на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
26 декабря (13 декабря ст.ст.)

Сщмч. Александра пресвитера и мч. Иоанна (1920). сщмчч. Владимира, Александра, Иакова, Алексия, Григория пресвитеров (1937). сщмч. Николая пресвитера (1938). сщмчч. Емилиана, Василия пресвитеров (1941).

Священномученик протоиерей Владимир Лозина-Лозинский, священномученик протоиерей Александр Поспелов, священномученик протоиерей Алексий Рождественский, священномученик иерей Николай Амасийский, священномученик иерей Иаков Гусев, священномученик протоиерей Василий Покровский, священномученик иерей Емилиан Киреев, священномученик иерей Григорий Фаддеев, священномученик иерей Александр Юзефович, мученик Иоанн Меньков

Священномученика протоиерея Владимира

(Лозина-Лозинский Владимир Константинович, +26.12.1937)

Протоиерей Владимир Лозина-Лозинский родился в 1885 году в Смоленской губернии. Владимир рос очень болезненным и впечатлительным ребенком, отличаясь необыкновенной добротой и бескорыстностью. «Владимир всем старался выразить сочувствие, любовь и заботу, был душой общества, умел всех объединить и развеселить», - так вспоминала о нем сестра Ирина. Ему органично был присущ утонченный аристократизм, он свободно говорил на европейских языках и до конца своих дней писал стихи.

В 1904 году Владимир успешно окончил гимназию и сразу же поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Имея безупречную репутацию, в 1910 году он поступил на службу в Правительствующий Сенат. Одновременно молодой юрист, выпускник Санкт-Петербургского университета продолжил изучать историю права и через два года закончил еще и Археологический институт. К 1916 году он был уже помощником обер-секретаря Второго (Крестьянского) департамента, титулярным советником, кавалером ордена Станислава 3-й степени. Эту награду Лозина-Лозинский получил «за труды, понесенные при условиях военного времени», когда в 1914 году добровольно был командирован в Общество Российского Красного Креста. В должности помощника начальника Петроградской Санитарной автомобильной колонны он руководил перевозкой раненых со всех вокзалов и распределял их по лазаретам. Работая самозабвенно целыми сутками, Владимир Константинович проявлял редкую доброту, сострадание и милосердие.

После закрытия Сената в голодном 1917 году он был вынужден поступить на работу статистиком на Московско-Рыбинскую железную дорогу.

Впервые о своем решении стать священником Владимир Константинович заявил, когда начались открытые гонения на Церковь. Случилось так, что на его глазах в 1918 году арестовали, а затем расстреляли близкого их семье священника отца Александра Васильева, последнего духовника Царской семьи, настоятеля Феодоровского собора в Царском Селе. Одно время он служил в храме Крестовоздвиженской общины сестер милосердия, а Лозина-Лозинские были прихожанами этой церкви. Незадолго до своей мученической кончины отец Александр стал настоятелем церкви святой великомученицы Екатерины Екатерингофской и должен был поселиться в квартире в приходском доме на Рижском проспекте, в которой тогда жили Лозина-Лозинские. Через несколько дней отец Александр и весь причт церкви Святой Екатерины были расстреляны. Это событие произвело на Владимира Константиновича сильнейшее впечатление, тогда он окончательно осознал, что воплотить свое жизненное предназначение ему предстоит на пути мученичества.

В глазах родных стремление Владимира Константиновича стать священнослужителем, когда гонения только ужесточались, казалось безумием, все отговаривали его от столь опасного в то время шага, но безуспешно. Духовная Академия, где он намеревался получить образование, была уже закрыта, но в 1920 году был организован Петроградский Богословский Институт, куда Владимир Константинович сразу же поступил. В том же году он подал прошение о рукоположении в священный сан. Став иереем, он был причислен к бывшей университетской Петропавловской церкви. Предположительно, с августа 1921 и вплоть до своего первого ареста в 1924 году отец Владимир Лозина-Лозинский являлся настоятелем Университетской церкви, вынужденно перемещенной из Главного здания в один из соседних домов на Биржевой линии и освященной в честь Всех Святых в земле Российской просиявших. При этом он не оставлял учебу и в 1923 году получил диплом об окончании Богословского института.

Став священником на тридцать шестом году жизни, он всецело отдался этому служению, легко нашел путь к сердцу своей непростой паствы, снискал ее доверие и любовь. В феврале 1924 года отец Владимир был арестован по сфабрикованному ОГПУ «делу о православных братствах». Это было следующее крупное «церковное дело» в Петрограде после судебного процесса над митрополитом Вениамином.

Отец Владимир давал очень осторожные показания, взвешивал каждое слово. Во время следствия о нем усиленно хлопотали родные, они добились медицинского заключения о душевном расстройстве отца Владимира и его освободили. Однако ровно через год он был вновь арестован. На этот раз вместе с группой выпускников Императорского Александровского лицея. В стране планомерно осуществлялся сословный и профессиональный геноцид, а отец Владимир был не только священнослужителем, но и носил дворянскую фамилию.

В обвинении, предъявленном священнику, говорится, что он «открыто служил панихиды по бывшим царям, в том числе по расстрелянному Николаю Второму, также служил панихиды по расстрелянным и умершим при советской власти, чем вносил возбуждение в темные массы, посещающие церковь». Отца Владимира в числе 34-х человек приговорили к расстрелу, но затем высшую меру заменили заключением на 10 лет в Соловецкий концлагерь.

Лагерную жизнь отец Владимир принимал смиренно и безропотно, "покорясь велению Божьему", как писал он в одном из своих стихотворений. Он со всеми был приветлив, ласков и весел, даже шутлив. С мирянами часто заводил разговор о вере, используя примеры из художественной литературы и новейшей философии. Из священников был дружен с отцом Иоанном Стеблин-Каменским и отцом Михаилом Яворским, которые были арестованы по делу о православных братствах и прибыли на Соловки раньше. Впоследствии они также приняли мученическую кончину.

Вскоре по хлопотам родных заключение в лагере отцу Владимиру заменили пятилетней ссылкой в Сибирь. Пробыв несколько месяцев в пересыльной тюрьме Ленинграда, отец Владимир был отправлен в глухую деревню Пьяново в 150 километрах от Братска.

В 1933 году отец Владимир возвратился в Петербург, тогда уже ставший Ленинградом, но ему отказали в прописке, и он поселился в Новгороде. Вскоре он стал настоятелем кафедрального собора Михаила Архангела.

1936 году протоиерей Владимир Лозина-Лозинский снова оказался в застенках НКВД, его отправили на обследование в психиатрическую больницу. В медицинской карте отца Владимира описано его физическое состояние в то время, свидетельствующее о его исповедническом подвиге: «Высокого роста, правильного телосложения, пониженного питания, кожа дряблая морщинистая. На левой ноге не хватает среднего пальца. На правом плече спереди след от бывшей операции. Под левой лопаткой втянутый рубец от бывшего пролежня. Отсутствие многих зубов». О психическом состоянии сказано следующее: «Сознание ясное... Идеи страха вращаются, главным образом, вокруг его семьи, которая якобы терпит страдания и мучения из-за него». По заключению врачей священника отпустили, но вскоре он был арестован вместе с группой прихожан.

Один из них на допросах сказал, что руководит контрреволюционной группой «Партия народной демократии» и в числе ее членов был назван отец Владимир. Из всех арестованных по этому делу – «делу Дьяконова» (названному по фамилии якобы руководителя контр-революционной организации) никого не оговорил и не признал себя виновным только отец Владимир Лозина-Лозинский. И он один из всех, проходивших по этому делу, был приговорен к расстрелу. Приговор вынесли 19 декабря, а 26 декабря 1937 года священномученика расстреляли в Новгороде.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Владимир Лозина-Лозинский.

Священномученика протоиерея Александра

(Поспелов Александр Васильевич, +26.12.1937)

Священномученик Александр Поспелов родился в 1883 году в городе Владимире в семье чиновника государственного казначейства. Александр окончил Владимирскую Духовную семинарию и был направлен в село Ваганово Владимирской губернии, на должность школьного учителя. Здесь он женился на Лидии Константиновне Тимофеевской, которая была учительницей в школе. В 1904 году Александр Васильевич Поспелов был рукоположен в сан диакона и затем во священника. Служил отец Александр сначала в селе Ваганово, затем в селе Кибергино. Большое значение отец Александр придавал проповеди в храме. Он всегда тщательно готовился, много читал, тексты своих проповедей всегда накануне записывал. Вскоре он получил славу талантливого проповедника, к нему в храм люди специально приезжали, чтобы его послушать. После революции, во время жестоких репрессий отец Александр прямо говорил о том, что новые власти открыли гонения на Церковь. Староста храма был против таких проповедей, он просил священника быть осторожнее. Но отец Александр считал необходимым служить и проповедовать так, как велит ему его пастырский долг.

В 1929 году в село Кибергино приехали рабочие из города, чтобы снять и уничтожить церковные колокола. Толпа крестьян собралась вокруг колокольни, громко протестуя против этого варварства. Рабочие крестьян не слушали, и продолжали сбрасывать колокола. Крестьяне стали кричать: «Какая же это власть! Это подлецы, кровопийцы». Вскоре выяснилось, что согласие на снятие и уничтожение колоколов подписал староста храма.

В ближайшее воскресенье отец Александр по обыкновению произнес за богослужением проповедь. Он говорил о том, что в настоящее время в людях уменьшается благочестие, а против духовенства и верующих устраиваются гонения. После богослужения состоялось приходское собрание, на котором верующие возмущались действиями советской власти. Староста храма попросил снять с него эту должность, так как храм обложен такими налогами, которые никогда выплатить не сможет, и вскоре будет закрыт.

Вскоре местные коммунисты отправили заявление районному уполномоченному ОГПУ, которое заключили такими словами: «Просим принять самые решительные меры и искоренить эту черную свору, во главе которой стоят поп Поспелов и другие здесь переименованные». Отец Александр был арестован и заключен в тюрьму в городе Шуе. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило священника к трем годам заключения в концлагерь, и отец Александр был отправлен на Соловки. Жена священника уехала в Иваново, где устроилась работать, но зарплата была такая маленькая, что выжить с детьми было практически невозможно. Двоих детей - дочь и сына - приняла семья сторожа Суздальского собора, в котором тогда еще совершались богослужения. Однако вскоре собор был закрыт, и детей пришлось разделить, мальчика взял к себе уже другой человек, живший в колокольне. Вскоре сын отца Александра заболел и скончался.

После возвращения из заключения в 1932 году отец Александр был возведен в сан протоиерея и назначен священником в храм в селе Большое Песочное в Нижегородской области. Однако воссоединиться с семьей он не мог, так как это грозило им лишением прав. Жена не смогла бы работать, а дочь учиться и в дальнейшем как-то устроиться. Только один раз, тайно, ночью, отец Александр повидался с дочерью, чтобы попрощаться.

Протоиерей Александр Поспелов был вновь арестован в 1937 году и помещен в камеру предварительного заключения. В тот же день состоялся допрос. Священника спрашивали, какую он ведет контрреволюционную деятельность на своем приходе, признает ли себя виновным в организации саботажа при снятии колоколов, говорит ли проповеди за богослужением. Священник отвечал очень кратко и осторожно. Следователь пытался добиться от него упоминания других людей, которых можно было бы обвинить по одному групповому делу. Но отец Александр никого не называл. Через несколько дней было готово обвинительное заключение и священник был отправлен в областную тюрьму, где производились расстрелы. Протоиерей Александр Поспелов был расстрелян 26 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на Бугровском кладбище в Нижнем Новгороде.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Поспелов.

Священномученика протоиерея Алексия

(Рождественский Алексей Иванович, +26.12.1937)

Алексей Иванович Рождественский родился 22 марта 1865 года в селе Введенское Тарусского уезда Калужской губернии. Он происходил из семьи священника и получил образование в Вифанской духовной семинарии. По окончании ее по второму разряду в 1888 году, он год учительствовал в Московской женской школе ведомства императрицы Марии Феодоровны. В 1890 году Алексея Ивановича рукополагают сначала во диаконы, а 20 июня того же года во священники.

Новопоставленный священник служит во Введенской церкви родного села Введенское и при этом состоит законоучителем Левшинской земской школы. В 1892 году его переводят в церковь Песочного Завода Жиздринского уезда Калужской губернии, где он является попечителем Песочно-Заводской и Савинской церковно-приходских школ и членом приходского попечительства. 3 августа 1897 года следует перевод в Калугу, в церковь святителя Алексия. В ней будущий священномученик служит до 3 февраля 1900 года. Он не оставляет преподавательской деятельности и состоит законоучителем Калужского епархиального училища.

В 1900 году священника переводят в Калужскую церковь Георгия за Лавками, где он будет служить до 1923 года. Отец Алексий Рождественский не раз был отмечен священноначалием высокими наградами, 19 мая 1909 года его возвели в сан протоиерея. Деятельность отца Алексия, помимо священнического служения, была разнообразной, можно назвать множество мест, в которых он трудился: он состоял законоучителем IV-го Калужского женского приходного училища (1901-1907гг.) и образцовой школы при Епархиальном училище (1902г.), был депутатом Калужской Епархии (1905-1912гг.), состоял Председателем Ревизионного комитета Калужского Епархиального училища (1906-1912гг.), законоучителем в женской общине сестер милосердия (1907-1911гг.), членом Правления Калужской Духовной семинарии (1907-1913гг.).

Так же велико число храмов, в которых служил отец Алексий. После церкви Георгия за Лавками, он был переведен в село Ольхи Юхновского уезда Калужской губернии. Во время пожара церковь в Ольхах сгорела, и отец Алексий с семьей 19 февраля 1927 года переехал в Москву. С 1927 по 1929 год он служит в церкви Ржевской Божией Матери на Пречистенском бульваре, с 1929 по 1931 год в церкви Рождества Христова в Кудрине. С 1931 по 1932 он настоятель церкви Казанской Божией Матери в Большом Новинском переулке, а 1932 и 1934 год он прослужил в церкви святителя Николая на Щепах. Из Московских храмов можно назвать еще церковь Благовещения на Бережках. С 1934 по 1935 год он служит в Мытищах, а 1935-1936 в церкви Георгия на Озере в Клинском районе Московской области. Последним местом служения отца Алексия стала церковь святителя Николая Чудотворца в селе Никольское Кунцевского района Московской области.

17 сентября 1937 года отца Алексия Рождественского арестовали органы НКВД с обвинением в «проведении контрреволюционной агитации провокационно-пораженческого характера». Виновным себя он не признал. Последовал приговор: 10 лет исправительно-трудового лагеря. Здоровье 72-летнего священника не вынесло испытания тяжелыми условиями. Отец Алексий Рождественский умер 26 декабря 1937 года в местах лишения свободы. По устному сообщению в управлении ГУЛАГАа он скончался в лагере строгого режима «Тайшет».

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Священномученика иерея Николая

(Амасийский Николай Николаевич, +26.12.1938)

Священномученик Николай родился в 1889 г. в селе Савельевка Николаевского уезда Самарской губернии в семье священника Николая Амасийского (по другим данным — Амассийского). В 1906 году Николай Николаевич окончил 1 класс Самарской Духовной Семинарии. На служение Церкви Николай вступил в 1908 году: сначала псаломщиком, затем диаконом в церкви села Семеновка Николаевского уезда (ныне Пугачевского района Саратовской области). Его жену звали Ольга Ивановна, детей — Александр, Нина, Сергей и Вера. В 1917 году он был рукоположен в сан священника и в 1917 – 1918 г.г. служил в городе Пугачеве, в 1918 – 1922 г.г. — в селе Смородине Перелюбского района. В 1922 года последовало возвращение в город Пугачев, где отец Николай стал благочинным.

2 октября 1934 года священник был арестован Пугачевским РО НКВД за «антисоветскую агитацию среди верующих». Он обвинялся в том, что, получив от участника контрреволюционной группы предложение о совместной организованной антисоветской деятельности, не сообщил об этом соответствующим органам власти и укрывал практическую контрреволюционную деятельность группы. По постановлению Особого совещания при НКВД СССР от 17 марта 1935 года отец Николай Амасийский был сослан в Казахстан сроком на три года, считая срок со 2 октября 1934 года. Он проживал в поселке Майское Бескаргайского района Павлодарской области. 25 ноября 1937 г. отец Николай был снова арестован, и 1 декабря 1937 года на заседании тройки УНКВД по Восточно-Казахстанской области приговорен к 10 годам исправительно-трудового лагеря. Новомученик скончался в местах лишения свободы 26 декабря 1938 г.

По материалам информационно-аналитического портала Саратовской епархии «Православие и современность»

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ.

Священномученика иерея Иакова

(Гусев Иаков Иванович, +26.12.1937)

Иерей Иаков Иванович Гусев, родной брат священномученика Михаила (Гусева), родился 19 октября 1887 года.

В 1911 году Иаков Иванович был рукоположен во священника и назначен в Свято-Никольский храм села Елизарьева Ардатовского уезда Нижегородской губернии. В селе семью священника сразу же полюбили: супружеская чета и их чада отличались особенной добротой и скромностью. К батюшке обращались за советом во всех духовных и житейских нуждах. Службу отец Иаков вел благоговейно, молитвенно, на исповедях был внимателен. Любили елизарьевцы и батюшкины проповеди. Они бывали немногословны, но доходили до сердца каждого. Был он «всем как родной».

Советская власть установилась в Елизарьеве в феврале 1918 года, а весной 1919 провели передел земли, в результате которого Гусевы лишились надела. Тогда же батюшка как служитель религиозного культа был лишен и гражданских прав.

В это тяжелое время дом Иакова Ивановича был буквально полон нуждающимися в приюте родственниками.

Дивеевская монахиня Серафима (Булгакова) писала, что их, гонимых монастырских сестер, братья-священники устроили жить в Елизарьеве, а чуть позже благословили перевезти из села Пузо и дивеевскую блаженную Марию Ивановну.

Отец Иаков постоянно терпел притеснения со стороны властей: его арестовывали в 1930, 1931 годах. В 1935 году последовал новый арест: отца Иакова допрашивали и обвиняли в организации среди колхозников подписки «за неотдачу церкви под зернохранилище».

20 ноября 1937 года отца Иакова арестовали прямо в храме и, не позволив даже зайти домой, увезли в Арзамасскую тюрьму. На следующий день в Горьком расстреляли его брата - благочинного Кулебакского района протоиерея Михаила Гусева.

Отец Иаков не признал себя виновным в предъявленном ему обвинении в антисоветской деятельности, на допросах держался достойно и мужественно. 2 декабря последовал приговор - расстрелять, имущество конфисковать. На выписке из протокола стоит запись: «Расстрелян в Горьком 29 декабря 1937 года».

Использован материал сайта Нижегородской епархии.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ.

Священномучеников протоиерея Василия и иерея Емилиана

(Покровский Василий Андреевич, Киреев Емельян Алексеевич, +26.12.1941)

Протоиерей Василий Покровский родился 16 декабря 1879 года в селе Баевка Сенгилеевского уезда Симбирской губернии в семье протоиерея Андрея Покровского. Василий окончил курс в Симбирской Духовной Семинарии по второму разряду и в 1903 году был рукоположен во диакона к селу Алово Алатырского уезда Симбирской губернии. В том же году он был рукоположен во священника к селу Архангельское (Куроедово) Карсунского уезда той же губернии. В 1904 году отец Василий был перемещен в село Дады Ардатовского уезда Симбирской губернии, а в 1912 – в село Андреевка того же уезда. В 1917 году он перемещен в село Промзино Алатырского уезда.

В 1929 году за неуплату налогов отец Василий был осужден народным судом к 2 годам лишения свободы и срок наказания отбыл. С 1938 года он служил настоятелем полевой церкви города Алатырь, где служил и священник Емелиан Киреев. В 1940 году оба священника были арестованы за неуплату налогов по статье 24-ой и приговорены народным судом города Алатырь к 6-ти месяцам исправительно-трудовых работ, но были оправданы.

В 1941 году власти города Алатырь всеми средствами решили закрыть последний храм в городе. Непомерный налог, начисленный на священников полевой церкви, который они не смогли уплатить, послужил поводом для закрытия храма.

За этим последовал и арест самих священников. 24 июля состоялся обыск в доме отца Василия и его арест. 25 июля состоялся первый допрос, 3 августа - второй допрос, на котором он объяснял, что «священнослужителей полевой церкви обложили непосильным налогом, тогда они попросили верующих помочь собрать деньги. Несмотря на сбор денег, они налог, начисленный за 1941 год уплатить не смогли. До сих пор они должны Горфинотделу более 300 тысяч рублей».

4 августа состоялся третий допрос на котором следователь спрашивал:
- Вы обвиняетесь в том, что в течении ряда лет систематически проводили среди верующих граждан совместно с попом Киреевым организованную контрреволюционную антисоветскую агитацию против мероприятий партии ВКП(б) и советского правительства, призывали верующих не вступать в колхозы, то есть в преступлении предусмотренном по статье 58 пункты 10, 11 УК РСФСР, так скажите вы признаете себя в этом виновным? Отец Василий виновным себя в этом не признал, а признал себя виновным в том, что когда Алытырский горфинотдел обложил его непосильным налогом за 1940 год, то он говорил и писал жалобу.

Далее следователь спрашивал:
- Расскажите какие проповеди в полевой церкви среди верующих граждан вы в мае 1940 года говорили?
- Никаких проповедей я не говорил, а лишь только всегда на исповеди верующих в церкви говорил: Верующие, другие говорят, что нет Бога, но у каждого из вас есть голова и разум и по мере возможности разбирайтесь – кто говорит правду, а кто неправду. Дальше, ввиду роптания верующих на советскую власть я им говорил: верующие, знайте, что недовольство властью является грехом, поэтому какая бы власть не была – она является от Бога и поэтому всякой власти надо подчиняться. Кроме того я на исповедях верующим говорил: верующие, скажите - веруете ли вы в Бога Господа Иисуса Христа и повторяйте за мной – веруем. Что они и делали. Больше я никаких призываний и проповедей в церкви не говорил. В декабре 1940 года в полевой церкви я верующим объявил: кто желает причащаться, тот пусть слушает молитву перед исповедью. Я сказал – кто верует в Бога Иисуса Христа кайтесь в своих грехах. Помните верующие, что многие говорят о том, что Бога нет, что нет Матери Божией и нет никаких угодников. Заблудились эти люди, они даже позволяют ругать Бога и святых апостолов. Не верьте никому – это такие люди, которые все лгут. Не поддавайтесь соблазну этих врагов и диаволов. Они везде и всюду говорят против Бога, против Святой Церкви, которая нас воспитывает духовной жизнью и ведет ко спасению души.

Это мы проповедовали о загробной жизни, как желанной цели нашего земного существования, по своим религиозным убеждениям.

Священномученик Емилиан Киреев родился 31 июня 1903 года в селе Кузьминки Ардатовского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина Алексея Киреева. Емельян был шестым ребенком. В раннем детстве он, бывало, ходил по огороду и махал лаптем, как будто кадилом. С возрастом он все более приобщался к церковной службе и часто ходил в храм.

Когда Емельяну исполнилось восемнадцать лет, отец его решил женить на дочери крестьянина, жившего в соседнем селе Саврасово, Прасковье. Емельян, мысли которого все более склонялись к монашеству, не хотел жениться, переживал и плакал, но отец был неумолим. Прасковье также не понравился ее жених, который показался ей слишком молчаливым и серьезным, и она попыталась отказаться от замужества. Но сестра ее хлопнула ладонью по столу и заявила: «Если за него не пойдешь, то нет тебе больше никакого жениха».

После свадьбы Емельян упросил жену, чтобы она отпустила его в монастырь. Та согласилась, и он ушел. Утром пришли, спросили Прасковью, где муж ее, но она ответила, что не знает. Мать Прасковьи потребовала, чтобы та пошла вместе с ней к блаженной Насте в село Урусово. Блаженная сказала Прасковье: «Ты не отчаивайся, вернется муж, только ты не вздумай замуж выйти!» На обратном пути она стала думать: «Чего, говорит, замуж выйти? С ума что ли я сошла - замуж идти? Что, девок что ли не хватает?» А на другой день, когда пришли Прасковью сватать, вспомнились слова блаженной.

В 1922 году монастырь, где жил Емелиан закрыли, он вернулся домой и стал трудиться в своем хозяйстве. В 1928 году Емелиан уехал в город Алатырь, где стал проходить в храме послушание псаломщика и готовиться к рукоположению во диакона. Но в селе узнали, что он стал служить в церкви, и его племянник, председатель колхоза, донес на Емельяна в НКВД. В 1929 году, когда пришли арестовывать Емельяна, его не было дома. Тогда, скрываясь от ареста они с женой уехали в Восточный Казахстан к брату Емельяна.

Здесь Емельян устороился псаломщиком в село Еловка, недалеко от города Барнаул на Алтае. В 1930 году в Емельян Алексеевич был рукоположен во диакона. Но жена брата не пожелала терпеть родню и потребовала, чтобы они уехали. К этому времени положение семьи Емельяна Алексеевича стало нелегким, средств для жизни не хватало и они голодали. От голода тяжело заболела дочь Анастасия, и он стал молиться, чтобы Господь забрал ее к Себе, но девочка поправилась. Когда они отправились в обратный путь на родину, у них украли все деньги, и Емельян Алексеевич предложил вернуться к брату, но Прасковья категорически отказалась. Одна добрая женщина позвала их в местный совхоз. Здесь Емельян устроился работать конюхом. Условия жизни оказались очень суровыми - на месяц всей семье выдавалось всего лишь несколько килограммов муки, и они стали голодать. Вскоре им из дома выслали деньги на дорогу, и они вернулись на родину.

В 1932 году в городе Алатырь диакон Емелиан был рукоположен во священника епископом Чебоксарским Памфилом (Лясковским). Отец Емилиан с 1932 года служил в храме села Любимовка, с 1935 года - села Ичиксы и с 1936 – села Ахматово Алатырского района. Храмы в то время закрывались властями поочередно. Последним местом его служения стал храм первомученика архидиакона Стефана на окраине города Алатыря, называвшийся полевым. Он остался в то время единственным действующим в городе. Служил здесь Емельян вместе со священником Василием Покровским и диаконом Феодором Тарентиновым. Став священником, отец Емилиан ревностно исполнял все молитвенные правила и чинопоследования, все, что входило в круг его обязанностей, и очень строго постился. От Великого Четверга до светлого Христова Воскресения он не ел ничего. Молился он большей частью ночью.

Старшая его дочь Анастасия рассказывала: «Однажды отец молился ночью на коленях, и вот слышим, что у нас отдирают доски на чердаке и вот-вот войдут к нам. Все испугались, а он как стоял на молитве, так и остался. А утром посмотрели – на чердаке все было в порядке». А однажды, когда он молился, домашние его услышали, что к их дому подъехали на лошадях, остановились и разговаривают. А отец Емилиан не обратил на это ни малейшего внимания и продолжал молиться. Утром домашние вышли на крыльцо, но никаких следов не было видно, повсюду лежал нетронутый снег.

Будучи ревностным молитвенником, он был и ревностным исполнителем заповедей Христовых. Отец Емилиан любил всех без лицеприятия - и богатых, и нищих, он помогал всем, всякого старался утешить, плакал с плачущими и радовался с радующимися. Нищелюбие и страннолюбие отца Емилиана были беспредельны - он подавал всем нищим, каких встречал, и привечал всех странников, какие к нему приходили.

Все годы своего служения священником отец Емилиан подвергался преследованиям властей. Его часто вызывали в районное отделение НКВД и здесь подолгу допрашивали. На допросах его то пугали разными преследованиями и карами, если он не откажется от священства, то высмеивали и стыдили, что, он такой молодой и не хочет работать, а вместо этого обманывает народ и этим зарабатывает деньги. Сотрудники НКВД предлагали ему написать заявление, что Бога нет и религия - это обман. В обмен на это ему предлагали хорошую работу и зарплату. Но на все подобные уговоры отец Емилиан неизменно отвечал: «Хоть сейчас меня забирайте, но от Бога я никогда не откажусь».

Когда он шел на эти встречи, он всегда был готов к аресту и брал с собой мешочек с сухарями, который оставлял дочери Анастасии, сопровождавшей его во время этих визитов в НКВД. Однажды, поздно вечером, когда в приемной почти никого не осталось, сотрудник НКВД подошел к ней и спросил зачем она здесь. Отец Емилиан ответил, что это его дочь и она пришла вместе с ним. Тот попытался ее прогнать, но Анастасия громко заплакала, и тот отступился от нее.

Священник Емилиан был арестован 25 июля 1941 года и в тот же день допрошен. Следующие допросы отца Емилиана состоялись 3, 4 и 9 августа.

На допросе 4 августа следователь спрашивал:
- Вы в марте 1939 года в полевой церкви среди верующих открыто высказывали: безбожники погибнут и они достойны геены огненной, - скажите, вы признаете это?
- Нет, не признаю, я так среди верующих не говорил. Я говорил, как мы, христиане, должны исповедовать истинную веру и любить друг друга. Не завидовать, не красть, не обманывать и никого не обижать. Верить в Бога Иисуса Христа, соблюдать посты по закону Божию, не желать ближнему, что самому не нравиться. Соблюдать праздничные воскресные дни, в которые трудом заниматься грешно. Почитать дни среду и пятницу, как постные дни, не есть мясной пищи. Больше я ничего не говорил.
- В марте месяце 1939 года среди монашек, проявляя свое недовольство против соввласти, говорили: я избранник Божий, поэтому я и служу, и меня арестовать никто не может. Вы подтверждаете это?
- Нет, не подтверждаю, я этого не говорил, так как я все время ожидал ареста, в порядке очереди, потому что всех служителей культа уже арестовали.
- В апреле 1941 года во время производства описи имущества в вашем доме работниками ГОРФО, что вы сказали им, когда было обнаружено ими 4 буханки хлеба?
- Я в то время работникам ГОРФО сказал, что этот хлеб принадлежит квартиранту, к тому же я проявляя свое недовольство работникам ГОРФО, сказал: Будет вам шкуру драть с рабочих, дерните уж с попов. Вот в этом я признаю себя виновным».

Один из свидетелей показал: «Хорошо помню, в последних числах января 1941 года, кода принесли извещение об уплате налога попам Покровскому и Кирееву, в это время Покровский в церкви заявил: я от службы отказываюсь, потому что наложили непосильный налог, эти коммунисты, с полки. Тогда Киреев среди присутствующих граждан верующих со злобой во всеуслышание сказал: граждане, так и так нас посадят в тюрьму, пусть меня возьмут из алтаря, прямо с престола, арестуют, но я буду служить до конца. Верующих Киреев этими словами возбудил в гнев против советской власти и они плакали, не желая расставаться с церковью и с попами Покровским и Киреевым. Верующие после этого заявили, служите батюшки мы вас поддержим и будем за вас хлопотать, чтобы с вас налоги сложили». Другой свидетель показывал: «Поп Покровский говорил: граждане верующие, на нас наложило Горфо непосильный налог, поддержите нас, а то мы от службы в церкви отказываемся. Верующие в это время плакали и просили Покровского и Киреева продолжать службу в церкви. В это время поп Киреев говорил: Несмотря на то, что на нас наложили непосильный налог, я согласен продолжать дальше службу, так как так и так будем мы служить или не будем служить все равно мы будем наказаны – такое время сейчас пришло, так сказано в писании Божием».

Одна из свидетельниц в отношении Покровского и Киреева показывала: «В церкви при исповеди всегда проповеди говорили: верующие, нужно держаться вере Христовой, что она спасет от всяких бед и скорбей и душа ваша не погибнет, а будет обитать в Царствии Небесном. Потом поп Покровский, возвышая голос громко говорил: никого не слушайте, что нет Бога, Бог на небесах и вездесущ, на всяком месте, все видит и все ведает. В это время масса криком ему ответила – веруем батюшка. На это Покровский сказал: веруйте, крепко веруйте в Матерь Божию и во всех святых. В феврале 1941 года поп Покровский на поданное ему извещение о налоге на 9 тысяч рублей выразился так: Эх, черт возьми, перед концем что ли они бесятся».

23 сентября следствие было окончено. 10 октября всем троим обвиняемым было предъявлено обвинительное заключение по статье 58-10 часть 2 и 58-11. 18 октября Судебная Коллегия по уголовным делам определила обвинительное заключение утвердить и на 30 октября было назначено судебное заседание. В назначенный день открылся суд, на котором подсудимые священники мужественно отрицали обвинения в антисоветской агитации. Прокурор просил суд вынести приговор в отношении Подрезова – расстрел, в отношении Покровского и Киреева – 10 лет лишения свободы. Адвокат просил в отношении Покровского и Киреева вынести мягкий, справедливый приговор. Обвиняемым было предоставлено последнее слово, в котором они просили вынести справедливый приговор. После совещания суд приговорил всех троих к высшей мере наказания – расстрелу. В установленном порядке от приговоренных священников поступила совместная кассационная жалоба в Верховный Суд РСФСР о пересмотре приговора. Приговор был признан правильным.

Священники Василий Покровский и Емилиан Киреев были расстреляны, по свидетельству одного из охранников, на правой стороне реки Суры, недалеко от города Алатырь, вечером 26 декабря 1941 года.

Священник Емилиан Киреев был причислен к собору новомучеников и исповедников Росийских на заседании Священного Синода под председательством святейшего патриарха Алексия 6 октября 2003 года.

Священник Василий Покровский был причислен к собору новомучеников и исповедников Российских на заседании Священного Синода 27 декабря 2007 года.

Использован материал сайта Чебоксарско-Чувашской епархии (материал подготовил иеродьякон Иосиф (Ключников)).

Страницы новомучеников в Базе данных ПСТГУ: о.Василий Покровский, о. Емельян Киреев.

Священномученика иерея Григория

(Фаддеев Григорий, +26.12.1937)

Пресвитер Григорий Фаддеев мученичеством своим просиял на Брянской земле. О жизни его известно очень мало. Он родился в 1895 году и был расстрелян 26 декабря 1937 года. Священномученик Григорий был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года определением Священного Синода от 12 октября 2007 года.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Священномученика иерея Александра

(Юзефович Александр, +17.01.1921)

Отец Александр Юзефович был священником церкви села Кара-Балта Пишпекского уезда Семиреченской области (ныне город близ Бишкека, Киргизия). В период установления в Семиречье советской власти, 17 января 1921 года, он был расстрелян в Семирченской области. Священномученик Александр канонизирован к местному почитанию 10 февр. 1999 года, и Архиерейским Собором РПЦ 2000 г. причислен к лику общероссийских святых.

По материалам Православной Энциклопедии. Т.0

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ.

Мученика Иоанна

(Меньков Иван Никитич, +1920)

Иван Никитич Меньков родился в 1884 году. Он служил псаломщиком в церкви села Кара-Болта, Пишпекского уезда Семиреченской области Туркестанского края, в той самой церкви, в которой служил отец Александр Юзефович. В период установления в Семиречье советской власти, 25 сентября 1920 года, псаломщик Иван Меньков был расстрелян в городе Верный (Алма-Ата).

По материалам Базы данных ПСТГУ.