на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
15 декабря (2 декабря ст.ст.)

Сщмч. Иоанна пресвитера (1919). сщмч. Матфея пресвитера (1921). сщмч. Димитрия пресвитера и прп. Веры исп. (1932). сщмчч. Константина, Николая, Сергия, Владимира, Иоанна, Феодора, Николая, Иоанна, Николая, Павла, Сергия пресвитеров, прмчч. Данакта, Космы, прмцц. Маргариты, Февронии, Тамары, Антонины и Марии, мцц. Марии и Матроны (1937). прмц. Марии (1938). мч. Бориса (1942)

Священномученик протоиерей Николай Виноградский, священномученик протоиерей Иоанн Державин, священномученик протоиерей Николай Заболотский, священномученик протоиерей Сергий Кудрявцев, священномученик протоиерей Владимир Проферансов, священномученик протоиерей Ни колай Сафонов, священномученик иерей Димитрий Благовещенский, священномученик иерей Иоанн Днепровский, священномученик иерей Матфей Александров, священномученик иерей Феодор Алексинский, священномученик иерей Константин Некрасов, священномученик иерей Павел Понятский, священномученик иерей Сергий Фелицын, священномученик священник Иоанн Вишневский, преподобномученик иеромонах Данакт (Калашников), преподобномученик иеромонах Косма (Магда), преподобномученица монахиня Антонина (Степанова), преподобномученица монахиня Мария (Журавлева), преподобномученица Вера (Графова), преподобномученица монахиня Маргарита (Закачурина), преподобномученица монахиня Феврония (Ишина), преподобномученица монахиня Тамара (Проворкина), мученица Мария Дмитриевская, преподобномученица монахиня Мария (Цейтлин), мученик Борис Успенский, мученица Матрона Конюхова

Священномученика протоиерея Николая

(Виноградский Николай Васильевич, +15.12.1937)

Священномученик Николай родился 3 сентября 1873 г. в Москве в семье священника Троицкой в Зубове церкви Василия Ильича Виноградского. Как это часто бывало в семьях духовенства, Николай Виноградский решил пойти по стопам отца. Он поступил в Волоколамское Духовное училище, а после его окончания в 1887 г. перешел в Московскую Духовную семинарию, которую окончил в 1894 г. С 1895 г. Николай Васильевич работал учителем в церковноприходской школе Спасского на Песках в Каретном ряду храма в Москве. Через два года, в 1897 г., он был рукоположен во священника и направлен в Крестовоздвиженский храм села Крестовоздвиженское Клинского уезда Московской губернии. В 1899-1901 гг. отец Николай служил в городе Москве, затем, в течении 17 лет, с 1901 по 1918 гг. - в селе Рюховское Волоколамского уезда.

После революции отцу Николаю пришлось сменить много приходов: в 1918 г. его направили в город Волоколамск, в 1924 г. перевели в село Егорье Волоколамского района, затем в 1929 г. - в село Лехачево Московского района, в 1931 г. - в село Федоскино Дмитровского района. В мае 1937 г. он был переведен на последнее место своего служения - в село Михайловское Рузского района Московской области, где стал настоятелем храма в честь Архангела Михаила. К этому времени за ревностное служение Церкви отец Николай уже был награжден саном протоиерея.

Отец Николай являл собою образец нестяжательного пастыря - у него никогда не было никакого имущества. И на последнем месте своего служения он жил в приходском доме, а заботу о его пропитании взяла на себя церковная община. Отец Николай жил одиноко, семьи у него не было. В неотправленном письме от 27 октября 1937 г. он писал: "живу теперь я один … вот так по-монашески с Богом". У отца Николая и его новой паствы сложились самые хорошие отношения, в этом же письме он пишет: "приходской церковный совет очень заботится обо мне". Из материалов дела видно, что самоотверженное служение отца Николая привлекало в храм много людей. За короткое время новому настоятелю удалось завоевать любовь и уважение прихожан, что особенно раздражало власти.

Арестовали отца Николая 27 ноября 1937 г. по обвинению в контрреволюционной агитации и содержали под стражей в Бутырской тюрьме. На допросе следователь требовал назвать людей, с которыми отец Николай поддерживал тесные связи. Понимая, что это может иметь самые трагические последствия, отец Николай ответил: "Связи я ни с кем не поддерживаю". Обвинение в контрреволюционной деятельности он не признал. Решением тройки НКВД от 5 декабря 1937 г. протоиерей Николай Виноградский был приговорен к расстрелу. Казнь священномученика состоялась 15 декабря 1937 г. Место его захоронения - полигон Бутово под Москвой.

По материалам: Московские епархиальные ведомости. № 1-2/2004.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Виноградский.

Священномученика протоиерея Иоанна

(Державин Иван Николаевич, +15.12.1937)

Священномученик Иоанн родился 25 мая 1878 года в селе Ануфриево Никольской волости Рузского уезда Московской губернии в семье псаломщика Николая Державина. В 1894 году он окончил Коломенское духовное училище, а в 1901 году — Московскую Духовную семинарию и был назначен учителем церковноприходской школы при Богородице-Рождественской церкви в селе Вихорево Серпуховского уезда, а с 1902 по 1904 год был учителем и законоучителем в Горшковской церковноприходской школе Гуслицкого округа Богородского уезда. Женился, впоследствии у них с супругой Пелагией Петровной родилось девять детей.

7 августа 1904 года Иван Николаевич был рукоположен в сан священника к Никольской церкви в селе Милет Богородского уезда. С этого же времени он стал законоучителем в Милетском земском начальном училище. За благоговейное исполнение священнических обязанностей и за усердное проповедание слова Божия отец Иоанн в 1911 году был награжден набедренником. В рапорте благочинного отмечалось, что отец Иоанн Державин, «отличаясь кротким и добрым характером, пользуется уважением и любовью своих прихожан». Храм в селе Милет был выстроен в усадьбе, принадлежавшей князьям Голицыным и Ухтомским. Только в начале ХХ века здесь появилась приходская церковь. Приход был малочисленным, а с началом гонений на Русскую Православную Церковь и упадком веры и вовсе обезлюдел. Отец Иоанн и его семья бедствовали, продавая из имущества все, что только можно было продать, но священник не покинул приход.

В 1929 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь, власти стали искать лжесвидетелей и допрашивать их. Так, один из лжесвидетелей сказал, что священник Иоанн систематически выступал с проповедями, в которых призывал бороться за укрепление религии; указывал, что теперь детей при советской власти в школах Закону Божию не учат и надо их учить дома. Призывал граждан помочь церкви, собрать деньги среди верующих. Спасибо тем гражданам, которые еще не забыли Бога и посещают храм, им Бог за это поможет. У нас стало много безбожников, забыли Бога, жить стало худо, храм разваливается, ничего не стало. Бог нас за это накажет.

Опираясь на эти показания, ОГПУ 3 февраля 1930 года арестовало священника, и он был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. На следующий день, отвечая на вопросы следователя, отец Иоанн сказал: «Никакой антисоветской агитации нигде и никогда я не вел. Проповеди я не произношу уже около года. Ранее произносил проповеди часто, но они носили исключительно религиозный характер, и ничего противосоветского в них не было. В частных разговорах от бесед на политические темы воздерживаюсь. С прихожанами имею общение только по чисто церковным делам».

На этом дело было закончено. 22 марта 1930 года тройка ОГПУ приговорила священника к трем годам ссылки в Северный край и дана была рекомендация на все ходатайства о смягчении его участи отвечать отказом.

Вернувшись из ссылки, отец Иоанн был направлен служить в храм в село Ильинское-Ярыгино Сычевского района Смоленской области. 12 февраля 1935 года он был назначен служить в храм в село Ново-Александровка Шаховского района Московской области, а 5 марта 1937 года в Троицкую церковь в село Каменка Ногинского района; жил он с семьей в селе Милет Реутовского района. За самоотверженную и безупречную службу отец Иоанн был возведен в сан протоиерея и награжден крестом с украшениями.

29 ноября 1937 года он был арестован и заключен в тюрьму в городе Ногинске. На священника донесли, будто бы он говорил, что верующие стали забывать Бога и мало посещают храмы, что советская власть зверски преследует веру и верующих, сажает невинных людей в тюрьмы. Протоиерея Иоанна обвинили в активной контрреволюционной деятельности, но он не признал себя виновным.

3 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Священномученик Иоанн Державин был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в безвестной могиле.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь, 2002. С. 210-213.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Державин.

Священномученика протоиерея Николая

(Заболотский Николай Николаевич, +15.12.1937)

Священномученик Николай Заболотский родился в 1876 году в семье протоиерея Николая Заболотского, служившего в Воскресенской церкви города Вязьмы. Учился в Московской и Вифанской семинариях, затем в Юрьевском университете. В 1910 году был рукоположен во иерея, служил в храмах Смоленской губернии. В 30-е годы отец Николай был возведен в сан протоиерея и назначен благочинным Уваровского района Московской области. В это время он жил в церковной сторожке в селе Некрасово.

В 1937 году на священника был написан донос, в котором указывалось, что он не спрашивает разрешения местных властей для совершения церковных таинств и треб. Были собраны и другие показания, и 19 ноября 1937 года отец Николай был арестован и заключен в Можайскую тюрьму. Из обвинения: «Находясь в деревне Жихарево, распространял контрреволюционную клевету против Советской власти и ВКП (б)... Вел среди населения активную антисоветскую агитацию против существующего строя...» Отец Николай признал, что действительно был в мае 1937 года в деревне Жихарево, куда был приглашен для крещения ребенка. Виновным в антисоветской агитации, контрреволюционной деятельности и других подобных обвинениях себя не признал.

После окончания следствия протоиерей Николай Заболотский был переведен в тюрьму города Москвы и вскоре расстрелян на полигоне в Бутово.

По материалам сайта радиостанции «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Заболотский.

Священномученика протоиерея Сергия

(Кудрявцев Сергей Дмитриевич, +15.12.1937)

Священномученик Сергий Кудрявцев родился 1 июля 1881 года в селе Фряново Богородского уезда Московской губернии (ныне Щелковский район Московской области). Он был вторым ребенком псаломщика фряновской Иоанно-Предтеченской церкви Дмитрия Феодоровича Кудрявцева.

Придя в возраст, Сергей Дмитриевич поступил в Московскую Духовную семинарию. В 1902 году он уволился из 5-го класса семинарии, после чего состоял помощником учителя в Воскресенской, на Шоше, церковно-приходской школе Клинского уезда, а затем был перемещен на должность учителя в Ермолинскую церковно-приходскую школу. В 1905 году он был определен на вакансию псаломщика в погост Нерский Бронницкого уезда Московской губернии, а в 1908 году рукоположен во диакона к Богородице-Рождественской церкви села Анискина Богородского уезда. Жена отца Сергия, Екатерина Ивановна (в девичестве Павлова) происходила из крестьянской семьи. У них родилось четверо детей: дочь Ольга и сыновья Борис, Николай и Василий.

19 июня 1911 года диакон Сергий был рукоположен во иерея и определен на место второго священника в тот же храм села Анискина, в котором служил диаконом. На его место во диакона был рукоположен его родной брат Николай.

С началом в июле 1914 года войны между Россией и Германией отец Сергий был направлен на фронт, по всей видимости, полковым священником, оставаясь при этом заштатным священнослужителем Анискинской церкви. К приходскому служению он вернулся в 1916 году, в конце которого получил новое назначение - в Космо-Дамиановскую церковь села Кузьмине Серпуховского уезда Московской губернии, где он служил до 1924 года. С 1924 года состоял священником при Успенской церкви села Шматова Серпуховского округа Московской области. О служении в Шматове отец Сергий позже вспоминал так: "... В год получал всего доходу 350 р<ублей>, кроме этого прихожане зная свой приход, его несостоятельность, давали еще и продовольствие муки в год пудов 15-20 и картофелю мер 30-40". В 1925 году о. Сергий является священником церкви Знамения Пресвятой Богородицы села Ушакова Мокринского волостного совета Каширского уезда Московской губернии

В 1930 году община верующих села Анискина испрашивает на служение в местном приходе своего прежнего священника, и с 25 июля отец Сергий вновь становится священнослужителем Богородице-Рождественского храма. Около 1934-36 годов отец Сергий высылается в город Киржач. В августе-сентябре 1937 года священник вместе с сыном Николаем переезжает к месту своего последнего служения - настоятелем храма в честь Воздвижения Креста Господня города Хвалынска Саратовской области, где Господь судил ему прослужить совсем мало. 27 ноября 1937 года протоиерей Сергий Кудрявцев был арестован Хвалынским РО УНКВД и препровожден в Вольскую тюрьму. При обыске у него были изъяты паспорт, два послужных списка, 15 крестиков, 10 "разных молитвенных книг", иерейское облачение и дореволюционное удостоверение личности "с маркой царя Николая". На следующий день новомученик был допрошен.

Выписка из протокола заседания судебной тройки при Управлении НКВД по Саратовской области от 10 декабря 1937г.:

«Вопрос: Вы являетесь участником контрреволюционной группы церковников. Так это?

Ответ: О существовании контрреволюционной группы церковников мне ничего не известно и участия моего в ней нет.

Вопрос: На протяжении следствия Вы скрывали проводимую Вами антисоветскую агитацию. Намерены ли Вы давать правдивые показания?

Ответ: Я говорил правду, других показаний дать не могу.

Постановили: Кудрявцева Сергея Дмитриевича РАССТРЕЛЯТЬ».

Приговор был приведен в исполнение 15 декабря 1937 г. в городе Вольске Саратовской области. В настоящее время, по свидетельству УФСБ Саратовской области, место захоронения останков жертв репрессий 30-х годов в г. Вольске установить не представляется возможным.

По материалам сайта храма Покрова Пресвятой Богородицы в Хомутово (Щелковское благочиние Московской епархии).

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Сергий Кудрявцев.

Священномученика протоиерея Владимира

(Проферансов Владимир Александрович, +15.12.1937)

Священномученик Владимир Проферансов родился в 1874 году в семье псаломщика Новодевичьего монастыря. С 1898 года работал учителем в Московской губернии. В 1902 году стал псаломщиком в церкви Георгия Победоносца на Лубянке в Москве, преподавал Закон Божий в Московских школах, активно участвовал в церковно-просветительской деятельности, был членом Московского общества народных чтений и библиотек. За свои труды имел множество наград. В 1916 году Владимир Александрович был рукоположен в сан диакона, а с 1918 года состоял сотрудником Московского епархиального совета, где работал делопроизводителем. В 1920 году был рукоположен во священника к Георгиевской церкви. В это время отец Владимир получил несколько наград от патриарха Тихона: наперсный крест и митру. Отец Владимир часто общался с патриархом и со многими архиереями, в том числе с митрополитом Сергием (Старгородским), и работники ОГПУ решили привлечь его к сотрудничеству.

Отцу Владимиру некоторое время удавалось отделываться простыми отказами, однако в 1932 году его арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму. В обвинении при осуждении об отце Владимире сказано: «Является реакционно настроенным человеком, долгое время работал в канцелярии патриарха Тихона, в церкви Георгия на Лубянском проспекте занимался антисоветской агитацией». Священника приговорили к 3 годам ссылки в Казахстан. Ссылку отец Владимир отбывал в Семипалатинске, где работал в больнице. В ссылке он познакомился со священником Константином (Некрасовым), который пригласил его после окончания срока приехать в Можайск. Этот город стал последним местом жительства отца Владимира, он приехал туда один, оставив свою семью в Москве, и во всех анкетах писал о себе "одинокий", чтобы уберечь своих родных от гонений. На одной из фотографий священника сохранились написанные им слова: «Когда тебе тяжело, когда ты боишься людей и себя, когда ты запутаешься в рассуждениях и делах, скажи себе: буду любить тех, с кем меня сводит жизнь. Старайся делать это, и увидишь, как все пройдет, облегчится, распутается, и тебе нечего будет ни желать, ни бояться».

В 1937 году отец Владимир Проферансов был в последний раз арестован и приговорен к расстрелу. Одновременно с отцом Владимиром были арестованы и расстреляны 10 священников города Можайска.

По материалам сайта радиостанции «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Владимир Проферансов.

Священномученика протоиерея Николая

(Сафонов Николай Александрович, +15.12.1937)

Священномученик Николай родился 13 апреля 1900 года в городе Саратове в семье благочестивых мирян Александра и Евдокии Сафоновых. Николай окончил четыре класса Саратовской Духовной семинарии, когда произошла безбожная революция, и духовные образовательные учреждения были закрыты. С 1918-го по 1924 год Николай был учителем, а затем певчим на клиросе.

8 ноября 1926 года Николай Александрович был рукоположен во священника к Преображенскому храму в селе Спас-Купли Подольского уезда. В 1927 году отец Николай был переведен в Троицкую церковь Аристова погоста Богородского уезда и в том же году назначен настоятелем Покровского храма в Голиках на улице Малая Ордынка в Москве. В 1929 году безбожные власти закрыли Покровский храм и весь клир был священноначалием переведен в Благовещенский храм на улице Большая Ордынка или, как его сейчас называют, святителя Николая в Пыжах. В 1930 году отец Николай был награжден наперсным крестом.

21 ноября 1932 года священник был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. На следующий день следователь допросил священника. Отвечая на его вопросы, отец Николай сказал: «Никогда и ни у кого не собирались на квартирах и не обсуждали никаких политических вопросов. Я лично среди верующих не распространял никаких провокационных слухов о голоде, распаде колхозов. Также никому не говорил, что в Москве закроют большевики все церкви и скоро придет конец советской власти. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

10 января 1933 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Николая к трем годам заключения в концлагерь, и он был отправлен в Свирские лагеря. Отец Николай был освобожден досрочно в 1934 году и назначен сначала в храм святителя Николая в Пыжах, а затем, в том же году, в храм Ризоположения. Однако, как бывшему в заключении, ему было запрещено проживание в Москве, и он был направлен в город Каширу настоятелем храма Всех святых и возведен в сан протоиерея. В 1937 году Кашира попала в режимную зону, в которой было запрещено проживание всех осужденных по политическим статьям, и в феврале 1937 года протоиерей Николай был назначен настоятелем храма святых и праведных Иоакима и Анны в городе Можайске.

Протоиерей Николай был арестован 5 декабря 1937 года. 7 декабря следователь допросил отца Николая.

— Какую контрреволюционную деятельность вы вели среди населения?

— Я никакой антисоветской агитацией среди населения не занимался и виновным себя не признаю. Мы разговаривали в алтаре по поводу хождения по приходу… Но ввиду уборочной кампании мы, чтобы не вызвать на себя нареканий граждан, по приходу не пошли, хотя и был престольный праздник.

9 декабря тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Сафонов был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам Информационно-аналитического портала Саратовской епархии «Православие и современность».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Сафонов.

Священномученика иерея Димитрия

(Благовещенский Дмитрий Федорович, +15.12.1932)

Священномученик Димитрий Благовещенский родился в 1879 году в Московской губернии в семье диакона. Окончил 4 класса духовного училища и поступил псаломщиком в Знаменскую церковь в селе Ильинском. Одновременно он безвозмездно работал помощником учителя церковно-приходской школы. В 1906 году он был перемещен на штатную диаконскую вакансию в селе Ивойлово. Здесь в храме Воскресения Словущего отец Димитрий прослужил диаконом до 1931 года.

Чтобы прокормить семью, отец Димитрий вынужден был работать в нескольких местах: собирать картошку в колхозе, работать счетоводом, осуществлять за плату бухгалтерские расчеты. Его несколько раз судили и штрафовали; он трижды был осужден к высылке из Московской области, его лишили избирательных прав и конфисковали все имущество за неуплату налогов и невыполнение твердого задания по яровым заготовкам. В конце концов, диакону Ивойловского храма предложили место бухгалтера в Рузе, но при условии, что он откажется от сана. Но отец Димитрий сказал: «Я не могу оставить храм!»

В 1931 году церковь в селе Ивойлово осталась без священника, и диакон Димитрий Благовещенский принял на себя иерейское служение. Уже в апреле следующего года он был арестован и приговорен к 3 годам в исправительно-трудовом лагере. Следственное дело длилось 4 дня. Состоялся только один допрос, на котором отец Димитрий заявил: «Я никак не могу примириться с существующей властью и ею установленными порядками. Я считаю, что Советская власть применяет к народу исключительно насилие. ... Я считаю, что управляют страной очень неумело, в большинстве люди, поставленные руководить, не отвечают своему назначению, сами своими действиями вызывают недовольство среди нас, особенно среди служителей культа... Против низовых представителей власти, работающих на деревне, таких, как коммунисты, сельсовета и другие - я всегда проявлял и проявляю недовольство». После приговора отца Димитрия через Бутырский изолятор с первым эшелоном отправили в исправительные лагеря по Мурманской железной дороге. Через 7 месяцев после прибытия в Белбалтлаг священномученик скончался.

По материалам сайта радиостанции «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Димитрий Благовещенский.

Священномученика иерея Иоанна

(Днепровский Иван Михайлович, +15.12.1937)

Священномученик Иоанн родился 18 сентября 1875 года в селе Старый Чиртим Ка-мешкирской волости Кузнецкого уезда Самарской губернии в семье пономаря Михаила Днепровского. По окончании Духовной семинарии поступил псаломщиком в храм в селе Улыбовка Вольского уезда Саратовской губернии. В 1898 году Иван Михайлович женился на девице Александре, и впоследствии у них родилось четверо детей.

В 1905 году Иван Михайлович был рукоположен во диакона ко храму в селе Терса, а в 1914 году — во священника ко храму в селе Полчаниновка. По всей вероятности, храм в селе был в 1929 году закрыт, и отец Иоанн переехал в город Новоузенск Саратовской области, устроившись работать наблюдателем на Нижне-Волжскую метеорологическую станцию, и здесь он прожил до своего ареста, поддерживая отношения с местным священником и верующими.

8 декабря 1937 отец Иоанн был арестован, заключен в тюрьму в городе Саратове и на следующий день допрошен.

— Вы обвиняетесь в контрреволюционном действии против существующего политического строя в СССР.

— Виновным себя в этом не признаю.

— Вы клеветали на сталинскую конституцию, говорили, что это кабала и больше ничего и что хорошего от нее ждать нельзя. Признаете ли это?

— Это я также категорически не признаю.

— Вы говорили, что в день выборов сгонят всех на отдельные базы и прикажут голосовать за того, кто им будет выгоден, — будете ли это отрицать?

— Не признаю и это.

— Вы говорили, что советская власть посягнула на религию, разграбила храмы, невинно сослала все духовенство, — признаете ли это?

— Да, это я действительно говорил — что все храмы советская власть уничтожила и что священство невинно все сослано, других разговоров я совершенно не вел.

— Вы говорили, что скоро советская власть будет свергнута, это осуществят культурные державы — Япония, Германия. Признаете ли это?

— Нет, этого я не признаю.

— Вы производили у себя на квартире сборы верующих, среди которых распространяли контрреволюционную пропаганду, создавали фонды для поддержания религии.

— Это я категорически отрицаю.

В тот же день следствие было закончено, и на следующий день, 10 декабря, тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Священник Иоанн Днепровский был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь, 2002. С. 218-219.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Днепровский.

Священномученика иерея Матфея

(Александров Матфей Иванович, +15.12.1921)

Матфей Иванович Александров родился в 1872 году в селе Верхний Рогачик под Мелитополем. Окончил Киевскую Духовную семинарию и священствовал в церкви святителя Николая в родном селе. Отец Матфей был благочестивым проповедником, преисполненным христианских добродетелей. Строгий, трезвенный, внимательный к себе, священник был неизменно милостив к окружающим его людям. Для каждого у него находились любовь, пастырское назидание.

К одному священник был абсолютно нетерпим — к революционным настроениям, проповедующим всеобщее разрушение и воинствующий атеизм. Видя все недостатки в стране, он не мог не видеть и не понимать грядущие ужасы новых перемен. Но что он мог сделать: уповал на милосердие Божие и изо всех сил укреплял приходскую жизнь. После революции отец Матфей с еще большей настойчивостью звал к молитве и покаянию. И многие отошедшие от веры возвращались в лоно Матери-Церкви.

10 декабря 1920 года отец Матфей был арестован и просидел в Запорожской ЧК в ожидании расстрела до 29 августа 1921 года. Только после Успения священник ненадолго был отпущен на свободу. Как и прежде, отец Матфей продолжал истово служить, непрестанно проповедовал, обличая всякую неправду, не вступая в расколы, чем вызвал тревогу у властей. Они решили закрыть храм и конфисковать церковные имущество. На праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы отец Матфей произнес проповедь, в которой призывал прихожан спасти храм Святителя Николая от поругания.

Была образована комиссия из заинтересованных лиц, на заседание которой пригласили отца Матфея. Он предложил созвать приходское собрание, чтобы обсудить возможности альтернативы. Но это ему запретили делать, а 12 декабря 1921 года священник был арестован. Ему ставилось в вину следующее: «Злостная и сознательная контрреволюция и антисоветская агитация. Факт преступления считать доказанным». Через три дня состоялся суд. Отец Матфей Александров и на допросе, и на суде держался мужественно. Все обвинения он опроверг, но это уже не интересовало гонителей веры. Во избежание народных волнений он был поспешно расстрелян по постановлению губернской тройки сразу после суда – 15 декабря 1921 года.

По материалам сайта «Украина Православная».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Матфей Александров.

Священномученика иерея Феодора

(Алексинский Федор Николаевич, +15.12.1937)

Священномученик Феодор родился 21 октября 1875 года в селе Каменки Мышкинского уезда Ярославской губернии в семье священника Николая Алексинского. В 1890 году Федор поступил в Ярославскую Духовную семинарию, а по ее окончании — в Московскую Духовную академию, которую он окончил в 1900 году со степенью кандидата богословия, и был назначен учителем русского и церковнославянского языка в Краснохолмское духовное училище.

В 1909 году он был рукоположен в сан священника к Страстному монастырю в Москве, в котором прослужил до его закрытия безбожными властями в двадцатых годах. После закрытия монастыря отец Феодор был назначен служить в храм Знамения Божией Матери на Каретной улице в Москве.

14 апреля 1931 года власти арестовали отца Феодора, и он был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. Отца Феодора и всех арестованных, более трех десятков священнослужителей и мирян, обвиняли в том, что они, «монахи и монашки ликвидированных монастырей, члены церковных советов, попы и бывшие торговцы, будучи активными церковниками-антисоветчиками, считающими советскую власть “властью антихриста”, группируясь вокруг реакционных московских церквей, проживая группами и в одиночку, занимались активной антисоветской деятельностью, выражавшейся в организации нелегальных антисоветских “сестричеств” и “братств”, оказании помощи ссыльному за контрреволюционную деятельность духовенству, произнесении проповедей контрреволюционного характера, антисоветской агитации о религиозных гонениях, якобы чинимых советской властью...» Будучи допрошен, отец Феодор сказал, что ни сам не вел антисоветских разговоров, ни при нем его знакомые таких разговоров не вели, а что было без него и какие разговоры вели его знакомые в его отсутствие, он не знает. 30 апреля 1931 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Феодора к трем годам ссылки в Северный край. Из ссылки он вернулся в 1934 в Москву, где оставалась его семья, но власти не разрешили ему жить в городе и заявили, что он может поселиться не ближе ста километров от Москвы. Отец Феодор выехал в Тулу, как ближайшую от Москвы область, но здесь не смог получить места священника и поехал в Патриархию, которая направила его священником в храм в селе Ивакино Уваровского района Московской области.

Отец Феодор был арестован 1 декабря 1937 года и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. 2 декабря сотрудники НКВД допросили сначала лжесвидетелей, затем был допрошен отец Феодор.

— Следствием установлено, что вы в августе 1937 года в беседе о существующем государственном строе высказывали недовольство советской властью и распространяли провокационные слухи о войне. Вы признаете это? — спросил священника следователь.

— Нет, не признаю. Это клевета на меня. Я против советской власти никогда ничего не высказывал.

— Следствием установлено, что вы среди колхозников деревни Потапково проводили агитацию за то, чтобы колхозники в религиозные праздники не работали. Этим самым вы разлагали трудовую дисциплину в колхозе. Вы признаете в этом себя виновным?

— Нет, я не признаю себя виновным. Я такой агитации не проводил. Никому я не говорил, что в религиозные праздники нельзя работать, — ответил священник.

На этом допросы были закончены и следствие завершено. 5 декабря тройка НКВД приговорила отца Феодора к расстрелу. Священник Феодор Алексинский был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь, 2002. С. 214-217.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Феодор Алексинский.

Священномученика иерея Константина

(Некрасов Константин Никитович, +15.12.1937)

Священномученик Константин родился 15 октября 1872 года в городе Можайске Московской губернии в семье псаломщика Никиты Некрасова. В 1887 году Константин окончил духовное училище, а в 1893 году — Вифанскую Духовную семинарию. Женился, впоследствии у них с женой Александрой Петровной родилось четверо детей. Константин Никитич был рукоположен в сан священника к одному из храмов города Можайска и через некоторое время назначен настоятелем Никольского собора и одним из благочинных епархии. Отец Константин был одним из деятельнейших священников епархии, он организовал в Можайске Общество трезвости и постоянно вел работу среди крестьян, делая все, чтобы они исцелились от пагубной страсти. В 1923 году священник был арестован за активную церковную деятельность и приговорен к двум годам ссылки в город Березов Тобольской губернии. Вернувшись из ссылки, отец Константин стал служить в храме Покрова Божией Матери в селе Алексино Рузского района.

9 мая 1930 года сотруднику ОГПУ Малькову один из доносителей сообщил, что «в селе Алексино имеется в настоящее время сильная группа церковников, в результате антисоветской работы которой мероприятия советской власти проходят с трудом...» 13 и 14 августа следователь допросил некоторых жителей села Алексино, из тех, кто враждебно относился к церкви. Основываясь на их показаниях, сотрудник ОГПУ Мальков 20 августа 1930 года арестовал священника Константина Некрасова и монахиню Параскеву Жукову, которые были заключены в камеры при Рузском отделе ОГПУ.

На следующий день после ареста священника следователь допросил его и отец Константин сказал: «Проживая в селе Алексино, я никакой антисоветской деятельностью не занимался...Кроме того, я никогда не жил богато, и стремиться к какой-то лучшей жизни не в моих интересах, тем более, что я бескорыстен и желаю только нравственного и духовного мира. Правда, я говорил проповеди, но всегда старался говорить только слово Божие, стараясь научить верующих любви и миру… Говорят, что я имею авторитет среди граждан; может быть, это и правда, но ведь мой авторитет держится не на том, что я иду против власти, а потому, что я поступаю как истинный христианин… Если несколько человек говорят против меня, я думаю, что больше найдется таких, которые подтвердят мою невиновность. Я не против того, чтобы власть наказывала меня как преступника, но если я не виновен, то считаю, что будет мало целесообразно, если я буду сидеть за решеткой или выслан, как мученик. Вот и все, что я могу сказать по существу выставленных против меня обвинений в контрреволюционной деятельности».

23 апреля следствие было закончено; священник в протокол об окончании следствия попросил записать: «По существу предъявленного мне обвинения виновным себя не признаю. В оправдание себя прошу допросить верующих, которые, надеюсь, подтвердят, что я никогда противозаконными делами не занимался. Все материалы считаю ложными, и исходят они от тех лиц, которые желают меня убрать из села Алексино».

После этого отец Константин попытался передать близким на волю записку, в которой, в частности, писал: «Ступайте сейчас в ГПУ и просите у уполномоченного Малькова разрешения на свидание, он мне говорил, что разрешит, тогда и поговорим. Если же почему-либо не удастся видеться, то знайте, что следственное дело окончено, обвиняюсь в агитации против советской власти, в срыве собраний, будто бы был против коллективизации и хлебозаготовок. Все это ложь, и есть надежда, что она обнаружится…» Тогда же он написал заявление в Коллегию ОГПУ, в котором писал: «23 августа уполномоченным ОГПУ Мальковым было мне объявлено постановление — обвинение меня по статье 58, пункт 10. Из прочитанного выяснилось, что обвинение основано на доносе неизвестных мне лиц, и все положительно ложно. Чтобы положить настоящее правильное определение по возникшему делу, необходимо проверить данные показания, а посему покорнейше прошу опросить лиц, кои всегда видели мои деяния и слышали все мои слова (причт, соседей и всех верующих моего прихода). И, удостоверившись в ложности доноса, поставить на вид доносителям, чтобы они впредь не утруждали власти своей клеветой, а сообщали бы одни действительные факты…» Заявление это не было передано начальству ОГПУ, а присоединено следователем к делу. 25 сентября 1930 года тройка ОГПУ приговорила священника к трем годам ссылки в Казахстан, которую он был отправлен отбывать в Семипалатинск. По окончании ссылки отец Константин приехал в Можайск и был назначен служить в храм Илии пророка. 5 декабря 1937 года священник был вновь арестован и заключен в тюрьму в городе Можайске. Через день состоялся допрос, и на следующий день после допроса было составлено обвинительное заключение, где были изложены обвинения против священника, заключавшиеся, в частности, в том, что он проводил большую работу «по сколачиванию церковного актива, для этой цели им был организован хор из бывших монашек и активных церковников...»

9 декабря тройка НКВД приговорила отца Константина к расстрелу. Священник Константин Некрасов был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в безвестной могиле. По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь, 2002. С. 203-209.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Константин Некрасов.

Священномученика иерея Павла

(Понятский Павел Александрович, +15.12.1937)

Священномученик Павел родился 20 июня 1867 года в селе Бородино Можайского уезда Московской губернии в семье священника Александра Понятского. Окончил духовное училище и был в 1896 году рукоположен во диакона к Вознесенскому собору города Можайска. В начале 1920х годов он был рукоположен во священника к тому же храму.

17 ноября 1932 года власти арестовали отца Павла, выдвинув обвинение в том, что он «организовал контрреволюционную антисоветскую группировку из числа бывших монахинь и священников церквей, окружающих город Можайск, руководил деятельностью данной группировки, направленной против хозяйственных, политических мероприятий советской власти». После ареста священник был помещен в Можайскую тюрьму.

«В церковной сторожке Вознесенской церкви, – показал отец Павел на допросе 11 декабря, – я поселился на жительство в феврале 1931 года. В этой сторожке проживали монахини несколько человек. Меня посещали священники близлежащих к Можайску церквей. Проживавшие в сторожке монашки вместе со мной порелигиозным праздникам ходили по деревням, входящим в церковный приход, а также ходили без меня по сбору подаяний. Занимались ли монашки антисоветской агитацией, я не знаю. Посещавшие меня священники разговоров антисоветского характера не вели. Считаю, что советская власть – Божие попущение, посланное за грехи людей. От дальнейших суждений в этом направлении отказываюсь. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

16 февраля 1933 года тройка ОГПУ приговорила священника Павла Понятского к ссылке в Казахстан сроком на три года. 17 января 1934 года отец Павел был от ссылки освобожден Кустанайским отделением ОГПУ и через некоторое время выехал в Можайск. В 1934 году обновленцы захватили Вознесенский храм. В том же году властями он был окончательно закрыт. Прибыв в Можайск, отец Павел нигде не служил, жил на иждивении детей, но продолжал встречаться с духовенством города. 5 декабря 1937 года он был арестован по обвинению в том, что «установил свои прежние связи со священниками, прибывшими из ссылки, контрреволюционно настроенными монашками и другим контрреволюционным элементом и систематически ведет контрреволюционную деятельность». После ареста священник был заключен в Можайскую тюрьму и 7 декабря допрошен.

Поинтересовавшись, кого из священников города Можайска отец Павел знает, следователь спросил:

– С кем из них вы имеете хорошие связи?

– Самые хорошие связи у меня со священником Константином Никитичем Некрасовым, которого я знаю с детства, вместе с ним я учился в духовном училище, и по день ареста я несколько раз ходил молиться в Ильинскую церковь, где он служит настоятелем, и также приходилось встречаться с ним в городе.

– Какие вы вели разговоры со священником Некрасовым во время вашей встречи?

– При встрече мы с ним вели разговоры о здоровье, о домашних делах, о службе в церкви.

– Какую контрреволюционную деятельность вы вели среди населения?

– Антисоветской агитации среди населения я не вел и виновным себя не признаю.

8 декабря следствие было закончено и отца Павла перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 9 декабря тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Священник Павел Понятский был расстрелян 15 декабря 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

По материалам книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том III. Тверь, 2005. С. 252-255.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Павел Понятский.

Священномученика иерея Сергия

(Фелицын Сергей Васильевич, +15.12.1937)

Священномученик Сергий родился 18 февраля 1883 года в селе Вороново Подольского уезда Московской губернии в семье священника Василия Фелицына. Сергей Васильевич окончил Перервинское училище и три класса Московской Духовной семинарии и в 1904 году был определен псаломщиком в Преображенскую церковь в село Бужарово Звенигородского уезда. В 1907 году он был переведен в Воскресенскую церковь в село Сертякино Подольского уезда. Здесь он женился на уроженке этого села Вере Сергеевне Осетровой. Впоследствии у них родилось восемь детей.

В 1918 году Сергей Васильевич был рукоположен в сан диакона, в 1921 году — в сан священника к Воскресенскому храму села Сертякино, в котором прослужил до дня своего ареста. Был награжден набедренником и камилавкой. Прихожанам отец Сергий больше всего запомнился христианской добротой. 27 ноября 1937 года в два часа ночи отец Сергий был арестован и заключен в тюрьму города Серпухова. Арест отца Сергия потряс его супругу так, что у нее пропал голос, и она знаками отвечала на требования сотрудников НКВД показать все места, которые они хотели обыскивать. Священника обвинили в том, что он «враждебно настроен к советской власти и имел тесную связь с контрреволюционно настроенным кулаком Заренковым, арестованным за контрреволюционную деятельность». Священник был допрошен сразу же после ареста.

— Следствию известно, что вы среди населения распускали провокационные слухи о том, что советская власть и коммунисты идут по пути, изложенном в Священном Писании. Расскажите об этом.

— Я против советской власти и партии среди населения ничего не говорил, — ответил священник.

— Вы признаете себя виновным в том, что среди населения проводили антисоветскую агитацию, направленную на дискредитацию советской власти и партии?

— Виновным себя в предъявленном мне обвинении я не признаю, потому что среди населения села Сертякино я антисоветской агитации не вел, — ответил священник.

На этом допрос был закончен. 1 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу. Священник Сергий Фелицын был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. Тверь, 2002. С. 460-462.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Сергий Фелицын.

Священномученика священника Иоанна

(Вишневский Иван Всеволодович, +2.12.1919 (1920?). )

Иван Всеволодович Вишневский родился 6 октября 1888 года в семье священника села Федьковка Шуралинской волости Екатеринбургской губернии. Он окончил духовное училище и один класс духовной семинарии. До 1914 года служил в церкви Верх-Нейвинского завода Екатеринбургского уезда, работал учителем в местной школе. Перед октябрьской революцией Иван Всеволодович вступил в брак с рабой Божией Евдокией Елпидифоровной, учительницей сельской школы. В 1917 году его рукоположили в сан диакона, и до ноября 1919 г. отец Иоанн служил в церкви Невьянского завода. В ноябре 1919 года он был рукоположен в священники и стал служить в селе Федьковка.

Отец Иоанн пользовался в селе большим уважением, к нему часто обращались за советом в трудной жизненной ситуации. Даже помощник уполномоченного Губернской ЧК товарищ Раздьяконов признал, что «священник Вишневский хорошо образован, разбирается в текущих событиях, прекрасно осведомлен о положении на фронтах…» Авторитет священника мешал местным коммунистам вести свою «полит-просветительную» работу, поэтому скоро на отца Иоанна стали поступать доносы начальнику милиции первого района Екатеринбургского уезда. В июле 1920 года местные власти для того, чтобы «очистить сознание народных масс от религиозного дурмана», организовали в библиотеке лекцию на тему «Религия и коммунизм». Коммунист-библиотекарь Манаков Александр Алексеевич подобрал соответствующую статью и стал читать лекцию по книге. В это время в библиотеку вошел отец Иоанн, сказал: «Бросьте вы эту ерунду читать», вырвал книгу и попытался ее порвать. В результате лекция была сорвана. Народ, довольный, разошелся по домам. Еще не раз батюшка срывал антирелигиозные мероприятия. Однажды даже принес на лекцию гармонь, игрой на которой заглушал слова лектора. Коммунисты неоднократно просили вышестоящие власти изолировать священника. В октябре 1920 года отец Иоанн Вишневский был арестован. Его обвинили в «дискредитировании советской власти и антисоветской пропаганде среди темных масс». Отец Иоанн все обвинения отвергал и объяснял свой арест сведением с ним личных счетов учителем-коммунистом Манаковым. На допросах себя батюшка называл сторонником советской власти и припомнил даже, что в 1908 году он преследовался старым правительством за политические убеждения. В ответ на такие утверждения следователь с возмущением писал: «Он, как революционер 1907-1908 гг., получивший хорошее образование, должен знать, что религия и ее учение только затемняют головы темных масс, а не просвещают, что на руку темным силам реакции. Но Вишневский все-таки держится за свое священническое место, учит, стращает адом и Богом, убеждает религиозных фанатиков чтить святых и мощи, и в то же время имеет нахальство перед лицом правосудия заявлять, что он ярый сторонник Советской власти и революционер 1907-1908 гг.».

Следователь не поверил в искренность заявлений отца Иоанна и, несмотря на то, что батюшка не признавал выдвинутых против него обвинений, предложил изолировать священника Вишневского в концлагерь до окончания гражданской войны. Дело было отправлено в Екатеринбург. Коллегия Екатеринбургской Губернской ЧК рассмотрела дело священника и постановила: «Вишневского Ивана Всеволодовича подвергнуть высшей мере наказания». 2 декабря 1920 года отец Иоанн был расстрелян.

По материалам интернет-версии «Православной газеты» г. Екатеринбурга.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Вишневский.

Преподобномученика иеромонаха Данакта

(Калашников Дометиан Ианнуариевич, +15.12.1937)

Преподобномученик Данакт (в миру Дометиан Ианнуариевич Калашников) родился в 1881 году в селе Самородок Киевской губернии в крестьянской семье. Обучался сначала дома, а затем в церковноприходской школе. Когда юноше исполнился двадцать один год, он поступил в число братии Афонского монастыря, где пребывал на различных послушаниях. Был пострижен в мантию с именем Данакт. С 1914 года он находился на различных послушаниях на Афонском подворье в Москве, числясь в составе братии Афонского монастыря.

В 1923 году монах Данакт стал подвизаться в Покровском монастыре в Москве. В 1929 году он был рукоположен в сан иеродиакона. В начале 1929 года началось разграбление кладбища Покровского монастыря. Иеродиакон Данакт пытался остановить расхитителей, но это не привело ни к какому результату. Окна кельи, где жил отец Данакт, выходили на кладбище, и, завидев расхитителей, иеродиакон неоднократно обращал внимание сторожа на происходящий грабеж. Но это лишь озлобляло воров, которые стали думать, как избавиться от монаха.

14 августа отец Данакт, выйдя после службы из храма, встретил знакомого прихожанина, который сообщил, что хочет продать свой дом для уплаты налога. Отец Данакт сказал, что конечно, надо продавать и уплатить налог. Сразу после того, как он распрощался с прихожанином, к нему подошел некий человек и поинтересовался, о чем они разговаривали. Иеродиакон ответил. Выслушав, тот возразил, что слышал весь разговор, который был направлен против советской власти, и потребовал, чтобы иеродиакон следовал за ним в отделение милиции.

На следующий день следователь милиции допросил отца Данакта. Отвечая на его вопросы, иеродиакон сказал: «Виновным себя в агитации не признаю. Вчера вечером около восьми часов я, окончив службу, вышел во двор и встретил своего знакомого, которого я знаю лет восемь, Сергея Алексеевича Ажаева. Зная, что Ажаев, бывший торговец овощами на Болотном рынке, должен фининспектору заплатить налоги, я у него спросил, заплатил ли он долг. Он ответил, что нет. Тогда я ему сказал, раз он должен, то необходимо налог заплатить, хотя бы путем продажи своего дома. Я его не агитировал и не советовал, чтобы он налоги не платил, и чтобы он выступал против советской власти, я ему также не говорил. Тот же человек, который меня привел в отделение милиции, заявил на меня потому, что я из окна своего дома вижу, как он ворует свинец, и сообщаю об этом сторожу».

16 августа отец Данакт был переведен в тюрьму ОГПУ, а дело, заведенное на него, отправлено в 6-е отделение секретного отдела Тучкову, который переправил его уполномоченному 6-го отделения секретного отдела Фрейбергу, чтобы тот его взял в производство. 20 августа Фрейберг допросил иеродиакона, который, отвечая на его вопросы, сказал: «Совета не платить налог я не давал и о мероприятиях советской власти в отношении налоговой политики я ничего не говорил». 10 октября Фрейберг снова приступил к отцу Данакту с допросом, но на этот раз интересовался уже не одними советами отца Данакта относительно уплаты налогов, но и тем, кого он как диакон поминал за богослужением. Выслушав вопросы следователя, иеродиакон ответил: «Я действительно как диакон поминал вслух за богослужением убиенных и заточенных — духовенство и мирян. Агитации против советской власти я никогда не вел. С гражданином Ажаевым я говорил лишь о продаже дома. Совет о неплатеже налога я, как мне помнится, не давал». На этом следствие было закончено.

14 октября 1929 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило иеродиакона Данакта к трем годам заключения в концлагере, и он был отправлен в город Кемь. Впоследствии концлагерь был заменен на ссылку в Коми область на тот же срок. К концу срока, 23 июля 1932 года, руководство ОГПУ по Коми области дало свои рекомендации относительно дальнейшей судьбы отца Данакта: «По окончании срока ссылки запретить Калашникову свободное проживание в 12-и пунктах СССР, объявленных в приказе ОГПУ № 19/10 от 11/1 1930 года». 16 декабря Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило лишить иеродиакона Данакта права проживания в двенадцати пунктах и в Уральской области с прикреплением к определенному месту жительства сроком на три года.

Вернувшись из ссылки в 1933 году, он поселился во Владимире и здесь был рукоположен в сан иеромонаха к Рождественской церкви. В 1935 году иеромонах Данакт был направлен служить в Михаило-Архангельский храм села Архангельского Шаховского района Московской области. В ноябре 1937 года председатель сельсовета по требованию сотрудников НКВД составил характеристику на иеромонаха Данакта, написав, что тот «настроен враждебно, ведет активную агитацию за веру в Бога как среди взрослых, так и среди детей».

28 ноября 1937 года сотрудники НКВД арестовали иеромонаха Данакта, и он был заключен в тюрьму в Волоколамске. Сразу же начались допросы.

— Следствие располагает данными о том, что вы в октябре 1937 года вели контрреволюционную агитацию против государственных обязательств. Дайте показания по этому вопросу! — потребовал следователь.

— Никакой контрреволюционной агитации против государственных обязательств я не вел, — ответил священник. — Все обязательства выполняю.

— Следствие располагает данными о том, что вы вели контрреволюционную агитацию против налоговой политики советской власти в отношении церкви, дайте показания по этому вопросу.

— О том, что мне приходится платить большие налоги, я вел разговоры, но они не носили контрреволюционного характера.

— Следствие настаивает на даче вами откровенных показаний о вашей контрреволюционной деятельности!

— Никогда я контрреволюционной деятельностью не занимался и не вел агитации против существующего строя.

— Вы признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, — ответил священник.

На этом следствие было завершено. 3 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Данакта к расстрелу. Иеромонах Данакт (Калашников) был расстрелян 15 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. Тверь, 2002. С. 220-225.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Данакт (Калашников).

Преподобномученика иеромонаха Космы

(Магда Павел Степанович, +15.12.1937)

Преподобномученик Косма родился 14 января 1904 года в селе Шумиловка Гродненского уезда Харьковской губернии в крестьянской семье. В 1910-1913 годах обучался в Иркутском пономарском училище, затем в 1913-1918 годах – в Иркутском промышленном училище. В 1921 году Павел Степанович поступает в Московский педагогический институт, а в 1925 году уходит в Высоко-Петровский монастырь. Там он вскоре был пострижен в монашество с именем Косма в честь великого песнетворца Космы Майюмского и рукоположен в иеродиакона. В монастыре отец Косма служил до 1929 года.

28 декабря 1930 года отец Косма был арестован, и 8 февраля 1931 года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ приговорен (по статье 58-10 УК РСФСР) к трем годам ссылки в Северный край.

После окончания ссылки, в 1934 году, отец Косма возвратился в Москву, но ему предложили место священника в селе Милятино, куда он получил назначение от Св. Синода. «В селе Милятино, – как говорил потом один из свидетелей на следствии, – он быстро объединил вокруг церкви верующих и организовал как бы монастырь... говорил, что много пострадал за веру, потом рассказал, что в селе Милятино церковь была взята под зерно, но он сумел ее отобрать...» Другой свидетель так характеризовал отца Косму: «Монах Магда проводит большую работу по привлечению молодежи к церкви, доказывая им необходимость больше посещать церковь и меньше соприкасаться и выполнять какую-либо политическую работу, категорически запрещает принимать участие в антирелигиозной работе... привлекал молодежь для различных работ в церкви, как-то уборка, спевки, где обычно собравшимся Магда рассказывал священную историю, жития святых, объяснение церковных служб, поддерживал культ старцев, занимался преподаванием Закона Божия несовершеннолетним, все эти сборища Магда обычно использовал для обработки молодежи в а/с духе, доказывая им необходимость пострадать за веру христианскую, как ему уже Бог привел испытать и он еще больше стал верить...»

В селе Милятино иеромонах Косма прослужил до апреля 1935 года, а затем был арестован за «а/с агитацию и распространение ложных слухов о якобы проводимых советской властью гонениях на религию и верующих» и заключен в Бутырскую тюрьму. Виновным отец Косма себя не признал. 8 июня 1935 года Особое Совещание при НКВД СССР приговорило иеромонаха к трем годам ИТЛ. Отбывать наказание он был отправлен в Бамлаг НКВД. Там осенью 1937 года в отец Косма был обвинен тройкой при УНКВД по Дальневосточному краю в том, что «проводил в лагере к/р церковную агитацию, незаконно хранил рясу, церковные книги», и приговорен к высшей мере наказания. 15 декабря 1937 года, в 3 часа ночи, иеромонах Косма был расстрелян.

Похоронен на лагерном кладбище.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Преподобномученицы монахини Антонины, преподобномученицы монахини (послушницы?) Марии и преподобномученицы монахини (послушницы?) Веры

(Степанова Анна Ивановна, +15.12.1937, Журавлева Мария Мартиниановна, +15.12.1937, Графова Вера Харитоновна, +1932)

20 апреля Священный Синод Русской Православной Церкви включил в Собор новомучеников и исповедников Российских имена трёх святых, подвизавшихся в начале XX в. в Успенском Брусенском монастыре в Коломне.

Монахиня Антонина родилась в 1886 году в Москве в семье мастерового Ивана Степанова и в крещении была наречена Анной. В одиннадцать лет поступила в Успенский Брусенский монастырь в Коломне и приняла здесь монашеский постриг с именем Антонина. Подвизалась в обители до самого её закрытия в 1920 году, когда монастырские корпуса были превращены в общежития, заселённые по большей части воинствующими безбожниками, а храм стал использоваться под овощехранилище. Монахини расселились по квартирам в городе, а молиться собирались в храм Воскресения Словущего. Но и он был закрыт в 1929 году.

В течение двух дней, 21 и 22 мая 1931 года, все монахини и послушницы Брусенского монастыря (более тридцати человек), которые ещё жили в Коломне, были арестованы и заключены в коломенскую тюрьму. И среди них – монахиня Антонина (Степанова) и послушница Вера (Графова). Столкновение в такой близости с жестокими и злыми безбожниками привело в трепет монахиню. На допросе она подтвердила, что ей «верующим приходилось говорить: переживаем тяжёлое время в наказание Божие, о чём указано в Святом Писании, за безбожие». Но тут же прибавила, что говорила это по своей несознательности, не думая принести вред советской власти.

Послушница Вера родилась в 1878 году в селе Соболево Богородского уезда в семье крестьянина Харитона Графова. В 1903 году поступила в Брусенский монастырь, где подвизалась на различных послушаниях до 1918 года, когда стало ясно, что безбожники разрушат обитель. После этого жила у верующих людей: сначала в селе, а затем в Коломне, зарабатывая шитьём одеял.

Будучи арестована и допрошена, Вера сказала: «Против советской власти я никогда никаких враждебных отношений не имела и не имею. Знакомых никаких не имею и не знаю». Следователь укорил её в недостоверности таких показаний, на что она добавила: действительно, некоторых монахинь встречала в Покровском храме, с ними иногда говорила о недостатке продовольствия, дров, длинных очередях – всё это за грехи, как сказано в Писании Божием.

Монахиню Антонину и послушницу Веру обвинили в том, что они, «имея между собой связь, по общей договорённости среди верующих проводили систематически антисоветскую агитацию с использованием религиозных предрассудков масс... Имея связь с сосланным за контрреволюционную деятельность бывшим архимандритом священномучеником Никоном (Беляевым), поддерживают с ним переписку, занимаются по верующим паломничеством, собирают вещи, продукты, деньги и посылают посылками ему в ссылку, наряду с этим распускают провокацию».

Сестер во Христе приговорили к пяти годам ссылки в Казахстан. Послушница Вера умерла в ссылке в 1932 году, а монахиня Антонина по окончании срока вернулась из Акмолинска в Коломну. Она была арестована 27 ноября 1937 года и заключена в коломенскую тюрьму. Следователь допросил дежурных свидетелей, живших на одной улице (Гранатной) с монахиней. Они показали, что та до революции была инокиней и сейчас ею остается, поскольку одевается в монашеское, часто посещает церковь, а зарабатывает пошивкой одеял и одежды. Кроме того, она говорила, что в ссылке видела, сколько там погибает невинных людей. На допросе монахиня Антонина отвергла обвинение в контрреволюционной деятельности. На показания лжесвидетелей заявила, что хотя и знает этих людей, но никогда с ними на подобные темы не говорила.

Вместе с Антониной была арестована и послушница Мария Журавлева. Она родилась в 1869 году в селе Городец (ныне Коломенский район) в семье крестьянина Мартиниана. В 1886 г. поступила в Успенский Брусенский монастырь, где подвизалась до его закрытия в 1920 году, а затем поселилась в Коломне. В 1932 году была выселена из города как чуждый элемент новому безбожному устроению жизни, но потом вернулась и поселилась в одной квартире с монахиней Антониной (Степановой).

Лжесвидетели показали, что Мария до сих пор одевается по-монашески и ходит в церковь. Она говорила, что настало тяжёлое время, совсем замучили народ налогами да займами, сколько нищих стало на улицах, разве столько их было; бывало, редко где их увидишь, а сейчас на каждом углу стоят. Все обвинения в антисоветской агитации и лжесвидетельства сестра Мария отвергла. На провокационный вопрос: «Кого вы знаете из монашек?» – ответила так, чтобы никому не повредить:

– Знаю очень многих, но фамилий их не знаю, знаю, как звать по-монашески и где проживают, но точных адресов не знаю.

1 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила брусенских сестер к расстрелу. Монахиня Антонина (Степанова) и послушница Мария (Журавлёва) были расстреляны 15 декабря 1937 года и погребены в безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам православной газеты «Благовестник». 2005. N5.

Страницы новомучениц в Базе данных ПСТГУ: монахини Антонина (Степанова), Мария (Журавлева), Вера (Графова).

Преподобномученицы монахини Маргариты, преподобномученицы монахини Февронии, преподобномученицы монахини Тамары и мученицы Марии

(Закачурина Маргарита Ксенофонтовна, +15.12.1937, Ишина Феврония Николаевна, +15.12.1937, Проворкина Тамара Ивановна, +15.12.1937, Дмитриевская Мария Ивановна, +15.12.1937)

В 1937 году богоборческой властью было заведено групповое судебное «Дело монахини Маргариты Закачуриной и др. г. Павлодар». Мать Маргарита была арестована в ссылке вместе с проживавшими с ней в одной комнате монахинями Февроньей Ишиной, Тамарой Проворкиной и Марией Ивановной Дмитриевской. Так 15 декабря 1937 года в 2 часа ночи в Павлодарской области Казахстана были расстреляны четыре женщины, жизни которых объединились сначала в служении Христу, а затем и в святом мученичестве.

Маргарита Ксенофонтовна Закачурина родилась в деревне Пахота Лежневского района Ивановской области в 1884 году. С 1902 по 1926 год она подвизалась в монастыре, а после его закрытия, не оставляя молитвенного делания, вынуждена была работать в светском трудовом объединении. Перед первым арестом она состояла в качестве портнихи в артели «Трудовая игла». 22 марта 1937 года матушку Маргариту арестовали и обвинили в «контрреволюционной деятельности», а также в том, что она «участница к/р группы монашества и церковников».

Феврония Николаевна Ишина родилась 25 июня 1872 года в селе Тихвинка Кирсановского уезда Тамбовской губернии. С 9-летнего возраста она была послушницей в Тихвинском женском монастыре города Кирсанова (Тамбовская губерния), в котором пробыла до 1919 года. Известно, что матушка во время пребывания в монастыре ездила в Иерусалим, где была 1 год и 7 месяцев. Из Иерусалима, как хорошая художница, она была отправлена в Рим учиться, и там тоже прожила больше двух месяцев. Повидавшая свет молитвенница была тверда в вере,и когда Русскую Церковь захлестнула волна нестроений, она не поддалась на соблазны обновленчества, но придерживалась, как тогда говорили, «Тихоновской ориентации». 25 февраля 1934 года ее арестовали и поместили в тюрьму в Тамбове. Предъявленное обвинение сводилось к «принадлежности к к/р церковно-монархической группе, состоящей из реакционного духовенства и монашества». Виновной себя матушка Феврония не признала и 21 марта 1934 года тройка при ПП ОГПУ по Центрально-Черноземной области приговорила ее к 3 годам исправительно-трудовых работ условно. На тот момент ее освободили из-под стражи. Следующий арест состоялся 22 марта 1937 года. Матушка Февронья Ишина наряду с общим обвинением, что «является активной участницей к-р группы монашества и церковников», обвинялась также в том, что " На сборищах в своей квартире вела антисоветскую агитацию и распространяла к-р провокационные слухи о колхозах. Способствовала тайному крещению детей школьного возраста и вовлечению их в религиозную деятельность, за что была ранее сослана".

Тамара Ивановна Проворкина родилась в селе Анохино Егорьевского уезда Рязанской губернии 20 февраля 1880 года в семье священника. С 1902, с 15 лет, и до 1928 года она подвизалась во Владимирском женском монастыре в городе Ивано-Вознесенске (Владимирская губерния). После закрытия монастыря она не оставила монашеского подвига, была противницей обновленчества и придерживалась Тихоновской ориентации. Проживая с игуменией монастыря Августой и еще двумя монахинями, она работала при Деткомиссии глухонемых, затем занималась стеганьем одеял. 27 апреля 1932 года матушка Тамара была арестована и обвинена в «а/с агитации» и «распространении провокационных слухов». Ввиду неподтверждения преступления материалами, следствие постановило освободить ее из-под стражи. 22 марта 1937 года последовал второй арест с обвинением в «контрреволюционной деятельности».

Мария Ивановна Дмитриевская родилась в Москве в семье священника в 1879 году. Она закончила среднее учебное заведение и вышла замуж. Муж ее служил священником и у них было две дочери. Строгий внутренний настрой и желание творить добрые дела отличали Марию Ивановну, ей был близок монашеский образ жизни с его установкой на служение Христу и ближним. Она стала членом «сестричества преподобного Киприана», сформировавшемся в основном из Ивановских монашествующих, чьи монастыри оказались закрыты. Вместе с монахинями, которым она помогала, Мария Ивановна была арестована 27 апреля 1937 года.

Монахини Маргарита, Феврония, Тамара и жена священника Мария Ивановна проходили по одному групповому делу «Сестричества прп. Киприана, Ивановская о., 1937 г.». Матушки Маргарита и Тамара были приговорены к 5 годам, а матушка Феврония и Мария Ивановна к 3 годам ссылки в Казахстан. В ссылке они тоже держались вместе и поселились в поселке Майское Бескаргайского района Павлодарской области, подвизаясь в совместной молитве. 3 декабря 1937 их всех снова арестовали и составили новое групповое дело «Маргариты Закачуриной и др. г.Павлодар, 1937». 4 декабря следствие по этому делу было завершено с окончательным приговором: ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ – РАССТРЕЛ.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Страницы новомучениц в Базе данных ПСТГУ: монахини Маргарита (Закачурина), Феврония (Ишина), Тамара (Проворкина), мц. Мария (Дмитриевская).

Преподобномученицы монахини Марии

(Цейтлин Мария Васильевна, +15.12.1938)

Преподобномученица Мария родилась в 1869 году в городе Ярославле в семье рабочего Василия Цейтлина. Желая послужить Господу в равноангельном чине, она в 1886 году поступила послушницей в Богородице-Смоленский Новодевичий монастырь, располагавшийся тогда на самой окраине Москвы.

Как и все обители, монастырь после революции был безбожной властью разграблен и закрыт. Подобно другим сестрам монахиня Мария поселилась вблизи монастыря на Большой Пироговской улице. Осведомители, которые проживали в одном доме с монахиней Марией либо по соседству, регулярно сообщали в НКВД, что сестры монастыря собираются временами вместе и ведут беседы, сравнивая нынешнюю жизнь с дореволюционной. Во время массовых гонений, когда повсеместно арестовывались кроме священников и монашествующие уже давно закрытых монастырей, власти приняли решение арестовать монахиню Марию. 21 марта 1938 года был выписан ордер на ее арест. В два часа ночи 22 марта сотрудники НКВД арестовали монахиню и заключили под стражу в седьмом отделении милиции города Москвы. На следующий день она была допрошена.

– Ваши убеждения и как вы смотрите на существование советской власти? – спросил следователь.

– Как верующий человек, я смотрю так: всякая власть от Бога и мне безразлично, кто у власти в настоящий момент в Советском Союзе, – ответила монахиня.

– Будучи монашкой, подвергались ли вы репрессиям со стороны советской власти?

– Как монахиня я была лишена избирательных прав.

– Вы арестованы за контрреволюционную деятельность, которую проводили совместно с другими монахинями Новодевичьего монастыря. Следствие требует по данному вопросу правдивых показаний.

– К монахиням Евдокии (Головановой) и Матроне (Липатовой) я ходила на квартиру. В доме у них я говорила, что пришло тяжелое время, церкви закрывают, верующие недовольны советской властью… советская власть грабит монастыри, закрывает церкви, но скоро они поплатятся жизнью, все тогда узнают, что есть Бог.

3 июня 1938 года тройка НКВД приговорила монахиню Марию (Цейтлин) к восьми годам заключения в исправительнотрудовой лагерь. 7 декабря 1938 года она прибыла в Сиблаг, где через несколько дней, 15 декабря 1938 года, находясь в пересыльном пункте лагеря, умерла и была погребена в безвестной могиле.

По материалам книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том III. Тверь, 2005. С. 256-257.

Страница новомученицы в Базе данных ПСТГУ: монахиня Мария (Цейтлин).

Мученика Бориса

(Успенский Борис Константинович, +15.12.1942)

Борис Константинович Успенский, сын отца Константина Успенского, родился 24 июля 1895 года в селе Караваево Владимирской губернии. Он был старшим, в семье кроме него было пятеро детей. Борис окончил Духовную семинарию, а поскольку в это время началась Первая мировая война, обращенная затем большевиками в войну гражданскую, он был мобилизован в Красную армию, где служил писарем. После демобилизации работал счетоводом, последние годы жил вместе с отцом. Лжесвидетели показали, будто Борис Константинович говорил, что «во время богослужения грех работать, а нужно идти в церковь и молиться Богу, Господь пошлет хороший урожай». 6 ноября 1937 года мученик вместе со своим отцом были арестованы и заключены в тюрьму в городе Ногинске. Как и его отец, Борис не признал за собой никакой вины.

12 ноября Тройка НКВД приговорила Бориса Константиновича к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Борис Константинович Успенский умер в Сиблаге, в Кемеровской области, 15 декабря 1942 года.

По материалу: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. - Тверь: "Булат" , 2002 год, стр. 314-317.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Борис Успенский.

Мученицы Матроны

(Конюхова Матрена Степановна, +15.12.1937)

Мученица Матрона родилась в 1848 году в Москве в семье крестьянина Степана Конюхова. До нас не дошли сведения о ее жизни до наступления гонений на Русскую Православную Церковь, но известно, что в тридцатых годах она уже пользовалась большим авторитетом среди православных, которые ее почитали как подвижницу, обращаясь к ней с просьбой помолиться, как к человеку, угодившему Богу.

Матрона Степановна была арестована сотрудниками НКВД 26 августа 1937 года. В это время ей уже исполнилось восемьдесят девять лет. 31 августа следователь допросил ее.

– На какие средства вы существуете, поскольку вы находитесь без определенных занятий?

– Я существую на средства, получаемые от своих многочисленных почитателей.

– Назовите ваших почитателей.

– Меня на квартире посещает большое число почитателей, большей частью я их знаю только по имени, а большей частью они мне неизвестны даже по имени. Меня посещает Анна Ивановна Зерцалова, бывшая учительница, Наташа, работает где-то в детских яслях, Феврония – пенсионерка, Мавра – пенсионерка, Александра – духовная дочь умершего священника Валентина Амфитеатрова, Прасковья – приезжает из деревни, и другие, фамилии и имена которых мне неизвестны.

– Объясните цель посещения вас вашими почитателями.

– Мои почитатели приходят ко мне для того, чтобы оказать мне материальную помощь, посоветоваться о своих делах, у кого кто-нибудь заболеет или арестуют – опять идут ко мне посоветоваться, как им быть. Я им посоветую, чтобы они терпели и молились, направляла их в церкви и на могилу священника Валентина Амфитеатрова. Также ко мне обращались и спрашивали, вступать ли в колхозы? Я в этих случаях давала уклончивые советы, говорила: «Смотрите сами, вам виднее, где народ живет лучше. Если можете потерпеть, конечно, лучше не вступать, потому что если вступишь в колхоз, то придется тебе забыть о церкви». Были случаи, когда ко мне приходили возвратившиеся из ссылки и спрашивали, как им получить документы, прописаться или же возвратить отобранное у них имущество. В этих случаях я им могла посоветовать больше молиться.

– Следствие располагает данными, что вы среди верующих вы давали себя за блаженную и прозорливую. Вы это подтверждаете?

– Да, мои почитатели считают меня блаженной и прозорливой, но я сама этого никому не говорила.

– Следствие располагает данными, что вы на могилу священника Валентина Амфитеатрова организовали паломничество и выдавали его за святого. Вы это подтверждаете?

– Да, я не отрицаю, что умершего священника Валентина Амфитеатрова прославляла как святого и всех своих почитателей направляю на его могилу. Для прославления священника Валентина Амфитеатрова я своим почитателям рассказываю о происшедших исцелениях по его молитвам как при его жизни, так и после смерти на могиле, распространяю его фотокарточки и его жизнеописание. Мы, почитатели священника Валентина Амфитеатрова, подготавливаем открытие его мощей, ведем записи обо всех происшедших исцелениях как при его жизни, так и после его смерти, которые в рукописях распространяются среди его духовных детей и моих почитателей для его прославления. Также для его прославления с могилы священника Валентина Амфитеатрова верующим раздается песок, цветы и другие реликвии как святыни. Все это делается для его прославления и канонизации как святого.

Матрона Степановна была обвинена в том, что, «являлась участницей контрреволюционной церковномонархической группы, себя среди верующих выдавала за прозорливую, у себя на квартире проводила многочисленные приемы своих почитате лей... В контрреволюционных целях прославляла могилу умершего попа Валентина Амфитеатрова, распространяла контрреволюционные провокационные слухи о якобы происходивших исцелениях на его могиле и организовывала паломничества верующих».

7 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила Матрону Степановну к расстрелу. Матрона Степановна Конюхова была расстреляна 15 декабря 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребена в безвестной общей могиле.

По материалам книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том III. Тверь, 2005. С. 258-

Страница новомученицы в Базе данных ПСТГУ: мц. Матрона (Конюхова).