на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
16 февраля (3 февраля ст.ст.)

Сщмчч. Иоанна, Тимофея, Адриана, Василия пресвитеров, прмч. Владимира и мч. Михаила (1938).

Священномученик иерей Тимофей Изотов, священномученик протоиерей Василий Залесский, священномученик протоиерей Адриан Троицкий, священномученик иерей Иоанн Томилов, преподобномученик иеромонах Владимир (Загреба), мученик Михаил Агаев.

Священномученика протоиерея Василия

(Залесский Василий Даниилович, +15.02.1938)

Священномученик Василий родился 4 февраля 1887 года в селе Федоровка Астраханского уезда Астраханской губернии в семье псаломщика Даниила Залесского. В 1908 году Василий окончил Астраханскую Духовную семинарию и 29 августа того же года был рукоположен во диакона ко храму Рождества Христова в городе Астрахани, а 5 октября 1916 года – во священника ко храму во имя святителя Алексия, митрополита Московского, при Александринском приюте. После прихода к власти безбожников в первую очередь были закрыты домовые храмы и среди них Алексеевский, и 20 марта 1920 года отец Василий был снова назначен служить в храм Рождества Христова.

Летом 1922 года организованные безбожными властями обновленцы попытались захватить власть в Церкви, используя человеческое малодушие и беспринципность. В июле 1922 года епископ Енотаевский, викарий Астраханской епархии Анатолий (Соколов) объявил о своем признании обновленческого ВЦУ и призвал к тому же астраханское духовенство. Через полмесяца, однако, когда в подробностях стала известна программа церковных реформ, которые предполагало осуществить ВЦУ, когда обнажилась для всех разрушительная антихристианская суть обновленчества, многие астраханские священники направили епископу Анатолию заявления с выражением протеста против действий ВЦУ и отвергли его законность. Среди них был и священник Василий Залесский.

В сентябре 1922 года из Астрахани в Москву выехала делегация с целью ознакомления с церковной ситуацией в столице. В состав этой делегации вошел и отец Василий. Делегация вполне ознакомилась с программой и действиями живоцерковников, побывала у епископа Антонина (Грановского) и вернулась в Астрахань с еще большей убежденностью в опасности для православия всех начинаний церковных реформаторов. По возвращении в Астрахань отец Василий выступил в православных храмах со специальными докладами, в которых раскрыл суть обновленчества и призвал верующих крепко держаться православия.

В 1923 году обновленцы усилили давление на православных и при поддержке ОГПУ стали захватывать православные храмы. После захвата обновленцами храма Рождества Христова отец Василий перешел служить в Покровскую церковь.

Отец Василий, как священник, все время служивший в Астрахани, и как ревнитель благочестия, был почитателем подвига мученического, которым прославился архиепископ Астраханский Митрофан (Краснопольский), расстрелянный вместе со своим викарием в 1919 году, и в течение многих лет вместе с прихожанами ходил на могилу расстрелянных и служил панихиды.

В 1927 году ОГПУ решило прекратить все видимые проявления почитания священномучеников, и 13 июля 1927 года уполномоченный Астраханского ОГПУ вынес постановление, в котором писал, «что священник Залесский в последних числах апреля 1927 года без ведома соответствующих органов местной астраханской власти и церковного совета, совместно с верующей массой общины Покровской церкви организовал шествие на могилы расстрелянных за контрреволюционные действия астраханских епископа Леонтия и архиепископа Митрофана, где публично служил панихиду по расстрелянным... данное шествие, организованное Залесским, является не чем иным, как явной политической демонстрацией против рабоче-крестьянской власти...»

15 июля отец Василий был арестован и на следующий день допрошен. Отвечая на вопросы следователя, священник сказал: «Я, Залесский, действительно служил панихиду на могилах епископа Леонтия и архиепископа Митрофана; это было вскоре после Пасхи, в мае месяце, а какого именно числа, не помню... Панихида... на могилах... была отслужена по просьбе верующих нашего Покровской и Рождественской церкви прихода. Такие панихиды... служились по просьбе прихожан и по личному желанию из года в год».

Следователь поинтересовался, знает ли священник, что архиереи были расстреляны за контрреволюционную деятельность, на что отец Василий ответил: «Знаю о том, что в 1919 году в июне месяце... епископ Леонтий и архиепископ Митрофан были расстреляны, а за что именно они были расстреляны, для меня неизвестно и до настоящего времени, но все же предполагаю, что они расстреляны за какие-либо государственные преступления. Запрещается ли служить панихиды на могилах расстрелянных епископа Леонтия и архиепископа Митрофана, я... о таких запрещениях не знаю».

28 июля следователь предъявил отцу Василию обвинение. Выслушав его, священник написал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

Следствие было продолжено, и в сентябре допросы возобновились.

– Скажите, Залесский, считаете ли вы служения на могилах расстрелянных епископа Леонтия и архиепископа Митрофана с провозглашением их имен и званий политической демонстрацией? – спросил следователь. – Служение панихиды на могилах расстрелянных политической демонстрацией не считаю, а считаю это как исполнение своего служебного долга как священника, – ответил отец Василий. – Скажите, считаете ли вы себя инициатором и организатором служения панихиды на могиле расстрелянных Леонтия и Митрофана? – Нет. Инициатором и организатором этой панихиды я себя не считаю. – Признаете ли вы себя виновным в организации нелегального служения панихиды по расстрелянным как явно политической демонстрации против советской власти? – Виновным себя совершенно не признаю, так как я всегда готов подчиниться всяким распоряжениям советской власти и подчиняюсь им. Если служение панихиды противоречит распоряжениям власти, то я со своей стороны подтверждаю, что такие служения были плодом непонимания инструкции к декрету об отделении Церкви от государства.

12 сентября 1927 года отец Василий был освобожден из тюрьмы под подписку о невыезде из Астрахани. 19 декабря 1927 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило его к трем годам заключения в концлагерь, но в связи с постановлением об амнистии от 6 ноября 1927 года срок заключения был сокращен на одну четверть. 26 февраля 1928 года священник прибыл в пересыльный лагерь в Кеми, где он и был оставлен. С 14 марта 1929 года он стал работать помощником заведующего складом при универмаге УСЛОН.

В первых числах января 1930 года против руководства магазина и продавцов было возбуждено уголовное дело по обвинению в хищениях. 3 января у отца Василия был произведен обыск. При обыске были найдены квитанция на получение пяти рублей денег, двадцать рублей наличными, крест с серебряной цепью и новые ботинки фабрики «Скороход» 42 размера. Отец Василий встретил сотрудников военизированной охраны спокойно и на вопрос, откуда ботинки, ответил, что ботинки купил. Поскольку священнику было объявлено, что он арестован, то были взяты на хранение и все его вещи, которых было немного: сундук фанерный, кошма в мешочном чехле, одеяло, тюфяк, две подушки, одна из них маленькая, тряпка и мешок.

3 января следователь допросил священника; отвечая на вопрос, откуда ботинки, отец Василий сказал, что купил их в обувном отделе, уплатив деньги в кассу, а деньги получил от жены. 6 февраля следователь снова допросил священника. Объяснив существо своей работы и то, что со склада невозможны были хищения, отец Василий виновным себя не признал.

20 июня 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила священника к восьми годам заключения, считая срок с момента вынесения первого приговора, то есть с 19 декабря 1927 года. Отец Василий был отправлен на строительство Беломорско-Балтийского канала. Первое время он был на общих работах, а затем, пройдя семимесячные курсы счетоводов, работал в лагере счетоводом.

В 1934 году священник был освобожден и вернулся в Астрахань. Первое время он подрабатывал счетной работой и, живя дома, в храме не служил, так как для этого нужно было разрешение местных властей, но верующие, узнав, что отец Василий вернулся, стали приходить к нему, чтобы поисповедоваться и посоветоваться. Без службы в храме нелегко было пастырю, и в конце концов, по всей вероятности по договоренности с архиепископом Астраханским Андреем (Комаровым), 6 августа 1936 года отцу Василию было дано разрешение на служение в Князе-Владимирской церкви, – «ввиду Вашего словесного заявления, что гражданским регистрирующим органом Вы зарегистрированы при Князе-Владимирской церкви», – писал в указе епископ Андрей.

В 1936 году обновленцы предприняли активные действия, чтобы захватить Князе-Владимирский храм. Они получили у властей разрешение на передачу им одного из приделов, а затем стали выступать с провокационными выходками: то назначая время богослужения одновременно с православными, то, приходя раньше православных, захватывали церковные сосуды и таким образом лишали православных возможности служить в этот день литургию. Всеми этими действиями они провоцировали верующих на ответные действия, чтобы затем призвать власти и применить репрессивные меры. В 1937 году православные вынуждены были покинуть храм, и вслед за этим храм был закрыт.

20 января 1938 года отец Василий был арестован и заключен в астраханскую тюрьму. Вызванные для допроса дежурные свидетели дали соответствующие показания и подписали все, что от них требовал следователь. 25 января был допрошен священник.

– Вы арестованы за то, что, проживая в городе Астрахани, вели активную антисоветскую деятельность. Признаете себя в этом виновным? – спросил его следователь.
– Я антисоветской деятельностью не занимался и виновным себя не признаю, – ответил отец Василий.
– Следствием точно установлено, что вы, будучи враждебно настроены по отношению к ВКП(б) и советской власти, проводили активную антисоветскую деятельность, пропагандировали контрреволюционные взгляды. Почему скрываете это от следствия? Требую дать правдивые показания!
– Я показал правду. Я антисоветской деятельности не вел и контрреволюционные взгляды не пропагандировал.

Следователь зачитал одно за другим показания лжесвидетелей, но и их все священник отверг, сказав, что не подтверждает их.

2 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Священник Василий Залесский был расстрелян 15 февраля 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Василий Залесский.

Священномученика протоиерея Адриана

(Троицкий Адриан Александрович, +15.02.1938)

Священномученик Адриан родился 12 июня 1872 года в селе Билярском Чистопольского уезда Казанской губернии в семье диакона Александра Троицкого. После окончания Чебоксарского духовного училища он поступил в Чебоксарское городское училище, но последнее не окончил. В 1890 году он сдал экзамен на псаломщика, а в 1893 году на сельского учителя и поступил преподавателем в Соляновскую церковноприходскую школу; в это же время он исполнял обязанности псаломщика в Михаило-Архангельском храме в городе Чебоксары. В 1897 году он был призван в армию. По окончании срока службы, в 1899 году Адриан Александрович поступил псаломщиком в Покровский храм в городе Чебоксары.

В 1902 году он сдал экзамен на диакона комиссии при Казанской Духовной семинарии и в 1903 году был рукоположен во диакона. С 1904 по 1910 год диакон Адриан служил в храме в селе Пестрецы Казанского уезда. В 1910 году он сдал экзамены на занятие должности священника и в том же году был рукоположен во священника и назначен настоятелем Троицкого храма в селе Михайловском Царевококшайского уезда Казанской губернии, где прослужил до своего ареста в 1937 году. До запрещения советской властью преподавания Закона Божия он был в разные годы законоучителе в Суртовской двухклассной школе Министерства народного просвещения, в Выползовском земском училище, в Суртовском ремесленном училище, заведующим и законоучителем Негодяевской церковноприходской школы. В 1913 году отец Адриан был назначен старшим помощником Царевококшайского благочинного и вскоре возведен в сан протоиерея.

После прихода к власти большевиков отец Адриан был в 1918 году арестован по подозрению в участии в Княжнинском восстании. Однако обвинение не подтвердилось, и священник после двух недель нахождения под арестом был освобожден.

Во время начавшихся массовых гонений на Русскую Православную Церковь протоиерей Адриан был 28 декабря 1937 года арестован и заключен в тюрьму в городе Йошкар-Ола. Среди прочего его обвиняли в создании контрреволюционной группы и обложении прихожан непомерным налогом.

Отец Адриан не признал себя виновным, сказав: «Никакой контрреволюционной работы я не проводил. Хлебными налогами верующих я не обкладывал. Хлеб собирался по решению общины верующих».

13 февраля тройка НКВД приговорила отца Адриана к расстрелу. Протоиерей Адриан Троицкий был расстрелян 15 февраля 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Адриан Троицкий.

Священномученика иерея Иоанна

(Томилов Иван Иванович, +15.02.1938)

Священномученик Иоанн родился 18 февраля 1878 года в селе Еськи Бежецкого уезда Тверской губернии в семье священника Иоанна Томилова. Окончив Тверскую Духовную семинарию, он в 1904 году был рукоположен во священника ко храму в родном селе Еськи на место отца. В этом храме отец Иоанн прослужил всю свою жизнь.

В начале 1931 года против священника и некоторых крестьян было возбуждено судебное дело за неуплату налогов. 1 марта 1931 года состоялся суд и отец Иоанн был обвинен в том, что он «получил контрольное задание на выполнение 30 центнеров молока в декабре месяце 30-го года; в продолжение одного месяца и 17 дней молока еще не сдал. Основание к несдаче молока (по объяснению обвиняемого), что корова выкинула, неосновательно, так как, допуская при выкидыше понижение удоя на 50%, то и 50% удоя молока обвиняемый должен был сдать по принадлежности». Суд приговорил отца Иоанна к пяти годам ссылки с конфискацией имущества. Однако приговор не был приведен в исполнение, священника не выслали, и он продолжил служение в храме.

Во время гонений в конце тридцатых годов против него было начато новое дело. Секретарь сельсовета составил для НКВД характеристику на священника, где написал, что тот работает служителем культа в еськинской церкви и через отдельных граждан, бывшую монашку и других, ведет контрреволюционную работу; говорит, что священником служить в церкви не кончит до конца; около церкви, которую хотят взять под клуб, Томилов велит ночевать. Из других селений для похорон и крестин приезжают на лошадях, чтобы лошади заразились анемией, которая сейчас свирепствует в Еськах, через кормление и поение в водопоях села. Из отсталой части села Томилов организовал хор певчих, и через это колхозная дисциплина падает с каждым годом.

9 февраля были опрошены свидетели, которые показали, что священник говорил: «Нужно веровать в Бога и почитать Иисуса Христа, а в особенности в последние эти годы, так как, по Божьему Писанию, советская власть, руководимая коммунистической партией, – это явный антихрист и этому антихристу скоро придет конец. Среди населения он пользовался большим авторитетом, так как сумел привлечь к себе некоторых из верующих путем агитации через произносимые им в церкви проповеди о религии и они крепко запечатлелись в массе верующих, и поэтому в нашем сельсовете он является самым активным антисоветским агитатором, почему для партии и советской власти он есть самый злейший и опаснейший враг».

10 февраля 1938 года отец Иоанн был арестован, заключен в тюрьму в городе Бежецке и в течение двух дней допрошен.

– Расскажите следствию, кому из граждан в сентябре 1937 года вы сообщали сведения о войне Японии с Китаем и победе в ней фашистов? – спросил его следователь.
– Я газеты читаю и литературой интересуюсь, но никаких сообщений по газетным материалам никому не делал, – ответил священник.
– Следствием ваша виновность вполне установлена. Вы систематически за период с 1936 года по сие время в селе Еськах занимались антисоветской агитацией, террористически высказывались о руководителях коммунистической партии большевиков и советской власти.
– Я никакой антисоветской агитации не вел, террористических выступлений по отношению к руководителям партии и советской власти не делал, а поэтому и виновным себя в этом не признаю.
– Чем еще можете дополнить свои показания?
– Больше дополнить ничем не могу.

13 февраля тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Священник Иоанн Томилов был расстрелян 15 февраля 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Томилов.

Преподобномученика иеромонаха Владимира

(Загреба Василий Филиппович, +15.02.1938)

Преподобномученик Владимир родился в 1870 году в слободе Кутейниково Амвросиевского уезда Донской губернии в благочестивой семье крестьянина Филиппа Загребы и в крещении наречен был Василием. В 1888 году Василий поступил в Нилово-Столобенскую пустынь в Осташковском уезде Тверской губернии, где был пострижен в мантию с именем Владимир и в 1914 году рукоположен во иеромонаха. С этого времени по 1919 год он подвизался в Новосоловецкой пустыни, расположенной на острове озера Вселуцкого, приписанной к Нилово-Столобенской пустыни.

В 1919 году иеромонах Владимир перешел в Новоторжский Борисоглебский монастырь в городе Торжке, где подвизался до его закрытия в 1931 году.

6 июня 1931 года все монахи Борисоглебского монастыря, жившие в Торжке, были арестованы и заключены в тюрьму в городе Твери, и среди них иеромонах Владимир.

Сотрудник ОГПУ, объясняя причины ареста монахов, писал: «Дело возникло из поступивших в районный аппарат Новоторжского уполномоченного ОГПУ сведений, что монахи, проживающие в городе Торжке, ведут среди верующих злостную антисоветскую и антиколхозную агитацию. Произведенным по делу следствием установлено, что, действительно, монахи города Торжка часто собирались в церковной сторожке бывшего мужского монастыря и занимались обсуждением проводимых советской властью мероприятий, в особенности коллективизации, и среди присутствующих верующих вели агитацию».

9 июня следователь допросил иеромонаха Владимира. Отвечая на вопросы, отец Владимир сказал: «В монастырь я пошел с восемнадцатилетнего возраста, по произволению. В монастыре города Торжка находился с 1919 года. В Торжке я служу в бывшей монастырской церкви. В церковную сторожку ходил. Никакой агитации против власти не вел».

18 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила арестованных монахов к различным срокам ссылки. Иеромонах Владимир был приговорен к трем годам ссылки и отправлен этапом в Казахстан, где пробыл до 1934 года.

По возвращении из ссылки он был назначен архиепископом Тверским Фаддеем (Успенским) в храм села Славково Кашинского района. С 8 сентября 1937 года он стал служить в храме в селе Лобково того же района, а затем был переведен в храм в честь Казанской иконы Божией Матери в село Гущино Кесово-Горского района.

Иеромонах Владимир был арестован 8 февраля 1938 года и заключен в тюрьму в городе Кашине. На следующий день сотрудники НКВД допросили лжесвидетелей. Один из них показал, что «он слышал, что Загреба среди верующего населения ведет антисоветскую агитацию, доказывая, что советская власть арестовывает и расстреливает невинных людей, одновременно с этим призывает население отстаивать религию, защищать служителей религиозного культа».

Вызванный на допрос председатель сельсовета показал, что «Загреба… сколотил вокруг себя актив из верующих людей, среди которых занимался антисоветской агитацией, призывал верующих сплотиться вокруг церкви и отстаивать религию, произносил проповеди, протаскивал антисоветские высказывания, доказывая, что советская власть арестовывает и расстреливает невинных людей, как, например, нас, служителей религиозного культа».

На следующий день следователь допросил иеромонаха Владимира.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что среди населения занимались антисоветской агитацией, восхваляли жизнь при старом строе? – спросил он.
– Виновным себя в этом не признаю, – ответил отец Владимир.
– Следствие располагает материалами, которые изобличают вас в антисоветской агитации. Предлагаю рассказать правду.
– Свои показания я считаю правдивыми.
– Следствие располагает материалами о том, что вы среди верующих дискредитировали колхозное строительство и призывали их не работать в религиозные праздники. Признаете ли себя в этом виновным?
– Виновным себя в этом не признаю, но добавляю, что верующим я говорил, что Бога не надо забывать и надо всегда о Нем помнить.

На этом следствие было закончено. 13 февраля тройка НКВД приговорила отца Владимира к расстрелу. Иеромонах Владимир (Загреба) был расстрелян 15 февраля 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.

Использован материал книги «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Февраль». Тверь. 2005. С. 20-22

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: иеромонах Владимир (Загреба).

Мученика Михаила

(Агаев Михаил Евграфович, +15.02.1938)

Мученик Михаил родился 13 октября 1875 года в поселке Дрезна Орехово-Зуевского уезда Московской губернии в благочестивой семье Евграфа Агаева. Евграф Агаев был владельцем чайной в Дрезне и прихожанином храма великомученицы Параскевы Пятницы; будучи человеком состоятельным, он содержал церковный хор. После смерти отца Михаил стал хозяином чайной и продолжал содержать церковный хор, в котором был регентом.

В 1918 году советская власть национализировала чайную, и она была превращена сначала в столовую, а затем снова в чайную. Михаил Евграфович был оставлен при ней заведующим. Но при начале новых гонений против крестьян и всех бывших собственников он поступил работать сторожем на фабрику в Дрезне. Он был председателем ревизионной комиссии при храме и во время богослужений пел в хоре. Настоятелем храма был в то время священник Сергий Скворцов, с которым Михаил Евграфович дружил.

Когда в 1937 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь, Михаил Евграфович 29 сентября был арестован. 3 октября следователь допросил его.

– Обвиняемый Агаев, вы руководите в настоящее время церковным хором и являетесь членом церковного совета? – спросил его следователь.
– Да, в дрезнинской церкви я активно работаю в церковной ревизионной комиссии, хором в данное время не руковожу.
– Обвиняемый Агаев, вы среди рабочих высказываете недовольство и сожаление о старом времени, что вам, церковникам, не помогают, везде и всюду преследуют?


– Да, раньше было лучше <…>.
– Обвиняемый Агаев, следствие располагает материалами, что вы среди рабочих возводили клевету на положение трудящихся при советской власти, – заявил следователь.
– Клевету о положении трудящихся Советского Союза я не возводил и ни с кем об этом не говорил.

14 октября следователь НКВД допросил секретаря Дрезнинского сельсовета и тот показал, что давно знает Михаила Агаева, который раньше держал чайную, и в прошлом, и настоящем является активным церковником и поддерживает отношения со священнослужителями. Для обвинения было недостаточно такого рода характеристики, и следователь написал обычные в этих случаях показания, будто обвиняемый ругал коммунистов. Секретарь сельсовета, однако, никогда не слышал ничего подобного из уст Михаила Евграфовича и отказался подписывать протокол допроса. Следователь стал его уверять, что ему опасаться нечего, так как Агаев будет изолирован и не сможет принести свидетелю никакого вреда; поддавшись уговорам следователя, тот смалодушничал и поставил свою подпись под лжесвидетельствами.

В тот же день следователь составил обвинительное заключение и Михаил Евграфович был отправлен в Таганскую тюрьму в Москву, где 15 ноября уже другой следователь допросил его.

– Кем вы работали до момента ареста в церковном совете?
– До ареста я был председателем ревизионной комиссии церковного совета.
– Вы обвиняетесь в том, что вели контрреволюционную агитацию. Подтверждаете ли это?
– Никакой контрреволюционной агитации я не вел. Виновным себя не признаю.

17 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила Михаила Евграфовича к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в Тайшетлаг. Михаил Евграфович Агаев умер в Тайшетлаге 15 февраля 1938 года и был погребен в безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Михаил Агаев.

Священномученика иерея Тимофея

(Изотов Тимофей Спиридонович, +февраль 1938)

Священномученик Тимофей родился в 1875 году в городе Симферополе Таврической губернии в семье садовника Спиридона Изотова. Образование он получил в церковноприходской школе. Трудно теперь установить, почему Тимофей избрал путь служения Богу, но в 1909 году, когда ему было уже тридцать четыре года, он поступил псаломщиком в кафедральный собор в Симферополе. В 1912 году за беспорочную жизнь и усердие по службе Тимофей Спиридонович был рукоположен во диакона и служил в кафедральном соборе. В 1916 году он был назначен в аутскую церковь города Ялты, а в 1921 году переведен в храм Всех святых в городе Симферополе.

В 1922 году диакон Тимофей был арестован по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей. В обвинительном документе власти писали: «Духовенство всячески старалось противодействовать изъятию, затягивало работу, отказываясь помочь снять ризы с икон и ссылаясь на принадлежность последних прихожанам, но оправдательных документов не представило».

Диакон Тимофей был обвинен «в соучастии в сокрытии церковных ценностей и ведении пассивной обороны против изъятия». Однако «за недостатком улик» дело было прекращено, и он был освобожден.

В 1928 году диакон Тимофей был рукоположен во священника ко храму села Ново-Павловка. В сентябре 1936 года он был переведен служить в храм великомученика Феодора Стратилата в город Алушту, где и сподобил его Господь принять крест исповедничества.

Зимой 1938 года власти сделали попытку расколоть церковную общину, уговорив некоторых людей уйти из нее, но община не распалась, и храм закрыть не удалось. Тогда 8 февраля 1938 года помощник оперуполномоченного районного отделения НКВД выписал постановление на арест священника, и в тот же день отец Тимофей был арестован. Все следственное дело было проведено за три дня. Следователь спросил священника:

– Вы арестованы за проводимую вами контрреволюционную деятельность и контрреволюционную агитацию, направленную против советской власти. Вы признаете это?
– Нет, я этого не признаю, так как я контрреволюционной работы не проводил.
– Квартира церковной старосты служила для вас подпольной церковью, где вы совершали религиозные обряды: крещение детей, отправляли молебны и так далее. Вы подтверждаете это?
– Подтверждаю, квартира церковной старосты действительно являлась церковью на дому, где я совершал крещение детей, но других треб я не совершал...
– 19 января 1938 года по окончании обедни вы вышли в церкви на амвон... Вы говорили: «Граждане прихожане, из нашей религиозной двадцатки ушли некоторые члены... они продались антихристу и хотят подорвать нашу общину, но это им не удастся. Я думаю, что верующие прихожане не допустят развалить нашу общину». Вы подтверждаете это?
– 19 января 1938 года я действительно вышел после обедни на амвон и, обращаясь к прихожанам, сказал: «Прихожане, из нашей двадцатки ушли некоторые члены... они хотят подорвать нашу общину, в них вселился дьявольский дух, дьявол делает свое дело, но это им не удастся, община существовать будет. Надо пополнить двадцатку, у меня есть пять человек, желающих записаться в двадцатку, но они скажут сами народу».
– Обвиняемый Тимофей Спиридонович Изотов, признаете ли вы себя виновным в совершенном вами преступлении, что вы, используя свое положение служителя религиозного культа, проводили контрреволюционную агитацию, направленную против советской власти, и контрреволюционную деятельность в церкви?
– Я совершал на дому у церковной старосты религиозные требы: крещение детей – и призывал народ не слушать продавшихся дьяволу членов двадцатки, желавших развалить нашу религиозную общину. В остальном виновным себя не признаю.
– 12 декабря 1937 года, в день выборов в Верховный Совет СССР, вы, как служитель религиозного культа, с целью сорвать выборы целый день проводили религиозную службу, отвлекая этим избирателей. Вы признаете это?
– Я действительно служил в день выборов 12 декабря 1937 года, но делал это не с целью сорвать выборы в Верховный Совет СССР, а по своим обязанностям...

Арестованный священник содержался в камере предварительного заключения при Алуштинском отделении милиции. Как и в древности во время гонений, христиан обвиняли в преступлениях против государства. Священник Тимофей Изотов был обвинен в том, что он будто бы «создал контрреволюционную группу из членов церковной двадцатки... проводил контрреволюционную религиозную пропаганду с целью вовлечения населения в религиозную общину. В день выборов в Верховный Совет... с шести утра до поздней ночи проводил богослужение в церкви».

15 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Священник Тимофей Изотов был расстрелян в городе Симферополе и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Тимофей Изотов.