на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
17 ноября (4 ноября ст.ст.)

Св. Николая исп., пресвитера (1931); прмц. Евгении (1935); сщмч. Александра пресвитера (1937); сщмч. Исма́ила пресвитера (1941)

Священноисповедник иерей Николай Виноградов, преподобномученица монахиня Евгения (Лысова), священномученик иерей Александр Петропавловский, священномученик иерей Измаил Базилевский,

Священноисповедника иерея Николая

(Виноградов Николай Павлович, +17.11.1931)

Николай Павлович Виноградов родился 4 ноября 1873 года в городе Клин Московской губернии и происходил из духовного звания.

Поступив в Московскую Духовную Семинарию, он окончил ее в 1896 году по второму разряду. Затем преподавал в Прохоровской церковно-приходской школе Подольского уезда до 1898 года. Женился. 17 апреля 1898 года определен во священники храма с. Данилово Подольского уезда, освященного в честь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы.

Село Данилово – одно из старейших сел Домодедовской подмосковной волости. Первое упоминание о церкви в селе относится к XVII веку, а каменный храм в котором служил священноисповедник Николай Виноградов был построен в 1755 году.

Здесь о. Николаю и его близким было суждено прожить 32 года. Здесь в семье Виноградовых в 1900 году родилась дочь – Надежда, в 1902 году сын – Николай, а в 1904 году вторая дочь – Людмила, здесь о. Николаю дано было Богом понести нелегкий крест вдовства.

Молодой священник много потрудился на ниве церковного просвещения. В ноябре 1898 года, вскоре после рукоположения и назначения на приход, о. Николай открыл в селе Данилово школу грамоты, где и преподавал сам безвозмездно. В 1901 году школа была преобразована в церковноприходскую, и о. Николай был ее бессменным заведующим и законоучителем до 1918 года. Кроме того, в 1908-1911 гг о. Николай состоял заведующим в Воскресенской церковно-приходской школе, которая располагалась близь села Растуново., и преподавал детям Закон Божий в земской школе самого села Растуново с 1909 года по 1917 год.

В 1915 году о. Николай был назначен помощником благочинного шестого округа Подольского уезда, а в 1916 году благочинным того же округа, и это послушание проходил до 1917 года. А в 1919-1920 годах по назначению епархиального начальства временно заведовал благочинием. В 1920 году был избран собранием духовенства и мирян в совет благочиния и до 1923 года нес это послушание. В 1923 году о. Николай назначен духовником шестого благочиннического округа.

За ревностное служение Церкви Христовой о. Николай был награжден многими церковными наградами, в том числе в 1921 году - наперсным крестом.

Как и все священнослужители того времени, отец Николай был лишен избирательных прав, а в феврале 1930 года «раскулачен». Поскольку никакого имущества у него уже не было, его просто выгнали из дома, и после этого он жил в доме одного из своих прихожан.

В декабре 1929 года о. Николай понял, что власти хотят закрыть церковь, поэтому на престольный праздник – день памяти святителя Николая архиепископа Мир Ликийских, он обратился к верующим с проповедью, в которой сказал: «…настали тяжелые времена, без нашего согласия закрывают церкви». Прихожане решили бороться за свой храм. 10 марта состоялось общее собрание, на котором верующие пытались протестовать против закрытия храма. Но 17 марта сельсовет на своем собрании постановил - просить удалить духовенство (т.е. о. Николая) из «данной местности».

Этим вопросом занялось ОГПУ. Были допрошены председатель сельсовета, заместитель председателя колхоза и другие лжесвидетели, которые дали необходимые показания об антисоветской деятельности священника.

В середине марта 1930 года был допрошен и о. Николай. Следователь интересовался церковными серебряными сосудами, найденными у священника во время описи имущества в конце января 1930 года. О. Николай показал, что в августе 1926 года знакомый священник – о. Николай Калугин при переезде с места на место, оставил у него на хранение узелок с вещами. Причем он даже не знал, что в нем находится. Узелок он положил на божницу, «где он и пролежал до того момента, пока ко мне не пришли с описью имущества».

22 марта 1930 года о. Николай был арестован в административном отделе Михневского районного исполнительного комитета и 24 марта допрошен повторно. На этом допросе священник полностью подтвердил свои предыдущие показания и заметил, что «какой-либо антисоветской агитации я не вел». В этот же день уполномоченный ОГПУ постановил избрать мерой пресечения – содержание под стражей в Серпуховском Исправтруддоме. 19 апреля было сформулировано обвинительное заключение, в котором предъявлялось обвинение в антисоветской агитации и 25 апреля 1930 года тройка ОГПУ приговорила священника Николая Виноградова к выселке в Северный Край сроком на 3 года.

Еще не старый священник не выдержал тяжелых условий северной ссылки. 17 ноября 1931 года в Емецком районе Архангельской области священноисповедник Николай Виноградов умер и был погребен в безвестной могиле.

После ареста священника служба в храме перестала совершаться, двадцатка необходимая для регистрации прихода распалась, а в 1934 году постановлением Президиума Михневского районного исполнительного комитета от 14 марта храм был закрыт. Богослужение в храме возобновилось только в 2000 году.

Священноисповедник Николай, стяжав мученический венец, предстоят Престолу Всевышнего и молится за нас. Память священноисповедника иерея Николая совершается в день его кончины 4/17 ноября и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

По материалу: сайта храма Архангела Михаила в Михайловском.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Виноградов.

Преподобномученицы монахини Евгении

(Лысова Евдокия Афанасьевна, +17.11.1935) - 75 лет со дня кончины )

Преподобномученица Евгения родилась в 1892 г. в селе Никиткино Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье владельца небольшой бакалейной лавки Афанасия Лысова и в крещении была наречена Евдокией. Образование Евдокия получила в церковноприходской школе. В 1916 г. скончались родители, обе ее сестры к этому времени вышли замуж и жили отдельно, и воспитанная в благочестии Евдокия решила посвятить свою жизнь служению Господу. Она продала домашнюю скотину, а доставшийся ей от родителей дом отдала сестре, получив от нее взамен небольшой домик, в котором она и устроила себе келью. Уже во время гонений от безбожных властей, окормляясь у одного из монахов в Богословском монастыре в Рязанской области, она была в 1926 г. пострижена в монашество с именем Евгения. И когда монастырь был закрыт, она вернулась в родное село и стала прислуживать здесь при Покровской церкви.

В 1931 г. были арестованы сестры Колычевского Казанского монастыря и заключены в тюрьму в Егорьевске. Сразу после их ареста верующими и монахинями закрытых монастырей, которых тогда много поселилось в Егорьевске, была организована им помощь продуктовыми передачами и вещами. С десяток монахинь круглосуточно дежурили неподалеку от тюрьмы, чтобы в тот момент, когда арестованных будут вести из тюрьмы на вокзал, успеть попрощаться с исповедницами. В конце концов, стало известно, что сестер Казанской обители будут перегонять этапом 12 июня. В этот день, начиная с 10 часов утра, у ворот тюрьмы стали собираться монахини, духовенство и верующие. Собралось всего около ста человек. Впоследствии один из свидетелей показал, что священники и монахини «повели агитацию среди городского населения о том, что советская власть повела политику окончательного уничтожения религии. Судят и высылают неповинных людей. Дня за три до отправки… монахинь организовали ночное дежурство у домзака, возле них группировались городские жители… среди которых монахини со слезами агитировали — надо терпеть, их угонят, нас скоро заберут».

Перед тем, как вывести из тюрьмы монахинь, когда на площади было уже довольно верующих, появились милиционеры, которые стали арестовывать собравшихся. Видя это, некоторые стали разбегаться. В последующие дни также были проведены аресты среди монахинь и верующих в Егорьевске и в ближайших селах.

Монахиня Евгения была арестована 25 июня 1931 г. и препровождена в тюрьму в Егорьевске. Отвечая на вопросы следователя, она сказала: «После смерти родителей… стала вести монашескую жизнь, ходила и сейчас хожу в церковь, служу вместе со священником… и этой жизни держусь…»

Всего по этому делу было арестовано восемнадцать человек. 16 июля 1931 г. тройка при ПП ОГПУ Московской области приговорила монахиню Евгению к трем годам ссылки в Казахстан, причем срок ссылки ей было отмерян с 12 июня, когда были арестованы на площади монахини.

В 1934 г. по окончании срока ссылки монахиня Евгения вернулась на родину и поселилась в Егорьевске, куда вернулись из ссылок другие монахини и духовенство. Евгения стала помогать при храме святого благоверного князя Александра Невского. Монахини, послушницы и благочестивые женщины стали совершать уставные службы в домах; и в городах и по деревням стали образовываться небольшие монашеские общины. В доме в Егорьевске вместе с монахиней Евгенией жили схимонахиня из Колычевского монастыря Агния и благочестивая женщина, принявшая впоследствии монашество с именем Серафима, а приходила к ним помогать учительница по имени Ольга, которая очень хотела принять монашество, но из-за наступивших гонений ее не благословили на это. Многие тогда боялись молиться, и общая молитва в доме, хотя бы и просто чтение Псалтири или полунощницы, служение вечерни, утрени или обедницы приравнивалось тогда к нарушению закона об отделении Церкви от государства и были чреваты заключением в тюрьму. Многие тогда и боялись собираться в домах для молитвы, но Евгения, возражая на эти страхования, говорила: «Я была в ссылке, мне не страшно». Ко времени новых арестов схимница скончалась, а все другие, включая монахиню Евгению, в апреле 1935 г. были арестованы.

- Скажите, где и когда вы принимали участие в тайных молениях на квартирах верующих? — спросил ее следователь.
- На тайных молениях я никогда не присутствовала; возможно, они где и были в Егорьевске, но мне неизвестно.
- Признаете вы себя виновной в предъявленном вам обвинении?
- Виновной в предъявленном мне обвинении не признаю.

14 июня 1935 г. Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в лагерь под Ташкентом. Из лагеря она писала родственникам, чтобы прислали ей сухариков; через некоторое время, получив их, отписала, чтобы больше ничего не посылали, так как их лагерь переводят на другое место и когда прибудут, она сообщит новый адрес. Но условия этого этапа оказались столь тяжелы, что она не выдержала их. Монахиня Евгения (Лысова) скончалась 17 ноября 1935 г. в заключении и была погребена в безвестной могиле.

Использован материал сайта Московской епархии Русской Православной Церкви

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Александра

(Петропавловский Александр Васильевич, +17.11.1937)

Александр Васильевич Петропавловский родился в дворянской семье, его отец служил коллежским секретарем при Ярославском губернском правлении.

Александр рано лишился отца; с детства пел в церковном хоре, что определило выбор жизненного пути. Закончив городское училище, будущий священномученик поступил в Ярославскую духовную семинарию, а по ее окончании служил псаломщиком, затем диаконом в селе Рыбницы Большесольского (ныне Некрасовского) района, в 40 км от Ярославля.

В 1929 г. отец Александр был рукоположен в сан священника, зимой 1930 г. определен к церкви в селе Брейтово, куда и переехала его семья, в которой было четверо детей.

Сотрудники ОГПУ конфисковали практически все имущество семьи, включая одежду и постельные принадлежности, забрали даже одеяло, в которое был запеленут месячный младенец. В доме осталась лишь табуретка и большая наследственная библиотека, спать приходилось на холодном полу, вскоре дети отца Александра заболели пневмонией. Врачи отказались лечить детей священника, и два ребенка, 3 и 6 лет, умерли на Пасху. По воспоминаниям очевидцев, пасхальную заутреню отец Александр служил со слезами на глазах.

В середине 30-х гг. его перевели в церковь Михаила Архангела в село Прозорово, где семья также жила в большой нужде и терпела постоянные притеснения от властей - в Прозорове им пришлось сменить 13 квартир.

Отец Александр был образованным, скромным и милосердным пастырем, готовым отдать последнее имущество нуждающимся. Он не поддался влиянию брата-коммуниста и других родственников, уговаривавших его снять сан ради спасения семьи, говоря им: «Не будет у нас духовенства - некому будет бороться за праведность и чистоту душ человеческих, некому будет учить народ добру и справедливости, и люди погрязнут в грехах, невежестве, потеряют совсем трудолюбие, не станут совсем любить и уважать ближнего, и общественность будет сотрясаться от зла, страха, непримиримости... Это и заставляет меня до конца нести свой крест, не думая о последствиях».

Предчувствуя мученическую кончину, отец Александр подолгу молился по ночам, стоя на коленях перед иконами. Несколько раз его вызывали в село Брейтово в НКВД и предлагали стать осведомителем, но он решительно отказывался. В 1937 г. на священника завели дело, за ним было установлено наблюдение. Работники сельсовета, местный руководитель Союза воинствующих безбожников и один из учителей подписали необходимый для ареста клеветнический донос на отца Александра.

Желая отсрочить арест, священник старался избегать конфликтных ситуаций. Когда у него потребовали ключи от колокольни для снятия колоколов, он отдал их, не оказав никакого противодействия властям. Тем не менее, 26 октября 1937 г. священномученик был арестован и обвинен в антисоветской агитации и противодействии снятию церковных колоколов. Предлогом для ареста послужил разговор отца Александра со счетоводом сельсовета по поводу завышенного налога на храм. До 6 ноября арестованный содержался в КПЗ при Брейтовском отделении УНКВД, затем переведен в Рыбинскую тюрьму.

Несмотря на 3 недели жестоких пыток и побоев, отец Александр отверг обвинение в контрреволюционной пропаганде и никого не оговорил. Мученик расстрелян по приговору от 16 ноября 1937 г. 16 сентября 1959 г. реабилитирован. Прославлен Архиерейским Собором РПЦ (русская Православная церковь) 2000 г.

По материалам Православной Энциклопедии Т.1, С.479-480

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Петропавловский.

Священномученика иерея Измаила

(Базилевский Измаил Николаевич, +17.11.1941)

Измаил (Исмаил) Николаевич Базиле́вский родился 7 июля 1881 года в с. Ново-Макаровка Полянского (возможно Ново-Хоперского) уезда Воронежской губернии в семье псаломщика Николая Васильевича Базилевского. Всего в семье было семь детей: Измаил, Павел (служил дьяконом, скончался в 1919г.), Григорий (1885—1937, служил священником, расстрелян), Николай, Любовь, Мария и Ольга.

Измаил Николаевич окончил Воронежскую Духовную Семинарию примерно в 1901г. С 1901 по 1909 год служил учителем сельской школы. В течение некоторого времени работал управляющим у помещика Резникова. Священный сан иерея принял в 1915 году. Служил: в селе Отскочное (Липецкая обл., Добринский р-н) 1915—1923гг. и в селе Скорняково Воронежской (ныне Тамбовской) области, 1923—1930. В 1930 церковь была закрыта, после чего Измаил Николаевич поселился в Воронеже, на ул. Первомайская. Начиная с 1930г. работал счетоводом на заводе. С 1936г. работал на разных работах— маляром, печником ит.д. Последнее место работы перед арестом— бухгалтер-калькулятор конторы Коопстройлес Облпотребсоюза.

Отец Измаил Базилевский был арестован в Воронеже 5 августа 1940 года. Его обвинили в том, что он враждебно настроен к советской власти и среди своего окружения распространял контрреволюционную агитацию. Будущий мученик виновным себя категорически не признал. Был вынесен приговор: лишение свободы с отбыванием в Исправительно трудовом лагере (ИТЛ) сроком на 10 лет и 5 последующих дет лишения гражданских прав. В марте 1941 священник Измаил Базилевский был этапирован в Карлаг.

Вторично арестован в самом Карлаге 31 августа 1941 года по обвинению в том, что «систематически в июле-августе 1941 г. среди заключенных высказывал контрреволюционные измышления клеветнического и пораженческого характера, восхвалял капиталистический строй». Отец Измаил вину в предъявленном обвинении опять не признал.

5 ноября 1941 года священник Измаил Базилевский подал в Верховный Суд Каз. ССР Кассационную жалобу, в которой, в частности, говорил, что «…мне никогда не приходило на мысль проводить к-р агитацию, никогда я не был настроен против советской власти. Показания свидетеля з/к Захарова, что будто бы я говорил, что в нашей стране нет порядка, но я этого ему не говорил, а говорил, что многие рабочие недобросовестно относятся к порученному им делу, портят и воруют материалы и что это сказывается на производстве. Высшую администрацию в этом я нисколько не обвинял, а только высказывал желание, чтобы изменить это ненормальное явление… Прошу Верховный Суд обратить внимание на мою жалобу и назначить пересмотр дела, так как я себя виновным не считаю».

«Постоянная сессия Карагандинского Облсуда при Карлаге НКВД, в закрытом судебном заседании,в с. Долинка 4 ноября 1941 года, рассмотрев дело по обвинению, объявила священника виновным и постановила подвергнуть его высшей мере наказания— РАССТРЕЛУ».

Но и после этого «суда» отец Измаил соглашаться с вынесенным несправедливым приговором не собирался. Чтобы показать всем, что с ложью, даже если это кажется безнадежным делом, нужно бороться до конца, он еще раз (последний, окончательный) опровергает выдвинутые против него обвинения и опять подает кассационную жалобу в Верховный суд. Вполне естественно, что никакая жалоба не могла повлиять на вынесенный приговор.

Приговор приведен в исполнение 17 ноября 1941 года. Место погребения отца Измаила неизвестно.

Священномученик священник Измаил Базилевский (Измаил Карагандинский) канонизирован 20.08.2000 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

По материалу: сайта Словари на Академике.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Измаил Базилевский.