на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
10 января (28 декабря ст.ст.). Воскресенье. Память новомучеников и исповедников Российских XX века на сегодня:
Священномученика епископа Никодима, священномученика протоиерея Александра, священномученика протоиерея Николая, священномученика протоиерея Феоктиста, священномученика иерея Александра, священномученика иерея Леонида, священномученика иерея Арефы, священномученика диакона Аркадия.

Священномученика епископа Никодима

(Кононов Александр Михайлович, +10.01.1919)

Священномученик Никодим, епископ Белгородский (в миру Александр Михайлович Кононов) родился в 1871 году в Архангельской губернии в семье священника. Род Кононовых прослеживается до XVII века, и в нем было много замечательных священников – северных миссионеров.

Александр Кононов окончил Архангельскую Духовную семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную Академию. В 1896 году он был пострижен в монашество с именем Никодим и рукоположен в иеромонаха. Тогда же он был назначен смотрителем Александро-Невского Духовного училища в Санкт-Петербурге, а также смотрителем Санкт-Петербургских Педагогических курсов. За свою деятельность отец Никодим был награжден многими наградами, в том числе в 1901 году он получил от Синода Библию «в поощрение любви его к детям, являемой делом и истиною». В том же году он был возведен в сан архимандрита.

Через 3 года отец Никодим был направлен в Калугу на должность ректора Калужской Духовной семинарии, а в 1909 году перемещен на должность ректора Олонецкой Семинарии. В это время архимандрит Никодим получил благодарность от Калужского епископа за «неусыпные труды, понесенные в последнее особенно время по воздействию на взволнованные умы воспитанников, благодаря чему они прекратили брожение и покинули мысль, – если не навсегда, то на продолжительное время, – не подчиняться законным распоряжениям начальства», – говорилось в благодарственном слове архиерея.

Благодарил архимандрита Никодима и Синод за составление акафиста святому Иоанну Златоусту. Этот акафист был напечатан Синодом для церковного употребления. Акафист святителю Иоанну Златоусту был написан иеромонахом Никодимом, когда он был еще студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии. Однако в то время цензор отклонил акафист примерно в таких выражениях: «Акафист гению должен писать гений, а не какой-то безвестный иеромонах».

В 1911 году в Санкт-Петербурге отец Никодим был рукоположен в сан епископа митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским). В 1913 году владыка Никодим стал епископом Белгородским, викарием Курской епархии. Всё время своей архипастырской деятельности владыка был церковным песнотворцем, он составил акафисты преподобным Никодиму Кожеезерскому, Трифону Печенегскому и Иову Ущельскому, Соловецкому чудотворцу.

Духовный писатель, церковный историк, владыка Никодим был автором книг о подвижниках Архангельской и Олонецкой земли, а также являлся одним из главных составителей многотомного труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX столетий». В 1910 году была опубликована его книга «Старец отец Наум Соловецкий, подвижник-карел». Кроме этого, им были написаны несколько сборников жизнеописаний святых угодников Божиих Санкт-Петербургской и Вологодской епархий, а также подвижников Соловецкого монастыря. Занимался он и историей старчества.

Много потрудился владыка в связи с открытием святых мощей святителя Иоасафа Белгородского. В годы служения в Курской епархии им были составлены две молитвы святителю Иоасафу, а также большой труд «Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа». Под руководством епископа Никодима и при его непосредственном участии были изданы три тома консисторских дел, связанных с деятельностью святителя Иоасафа, в Свято-Троицком мужском монастыре воссозданы его покои, создан уникальный музей святителя Иоасафа, обладавший обширным фондом документов.

В 1919 году, во второй день праздника Рождества Христова, Белгородский владыка прямо в алтаре Троицкого собора был арестован красным комиссаром Саенко за проповеди против грабежа и насилия.

По просьбе верующих, требовавших отпустить владыку, местные чекисты «освободили» его на один день, а просивших за него арестовали. Одну из групп верующих, протестовавших против ареста епископа, возглавила жена священника, начальница 2-й женской гимназии Мария Дмитриевна Кияновская, которая была сразу же арестована как «руководительница контрреволюционной демонстрации» и расстреляна. На следующие сутки епископ был повторно арестован.

Через 2 дня после ареста по приказу комиссара Саенко епископ Никодим (Кононов) был тайно расстрелян и похоронен в общей могиле за городом.

После взятия Белгорода Добровольческой Белой армией (через полгода после расстрела епископа), могила священномученика Никодима была вскрыта. Медицинский осмотр останков установил, что кроме наличия несмертельной огнестрельной раны в груди святителя, имеется пролом черепа от удара тяжелым тупым предметом, огромный кровоподтек в верхней части головы и пролом гортанных хрящей от душения руками.

Святым останкам владыки Никодима были возданы должные почести, их погребли в Свято-Троицком мужском монастыре близ раки святителя Иоасафа Белгородского.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: еп. Никодим (Кононов).

Священномученика протоиерея Александра

(Дагаев Александр Владимирович, +10.01.1920)

Протоиерей Александр Дагаев родился в 1862 году в городе Бийске в семье протоиерея Владимира Дагаева. В дореволюционное время довольно распространённым явлением были династии священников. Неизменно принимая участие в богослужениях, совершаемых отцом, помогая ему в качестве пономаря-алтарника, уже с юных лет Александр проникся церковной атмосферой. Жажда духовного совершенствования и служения Богу привела юношу в стены Томской духовной семинарии.

Здесь, изучая основы Православия, богословие, церковную историю, философию, риторику и другие дисциплины, Александр получал знания и навыки, которые необходимы каждому пастырю Церкви Христовой. Учебный процесс Семинарии всегда неразрывно связан с молитвой и богослужением. Более того, изначально имеющая миссионерскую направленность, Томская семинария вкладывала в сердца своих воспитанников семена ревностного служения: пламенного горения на ниве народного просвещения.

Духовная жизнь и возрастание студента Дагаева формировались под влиянием многих духоносных личностей, которые в то время находились в Томске. Прежде всего, это правящий епископ Томский и Семипалатинский Владимир (Петров). Отличавшийся высокодуховной жизнью, молитвенностью, начитанностью в духовной святоотеческой литературе, он не оставил своего подвижничества и будучи архиереем. Образ владыки Владимира глубоко запечатлелся в сердце юного студента Дагаева.

В те годы многие воспитанники окормлялись и пользовались духовными наставлениями старейшего насельника Томского Богородице-Алексиевского мужского монастыря иеромонаха Наума. Пожалуй, не было ни одного благочестивого томича, который не знал бы этого старца, не приходил хотя бы раз в своей жизни к нему за духовным советом. Современники отмечали такие его духовные качества, как особую любовь к ближним, беззлобие, смирение. Для каждого приходящего к нему, старец находил место в своём сердце. Среди других воспитанников Семинарии к нему за духовными наставлениями приходил и Александр. Студент Дагаев выпустился из Томской Духовной семинарии как раз в год кончины этого старца, почившего в Бозе в возрасте 80 лет.

В 1884 году в газете «Томские Епархиальные ведомости» был опубликован разрядный список воспитанников Семинарии. Среди выпускников, учащихся последнего курса перечисляется и А. Дагаев, причём он упомянут среди немногих других, удостоенных высшего звания «Студент». Это звание давалось далеко не всем выпускникам, что говорит о способностях Александра, его хорошей учёбе, прилежании и старании в познании премудрости Божией.

В 1884 году, успешно закончив обучение в Томской Духовной семинарии, Александр Дагаев повенчался с девицей Степанидой Дробининой из семьи знатного Бийского купца Алексея Дробинина. И в том же году Александр был рукоположен в священный сан.

Семинарское образование позволяло отцу Александру успешно преподавать Закон Божий в Усть-каменогорских мужской и женской гимназиях. Как свет не в состоянии замыкаться в самом себе, но освящает всех, так и знания, почерпнутые им в стенах Томской духовной школы, в изобилии изливались на всех соприкасавшихся с ним.

С 1892 года протоиерей Александр становится настоятелем Покровского собора града Усть-Каменогорского и благочинным церквей Змеиногорского уезда.

Труды отца Александра на благо Церкви и Отечества были отмечены многими императорскими наградами. Но, конечно же, не земные почести и награды занимали ум и сердце этого ревностного пастыря Божия. Жертвенное служение и бескорыстное душепопечение ищет совсем другого – Христа и Его вечной правды. Об этом и свидетельствовала вся жизнь и мученическая кончина протоиерея Александра Дагаева.

В период, начавшийся октябрьским переворотом 1917 года, отец Александр твердо и бескомпромиссно отстаивал Православную веру. В начале 1920 года в Усть-Каменогорск вошли регулярные части Красной Армии. В народе начались аресты и расправы без суда и следствия. Одним из арестованных был протоиерей Александр Дагаев. Он не устраивал Советскую власть из-за своей кротости, миролюбия и призывов к покаянию. С амвона он призывал соблюдать христианские заповеди при любой власти. Проповеди благочестивого и бесстрашного священника оказывали большое нравственное и духовное воздействие на народ. Его храм всегда был полон теми, кто приходил услышать из его уст слово правды. Не только из города, но и из окрестных деревень тянулись к нему православные.

Этого не могла терпеть богоборческая власть. 10 января 1920 года к отцу Александру в дом пришли вооружённые люди. Время было обеденное, батюшка сидел за трапезой в окружении своей семьи. Пришедшие потребовали от него пройти с ними. Отец Александр подчинился приказу. Его увезли в Сакенькин лог, близ города Усть-Каменогорска и изрубили шашками... Пальцы усеченной десницы отца Александра были сложены для священнического благословения.

Решением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 19 августа 2000г. протоиерей Александр Владимирович Дагаев причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских, пострадавших в годину лихолетья. День его памяти Церковь совершает 10 января, в день его мученической кончины.

По материалам сайта храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла (Томская Епархия Русской Православной Церкви).

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Дагаев.

Священномученика протоиерея Николая

(Родимов Николай Данилович, +10.01.1938)

Протоиерей Николай Родимов родился в 1856 году в Архангельской губернии в семье священника – отца Даниила Родимова. У отца Даниила было 10 детей: шесть мальчиков и четыре девочки, пятеро его сыновей избрали путь священнослужителя.

Николай Данилович Родимов закончил Архангельскую Духовную семинарию и получил должность надзирателя в Архангельском духовном училище. Во время службы в духовном училище он женился на дочери майора пограничной службы Глафире Михайловне. В 1880 году он был рукоположен во иерея и назначен служить в Пуйский приход в Шенкурском уезде. Здесь он прослужил 9 лет. Этот приход был известен своим запустением, приехав туда, отец Николай прежде всего занялся благоустройством храма и прилегающей территории. Он обновил убранство храма, открыл церковно-приходскую школу, в которой сам стал преподавать.

Архиерей заметил усердного священника, отец Николай получил архипастырскую благодарность и вскоре был переведен служить в город Шенкурск. Здесь отец Николай получил возможность применить свой пастырский и педагогический талант сразу в нескольких учебных заведениях Шенкурска. Вначале он служил в Шенкурском Свято-Троицком женском монастыре, преподавал в уездном училище, в духовном училище, трудился в Благочинническом совете и на съезде духовенства Шенкурского округа.

После Шенкурска отец Николай получил назначение в Архангельск. Был законоучителем в школе при Архангельской Духовной Семинарии, членом правления Архангельского Духовного училища, членом правления Архангельского епархиального свечного завода, директором церковно-приходской школы и настоятелем Троицко-Кузнечевской церкви в Архангельске. Стремлением отца Николая было охватить своей пастырской деятельностью людей разных занятий, людей в разных жизненных ситуациях. Особой его заботой было посещение больниц, детского дома, а также солдат Архангельского батальона (он занимался обучением низших чинов). Он регулярно вел занятия в разных профессиональных училищах Архангельска. В 1908 году отец Николай Родимов был награжден саном протоиерея. С 1916 года он был духовником городского духовенства.

После октябрьского переворота протоиерей Николай открыто в церкви осудил свержение и убийство царя, вел с прихожанами беседы о происходящих в России переменах, высказывая убеждение, что советская власть временная. В 1920 году отец Николай был арестован Архангельской ГубЧК. Месяц провел в тюрьме, был приговорен к условному сроку и освобожден. В начале 20-х годов отец Николай выступил против обновленчества. Архангельск был местом ссылки репрессированных советской властью священнослужителей, среди которых было много архиереев. В своем храме отец Николай часто совершал богослужение в сослужении будущих священномучеников.

В 1930 году Троицко-Кузнечевская церковь Архангельска была закрыта и переоборудована под общежитие и другие общественно-культурные нужды. Стоя у ворот церковной ограды, протоиерей Николай провожал взглядом иконы, увозимые на сожжение. Велико было потрясение от святотатства, которое не осмыслить, не объяснить. Свято-Троицкому храму отец Николай отдал 25 лет. Еще долгое время, как вспоминали близкие, отец Николай был словно потерянный. Вскоре настоятель с семьей был изгнан и из священнического дома, а сам дом был снесен за ненадобностью.

После закрытия Троицкой церкви отец Николай перешел служить в кладбищенский храм. В конце 1930-го года 73-хлетний протоиерей Николай ушел на покой, однако пастырское служение не оставлял, служил до последнего ареста, который последовал в декабре 1937 года, когда отцу Николаю был 81 год. На шестой день после ареста состоялся единственный допрос священника. На допросе отец Николай молчал. От него требовали признать, что он занимался контрреволюционной деятельностью. На это священник коротко ответил: «Никакой контрреволюционной деятельностью нигде и никогда не занимался». 10 января 1938 году протоиерея Николая Родимова расстреляли.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Родимов.

Священномученика протоиерея Феоктиста

(Хоперский Феоктист Арсентьевич, +10.01.1938)

Протоиерей Феоктист Хоперский родился в 1874 году в селе Путим Тамбовской губернии. На момент ареста, который произошел 12 декабря 1937 года, отец Феоктист служил в церкви села Боровок Новодеревенского района Рязанской области. 26 декабря 1937 года священник был осужден тройкой при УНКВД СССР по Рязанской области и приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 10 января 1938 года.

По материалам Базы данных ПСТГУ.


Священномученика иерея Александра

(Цицеронов Александр Александрович, +10.01.1938)

Священник Александр Цицеронов родился 15 августа 1893 года в селе Попадьино Михайловского уезда Рязанской губернии в семье диакона Александра Андреевича Цицеронова и его жены Александры Петровны. Трое из десяти детей диакона стали священниками. Три сестры отца Александра вышли замуж за будущих иереев.

В двадцать один год Александр Цицеронов окончил Рязанскую духовную семинарию. Во время обучения он познакомился с выпускницей Рязанского женского епархиального училища Евгенией Ивановной Иванковой, дочерью протоиерея Иоанна Павловича Иванкова, который благословил молодых людей на брак. Александр сначала был псаломщиком в церкви села Печерники Михайловского района. Затем был рукоположен во диакона и позже — во священника и в 1914 году определен на приход в село Поливаново. В 1915 году супруги Цицероновы отправились к месту назначения. В приход, кроме Поливанова, входили деревни Таракановка, Савинка, Студенец, Летники, Большая Хлебенка.

Молодой священник отличался «весьма хорошим поведением» и тем, что читал проповеди. Растолковать как можно доступнее Священное Писание взрослым и детям — в этом видел главную цель своей жизни отец Александр. Не зря он носил фамилию Цицеронов: батюшка был замечательным рассказчиком и собеседником.

В престольный праздник Поливановского храма — день памяти святого великомученика Димитрия Солунского — в село съезжались богомольцы. После службы прямо на улице накрывали столы. Интересно, что и после революции эта традиция продолжала существовать. Причем на праздник приезжали не только верующие, но и атеисты.

Бог благословил отца Александра и матушку Евгению девятью детьми. Матушка всегда пела на клиросе и читала Псалтирь по умершим прихожанам. Дети с раннего возраста знали наизусть утреннее и вечернее правило, тропари праздников.

Отец Александр был добрым, мягким человеком. Многие обращались к батюшке за деньгами, и отец Александр делился последней копейкой. Прихожанину Качкину не в чем было положить в гроб умершего ребенка. Батюшка отдал рубашку сына. Дочь вдовы Агриппины Королевой, Елизавета, вспоминала, как в самые трудные моменты их жизни появлялся батюшка с узелком продуктов или вещей для четверых маленьких детей. Позже, когда батюшку арестовали, Агриппина сопровождала его до тюрьмы. Ей батюшка отдал на сохранение Евангелие и другие богослужебные книги. Годы спустя Елизавета рассказывала, что по этому Евангелию выучилась читать и что сберегла его до наших дней.

В пасхальные дни отец Александр обходил самые дальние деревни (на требах приходилось проходить по пять километров). Анна Милютина вспоминала, как ее мать, уходя на работу, положила на стол трехрублевую бумажку и наказала братишке «отдать попу» деньги. А поп пришел, отслужил, приласкал детей, положил на стол крашеные яйца и десять рублей.

В 1918 году отец Александр как священник был лишен гражданских и избирательных прав, не имел паспорта. Впервые его арестовали в 1930 году якобы за неуплату налогов и хранение разменной монеты в церкви. Народный суд сначала приговорил его к десяти годам лишения свободы по обвинению в неуплате налога. Но потом батюшка был полностью оправдан. За «хранение разменной монеты» отец Александр отсидел полгода в тюрьме.

Второй раз он был арестован 20 декабря 1937 года. Батюшка шел за водой, когда его встретили уполномоченные с ордером па арест. Войдя в дом, батюшка, чтобы не испугать детей, тихонько сказал супруге: «Женя, за мной пришли». Но дети услышали и заплакали. Матушка поставила всех молиться, чтобы Господь укрепил отца и даровал всем им твердость духа. Паспортист Жаворонков потребовал сдать холодное и огнестрельное оружие. Начался обыск. Это была уже вторая конфискация. Изъяли «32 разные фотокарточки», детские кроватки, одежду. Семью из восьми человек оставили жить в деревянной пристройке, а в кирпичном доме священника открыли клуб.

Протокол обыска заканчивается словами: «больше ничего не обнаружено. Жалоб не поступало». А вот как вспоминает об этом дочь отца Александра, Алевтина: «Стены дрожали от плача. Сестренка Нина обняла сапоги папы и кричала: “Не пущу!” Папа благословил всех нас. Сказал: “Дети, ваш отец был честным человеком. Любите Бога, мать, друг друга”. Братишка Порфирий подбежал передать отцу теплые вещи (был сильный мороз), но его отогнали».

Вскоре после ареста священника прихожане собрали подписи под ходатайством за своего пастыря: «Мы, верующие граждане Поливановского прихода, знаем священника Цицеронова Александра Александровича по его работе в Поливановской церкви с 1916 года. Священник Цицеронов работал до 1937 года. За время своей работы он очень внимательно и честно относился к верующим гражданам вверенного ему прихода. Цицеронов во время своей 20-летней работы в Поливановской церкви не имел ни одного замечания или упрека со стороны верующих. Взяток и злодеяний никаких не делал. Были случаи, когда он из личных средств помогал бедным людям. Личного богатства и ценностей он не имел. Священник Цицеронов в своей работе пользовался уважением граждан, и среди нас, верующих, имел большой авторитет. За время своей работы ни один из верующих не слышал от священника Цицеронова никаких грубостей. Вся его работа проводилась честно и благородно. Мы, верующие, любили и уважали его».

Алевтина Александровна продолжает: «Наша мама умерла в 1993 году в 99-летнем возрасте, так и не узнав правду о муже. В 1946 году прошел слух, что папу освободили и он сразу умер от разрыва сердца. Затем, в 1948 году, маму вызвали в районную милицию. Я пошла с мамой, чтобы проститься с ней, так как мы были уверены, что ее заберут. Ей дали стакан воды и сказали, что папа скончался в 1944 году.

Лишь в конце ХХ века мы ознакомились с делом № 518 (в архиве значится под номером 6044), решившим земную участь нашего папы. В нем даже есть отпечатки его ладоней. В протоколе допроса четверых свидетелей записано следующее: «В августе 1937 года служитель религиозного культа (поп) Цицеронов А. А. не отдал ключи от церкви под засыпку зерна. Напротив, собрал церковный совет с целью воспрепятствовать решению колхозного актива. Среди колхозников села Поливанова вел злостную антисоветскую агитацию, высказывал террористические намерения в адрес членов ВКП(б)».

...Отца Александра держали в Рязанской тюрьме. В архивно-следственном деле есть протокол допроса отца Александра от 21 декабря 1937 года, то есть на второй день после ареста. На все вопросы об антисоветской агитации он ответил отрицательно. Виновным себя не признал. 22 декабря на основании свидетельских показаний было подписано обвинительное заключение: «обвиняется... в том, что среди колхозников с. Поливаново вел злостную антисоветскую агитацию, распространял пораженческие настроения, выступал в защиту известных врагов народа и высказывал террористические намерения к членам ВКП(б)».

Тройка при УНКВД СССР по Рязанской области вынесла приговор 26 декабря: расстрелять... Приговор был приведен в исполнение в ночь на 10 января 1938 года.

По материалам интернет-издания домового храма св. мц. Татианы при МГУ «Татьянин день».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Цицеронов.

Священномученика иерея Леонида

(Викторов Леонид Сергеевич, +10.01.1938)

Иерей Леонид Викторов родился в 1891 году в Рязани в семье диакона. Он рано остался сиротой, и его приняли на бесплатное обучение в Рязанскую Духовную семинарию. После ее окончания он служил псаломщиком в храме села Болошнево, строителем и первым настоятелем которого был его дед, протоиерей Иоанн Викторов. В 1912 году Леонид был рукоположен во диакона и затем во священника к Богородско-Рождественской церкви в селе Курбатово. Он стал настоятелем этого храма и заведующим церковно-приходской школой.

В 1930-е годы храм в селе Курбатово был закрыт. Семья священника с пятью малолетними детьми была выселена из собственного дома. Отец Леонид стал искать новое место служения. Вначале он служил в селе Павлищево, но и там храм вскоре был закрыт. В это время был арестован дядя отца Леонида священник села Болошнево отец Михаил Викторов, и отец Леонид стал служить вместо него. Здесь отца Леонида лишили избирательных прав, а его детей не принимали в учебные заведения.

В начале 1936 года был арестован архиепископ Рязанский Иувеналий. Непосредственная угроза ареста нависла над отцом Леонидом. По ночам, когда обычно производились аресты, он стал уходить ночевать в соседние деревни. Детей прятали на колокольне. В селе Болошнево объявили: «Кто приютит священника или члена его семьи, будет арестован и сослан». Ночью 20 февраля 1936 г. отца Леонида отыскали в соседней деревне и арестовали, привезли в церковную сторожку и потребовали отдать церковную казну. Не найдя никаких денег и ценностей, чекисты забрали в тюрьму отца Леонида. При аресте у него забрали также его личный дневник и переписку. Последние слова отца Леонида, перед тем, как его увезли, были обращены к старшей дочери Анне: «Не оставляй детей и мать, я обязательно вернусь. Храни вас Господь!».

По групповому «делу рязанских священнослужителей и мирян» отца Леонида приговорили к 5 годам лагерей. Два года священник пробыл в Сиблаге в городе Мариинске, где в начале 1938 года он скончался.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Леонид Викторов.

Священномученика иерея Арефы

(Насонов Арефий Акимович, +10.01.1938)

Священномученик Арефа (Насонов) родился в 1888 году в Волынской губернии в крестьянской семье. После окончания училища она самостоятельно подготовился и сдал экзамены на звание учителя. В школе он познакомился со своей будущей женой, которая после окончания гимназии работала сельской учительницей. Арефий Насонов поступил в Житомирскую Духовную семинарию и в 1914 году был рукоположен во иерея. Его назначили служить в единоверческой церкви в селе Должик в Волынской губернии, где отец Арефа занимался миссионерской деятельностью, и многих раскольников обратил в Православие. В связи с военными действиями в 1916 году отец Арефа эвакуировался с семьей на родину жены в Пензенскую губернию и стал служить в селе Андреевка.

После революции семью священника лишили избирательных прав и обложили индивидуальным налогом. В 1930 году за неуплату отняли корову. К этому времени в семье отца Арефы было пятеро детей. В 1931 году священник был арестован органами ОГПУ без предъявления обвинения и провел в тюрьме 2 недели. Такие аресты священников производились для того, чтобы в отсутствие пастыря прихожане не сопротивлялись закрытию храма. После этого отец Арефа перешел служить в церковь во имя праведных Иоакима и Анны в Можайске. Здесь также пробовали закрыть храм, отнять у прихода ключи от него, но прихожане проявили стойкость, и храм закрыт не был.

В сентябре 1932 года отец Арефа был вновь арестован органами ОГПУ. На допросах отец Арефа признал, что констатировал в разговорах с прихожанами значительное ухудшение жизненного уровня из-за проводимой политики сплошной коллективизации деревни. В антисоветской агитации виновным себя не признал. Его приговорили к 3 годам ссылки в Казахстан. Отца Арефу сослали в гиблое место, где за несколько лет умерли все, даже охранники. Похоронив последнего охранника (заключенные умерли раньше), отец Арефа ушел из лагеря. Домой возвращаться было нельзя – посадят жену и детей. Он обратился к племяннику своей жены, священнику Михаилу Соловьеву, который снабдил его документами на чужое имя, дал денег и уговорил уехать на торфоразработки. Но в Москве на вокзале у отца Арефы украли документы, и ему пришлось сдаться властям.

На Лубянке отца Арефу продержали несколько месяцев для выяснения всех обстоятельств, а потом отпустили, дав чистые документы. В 1936 году епископ Рязанский Иоанн послал отца Арефу служить в Космодамиановскую церковь в селе Бычки в Рязанской области. А через год отца Арефу опять арестовали. Он обвинялся «в том, что в 1932 г. судим, сбежал с места отбытия наказания, проживая в с. Бычки проводил всевозможную контрреволюционную агитацию, запугивал колхозников падением Советской власти, проводил агитацию против выборов в Верховный Совет и выдвинутых кандидатов, компрометировал коммунистов». Виновным себя отец Арефа не признал, но его все равно приговорили к расстрелу. В этот год в окрестностях Рязани было расстреляно примерно 20 тысяч священнослужителей.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Арефа Насонов.

Священномученика диакона Аркадия

(Решетников Аркадий, +10.01.1919)

Диакон Аркадий Решетников служил в селе Юрлы Чердынского уезда Пермской губернии. Пострадал священномученик Аркадий в начале 1919 года: 10 января он был расстрелян большевиками после жестоких пыток и издевательств.

По материалам Базы данных ПСТГУ.