на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
11 декабря (28 ноября ст.ст.)

Сщмч. митр. Серафима (1937). Сщмчч. Петра, Алексия, Алексия, Василия пресвитеров, прмчч. Рафаила, Викентия и мц. Анисии (1937); мц. Параскевы (1938); сщмч. Николая пресвитера (1941)

Священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Ленинградский, священномученик иерей Алексий Веселовский, священномученик иерей Петр Ворона, священномученик иерей Алексий Смирнов, священномученик иерей Василий Завгородний, мученица Анисия Масланова, преподобномученик иеромонах Рафаил (Тюпин), преподобномученик монах Викентий (Никольский), мученица Параскева Федорова, священномученик Николай Крылов пресвитер

Священномученика митрополита Серафима

(Чичагов Леонид Михайлович, +11.12.1937)

Священномученик Серафим, митрополит Ленинградский (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился в 1856 году в Санкт-Петербурге, в семье полковника артиллерии Михаила Никифоровича Чичагова, принадлежавшего к именитому дворянскому роду. После окончания Императорского Пажеского корпуса Леонид Михайлович Чичагов участвовал в Балканской войне 1876-1877 годов. Затем он проходил службу по военному ведомству и в чине поручика гвардейской артиллерии участвовал в Турецкой кампании 1877-1878 годов. Георгиевский кавалер, герой Плевны. Кроме прочего пожалован иностранными орденами: болгарскими «За гражданские заслуги», Александра второй степени со звездою и французским орденом Почетного Легиона.

По возвращении с фронта в Петербург познакомился с праведным Иоанном Кронштадтским и стал его духовным чадом.

В 1879 году Леонид Михайлович сочетался браком с дочерью камергера Двора Его Императорского Величества Наталией Николаевной Дохтуровой.

Памятуя о том, что христианский брак есть прежде всего малая Церковь, в которой не угождение друг другу, а тем более предрассудкам высшего света, но угождение Богу является основой семейного счастья, Леонид Михайлович Чичагов сумел привнести в уклад своей молодой семьи начала традиционного православного благочестия. Именно эти начала и были положены в основу воспитания четырех дочерей – Веры, Наталии, Леониды и Екатерины, которые родились в семье Чичаговых.

В 1891 году Леонид Михайлович Чичагов вышел в отставку с воинской службы в чине полковника лейб-гвардии Преображенского полка и переехал в Москву, где начал готовиться к службе церковной. В 1893 году по благословению святого Иоанна Кронштадтского он принял священнический сан и служил в разных храмах Москвы.

В 1895 году умерла супруга отца Леонида Наталья Николаевна. В это время священник Леонид Чичагов начал работу над «Летописью Серафимо-Дивеевского монастыря». В 1898 году он принял монашеский постриг с именем Серафим. Вскоре он был назначен настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря. В 1903 году по составленному им представлению и при активном содействии императора Николая II был прославлен преподобный Серафим Саровский. Архимандритом Серафимом (Чичаговым) был составлен акафист преподобному Серафиму Саровскому.

В 1905 году состоялась хиротония архимандрита Серафима во епископа Сухумского. С 1906 по 1912 годы он был архиепископом Орловским, Кишиневским и Тверским. На Поместном соборе 1917-1918 годов владыка возглавлял отдел «Монастыри и монашество».

28 декабря 1917 года Вероисповедный отдел Тверского губисполкома Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов выдал предписание о высылке архиепископа Тверского и Кашинского Серафима из Тверской губернии.

Желая уберечь святителя от бесчинной расправы большевиков, Святейший Патриарх Тихон за несколько дней до разгона Поместного Собора, 17 сентября 1918 года, успел принять на заседании Святейшего Синода решение о назначении владыки Серафима на Варшавскую кафедру, находившуюся на территории свободной от власти большевиков Польши.

Но он так и не прибыл на место служения в связи с происходившими там боевыми действиями. В 1921 году уже в сане митрополита владыка Серафим был сослан в Архангельскую область.

Проведя около года в архангельской ссылке, святитель Серафим вернулся в Москву. Однако в 1924 году владыка вновь был арестован ГПУ, на этот раз ему вменялась в вину организация прославления преподобного Серафима Саровского в 1903 году. Следствие над святителем Серафимом, оказавшимся в Бутырской тюрьме, продолжалось около месяца. Святейший Патриарх Тихон подал в ОГПУ ходатайство об освобождении 68-летнего владыки Серафима, в котором ручался за его лояльное отношение к существующей государственной власти. Сначала проигнорированное начальником 6-го отделения Секретного отдела ОГПУ Тучковым, это ходатайство через два месяца все же способствовало освобождению святителя Серафима, которому, тем не менее, по требованию властей вскоре пришлось покинуть Москву.

В это время святителю пришлось пережить новое испытание, обрушившееся на него на этот раз не со стороны гонителей Церкви, но со стороны игумении столь дорогого его сердцу Дивеевского монастыря. После того как изгнанный властями из Москвы владыка обратился к игумении Александре (Троковской) с просьбой дать ему пристанище в Серафимо-Дивеевском монастыре, игумения отказала гонимому исповеднику. Отвергнутый обителью, около которой святитель уже более 30 лет со времени погребения там его супруги Наталии Николаевны надеялся найти свой последний покой, владыка Серафим вместе с дочерью Натальей (в монашестве Серафимой) был принят игуменией Арсенией (Добронравовой) в Воскресенском Феодоровском монастыре, находившемся недалеко от Шуи.

В конце 1927 года, трогательно простившись с насельницами Феодоровского монастыря, владыка Серафим навсегда покинул давшую ему гостеприимное прибежище обитель, чтобы принять участие в деятельности Временного Патриаршего Священного Синода. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Старгородский) назначил митрополита Серафима на Ленинградскую кафедру.

Митрополит Серафим (Чичагов) поддержал митрополита Сергия в его церковной политике. Он говорил, что «пока совершается Божественная литургия, пока люди приступают к Божественному причащению, дотоле можно быть уверенным, что устоит и победит Православная Церковь, что не погибнут во зле греха, безбожия, злобы, материализма, гордости и нечистоты русские люди, что возродится и спасется Родина наша».

В 1933 году отдавший все силы Ленинградской епархии 77-летний святитель Серафим подходил к концу своего архипастырского служения в качестве правящего архиерея. Телесные немощи владыки и все возраставшая ненависть к нему государственной власти, делавшая весьма вероятным скорый арест святителя Серафима, побудили митрополита Сергия и Временный Патриарший Священный Синод уволить владыку на покой. Отслужив в храме своей юности Спасо-Преображенском соборе Божественную литургию, святитель Серафим навсегда покинул свой родной город.

После возвращения в Москву, в 1934 году святитель Серафим нашел себе последнее пристанище в двух комнатах загородной дачи, находившейся недалеко от станции Удельная Казанской железной дороги.

В 1937 году начался пятилетний период ни с чем не сравнимого в мировой христианской истории массового уничтожения православных христиан. Доживавший последние месяцы своей многотрудной, подвижнической и славной жизни, отошедший от церковных дел, прикованный к постели 82-летний святитель Серафим был арестован сотрудниками НКВД в ноябре 1937 года. Из дома его вынесли на носилках и доставили в Таганскую тюрьму.

7 декабря 1937 года «тройка» НКВД по Московской области, уже вынесшая в этот день несколько десятков смертных приговоров, приняла постановление о расстреле и митрополита Серафима. Почти 50 приговоренных к смерти страдальцев расстреливали в течение нескольких дней в находившейся недалеко от Москвы деревне Бутово. 11 декабря 1937 года с последней группой приговоренных был расстрелян и священномученик митрополит Серафим (Чичагов).

По материалам сайта радиостанции Град Петров.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: митрополит Серафим (Чичагов).

Священномученика иерея Алексия

(Веселовский Алексей Александрович, +11.12.1937)

Священномученик Алексий родился 15 февраля в 1873 года в селе Губино Можайского уезда Московской губернии в семье псаломщика Александра Веселовского. В 1887 году окончил Перервинское Духовное училище, в 1894 – Вифанскую Духовную семинарию и работал учителем народной школы. В 1908 году Алексей Александрович был рукоположен во священника к Введенскому храму в селе Клеменьево Рузского уезда Московской губернии, где прослужил до 1910 года. Затем в течение 26 лет, с 1911 по 1937 год, отец Алексий служил в храме Рождества Богородицы в селе Старая Руза Рузского района Московской области.

Твердая вера и ревностность отца Алексия вызывали преследования со стороны властей. В двадцатые годы священника лишили избирательных прав, его хозяйство было реквизировано, а в 1930 году отец Алексий был арестован и выслан из Рузского района. Через два года он вернулся в Старую Рузу и продолжил пастырское служение на прежнем месте. К моменту ареста священник остался один – его жена умерла, а трое детей выросли и жили отдельно, и отец Алексий полностью посвятил себя служению Церкви. Несмотря на угрозу новых репрессий и слабеющее здоровье, он продолжал проповедь Христа.

Арестовали отца Алексия 29 ноября 1937 года по обвинению в проведении активной контрреволюционной агитации и заключили под стражу в Бутырскую тюрьму города Москвы. Во время допроса следователя интересовали связи отца Алексия, но он никого не назвал. Также не признал он и обвинение в контрреволюционной деятельности.

Решением судебной тройки при Управлении НКВД СССР по Московской области от 5 декабря 1937 года отец Алексий Веселовский был приговорен к расстрелу. Казнь священника состоялась 11 декабря 1937 года на полигоне Бутово под Москвой, где он и был погребен в безвестной общей могиле.

По материалам книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Ноябрь - Тверь: "Булат" , 2004 год, стр. 329-330.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Алексей Веселовский.

Священномученика иерея Петра

(Ворона Петр Иосифович, +11.12.1937)

Родом белорус, отец Петр родился 30 июня 1884 г. в благочестивой православной семье Иосифа и Лидии Ворона, проживавших в Российской империи на территории Царства Польского в селении Бакуры Волковысского уезда Гродненской губернии.

Окончив сельскую школу, Петр Иосифович покинул родительский дом и переехал в Москву, где подвизался певчим в разных храмах. Так продолжалось почти 6 лет. 6 апреля 1912 года по благословению святителя Владимира (Богоявленского), митрополита Московского и Коломенского (впоследствии священномученика) регент Петр Ворона получил название и.о. должность псаломщика к церкви святителя Николая Чудотворца села Кувекина Подольского уезда Московской епархии.

Условия, в которые попал псаломщик, "народный регент", Петр Ворона были непростыми. Вынужденные частые перемены клириков церкви создавали напряженную атмосферу в приходе. На освободившееся место псаломщика претендовали несколько кандидатур. Выбор настоятеля Никольского храма в Кувекине священника Владимира Смирнова был сделан в пользу Петра Вороны. В это же время в приход в Кувекино диакона Александра Архангельского. С приходом в Кувекино диакона Александра и регента Петра среди причетников установилось братское согласие. В 1912 году Петр Иосифович женился. Супруга его - Анна Дмитриевна, урожденная Воинова.

В декабре 1915 года псаломщик Петр Ворона получил новое назначение к церкви Успения Пресвятой Богородицы в село Александрово, настоятелем которой состоял священник Георгий Преображенский. На этом месте о.Петр прослужил более 10 лет. Большая многодетная семья псаломщика Вороны в Александрове во время мировой войны 1914 года стала прибежищем односельчанам из западного края, бежавшим от вражеских войск вглубь России.

В Подольске - в одном из промышленных центров Московской губернии, рабочие крупных заводов активно участвовали в революционном движении и после большевистского переворота вместе с властями принялись установить "новый" порядок, где не было места Православной Церкви. В Подольском Управлении исполнительного комитета (УИК) после январского 1918 года декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви спешно организовали "церковный стол" для инвентаризации церковной собственности и для оформления новых кабальных договоров с церковными общинами.

Духовенство Подольского уезда протестовало против насильственного отделения Церкви от молодого поколения, игнорируя запрещение преподавать Закон Божий в школах. Власть жестоко распространялась с непокорными священнослужителями. В разгар кампании помощи голодающим Поволжья, во время изъятия церковных ценностей, некоторые клирики и верующие храмов подольского уезда выступали с амвона против тотального изъятия, читая послания Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона. В 1923 году П.И. Ворона был осужден Народным судом Подольска к году лишения свободы и просидел в тюрьме 3 месяца, затем по кассационной жалобе прихожан - крестьян мела Александрова его выпустили на свободу.

В 1926 г. семья Вороны по приглашению соборного протоиерея Сергия Левкиевского переезжает в Подольск, где Петр Иосифович получает место диакона на вакансии псаломщика в Троицком храме. В 1929 году семья отца Петра продает свой двор в селе Александрове и окончательно устраивается в Подольске.

В 1929 - 1931 гг. о.Петр служил диаконом в Троицком соборе г.Подольска, а в 1931 г. его рукоположили в сан священника. Задавленный, как и прочее духовенство, непосильными налогами, лишенный с семьей избирательных прав, в 1931 года о.Петр попробовал легально, через посольство Польши в СССР, получить разрешение объединиться со своими родственниками (матерью, братом и сестрами), проживающими на территории Польской республики (Западная Белоруссия) и переехать к ним на жительство. Понимая, что его действия могут осложнить и без того трудное положение духовенства городского собора, о.Петр с 1933 года числился псаломщиком в сане священника.

5 августа 1937 года Подольский горком ВКПб на своем заседании рассматривал вопрос об организации районной орггруппы Союза воинствующих безбожников и утвердил план мероприятий организационно-массовой политической антирелигиозной работы. 14 августа в секретном заседании бюро Горкома обсуждало вопрос об усилении антирелигиозной работы на заводах Подольска. В октябре - ноябре 1937 года по инициативе Подольского районного отделения УНКВД по Московской области начались массовые аресты "антисоветского и контрреволюционного элемента" в Подольске и Подольском районе и, в первую очередь, в круг арестованных попали духовенство и активные верующие.

25 ноября 1937 года начальник Подольского УНКВД МО подписал справку на арест священника Подольского собора П.И. Ворона. Отца Петра обвинили на основании "показаний" свидетелей в антисоветской агитации, а также за намерение пробраться нелегально на территорию Польши. За последнее, как уроженцу западного края, о.Петру предъявили обвинение в шпионаже в пользу Польши. С 27 ноября о.Петр содержался под стражей в Серпуховской тюрьме, а затем его перевели в Москву, на Таганку.

5 декабря 1937 г. Тройка при Управлении УНКВД по Московской области приговорила священника Петра Ворону к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 11 декабря 1937 года. Подобно тысячам новомученников и исповедников Русской Православной Церкви отец Петр был расстрелян на Бутовском полигоне.

Использован материал с официального сайта Троицкого собора г.Подольска.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Петр Ворона.

Священномученика иерея Алексия

(Смирнов Алексей Александрович, +11.12.1937)

Священномученик Алексий родился 8 февраля 1890 года в селе Редино Солнечногорской волости Клинского уезда Московской губернии в семье псаломщика Александра Смирнова. Поступив в Вифанскую Духовную семинарию, Алексий Смирнов окончил ее в 1915 году и 22 сентября был определен псаломщиком в Тихвинский храм родного села. 21 апреля 1916 года он был рукоположен во священника к Воскресенскому храму села Мерзлого Клинского уезда. В 1922 году отца Алексея перевели служить в Успенскую церковь Пречистенского Погоста того же уезда.

Хозяйство священника после революции было обложено большим налогом. За его неуплату он был осужден на один месяц принудительных работ. Поскольку новая безбожная власть поставила своей целью уничтожение Русской Православной Церкви, то все ее мероприятия были направлены для достижения намеченного. Одним из средств для этого служили большие налоги, которыми обкладывалось как духовенство, так и общины верующих. По вопросу выплаты очередной страховки и налогов за пользование церковью 4 декабря 1929 года, в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, состоялось собрание прихожан Успенского храма, на котором верующие приняли решение собрать требуемую сумму и уплатить налог.

30 декабря 1929 года ОГПУ арестовало священника Алексия Смирнова и старосту церкви Григория Сивохина, обвинив их в распространении ложных слухов о скорой войне и возбуждении недовольства у населения советской властью. После ареста их заключили в Бутырскую тюрьму в Москве. 4 января 1930 года состоялся допрос священника.

– 4 декабря собрание состоялось в церкви после обедни, – сказал отец Алексий.

– Собрание было по вопросу уплаты налогов, и на нем присутствовало около 200 человек. На этом собрании выступал Сивохин, который говорил, что «необходимо совместно уплатить присланную сумму, иначе у нас церковь закроют». Выступал ли кто-либо еще кроме Сивохина, я не помню. Со стороны граждан, присутствовавших на данном собрании, были предложения собрать деньги со всех. В результате было принято решение собрать по рублю со двора. Никаких эксцессов во время собрания и после не было.

– Говорил ли Сивохин о том, что «большевики собираются у нас закрыть церковь»?

– Ничего подобного он не говорил.

– Выступали ли вы на данном собрании?

– Нет, не выступал и ничего не говорил.

23 февраля 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила священника Алексия Смирнова к заключению в концлагерь сроком на пять лет. Отбывать наказание священник был отправлен в Беломорско-Балтийский лагерь. Вследствие зачета рабочих дней и применения льгот срок отбывания наказания отцу Алексию был сокращен на один год. В декабре 1933 года он получил документы об освобождении из лагеря. 30 мая 1934 года отец Алексий был назначен священноначалием служить в том же Успенском храме Пречистенского Погоста Солнечногорского района.

В конце 1930-х годов началась очередная волна гонения на Русскую Православную Церковь. Отца Алексия арестовали в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы 4 декабря 1937 года и заключили в Таганскую тюрьму в Москве. 5 декабря он был допрошен.

– Назовите Ваших знакомых, их фамилии и адреса.

– Близких знакомых у меня никого нигде нет.

– Следствие располагает данными о том, что вы среди населения систематически вели контрреволюционную агитацию.

– В контрреволюционной агитации я себя виновным не признаю.

– Вы одновременно среди населения высказывали провокационные слухи о гибели советской власти.

– Провокационных высказываний с моей стороны никогда нигде не было.

По требованию сотрудников НКВД председатель сельсовета 5 декабря 1937 года выдал справку, в которой дал такую характеристику священнику: «…священник гражданин Смирнов Алексей проживал на хуторе Успенье Мостовского сельсовета с 1935 года и по настоящее время. За время пребывания гражданин Смирнов занимался духовенством и кроме того, под видом подшивки сапог, вел антисоветскую работу среди избирателей, и особенно среди тех людей, которые ходили в церковь по воскресеньям и другим праздникам». Следователем в тот же день, 5 декабря, были допрошены лжесвидетели. Один из них показал, что в день ареста беседовал со священником, который сказал: «Боюсь, что меня скоро заберут. В Клинском районе всех попов арестовали, и что только советская власть делает с религией – исключительно делает гонение… ссылают в лагеря людей невиновных с такой целью, чтобы они там умирали с голоду, там хлеба дают очень мало, жить очень трудно».

Последний допрос состоялся 7 декабря.

– Следствие располагает данными, что вы среди населения вели систематическую контрреволюционную агитацию?

– Я себя виновным в ведении контрреволюционной агитации среди населения не признаю.

9 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Алексия к расстрелу. Священник Алексий Смирнов был расстрелян 11 декабря 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

Использован материал книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том II. - Тверь, "Булат", 2005. С. 214-219.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Алексий Смирнов.

Священномученика иерея Василия и мученицы Анисии

(Завгородний Василий Назарович, Масланова Анисия Ивановна, +1937)

Осенью 1937 года был арестован архиепископ Александр Богородицкий, викарий Нижегородский. По одному делу с ним были арестованы девять священников, три диакона и староста из Нижнего Новгорода. Только некоторые из них отказались подписать протоколы следствия. В их числе можно назвать священника Василия Назаровича Завгороднего, родившегося в 1893 году в селе Хижки Нижегородской области и служившего в Новокладбищенской церкви, и старосту Предтеченского храма Анисию Ивановну Масланову. 2—3 декабря 1937 года все арестованные решением Особой Тройки УНКВД были приговорены к расстрелу и расстреляны.

По материалам книги: Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1992. Кн.1. С.191.

Страницы новомучеников в Базе данных ПСТГУ: о. Василий Завгородний, Анисия Масланова.

Преподобномученика иеромонаха Рафаила

(Тюпин Борис Георгиевич, +11.12.1937)

Преподобномученик Рафаил родился 20 июля 1886 года в селе Юрты Жерновской волости Ливенского уезда Орловской губернии в семье крестьянина Георгия Тюпина и в крещении был наречен Борисом. Начальное образование он получил в сельской школе. В 1912 году Борис поступил в Козельскую Введенскую Оптину Пустынь и исполнял здесь послушание повара. В 1914 году началась Первая мировая война, и Борис был призван на фронт. Вскоре после начала военных действий он был ранен и попал в лазарет, а затем на окончательное излечение был направлен в Оптину Пустынь, при которой в те годы был устроен госпиталь. По выздоровлении он остался в монастыре.

После закрытия обители безбожниками в 1918 году Борис Георгиевич снова был мобилизован на фронт, но заболел и был оставлен в Ливнах, откуда уехал в Москву, и в 1922 году в Златоустовском монастыре был пострижен в монашество с именем Рафаил, а в 1926 году рукоположен во иеромонаха.

С 1927 по 1930 год он служил в храме в селе Латынино Калужской области, затем был назначен настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» в селе Шарапово Лопаснинского (ныне Чеховского) района Московской области.

Батюшка Рафаил был ревностным пастырем и молитвенником: слава о нем, как о святом человеке, молитвы которого слышит Господь, быстро распространилась среди крестьян, и они стали обращаться к нему с просьбой помолиться и за советами. И власти решили арестовать священника, псаломщицу, церковного старосту и двух активных, с их точки зрения, прихожан. Иеромонах Рафаил был арестован 14 апреля 1932 года и заключен в тюрьму в городе Серпухове. Особенный интерес вызвало у сотрудников ОГПУ исцеление отцом Рафаилом бесноватой. Были опрошены жители села, которые все свидетельствовали о недуге несчастной женщины, которую в момент беснования едва могли удерживать несколько человек, а когда подводили к причастию в церкви, то ее с трудом могли удержать четверо сильных мужчин. Относительно чуда исцеления были опрошены верующие и неверующие, и все подтвердили подлинность чуда. Все свидетельствовали, что до исцеления больная «не могла даже воды принести и вообще ничего не делала, а сидела дома как глупая. Но после того, как она пришла из Шарапова, то стала все работать и никакой боли уже не чувствовала».

Была вызвана к следователю и сама исцеленная. Она рассказала, как в начале своей болезни попала в больницу. После неудачных попыток ей помочь, врачи заявили, что, хотя она бесспорно тяжело больна, «страдает неврастенией, малокровием и туберкулезом легких…», они ничем помочь ей не могут, так как не понимают, в чем причина столь тяжелой болезни. Был вызван и священник из села Хлевина, сделавший первоначально попытку отчитать бесноватую. «Такое исцеление,— сказал он следователю,— мне, как священнику, встречается впервые, и я сказать не могу, каким путем он ее вылечил, но такую больную, как я видел, излечить, я бы сказал, нельзя и невозможно». Был вызван на допрос относительно происшедшего чуда и отец Рафаил, он сказал следователю: «В отношении исцеления, то я говорил и говорю, что не я исцелил, а Иисус Христос исцелил. Я только Его служитель… В чем-либо виновным себя не признаю. Я есть служитель храма, у меня на это призвание и от этого я не уйду…».

3 июня 1932 года тройка при ПП ОГПУ приговорила иеромонаха Рафаила к трем годам ссылки в Казахстан. По отбытии ссылки батюшка Рафаил вернулся в Москву и получил назначение в один из храмов в Черневском районе Московской области, где прослужил до 1936 года и был направлен в храм в Шаховском районе той же области.

В 1937 году отца Рафаила направили служить в храм в Серебряно-Прудском районе. Здесь он прослужил три месяца, пытаясь добиться регистрации местными властями, но после того, как власти отказали ему в регистрации, он снова пришел в Патриархию и был направлен в распоряжение Нижегородского митрополита Феофана (Тулякова), резиденция которого тогда находилась в городе Семенове. По-видимому, и здесь власти отказали священнику в регистрации, и митрополит поручил ему заведовать хозяйственной частью епархиального управления. В августе 1937 года митрополит Феофан был арестован, отец Рафаил выехал в Патриархию в Москву и получил назначение в приход Смоленской области. Но когда он прибыл туда, власти отказались его регистрировать. После этого батюшка Рафаил оставил все попытки устроиться служить на приходе; он поселился в деревне Маклино Малоярославецкого района Московской области и стал зарабатывать себе на жизнь сапожным ремеслом.

Во второй половине 1937 года начался последний период кровавых гонений на Русскую Православную Церковь. Для обоснования ареста батюшки Рафаила сотрудниками НКВД были допрошены свидетели: председатель местного колхоза, конюх и шестнадцатилетний комсомолец, сын хозяев, у которых отец Рафаил снимал комнату. Они подписались под протоколами допросов, написанных следователем, что священник, живший в их селе, совершал молебны в домах крестьян, крестил новорожденных, собирал маленьких детей и заставлял их молиться. Председатель колхоза дал такую характеристику отцу Рафаилу: «…разложил дисциплину в колхозе. Много населения стало ходить в церковь».

Батюшка Рафаил был арестован 29 ноября 1937 года и помещен в одну из тюрем города Москвы. 2 декабря следователь допросил его.

— Скажите, Тюпин, служили ли вы молебны по домам в деревне Маклино и крестили ли вы тайно новорожденных детей?

— Я молебнов ни у кого тайно не служил, а также и детей новорожденных не крестил.

— Вы женщин никогда не агитировали пойти в церковь во время уборочной кампании?

— Нет, не агитировал.

— Скажите, не собирали ли вы малолетних детей и не проповедовали ли им?

— Нет, я детей не собирал и ничего им не проповедовал.

— Скажите, в данный момент вы не служите, а для чего и откуда у вас появились Священная Библия, крест и кадило?

— Когда я принимал постриг в монашество, то мне давались крест и Евангелие, а кадило я купил в Москве в магазине за три рубля… В зачитанном мне в постановлении обвинении виновным себя не признаю.

В тот же день 2 декабря следствие было закончено, и 9 декабря тройка НКВД приговорила отца Рафаила к расстрелу. Иеромонах Рафаил (Тюпин) был расстрелян 11 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам газеты «Вестник» Свято-Пафнутьева Боровского Монастыря. 2007. №50. 10–16 декабря.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Рафаил (Тюпин).

Преподобномученика монаха Викентия

(Никольский, +11.12.1937)

Преподобномученик монах Викентий (Никольский), сын чиновника финансового ведомства из Петербурга, пришел в Оптину Пустынь в 1913 году. Тихий, скромный, он с юности любил уединенную жизнь. Послушание нес в канцелярии монастыря, затем работал в музее «Оптина Пустынь».

С началом гонений отец Викентий переехал в Козельск, в 1930 году был арестован и выслан на пять лет. Из ссылки он писал: «Так все здесь теперь по вкусу… Пустынная страна… в отдалении от железной дороги и парохода и всякой современной цивилизации… И вот о чем я мечтал, Господь своими судьбами как раз-то мне теперь и дал… Слава Богу! Приходиться голодать… и на это никак нельзя мне роптать. Всегда я был чревоугодником».

В 1937 году, вернувшись из ссылки тяжело больным, он поселился в Козельске, на Красноармейской ул., д. №31, вместе с 80-летним монахом Феодулом (Слепухиным), которого знал еще по Оптиной, когда тот нес послушание в иконно-книжной лавке. Жили на подаяния: старец выходил на улицу и стоял на углу своего дома с протянутой рукой. Изредка их навещали монахини, чтобы помочь по дому.

В августе 1937 года монах Викентий вновь был арестован. На первом допросе отец Викентий не выдержал давления и согласился подписать протокол с признанием в контрреволюционной деятельности. Но впоследствии он сказал: «На политические темы я разговоров никаких никогда не вел. Этим вопросом не интересуюсь, занимаюсь исключительно чтением религиозных книг и хождением в церковь».

8 сентября 1937 года его осудили на десять лет, отправили в Локчинский концлагерь в Коми АССР, где 11 декабря того же года отец Викентий скончался.

По материалам сайта монастыря Оптина Пустынь.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: монах Викентий (Никольский).

Мученицы Параскевы

(Федорова Параскева, +11.12.1938)

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2006 года в лике новомучеников и исповедников Российских ХХ века были прославлены десять подвижников, материалы о которых были представлены Архангельской, Московской, Рязанской и Саратовской епархиями. Среди них – мученица Параскева (Федорова), материалы о которой были представлены Московской епархией.

Параскева Федорова родилась в 1882 году, а мученическую кончину приняла 11 декабря 1938 года.

Страница новомученицы в Базе данных ПСТГУ: мц. Параскева Федорова.

Священномученика пресвитера Николая

(Николай Васильевич Крылов, +1941)

Священномученик Николай Васильевич Крылов родился в 1875 году в Херсонской губернии в семье псаломщика. Николай окончил 3 класса Звенигородского Духовного училища и был призван на военную службу, которую проходил в качестве писаря. В 1896 году он поступил в должность письмоводителя Епархиального Училищного Совета Кирилло-Мефодиевского братства в Москве, а также стал работать воспитателем в церковно-приходской школе. Благодаря своему усердию Николай Васильевич вскоре получил звание учителя церковно-приходской школы. В 1900 году он женился на дочери священника – Александре Михайловне Кадышевой – и поступил псаломщиком и регентом в Казанскую церковь в селе Подлипичье в Московской губернии. Николай Васильевич руководил церковным хором во время богослужения, проводил также внебогослужебные беседы с народом в местном приходском храме. Через год в семье Крыловых родилась дочь Клавдия, а еще через год – сын Константин.

Николай Васильевич все время стремился приносить пользу Церкви. Будучи небогатым сельским псаломщиком, имея семью, двоих детей, он стал безвозмездно преподавать церковное пение и церковно-славянский язык в церковно-приходской школе Борисоглебского монастыря в городе Дмитрове.

В 1909 году Николай Васильевич был рукоположен в диаконский сан. По резолюции митрополита Владимира (Богоявленского) он был определен в Спасо-Влахернский монастырь, где прослужил 26 лет.

С началом Первой Мировой войны отец Николай стал проводить религиозно-просветительские чтения и беседы с ранеными воинами в монастырском лазарете. В 1916 году диакон Николай Крылов, как член Приходского попечительского совета семей запасных полков, выступил организатором благотворительных концертов православных церковных хоров в помощь русским воинам.

Его обширная деятельность не осталась незамеченной, в 1913 году он был награжден медалью в память 300-летия дома Романовых, а в 1921 году – возведен в сан протодиакона. После установления советской власти отец Николай остался служить в Спасо-Влахернском женском монастыре. В 1925 году он был возведен в сан иерея, а затем и протоиерея, назначен настоятелем Спасской монастырской церкви и духовником сестер.

В 1928 году монастырь был закрыт, монахини изгнаны, кладбищенскую церковь власти решили приспособить под электростанцию, а колокольню Спасской церкви использовать под водонапорную башню.

Но Спасская церковь оставалась действующей еще 7 лет, и отец Николай продолжал в ней служить. Многие монахини после закрытия обители поселились в близлежащих деревнях и ходили на службы в Спасскую церковь, отец Николай по-прежнему оставался их духовником. В Спасской церкви были частицы мощей многих святых, и отец Николай обыкновенно служил службы в дни их памяти. Верующие знали это и просили сугубо помолиться о них у этих святынь.

Отец Николай переписывался с епископом Серафимом (Звездинским), который рукополагал его во иерея, а также со многими ссыльными священниками и монахинями, посылал им продукты и деньги.

Спасскую церковь закрыли в 1935 году, отец Николай перешел в село Батраково и стал служить в местном храме. Он всю жизнь жил бедно, никогда не имел своего дома. Теперь же советская власть обложила священника непосильными налогами, которые он был не в состоянии заплатить.

Через год протоиерея Николая Крылова арестовали по обвинению в «совершении тайных треб» и помощи ссыльному духовенству. Обвиняли его и в незаконной врачебной помощи, так как он молился о болящих, а также в том, что он просил вернуть закрытый храм. Отец Николай был обвинен также в распространении «слухов» о гонении на Церковь, о тяжелой жизни ссыльных, о невыносимых условиях жизни и непосильной работе заключенных, строивших канал Москва-Волга.

Отец Николай не отрицал своей помощи ссыльным и своего непосредственного участия в хлопотах об открытии церкви. Все остальные обвинения он отверг. На допросах он не назвал ни имен монахинь, проживавших в окрестности монастыря, ни имен тех людей, которые писали ему письма, найденные при обыске, с благодарностями за исцеления по его молитвам. Священника приговорили к 5 годам исправительно-трудового лагеря с конфискацией имущества. Следствие не заняло и месяца. Отбывать срок отец Николай был отправлен в Карлаг в Казахстане. Там он провел ровно пять лет. Но из заключения не вернулся.

В 1942 году жене отца Николая – матушке Александре Михайловне – пришла из лагеря открытка от мужа, в которой между строк, написанных им самим, рукой другого человека было написано: «Ваш батюшка протоиерей Николай мирно почил в ночь с 11 на 12 декабря 1941 года». Священник находился в лагере в одном бараке с уголовниками – это практиковалось руководством лагерей. Накануне освобождения другие заключенные отобрали у отца Николая все его вещи, и священномученик умер от холода.

По материалам сайта радиостанции Град Петров.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Крылов.