на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
25 августа (12 августа ст.ст.).
Прмчч. Белогорских: Варлаама, Сергия, Илии, Вячеслава, Иоасафа, Иоанна, Антония, Михея, Виссариона, Матфея, Евфимия, Варнавы, Димитрия, Саввы, Гермогена, Аркадия, Евфимия, Маркелла, Иоанна, Иакова, Петра, Иакова, Александра, Феодора, Петра, Сергия и Алексия (1918); сщмч. Василия пресвитера (1918); сщмч. Леонида пресвитера, сщмч. Иоанна пресвитера, сщмч. Николая пресвитера (1937).

Преподобномученика архимандрита Варлаама (Коноплев) и иже с ним убиенных братий Белогорского монастыря: преподобномученика иеромонаха Сергия (Вершинин), преподобномученика иеромонаха Илии (Попов), преподобномученика иеромонаха Вячеслава (Косожилин), преподобномученика иеромонаха Иоасафа (Сабинцев (Сабанцев?)), преподобномученика иеромонаха Иоанна (Новоселов), преподобномученика игумена Антония (Арапов), преподобномученика иеродиакона Михея (Подкорытов), преподобномученика иеродиакона Виссариона (Окулов), преподобномученика иеродиакона Матфея (Банников), преподобномученика монаха Евфимия (Шаршилов), преподобномученика монаха Варнавы (Надеждин), преподобномученика монаха Димитрия (Созинов?), преподобномученика монаха Саввы (Колмогоров), преподобномученика монаха Гермогена (Боярышнев), преподобномученика монаха Аркадия (Носков), преподобномученика иеродиакона Евфимия (Коротков), преподобномученика монаха Маркелла (Шаврин), преподобномученика послушника Иоанна (Иоанн), преподобномученика послушника Иакова (Данилов), преодобномученика послушника Петра (?), преподобномученика рясофорного послушника Иакова (Старцев), преподобномученика послушника Александра (Арапов), преподобномученика послушнника Феодора (Белкин), преподобномученика послушника Петра (Рочев?), преподобномученика послушника Сергия (?), преподобномученика послушника Алексия (Коротков),

(Коноплев Василий Ефимович, +25.08.1918, Вершинин Александр Гаврилович, +10.10.1918, Попов Яков Васильевич, +01.10.1918, Косожилин Андрей Ефимович, +12.08.1918, Сабинцев (Сабанцев?) Иван Романович, +10.10.1918, Новоселов Яков Адрианович, +14.10.1918, Арапов, +..1919, Подкорытов Петр Игнатьевич, +.11.1918, Окулов Василий Исидорович, +14.10.1918, Банников Михаил Яковлевич, +14.10.1918, Шаршилов Емельян Николаевич, +19.10.1918, Надеждин Венедикт Александрович, +.01.1919, Созинов? /.../ Федорович, +10.10.1918, Колмогоров /.../ Тимофеевич, +.11.1918, Боярышнев Александр Иванович, +06.10.1918, Носков Андрей Семенович, +14.10.1918, Коротков Владимир Трофимович, +09.02.1918, Шаврин Михаил Луппович, +14.10.1918, Иоанн, +..1918, Данилов Яков Иванович, +10.10.1918, Петр, +..1918, Старцев, +10.10.1918, Арапов Александр Васильевич, +10.10.1918, Белкин Федор Андреевич, +10.10.1918, Рочев? Петр Харлампиевич, +..1918, Сергий, +..1918, Коротков Алексей Трофимович, +09.02.1918, )

Преподобномученик Варлаам (в миру Василий Евфимович Коноплёв) родился в 1858 году в Юго-Кнауфском заводе Осинского уезда Пермской губернии в крестьянской семье старообрядцев-беспоповцев.

В автобиографии, в которой преподобномученик описал свои поиски истины и приход в Православную Церковь, он так рассказывал о себе: «На десятом году я выучился грамоте; молился с беспоповцами, со стариками и простолюдинами; когда стал приходить в возраст, полюбил читать Божественное Писание. Всё свободное время я отдавал чтению книг, покупая их или прося у других для прочтения. И постепенно стал разгораться во мне дух к Богу — я размышлял о вере, о расколе, о Православной Восточной Церкви, размышлял о священстве, без которого, видел, спастись нельзя. В этих думах я забывал всё. Ночью часто вставал на молитву перед иконами Господа Вседержителя и Пречистой Богородицы и молился усердно, горячо, со слезами, просил Господа: «Господи, открой мои очи, дай разуметь путь спасения; скажи мне путь, каким мне идти, научи творить волю Твою». И ещё просил указать, в какой Церкви и через каких пастырей благодать Святого Духа действует».

До тридцати пяти лет Василий был постоянно в размышлении о Церкви, стараясь уразуметь Евангельские, апостольские и прочие Писания, находя их зачастую несходными с писаниями о Церкви и священстве у старообрядцев. В это время он много путешествовал, посещал старообрядцев-беспоповцев, присутствовал на их беседах. Перелом в поисках истины совершил чудесный случай в неделю Всех святых, когда Василий уехал в Саратовскую губернию в старообрядческую обитель.

Там он усердно молился: «Милостиве Господи, как мне уразуметь о Церкви Твоей святой; не хочу быть раскольником, но не знаю, как уразуметь раздоры церковные, не знаю, какая половина ошибается, то ли старообрядцы что-то недопонимают, то ли Церкви Восточная или Греко-Российская погрешают. Господи, покажи мне чудо, разреши мои сомнения и недоумения; если Церковь Российская за перемену в обрядах не лишилась благодатных даров, то во время торжества духовенства на Белой Горе, во время их молебна, пошли, Господи, в это знойное время дождь обильный на землю, чтобы мне уразуметь, что через их пастырей действует благодать Святого Духа». И, действительно, по дороге домой он услышал разговор, что на Белой Горе среди торжественного молебна сошёл на землю обильный дождь.

В результате своих поисков Василий Коноплёв в 90-х годах XIX века через таинство миропомазания присоединился к Православной Церкви. Соединился с Церковью и его отец Евфим Тихонович — ему было тогда семьдесят пять лет — а также младшие его братья Антон и Павел с женами и детьми и семейство старшей сестры. Всего присоединилось девятнадцать человек.

В ноябре 1893 года Василий был пострижен в рясофор, и поселился на Белой Горе. Постепенно к нему стали собираться все желающие монашеского жития. К 1894 году собралось двенадцать человек. 1 февраля 1894 года Василий принял постриг в монашество с именем Варлаам, а на следующий день он был рукоположен в иеродиакона. 22 февраля во время освящения престола в малом храме во имя Святителя Николая его рукоположили в иеромонаха.

С этого времени отец Варлаам был назначен управляющим новостроящегося миссионерского монастыря на Белой Горе, получившего впоследствии название Уральского Афона. Он восстановил Православное уставное Богослужение и, памятуя, что монастырь миссионерский, поставил на должную высоту проповедь, которая звучала в нём утром и вечером. Ни одно богослужение не оставалось без поучения.

В 1913 году пермский священник Иаков Шестаков писал о батюшке: «Отец Варлаам — руководитель совести, это лицо, которому поручают себя люди — миряне, точно так же, как монахи, ищущие спасения и сознающие свою немощь. Кроме того, к отцу Варлааму, как вдохновенному руководителю, обращаются верующие в трудном положении, в скорбях, в часы, когда не знают, что делать, и просят по вере указания. Отец Варлаам отличался особой опытностью, аскетизмом, крепостью духа и детским незлобием. Молва о его мудрости росла; к нему стал стекаться народ со всей Пермской губернии, пошли даже инородцы из глухого Закамскаго края... Каждый, приходя к отцу Варлааму, выносит сильное незабвенное впечатление: в нём есть неотразимая сила. Аскетические подвиги и трудовая жизнь изнурили здоровье батюшки, но он никому не отказывал в совете. Великие таинства совершались в его тесной келье: здесь возрождалась жизнь, утихали скорби и текли слезы умиления и радости. Четверть века Белогородская обитель утешала страждущих.

В первых числах июня 1917 года в обители состоялось последнее величественное торжество — освящение Белогорского собора. Были посланы приглашения всем благодетелям и посетителям обители, а также отпечатаны и разосланы по всей России извещения о предстоящем торжестве. 2 июня в обитель приехал священномученик епископ Пермский Андроник (Никольский, память 7 июня); 5 июня стали прибывать в монастырь из окрестных селений крестные ходы с многочисленными богомольцами. Пройдя долгий путь при дневном летнем зное и пыли, они не выказывали утомления, лица многих были радостны, на них лежал отпечаток какого-то неземного состояния. Храмы не вмещали паломников, и богослужения совершались прямо под открытым небом; всенощные, панихиды или молебны — повсюду славилось имя Божие. И сама природа, казалось, внимала этому дивному зрелищу; не было ветра, свечи не гасли, так было тихо и хорошо.

Прошёл год со времени освящения собора. В августе 1918 года большевики захватили обитель. В главном алтаре собора красноармейцы разворотили и осквернили престол. В келье архимандрита Варлаама устроили отхожее место, а иконописную мастерскую превратили в театр, где монастырских мальчиков-певчих заставляли петь светские фривольные песни. Многие монахи были после зверских пыток убиты.

12 (25) августа красноармейцы арестовали настоятеля монастыря архимандрита Варлаама и по дороге в уездный город Осу расстреляли его. Мученическую кончину приняли и многие монахи обители. Их имена: иеромонахи Сергий, Илия, Вячеслав, Иоасаф, Иоанн, Антоний; иеродиаконы Михей, Виссарион, Матвей, Евфимий; монахи Варнава, Димитрий, Савва, Гермоген, Аркадий, Евфимий, Маркелл; послушники Иоанн, Иаков, Петр, Иаков, Александр, Феодор, Петр, Сергий, Алексий. Могилы мучеников были скрыты властями и пребывают в неизвестности.

Прославлены в 1998 году как местночтимые святые Пермской епархии. Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Использован материал сайта Православие.Ru

Страницы в Базе данных ПСТГУ: преподобномученика архимандрита Варлаама (Коноплев), преподобномученика иеромонаха Сергия (Вершинин), преподобномученика иеромонаха Илии (Попов), преподобномученика иеромонаха Вячеслава (Косожилин), преподобномученика иеромонаха Иоасафа (Сабинцев (Сабанцев?)), преподобномученика иеромонаха Иоанна (Новоселов), преподобномученика игумена Антония (Арапов), преподобномученика иеродиакона Михея (Подкорытов), преподобномученика иеродиакона Виссариона (Окулов), преподобномученика иеродиакона Матфея (Банников), преподобномученика монаха Евфимия (Шаршилов), преподобномученика монаха Варнавы (Надеждин), преподобномученика монаха Димитрия (Созинов?), преподобномученика монаха Саввы (Колмогоров), преподобномученика монаха Гермогена (Боярышнев), преподобномученика монаха Аркадия (Носков), преподобномученика иеродиакона Евфимия (Коротков), преподобномученика монаха Маркелла (Шаврин), преподобномученика послушника Иоанна (Иоанн), преподобномученика послушника Иакова (Данилов), преодобномученика послушника Петра (?), преподобномученика рясофорного послушника Иакова (Старцев), преподобномученика послушника Александра (Арапов), преподобномученика послушнника Феодора (Белкин), преподобномученика послушника Петра (Рочев?), преподобномученика послушника Сергия (?), преподобномученика послушника Алексия (Коротков),

Священномученика иерея Василия

(Инфантьев Василий Иванович, +12.08.1918)

Священномученик иерей Василий – Василий Иванович Инфантьев – родился в 1853 году. Он был священником церкви в селе Мехонском Шадринского уезда. 12 августа (25 нов.ст.) 1918 года отец Василий был убит в селе Таушкан в ходе массовых репрессий против духовенства в Пермском крае. Священномученик Василий Инфантьев был включен в Собор новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода РПЦ от 17 июля 2002 года.

По материалам: Православная Энциклопедия, Т.7, С.43

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Леонида

(Бирюкович Леонид Платонович, +22.08.1937)

Священномученик протоиерей Леонид Бирюкович родился в 1864 году в селе Ухвала Борисовского уезда в семье потомственного священнослужителя. Закончил Минскую Духовную Семинарию. В 1899 году принял сан священника и был назначен настоятелем церкви Успения Божией Матери в села Бродец Игуменского уезда. Тридцать семь лет служил батюшка в этом маленьком селе, затерянном среди лесов и болот, но и там арестовывали его несколько раз. Впервые — в 1934 году за то, что он хранил дома несколько монет царской чеканки. В 1935 году его снова арестовали. Дело обстояло так. Узнав о намерении властей закрыть храм, он сумел поднять народ на его защиту и организовал его оборону. Трое суток сопротивлялись местные жители, круглосуточно охраняя храм. Но силы были неравны и большевики одержали верх: церковь закрыли. Отец Леонид был приговорён к шести годам заключения в концлагере. В связи с резко ухудшившимся здоровьем его вынуждены были освободить. Вернувшись в село, батюшка занялся сбором подписей за открытие храма, и вскоре его арестовали вновь. Батюшка отказался давать показания представителям НКВД, после чего его стали жестоко избивать. Он был расстрелян в Минске 20 августа 1937 года.

Использован материал сайта Православие.Ru

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Иоанна

(Никольский Иван Михайлович, +25.08.1937)

Священномученик Иоанн родился 4 января 1878 года в селе Ляцково Бежецкого уезда Тверской губернии в семье псаломщика Михаила Никольского. По окончании Тверской Духовной семинарии он был рукоположен в сан священника к одному из сельских храмов Кимрского уезда.

В 1929 году власти обязали о. Иоанна привезти к 10 ноября на государственный хлебосдаточный пункт 25 пудов ржи. Священник в это время был в отъезде. Получив повестку 12 ноября, он на следующий же день привёз рожь на хлебосдаточный пункт и был арестован за то, что опоздал на три дня. Суд приговорил священника к конфискации всего имущества и ссылке за пределы Кимрского района.

В Твери у о. Иоанна жил двоюродный брат, протоиерей Василий Владимирский, и священник решил переехать с семьей туда. Святой архиепископ Фаддей назначил о. Иоанна служить в Рождественскую церковь. В это время ОГПУ арестовало в Твери наиболее достойных священников и осудило их на заключение и ссылку, среди них и о. Василия Владимирского. Семьи арестованных оказались без поддержки, и оставшиеся на свободе священники старались чаще посещать их. Отец Иоанн стал чаще бывать у семидесятидвухлетней супруги о. Василия, Надежды Николаевны, у которой не было никого из родных. ОГПУ отметило частые посещения квартиры находящегося в тюрьме священника и решило арестовать о. Иоанна.

29 января 1933 года он был арестован и заключён в Тверскую тюрьму. Доказательств его виновности у ОГПУ не было никаких, и следователь попытался заполучить их через соседей Надежды Николаевны, но безуспешно. Только через полтора месяца, 14 марта, о. Иоанн был вызван на первый допрос. Следователь спросил, как он относится к советской власти.

— Как человек верующий, — ответил о. Иоанн, — я считаю советскую власть Богом поставленной, и ей следует повиноваться не только за страх, но и за совесть. Причин быть враждебным советской власти я не вижу. Она дала право гражданам свободно исповедовать свою религию, верующим дала возможность организовываться в общины, оградила их права определенными законами и инструкциями. Повиновение советской власти я считаю своим долгом и веду себя как священнослужитель и как гражданин строго в рамках законности, чтобы не принести вред государству и не подвергать себя опасным взысканиям.
— Но в душе-то вы все-таки враг советской власти, — заметил следователь.
— Да, временами я чувствую обиду, — ответил священник, — но не на закон или власть, а на представителей низших органов советской власти, которые, проводя политику высших органов власти, незаконно притесняли меня. Но я подавлял в себе чувство обиды и покрывал его христианским терпением и покорностью или обращался за защитой к высшим органам власти, и не напрасно.

Следователь спросил, с какой целью он посещал квартиру Владимирской, не читал ли он там газет, как комментировал то, что читал, и не было ли в это время посторонних в квартире. Отец Иоанн ответил:

— Владимирский — мой двоюродный брат; как родственник, не имея других знакомых в городе, я заходил к нему, а когда его выслали, заходил к его жене, интересуясь, что пишет брат и как себя чувствует.

На следующий день о. Иоанн в камере написал заявление прокурору по наблюдению за органами ОГПУ. Он писал: «При допросе 14 марта следователь Агафонов показания мои записал кратко и иногда неточно, чем искажается их смысл, при подписании протокола допроса лишил меня возможности сделать оговорку... Следователь очень интересовался, читал ли я в доме Владимирского газеты. Я пояснил, как и было, что, когда хозяйка занята была домашними хлопотами и я оставался один, я читал, что попадало под руку, книги или газеты. Непродолжительные разговоры наши вращались больше около личности ее мужа, теперь умершего. Вести какие-либо разговоры о политических событиях не располагали ни обстоятельства, ни обстановка. Письма от Владимирского получались все тревожные: его обокрали, оставшись без теплой одежды, он студился, хворал, окончательно слег и помер. Жене его, убитой горем и в слезах, было не до посторонних разговоров. К квартире Владимирских прилегают три квартиры, отделяющиеся от нее легкими переборками и занятые посторонними жильцами. Кто же решится в такой обстановке устраивать чтение газет и обсуждение их в смысле критики политики существующей власти, на чем так настаивает гражданин следователь? Кто ещё ходит к Владимирской, я не знаю. Случалось, что при мне заходили к ней по своим делам незнакомые мне женщины и, поговорив, уходили. Следователь Агафонов сказал мне, что в деле есть еще показания свидетелей о том, что в мае месяце мы трое: я, Флоренский и Владимирский, в квартире последнего читали газеты, делали какие-то политические выводы, злорадствовали; другое показание, что я где-то говорил о пришествии антихриста, о близкой кончине мира. Следователь не опросил меня по содержанию этих показаний, отказал мне дать очную ставку, между тем эти показания, если только они есть в деле, чисто провокаторские или корыстные... По показанию свидетеля, дело было в мае прошлого года. Владимирский в это время был уже в исправительно-трудовом учреждении, а Флоренский в 1930 году выехал из Калинина и не бывает здесь...

Уверяю Вас, гражданин прокурор, что показания мои вполне искренни, и прошу сделать распоряжение, чтобы Тройка при обсуждении моей виновности, считалась с моими показаниями, написанными моею рукою, а не показанием, записанным неточно с моих слов следователем. Прошу Вас еще дать мне возможность иметь очную ставку со свидетелями, дававшими обо мне показания заведомо ложные. Виновным себя в антисоветской пропаганде я не признаю, тем более что я давно поставил себе жизненным правилом быть в стороне от политики...»

Заявление это не было принято во внимание, и 26 апреля Тройка ОГПУ приговорила священника к трем годам ссылки в Казахстан. Через три дня тюремным этапом о. Иоанн был отправлен в Алма-Ату.

Отец Иоанн вернулся на родину в Тверскую область в 1936 году, незадолго до наступления новых гонений. Несмотря на все преследования, заключения в тюрьмы и ссылку, он не оставил служения Богу и Церкви и был направлен святым архиепископом Фаддеем служить в храм села Кунганово Высоковского района Тверской епархии. Священник продолжал ревностно служить, непрестанно при богослужениях проповедуя, но памятуя, насколько пристрастно и подозрительно ОГПУ, от разговоров на политические темы уклонялся.

Однако того, что он дважды арестовывался и ни на следствии, ни в ссылке, ни уже выйдя на свободу, не выказывал ни малейшего раскаяния в выборе священнического служения, было достаточно, чтобы его арестовали вновь. Он был арестован 4 августа 1937 года.

Вызванные сразу после ареста о. Иоанна «дежурные свидетели» по указанию следователя показали, что священник говорил, что советская власть закончится и люди пойдут к Божьему храму с повинной головой; что к священнику в дом ходят люди, что на вопрос, почему к нему не приезжает его матушка, он ответил, что она боится бесов, и он сам ездит к ней в Тверь, а в проповеди в храме говорил, что сейчас в России идёт гонение на верующих. 8 августа следователь допросил о. Иоанна.

— Расскажите о вашей контрреволюционной деятельности против советской власти.
— Контрреволюционной деятельности с моей стороны не было. Если были какие разговоры несоветского порядка, то несознательно, но я таких случаев не помню. Иногда у меня были сомнения в правильности проводимой политики советской власти, но я их сам рассеивал. Помню, однажды по радио я слышал, что лен убрали за 60 дней, в то время когда картофель и другие плоды не были убраны, вот это я считал неправильным, но потом подумал, что возможно, лен нужнее.
— Следствие требует от вас правдивых, откровенных показаний о вашей контрреволюционной деятельности.
— Других показаний я дать не могу, так как считаю свои показания правильными. Никакой контрреволюционной работы я не проводил совершенно.

На этом следствие было закончено. 22 августа Тройка НКВД приговорила о. Иоанна к расстрелу. Священник Иоанн Никольский был расстрелян 25 августа 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Использован материал сайта Православие.Ru

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Николая

(Доброумов Николай Николаевич, +25.08.1937)

Священномученик иерей Николай - Николай Николайевич Доброумов - родился 24 декабря 1876 (по некоторым данным 1875) года в селе Небдино Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии.

Каким отец Николай был человеком? Архивы сохранили для нас свидетельства о добрых делах батюшки, который всю свою жизнь следовал избранному пути: проповедовал слово Божие, наставлял свою паству. К этому он готовился всю свою жизнь, такое получил воспитание в семье священника Николая Михайловича Доброумова, был самым младшим, пятым ребенком в семье. Детские годы прошли в с.Усть-Кулом, где отец его с 1879 года служил настоятелем Петропавловской церкви. Окончил Усть-Сысольское духовное училище, а в 1899 году Вологодскую духовную семинарию.

Вскоре после окончания семинарии Николай Николаевич женился. Антонина была самой младшей и самой красивой дочерью в семье священника Введенской церкви села Межадор Михаила Константиновича Попова - родного племянника коми поэта И.А. Куратова. В семье, кроме Антонины, было еще 10 детей, и, конечно же, молодая матушка мечтала о детях, любви и долгой жизни с любящим мужем. Но ее девическим мечтам не суждено было сбыться. После женитьбы Николай продолжал сохранять обеты целомудрия, живя с супругой как брат с сестрой, повторяя в своей жизни подвиг святого праведного отца нашего Иоанна Кронштадского. Это не понравилось жене молодого священника, она несколько раз пыталась оставить мужа, но в своей семье не встречала поддержки и одобрения своим действиям: каждый раз девушке приходилось возвращаться. Отец Николай до конца дней своих оставался монахом в миру...

«29.09.1899 г. Преосвященным ГАВРИИЛОМ, епископом Великоустюжским, Николай Доброумов посвящен во священника к Помоздинской Успенской церкви Устьсысольского уезда. Затем был перемещен по прошению к Усть-Куломской Петропавловской церкви. И в 1906 году переведен в село Аныб настоятелем Аныбской церкви». И где-бы отец Николай ни совершал свой священнический подвиг, везде он много трудился на ниве просвещения людей. Работал законоучителем Помоздинского земского мужского и женского училищ, преподавал в деревне Вольдинской Помоздинской волости, являлся законоучителем и заведующим Аныбской церковно-приходской школы и председателем местного церковно-приходского Попечительства. Деятельность батюшки заметили, и 29.05.1909 г. он был награжден медалью в память 25-летия со времени восстановления церковной школы Императором Александром III. В 1913 году священника наградили медалью в память 300-летия царствования Дома Романовых.

Летопись Аныбской церкви содержит рассказ о нескольких знаменательных событиях, произошедших здесь во времена отца Николая. При батюшке 10 октября 1909 года получен в Аныбскую церковь образ вновь прославленной святой Благоверной Великой княгини инокини Анны. Перед новым образом, положенным на аналой, священником было сказано по-зырянски житие святой и совершено молебствие.

Ходатайствовал батюшка и о перенесении мощей в город Усть-Сысольск Святого Стефана Великопермского. 28 января 1910 года после Литургии читан Указ Священного Синода по поводу возбуждавшегося в прошлом году прошения о перенесении в г.Усть-Сысольск святых мощей Стефана Великопермского: «Священный Синод не считает возможным дать своего благословения на перенесение честных останков Святого Стефана, Епископа Великопермского, и по коему Его Императорскому Величеству богоугодно было начертать: «Согласен с заключением Священного Синода». При отце Николае был приобретен для храма колокол весом 53 пуда, вылитый по заказу на заводе Оловянишникова в г. Ярославле, подняли и освятили его в престольный праздник Святителя Николая Чудотворца 6 декабря.

Даже скупые строчки из архива передают то тепло, душевность, которые царили в храме во времена настоятельства там отца Николая. Так, «в день исполнения 200-летия со дня рождения Михайло Ломоносова на маленьком затерянном приходе в Усть-Куломе совершалась о нем панихида. Заупокойное богослужение совершалось и в день смерти премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина».

Знаменательно и то, что о маленьком приходе знали в Москве. «19 марта 1914 года от Сергея Семеновича Мишкова из Москвы была получена риза на икону св. Целителя Пантелеимона».

Батюшка, казалось, находился в центре всех событий, происходящих в мире, его сердце откликалось на боль народную. Когда началась война с Турцией, «17 августа 1915 года был учрежден приходской Попечительский Совет в оказании помощи семьям солдат под председательством священника Николая Доброумова, который оказал помощь на сумму 136 руб. 40 коп. 91 семейству. А с началом войны открыто Волостное Попечительство, с 2 января 1915 года председателем избран тот же священник».

Суждено было стать отцу Николаю и свидетелем трагических страниц нашей истории - 14 марта вследствие происшедшего государственного переворота избран на сходе Временный Волостной Комитет. 25 марта оглашен акт об отречении Государя Императора от престола. В селе начался беспредел. 11 мая, в День Вознесения Господня, на приходе произошло событие, на первый взгляд, необъяснимое. Но вот как сам отец Николай рассказал об этом: «Я удивлен был чрезмерным скоплением народа у Комитета, они расставились шпалерами по обе стороны дороги до дома, где находилась квартира секретаря Комитета. Выводят четверых людей голыми: двое женщин и двое мужчин. Доводят их до дома Комитета - и неизвестно, что потом там происходило». Так, оказалось, была понята здесь свобода, и это устроилось под влиянием солдат, прибывших с фронта». 25 мая, в Троицын день, на вечерне отец Николай провел беседу о событии 11 мая, разъясняющую всю пагубность и непристойность поступка. Он обращался к своим прихожанам как к детям малым и неразумным, не осуждая, но по-отечески наставляя.

После революции отец Николай служил священником Вознесенской церкви с.Дон Усть-Куломского района. На его глазах церковь была закрыта. На заседании Президиума КОИК от 26.12.1935 г. постановили: «молитвенное здание ликвидировать и зачислить в состав национализированного имущества в ведение Устькуломского Райисполкома».

Вскоре арестовали и отца Николая. Батюшку содержали под стражей при Сыктывкарской тюрьме НКВД. Произведенным расследованием установлено, что обвиняемый Доброумов у себя на квартире устраивал нелегальные сборища церковников, на которых под видом богослужений вел контрреволюционную агитацию, направленную против мероприятий Партии и Правительства... Допрошенный в качестве обвиняемого Доброумов виновным себя не признал, но достаточно изобличается показаниями свидетелей. На заседании тройки УНКВД Коми АССР от 23. 08.1937 г. постановили обвиняемого по ст. 58 п.10, ч. II УК РСФСР Доброумова Николая Николаевича расстрелять.

По материалам: Прокофьева Н. Жизнеописания новомучеников в земле Коми просиявших. Части I и II. Сыктывкар 2007 г. С. 20-24.

Страница в Базе данных ПСТГУ