетская служба в день памяти священномученика Кирилла Казанского
15 ноября 2018 г.
Открылся цикл встреч студентов и преподавателей богословского факультета
11 ноября 2018 г.
Праздник факультета информатики и прикладной математики
11 ноября 2018 г.
В Московской духовной академии состоялся совместный творческий вечер МДА и ПСТГУ