на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
16 сентября (3 сентября ст.ст.)

Священномученика епископа Пимена

(Белоликов Петр Захарович, +16.09.1918) 

Священномученик Пимен, епископ Семиреченский и Верненский (в миру Пётр Захарьевич Белоликов) родился в 1879 году в селе Васильевское в Новгородской губернии в большой благочестивой семье священника Захария Ивановича Белоликова и его супруги Марии Ивановны Орнатской — дочери священника Иоанна Орнатского. Известные Санкт-Петербургские священники Философ и Иоанн Орнатские приходились ему двоюродными братьями. Через отца Иоанна Пётр Белоликов находился в свойском родстве со святым праведным Иоанном Кронштадтским.

По окончании Новгородской Духовной Семинарии, Пётр Белоликов продолжил обучение в Киевской Духовной Академии, которую закончил в 1904 году. Ещё студентом он принял монашеский постриг с именем Пимен. По окончании Академии он получил благословение на миссионерскую деятельность.

Он просвещал светом православия осетин, овладел древнесирийским и новосирийским языками, а также тюркскими наречиями, и проповедовал православие среди сирийских несториан на их родном языке, а также защищал интересы перешедших в православие сирийцев перед персидскими властями. Находил он время и для научных трудов, занимаясь переводами раннехристианских сирийских текстов.

С 1914 года отец Пимен служил в Перми в должности ректора Пермской Духовной Семинарии, где стал сподвижником и надёжной опорой во всех начинаниях пламенного поборника Православия, будущего священномученика – архиепископа Пермского Андроника, который надеялся видеть отца Пимена своим викарием.

Однако, ради использования миссионерских талантов молодого подвижника в Персии (нынешнем Иране), в 1916 году в Петрограде в Казанском соборе состоялась епископская хиротония архимандрита Пимена (Белоликова) с назначением на приграничную Салмасскую кафедру в Персии. Преосвященный Андроник (Никольский), епископ Пермский и Соликамский, подарил ему свою панагию, с которой епископ Пимен не расставался все оставшиеся ему два года жизни.

Через год епископа Пимена по его просьбе отозвали из Персии. Последовало его назначение викарием Туркестанским в город Верный (ныне это Алма-Ата), на вновь созданную Семиреченскую и Верненскую кафедру.

38-летний епископ прибыл в город Верный в 1917 году. Он возобновил традицию народных чтений и бесед, в которых объяснял собравшимся современное положение в России. Владыка давал весьма сдержанные оценки Февральской революции, а с приходом к власти большевиков деятельный и монархически настроенный архипастырь был обречён на гибель. Его авторитет был так велик, что большевики всерьез опасалась «двоевластия» в Семиреченске.

Вечером 16 сентября 1918 года в покои епископа Пимена ворвались красноармейцы из карательного отряда, отозванного с Семиреченского фронта специально для ареста Верненского епископа. Оскорбляя и унижая святителя, они потребовали ехать с ними. После раздумий владыка подчинился. Его посадили на тачанку и увезли в загородную рощу. Даже бойцы карательного отряда, вызванного в город Верный для «наведения революционного порядка», долго не решались выстрелить в святителя. Убил владыку выстрелом в упор известный в городе бандит.

Духовенство, которому владыка велел звонить в колокола, чтобы поднять народ, в случае долгого своего отсутствия, - не выполнило просьбы своего архипастыря. Согласившись ехать с красноармейцами, владыка сознательно пошёл на великую жертву: он отдавал свою жизнь для того, чтобы расправа над ним стала сигналом православному народу явить свою сплочённость и силу. Только напрасно слух его ловил звуки набата: духовенство приняло решение не звонить, надеясь, что всё обойдется, да и власть, может быть, скоро сменится.

На другой день православный народ вышел на улицы города с требованием выдать тело убитого архиерея. Демонстрацию разогнали с помощью оружия. Тело убитого священномученика, лежащее на поляне в роще, нашли дети, собиравшие там орехи. Православные верующие ночью тайно погребли епископа Пимена рядом с кафедральным собором города Верного.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Сергия

(Феноменов Сергей Васильевич, +1918)

Священномученик протоиерей Сергий - Сергей Васильевич Феноменов - служил в Крепостной церкви города Усть-Каменогорска и был войсковым священником располагавшегося в крепости военного гарнизона.

В 1918 году, когда в городе Усть-Каменогорске власть была на некоторое время захвачена большевиками, протоиерей Сергий Феноменов был расстрелян ими на глазах у своей семьи (жены и троих сыновей).

Это происходило на расположенном напротив крепости Комендантском острове, где отец Сергий проживал со своей семьей. К телу мученика приставили охрану, которая не разрешала к нему подходить. Через трое суток тело отца Сергия тайно от семьи увезли в неизвестном направлении

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Василия

(Колмыков (Калмыков) Василий, +1918)

Иерей Василий Колмыков (по некоторым данным Калмыков) родился в 1866 году в купеческой семье. 2 января 1913 года поступил на службу в Омскую епархию в должности псаломщика к церкви села Южно-Подольского Тюкалинского уезда. 20 января того же года рукоположен в сан диакона. Со 2 февраля 1914 года служил диаконом в церкви села Черновинского Змеиногорского уезда. 12 марта 1914 года перемещен к церкви села Чернолучинского Тюкалинского уезда.

В 1916 году был рукоположен в сан иерея и назначен настоятелем церкви селения Мещанского Джаркентского уезда Семиреченской области. Его приход составляли также жители близлежащих переселенческих поселков: Каркара, Владиславское, Ново – Киевское и Охотничье.

В июле - сентябре 1916 года в Семиречье произошел киргизский мятеж, жертвами которого стали тысячи мирных жителей. Мятежниками были сожжены и разграблены десятки крестьянских селений. В августе 1916 года отряды киргизов, покончив с районом Иссык-Кульского озера, направились к востоку от Пржевальска и 12 августа напали на русские селения Джаркентского уезда. Иерей Василий, спасая от рук мятежников своих прихожан, проявил настоящий героизм.

В письме Преосвященному Иннокентию (Пустынскому), епископу Туркестанскому и Ташкентскому, он так описывал эти события:

«В течение двух месяцев было слышно, что местные нации: киргизы, сарты и таранчи хотят громить и избивать русских жителей, и что будто бы для этого приготовляют холодное оружие. Так как официальных данных не было, то русские не придавали особого значения этим слухам и продолжали спокойно заниматься полевыми и домашними работами. Не подозревая погрома, я с семьей, т.е. женой и ребенком, 11 августа уехал на Каркаралинскую ярмарку, находившуюся в 27 верстах от моего прихода. В этот день не происходило ничего подозрительного, но на другой день утром в 4-5 часов я был разбужен криками: «Батюшка, спасайтесь, киргизы окружают нас. Всех убьют и перережут». Когда я, одевшись, вышел на улицу, то действительно увидел массу вооруженных людей на лошадях, с криками и гиканьем спускавшихся с окружающих гор (приблизительно десять тысяч). Поднялся страшный переполох: крик и плач женщин и детей, бестолковая беготня, но, благодаря распорядительности ротмистра Михаила Кравченко, все успокоилось, и нападение легко было отражено. Сразу были приняты меры к вывозу хлебных продуктов в склады для содержания народа. Вывоз продуктов был возложен на меня, и потому я не смог ранее вечера попросить Кравченко оказать помощь жителям моего прихода.

Когда все успокоилось, я стал усиленно просить господина Кравченко отпустить хотя бы 10-15 солдат для поездки в селение Мещанское, чтобы предотвратить погром. Просьба моя была удовлетворена, и на другой день утром отряд в количестве 30 человек выступил верхами, имея задачей спасти жителей моего прихода. Начальником отряда был назначен прапорщик Фома Рыскин. Все расстояние от ярмарки до первого поселения моего прихода с. Таврического пришлось ехать карьером. Около 9 часов утра отряд прибыл в поселок, где не оказалось ни одного жителя. Поселок был разграблен и объят пламенем. Отрядом было обнаружено и убито 20 киргизов - мародеров. После отправки донесения в Каркару о случившемся, отряд поскакал в пос. Владиславский, находящийся в шести верстах от Таврического. Здесь выяснилось, что жители этих двух поселков, соединившись и устроив баррикаду из телег, борон и других сельскохозяйственных орудий, сами вели перестрелку с нападавшими киргизами. Отряд помог крестьянам отразить нападение и после небольшой передышки двинулся в пос. Мещанский.

По дороге в Мещанский находился пос. Чулак, где было 8-9 дворов баптистов. Но заезжать туда не было нужды, т.к., со слов одного человека, там все было сожжено, и жители перебиты. Дорога проходила ущельем, и потому, во избежание нападения, пришлось ехать окружным путем (горами). Спустя 3-4 часа, солдаты, спустившись с гор, увидели, что Мещанское горит. До поселка было 12 верст, дорогой отряду приходилось задерживаться для отражения нападений киргизов, и лишь спустя 2-3 часа отряд стал приближаться к селу. К сожалению, въехать в село не было возможности, т.к. увидев приближающихся солдат, киргизы бросились наутек, и отряду пришлось гнаться за ними по горам. Пока отряд преследовал разбойников, я поспешил в селение и был встречен жителями со слезами радости на глазах. Все от малого до старика спешили ко мне за благословением и, плача, благодарили за помощь. Поплакав вместе с ними и благословив всех, я стал расспрашивать о происшедшем. Мне рассказали, что, увидев приближающихся киргизов, крестьяне собрались в один дом и стали отстреливаться. Так как ружей, пороху и вообще снарядов у них не было, а что было, все использовали, то им осталось лишь предать себя на волю Божию. Дом был уже окружен со всех сторон, кругом полыхало пламя, дети и женщины плакали и молились Богу, ожидая смерти, как вдруг киргизы, осаждавшие их, бросились бежать. Жители были крайне удивлены. Лишь, когда услышали выстрелы, поняли, что пришла помощь. Стоило опоздать отряду на 10-15 минут, и все было бы кончено. К счастью, убитых оказалось лишь двое и четверо раненых. Успокоив людей, я бросился к молитвенному дому, но… опоздал. Молитвенный дом был разграблен и горел изнутри. Я позвал людей, мы кинулись гасить пожар, и дом был спасен от окончательного разрушения. Все, что можно было спасти, я уложил в разбитый сундук и отвез потом в г. Пржевальск.

Когда я пришел к своему дому, то увидел только дымящиеся головешки, все добро сгорело. Церковные книги, документы, деньги либо погибли в огне, либо были похищены. Остался я с семьей в том, что на нас было одето: на мне драный подрясник с летней ряской, а у жены – рваное платье и пальтишко. Сколько слез и жалоб…. Не дай Бог слышать никому».

После 1916 года священник Василий Колмыков служил в станице Подгорненская. Старостой церкви этого села был потомственный казак родом из Омской губернии Зосима Фунтиков. После присоединения Туркестанского края к России на плодородные земли края началось переселение крестьян, а на его рубежи - казачьих полков. Зосима Фунтиков приехал в Семиречье вместе со своими земляками казаками Снегиным и Веригиным. Проехав со своими семьями на обозах по киргизским степям полтора месяца и прибыв в столицу г. Верный, они получили от генерал-губернатора направление в станицу Иссык, что в 70-ти километрах от Верного. Станица была уже заселена казаками и показалась переселенцам слишком многолюдной. Тогда они, испросив разрешения у начальства края, двинулись на освоение новых земель в сторону границы с Китаем в Джаркентский уезд. Там, в 20-ти километрах от станции Чунжа, Зосима и его спутники облюбовали удобное для земледелия и пчеловодства место у подножия Тянь-Шанских гор. На берегу речки Киргизсай была основана новая казачья станица, названная Подгорненской.

Со временем сюда стали переселяться земляки основателей станицы и, когда поселение разрослось, благочестивые жители построили в ней церковь. О том, в каком году был построен в станице Подгорненской первый храм, и кто был первым священником, сведений не сохранилось. Известно лишь, что после киргизского мятежа 1916 года, когда в селе Мещанском был осквернен и разграблен православный храм, дома сожжены, а жители эвакуированы, священник Василий Колмыков был переведен на новое место служения – в станицу Подгорненскую Джаркентского уезда.

В 1918 году, когда в Семиречье утверждалась новая власть, в Подгорненскую вошел отряд красноармейцев. Первым комиссары арестовали отца Василия, затем пришли к церковному старосте Зосиме Фунтикову и устроили у него обыск. Забрали церковное вино и деньги, а его самого арестовали. Затем были арестованы еще 13 православных христиан. Всех их вывели за село на кладбище и расстреляли из пулемета. Перед расстрелом мучеников избивали, некоторым надели на голову мешки. Хоронить мучеников красноармейцы не разрешили. На горе напротив кладбища поставили пулемет и никого не подпускали к расстрелянным. Ночью селяне – казаки, среди которых были и сыновья Зосимы, тайком пришли на кладбище и стали копать общую могилу. Пулеметчик, слыша звуки, доносившиеся с кладбища, время от времени давал пулеметные очереди, прочесывая кладбище и прилегающую местность. Выкопав могилу, казаки положили в нее иерея Василия, старосту Зосиму и 13 убиенных сельчан. На протяжении более восьми десятилетий за могилой ухаживали местные жители. Со временем здесь была поставлена небольшая часовня, в которой горела неугасимая лампада. Часто, особенно в поминальные дни, к могиле мучеников приходили их земляки, молились, возжигали свечи. Несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны, часовенку разобрали на дрова крестьяне – уйгуры, поселившиеся в этой местности (большинство русских с течением времени покинули бывшую станицу и возвратились в Россию), память о мучениках сохранилась до нашего времени. Могила их, обнесенная простой деревянной оградкой и увенчанная ветхим деревянным крестом, на протяжении многих лет не переставала быть местом почитания. Обретение мощей святых мучеников состоялось 26 апреля 2002 года.

Использован материал, подготовленный игуменом Вианором Ивановым
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Филиппа

(Шацкий Филипп, +1918)

Протоиерей Филипп Шацкий был преподавателем миссионерской школы в станице Сарканд Копальского уезда Семиреченской области. В 1918 году большевики, занявшие село, заперли его в школе и подожгли здание. Обуглившиеся кости священника были найдены и похоронены. Священномученик Филипп был причислен к лику святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Владимира

(Дмитриевский Владимир Федорович, +1918)

Священномученик Владимир – Владимир Федорович Дмитриевский – родился в 1876 году в Новгородской губернии и происходил из семьи псаломщика. Он окончил 2 класса Новгородской Духовной семинарии и 1 октября 1884 года поступил учителем в школу села Кувизино Валдайского уезда. 25 марта 1895 года Владимир был определен псаломщиком к церкви в селе Колпаковском Лепсинского уезда Семиреченской области. 4 октября 1902 года будущий священномученик был переведен в город Пишпек (Бишкек). 18 июня 1903 года Туркестанским и Ташкентским епископом Паисием (Виноградовым) он был рукоположен во диакона, а 22 сентября- во священника и назначен на приход в Арасан-Копале Семиреченской области, одновременно отец Владимир исполнял обязанности законоучителя в Копальском женском училище. В 1910 году он служил настоятелем церкви во имя святителя Николая в станице Копальской Семиреченской области. В 1917 году отец Владимир исполнял обязанности благочинного Копальского округа Семиреченской области. В 1918 году он был убит при столкновении крестного хода с большевистской демонстрацией. Священномученик Владимир был прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам: Православная энциклопедия Т.8, С.636; База данных ПСТГУ

Преподобномученика иеромонаха Мелетия

(Голоколосов ??, +1918)

Преподобномученик Мелетий (Голоколосов) был постриженником Глинской Пустыни. После разорения Иссык-Кульского монастыря он служил в Копальском уезде Семиреченской области. Отец Мелетий погиб в 1918 году при братоубийственной смуте. В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе иеромонах Мелетий прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских.

Использован материал: Вера Королева. История киргизского мятежа 1916 года в описании семиреченского духовенства. Ч.1.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномучеников иереев Василия и Парфения

(Красивский Василий, Красивский Парфений, +1919)

Братья Красивские, Василий и Парфений, оба были священниками. Отец Василий служил в Петропавловской церкви в городе Верном (ныне Алма-Ата), а отец Парфений – в том же городе в храме Казанской иконы Божией Матери. В 1919 году они были убиты в один день бойцами ворвавшегося в город красного отряда. Отец Василий был избит, затем привязан к хвосту лошади и так умучен до смерти. Отец Парфений был сожжен на паперти своего храма.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»
Страницы в Базе данных ПСТГУ: отец Василий Красивский, отец Парфений Красивский
 

Священномученика иерея Андрея

(Дальников Андрей Иосифович, +1920)

Священномученик Андрей – Андрей Иосифович Дальников – был одним из священников Семиреченской области. Из мест его служения известны город Тургень и станица Надеждинская (Верненский уезд, ныне город Иссык). В сентябре 1920 года отца Андрея арестовали и обвинили в «контрреволюционной деятельности, невыполнении хлебозаготовок, скрытии книг исповедающихся казаков от тройки Обл. ЧК». Священник был приговорен к заключению в концлагерь. Отбывать наказание ему пришлось в Пишпекском лагере, в котором он погиб в 1920 году. В следственном деле священномученика есть приписка от 13 апреля 1921 года: "Семью умершего в Пишпекском лагере священника Андрея Иосифовича Дальникова... выселить с конфискацией имущества".

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Феофана

(Соколов Феофан Петрович, +1920) 

Митрофорный протоиерей Феофан Петрович Соколов родился в 1875 году. Известно, что он был инспектором церковно-приходских школ Семиреченской области, членом Духовной Консистории, настоятелем Покровской церкви города Верный (ныне Алма-Ата). Осенью 1920 года маститый протоиерей был расстрелян новой богоборческой властью. Священномученик Феофан был причислен к лику святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Владимира

(Садовский Владимир, +1921)

Священномученик иерей Владимир Садовский до 1912 года служил в церкви в селе Луговском Копальского уезда. В 1912 году он был переведен в станицу Зайцевскую (Чилик) Верненского уезда Семиреченской области. Священник был расстрелян в 1921 году по приговору, утвержденному областным революционным трибуналом. Приговор был основан на обвинении в «агитации против советской власти... хранении оружия... непредъявлении документов». Священномученик Владимир прославлен в лике святых Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам Православной энциклопедии Т.8, С.642.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Михаила

(Сушков Михаил Михайлович, +1921) 

Священномученик Михаил – Михаил Михайлович Сушков – родился в 1876 в городе Верном Семиреченской области (ныне Алма-Ата). Он окончил церковноприходскую школу и с 1893 был пономарем Туркестанского Кафедрального собора. В 1896-1899 годах Михаил был иподиаконом и послушником при Архиерейском доме, а с 1899 по 1901год ему пришлось быть на военной службе в городе Копале Семиреченской области, где он также стал пономарем Свято-Николаевской военной церкви. В 1901 он входит в штат этой церкви и пономарит здесь до 1906 года, после чего становится псаломщиком Кокандской Свято-Николаевской церкви. С 3 января 1907 Михаил Михайлович переходит в Арасан–Копальскую церковь, а далее (по1916 год) мы видим его псаломщиком Никольской церкви станицы Копальской Семиреченской области, а также собора города Лепсинска. В сентябре 1916 года Михал Сушков был рукоположен во иерея и назначается настоятелем Михайловской церкви села Осиновка Лепсинского уезда. В 1921 году много послуживший Церкви протоиерей Михаил Сушков был расстрелян большевиками.

По материалам сайта Талдыкорганского благочиния
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Николая

(Сущевский Николай, +1923) 

Протоиерей Николай Сущевский служил в церкви села Георгиевка Пишпекского уезда Семиреченской области. В 1923 году он был расстрелян богоборческой властью недалеко от города Талды-Кургана. Священномученик Николай был прославлен в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Евфимия и с ним 4-х мучеников

(Круговых Евфимий Георгиевич, +1924) 

Евфимий Георгиевич Круговых служил псаломщиком в Свято-Введенском соборе, а позднее был рукоположен во 2-го иерея к церкви Казанской иконы Божией Матери в городе Верный (ныне Алма-Ата). Он был стойким борцом с обновленчеством. Отец Евфимий был повешен в 1924 году у монастырской заимки близ поселка Заря Востока (ныне в черте Алма-Аты) вместе с 4 мучениками за то, что остался верным Патриарху св. Тихону (Белавину). Место захоронения замученных остается неизвестным. Священномученик Евфимий и 4 мученика были прославлены в лике святых Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам Православной энциклопедии Т.17, С.399

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Роман

(Марченко Роман, +1929) 

Иерей Роман Марченко был настоятелем Покровского храма станицы Надежденская Верненского уезда Семиреченской области (ныне город Иссык). Закрытие осенью 1929г. Покровского храма вылилось в огромную трагедию. Казаки станицы активно сопротивлялись святотатственным действиям богоборческих властей, для их подавления в станицу была введена конная милиция. Несколько десятков прихожан было арестовано, а священник убит. Священномученик Роман был прославлен в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

По материалам Базы данных ПСТГУ; сайта интернет-радио «Град Петров»

Священномученика иерея Алексия

(Зиновьев Алексей Иванович, +16.09.1937) 

Священномученик Алексий родился 1 марта 1879 года в селе Греково-Казанское Воронежской губернии в семье священника Иоанна Зиновьева. С 1898 по 1904 год Алексей учился в Тульской Духовной семинарии, по окончании которой был рукоположен во священника ко храму села Воскресенского Чернского уезда Тульской губернии. В 1914 году он был переведен в храм в городе Ефремове.

С 1917 года отец Алексий служил в храме в селе Сторожа Московской губернии. За тринадцать лет, что прослужил здесь священник, православные полюбили доброго и ревностного пастыря. Когда в 1930 году, во время очередных гонений, он был арестован по обвинению в том, что будто бы создавал в селе антисоветские группы, прихожане дружно выступили в защиту священника – почти все жители села Сторожа пришли к сельсовету и потребовали освобождения ни в чем не повинного пастыря. Власти, однако, не освободили отца Алексия и препроводили его под конвоем в тюрьму в город Ефремов, где он находился под стражей около пяти недель, а затем все же был освобожден, вернулся в село и стал служить в храме по-прежнему.

В начале тридцатых годов в связи с коллективизацией, разрушением крестьянских хозяйств, насильственным образованием колхозов и отобранием у крестьян всего наличного хлеба крестьяне стали его скрывать, чтобы не умереть от голода. План, по которому крестьяне должны были сдать хлеб государству, превышал их возможности и обрекал на смерть от голода. Видя, что власти в селе проводят повальные обыски с целью изъятия хлеба, псаломщик Федор Кананыхин упросил отца Алексия до времени сложить принадлежащее ему зерно и муку на колокольне. Священник, хотя и предчувствовал, что дело может окончиться для них арестом, не смог отказать.

В 1932 году в ОГПУ стали поступать сведения, что в селе Сторожа план по хлебозаготовкам выполнен на 8,9% и будто бы виноваты в том священник Алексий Зиновьев, псаломщик Федор Кананыхин и крестьяне, часто посещавшие храм, – Иван Попов, Василий Разенков и Андрей Береговский. 2 декабря 1932 года все они были арестованы и заключены в тюрьму в городе Ефремове.

4 и 6 декабря власти произвели обыски в церкви и обнаружили два мешка ржи, мешок пшена и пятнадцать пудов муки, которые и отобрали в счет хлебозаготовок.

На допросе священник, отвечая на вопросы следователя, сказал, что встречался с псаломщиком и крестьянами и говорил, что единоличников советская власть задушила, не дает им жить, что раньше жилось лучше.

Вызванный на допрос псаломщик сказал: «Обнаруженный в церкви хлеб частично принадлежал мне. Прятать хлеб меня заставляло то, что вижу, что при советской власти проходит отбор хлеба, и хотя мне никакого задания не было, все же хлеб я свой спрятал. Для меня вообще при советской власти новое дело – чтобы производить у крестьян отбор хлеба, в прежнее время при царе этого не было и, во всяком случае, хлеб бы никто прятать не стал. А сейчас, конечно, нет ничего удивительного, что крестьяне начинают прятать хлеб». Кроме того, он сказал, что доказывал крестьянам, что колхозы – это барщина и разорение и ничего им не дают.

Подобные же показания дали и крестьяне, за исключением Ивана Попова, который сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, но не отрицаю того, что действительно встречался с кулаками Береговским и Разенковым, но связь эта была чисто товарищеская. Не отрицаю того, что хозяйство моего отца было кулацкое. Из обнаруженного в церкви хлеба мне ничего не принадлежало».

19 февраля 1933 года тройка ОГПУ приговорила священника Алексия Зиновьева к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен на каторжные работы на строительстве Беломорско-Балтийского канала. К трем годам заключения были приговорены псаломщик Федор Кананыхин и крестьяне Андрей Береговский и Василий Разенков, которые были отправлены на Беломорско-Балтийский канал. Только Иван Попов был приговорен к одному году принудительных работ и освобожден из-под стражи. Тяжелые работы настолько расстроили здоровье священника Алексия Зиновьева, что он был признан инвалидом и через полгода пребывания в концлагере освобожден. Он вернулся в село Сторожа и стал служить в храме.

В 1935 году власти захватили храм и начали использовать его под зернохранилище; с этого времени отец Алексий стал служить молебны в домах благочестивых прихожан. Так продолжалось до новой волны гонений в 1937 году.

16 августа представители НКВД допросили одного из лжесвидетелей, крестьянина села Сторожа. Он показал, что священник будто бы являлся одним из активнейших организаторов контрреволюционного восстания в селе Сторожа и будто бы говорил, что в колхоз вступать не нужно, колхозное строительство противно Богу, в колхозном строительстве будет процветать безбожие, Бога забудут; в единоличном хозяйстве сами себе хозяева, а там будут подневольными, рабами. «В результате его деятельности и агитации кулаков колхозы организовывались слабо. Имея тесную связь с кулачеством в селе Сторожа, по возвращении в село по отбытии наказания Зиновьев восстановил связь с кулаками, бывшими участниками контрреволюционного восстания, и продолжает ее по сие время. В их домах он часто служит молебны и всенощные. Осенью 1935 года, после постановления граждан о засыпке зерна в церковь, Зиновьев говорил верующим: “Грешно засыпать зерно в церковь, для зерна должны быть зернохранилища. Церковь – это дом Божий, где проповедуется слово Божие. Нужно церковь освободить и служить в ней. Господь накажет вас за богохульство”. В июне 1936 года Зиновьев говорил: “Вот Господь Бог вас наказывает за то, что вы богохульствуете. Нужно сейчас устраивать молебны, чтобы Господь дал дождя”. В результате члены церковного совета пришли в сельсовет просить разрешения на проведение в поле молебна о дожде. В июне в одном из домов в селе было богослужение, а после этого происходили антисоветские разговоры о выборах в сельские советы, и поп Зиновьев говорил: “Нужно в советы выбирать людей богобоязненных, хороших”».

24 августа 1937 года отец Алексий был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. На допросе следователь сказал священнику:

– Следствие располагает материалами о том, что вы в 1935 году систематически проводили церковные богослужения в домах верующих.

Отец Алексий подтвердил, что действительно он такие богослужения проводил и на них собирались верующие села Сторожа.

– Вы после богослужений вели контрреволюционные разговоры? – спросил следователь.
– Церковные службы я проводил, но никогда никаких антисоветских разговоров не вел.

Следователь обвинил священника в том, что он, устраивая богослужения в домах верующих, вел разговоры о создании колхозов и выказывал недовольство явлениями окружающей жизни.

Священник ответил, что в частных домах он служил и, оставаясь после богослужения, вел различные разговоры и, в частности, говорил: «Сейчас жизнь тяжелая, и особенно для меня».

15 сентября тройка НКВД приговорила отца Алексия к расстрелу. Священник Алексий Зиновьев был расстрелян на следующий день, 16 сентября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Использован материал книги: «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Сентябрь-Октябрь» Тверь, 2003 год, стр. 10-15.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Илии

(Бажанов Илья Васильевич, +16.09.1937) 

Протоиерей Илия Васильевич Бажанов родился 24 июля 1877 года в семье псаломщика Покровской церкви с. Селищи Касимовского уезда Рязанской Василия Алексеевича Бажанова и его жены Татианы Исмайловны. Закончил Рязанскую Духовную семинарию.

В 1900 году Илия Бажанов поступил на должность учителя в церковно-приходскую школу д. Кочемары Касимовского уезда, но Преосвященным Полиевком (Пясковским), епископом Рязанским и Зарайским в 1901 году был определен во диакона к Казанской церкви с. Малахова и там же рукоположен. В этом же селе он был учителем школы.

По собственному прошению, Преосвященным Аркадием (Карпинским), епископом Рязанским и Зарайским, он был переведен на штатную диаконскую должность к Покровской церкви села Никиткина Егорьевского уезда. Это было 13 ноября 1904 года. Почти десять лет он прослужил диаконом в этом храме, построенном в 1842 году московскими купцами Семеном и Хрисанфом Куровыми. 23 июня 1914 года он был переведен на штатное священническое место к Николаевской церкви села Ксенофонтова, Егорьевского уезда, а 19 июля рукоположен во священника Преосвященным Амвросием (Смирновым), епископом Михайловским, викарием Рязанским. В его послужном списке в клировой ведомости указано, что все это время он состоял заведующим и законоучителем при Кочемарской церковно-приходской школе.

Когда до революции 1917 года отец Илия служил в различных приходах и церковно-приходских школах, о Свято-Владимирской церковно-приходскм школе с. Карамышева Касимовского уезда много говорили и писали. Эта школа была действительно гордостью не только прихода, но и всей епархии. Здесь заботились о детях: учили, давали бесплатные книги, проводили интересные встречи. В 1892 году там была открыта бесплатная столовая на средства неизвестного благотворителя из Москвы. Деньги инкогнито были посланы на имя врача А.О. Афиногенова, который вместе со священником храма и начальником школы занялся открытием столовой для детей. Это благое начинание многих подвигло на хорошие дела. Школа была образцовой.

И вот через много-много лет отцу Илие, пришлось служить в этом селе. Здесь он за усердную многолетнюю службу Церкви Христовой удостоен сана протоиерея. Со временем не стало этой прекрасной школы, и начала оскудевать и вера. В 1919 году благочинный Зарайского округа писал: «Благочестие народа, его приверженность к Церкви Божией, молитве и исполнению христианских обязанностей в настоящее революционное время подвергается тяжелому испытанию. Замечается падение веры и нравственности, особенно среди молодого поколения. Отрицательное отношение правительства к Церкви как к культурной силе, изгнание преподавателей Закона Божия, св. икон и молитвы из школ, насаждение во всех деревнях так называемых культурно-просветительных кружков молодежи, распространение в народе богохульных книг и брошюр, - все это деморализующе действует на молодое поколение, вытравливает из него последние остатки отцовской веры, разнуздывает и развращает молодежь».

Духовенство было отстранено от преподавания в тех школах, которые были открыты в свое время священниками. Но многие батюшки продолжали встречаться с молодежью, говорить проповеди. Это делал и отец Илия. Местные власти неоднократно заставали его во время бесед с ребятами, которым он проповедовал Слово Божие и говорил о пользе учения.

Протоиерея Илию Васильевича Бажанова арестовали 20 августа 1937 года. Отец Илия признал вину частично. Подтвердил, что не только среди молодежи «проводил религиозную пропаганду», но и «среди остального населения». Его возмущало то, что в селе запрещено было ходить с иконами крестным ходом, запрещалось крестить и венчать. Был случай, когда его хотели арестовать, но женщины не позволили этого сделать. Заступались за него прихожане и тогда, когда его выселили из собственного дома.

Следственное дело было передано на рассмотрение «тройки» при УНКВД Московской области, которая приговорила его 15.09.37 к расстрелу. 16 сентября 1937 года приговор был приведен в исполнение.

Захоронен вблизи пос.Бутово Ленинского района Московской области на огороженной территории бывшего полигона НКВД СССР. Реабилитирован по указу Президиума Верховного Суда (далее - ПВС) СССР от 16.01.1989 г.

Священномученик протоиерей Илия Васильевич Бажанов был старшим братом священномученика протоиерея Константина Васильевича Бажанов, канонизированного Деяниями Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года. Священномученик Илия расстрелян 16 сентября 1937, а Священномученик Константин - 23 декабря 1937 года.

Заседанием Священного Синода Русской Православной Церкви от 12 марта 2002 года протоиерей Илия Бажанов прославлен как священномученик.

Использован материал официального сайта Рязанской епархии
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика диакона Петра

(Сорокин Петр Иванович, +16.09.1953) 

Отец Петр Сорокин был рукоположен в сан диакона в 1925 году в Звенигороде, служил в Московских храмах – Сорока мучеников и на Даниловском кладбище. В 1937 году был арестован, приговорен к 10 годам лагерей. В 1947 году вернулся в Москву, и обратился в Синод с просьбой дать ему место диакона. Его направили в город Славянск Сталинской области, затем он нашел место певчего в Богоявленском соборе города Вышний Волочек. Здесь в 1949 году его арестовали за «участие в деятельности группы церковников». И выслали на поселение в Казахстан. Там его снова арестовали и приговорили к 10 годам лишения свободы. Диакон Петр Сорокин погиб в лагере в Иркутской области в 1953 году.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»
Страница в Базе данных ПСТГУ