на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
21 января (8 января ст.ст.)

Сщмч. Виктора Усова пресвитера (1937); сщмчч. Димитрия Плышевского, Владимира Пастернацкого пресвитеров, прмч. Пафнутия Костина, мч. Михаила Новоселова (1938); сщмч. Василия Архангельского пресвитера (1939); мч. Иоанна Малышева (1940); св. Михаила Розова исп., пресвитера (1941).

Священномученик иерей Виктор Усов, священномученик иерей Димитрий Плышевский, священномученик протоиерей Владимир Пастернацкий, Преподобномученик иеромонах Пафнутий (Костин), мученик Михаил Новоселов,

Священномученик иерей Василий Архангельский, Мученик Иоанн Малышев, священноисповедник иерей Михаил Розов.

Священномученика иерея Виктора

(Усов Виктор Семенович, +19.01.1936)

Виктор Семенович Усов родился 19 марта 1876 года во Всесвятском (Орловском) погосте Устюжского уезда Вологодской губернии и происходил из семьи диакона. После окончания Вологодской Духовной Семинарии Виктор Семенович женился и был рукоположен во иерея, служил в Троицкой церкви в селе Вознесенском (Вохма). В 1913 году он был переведен в Богородице-Рождественскую церковь в селе Леваш Тотемского уезда. Отец Виктор вел активную проповедническую и пастырскую деятельность, которую не уменьшил и в годы гонений.

13 мая 1935 года отец ВикторУсов был вызван на допрос и обвинен в «контрреволюционной работе» среди населения. Виновным себя он не признал. В тот же день уполномоченный Тотемского отдела НКВД выписал постановление на принятие дела к производству, в котором сообщалось, что «контрреволюционные действия» священника выразились «в срывании революционных лозунгов, находящихся в квартирах граждан с. Леваш Нижнепеченского сельсовета, внушении школьникам не писать революционных лозунгов, а имеющиеся в квартирах убрать и заменить их антисоветскими с религиозной наклонностью» (основанием для обвинения был совет, данный отцом Виктором девочке села Леваш: заменить висевший у нее дома плакат «Попы - враги рабочих и крестьян!» на надпись: «Где совет - тут и свет, где любовь - тут и Бог»). Священник был арестован и заключен в тюрьму в Тотьме. На допросах он отказался назвать имена «единомышленников» и родственников (4 брата отца Виктора служили священниками).

9 июня следствие было закончено. Отца Виктора обвинили в «контрреволюционной пропаганде», а также в том, что он вовлекал учеников школы в отправление религиозных обрядов (школьники во время крестных ходов носили иконы). На заседании специальной коллегии Северного краевого суда 11 сентября 1935 года отец Виктор подтвердил, что посещал дома школьников и наставлял детей в вере, советовал обращавшимся к нему крестьянам не вступать в колхозы, все другие обвинения он отверг. Священномученик был приговорен к 5 годам заключения в ИТЛ и 8 октября отправлен этапом в Вологду. Видимо, он отбывал срок в системе Беломоро-Балтийского ИТЛ. 27 октября он был доставлен в лагерный пункт близ города Сокола. 20 января 1937 года священник Виктор Семенович Усов скончался в лагере и был погребен в безвестной могиле в Соколе. Священномученик Виктор включен в Собор новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 27 декабря 2000 года.

По материалам Православной Энциклопедии Т.8,С.423

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Виктор Усов.

Священномученика иерея Димитрия

(Плышевский Дмитрий Иванович, +19.01.1938), иерей, сщмч.: Ян. 8 || Белорус.; Новомуч.

Дмитрий Иванович Плышевский родился 26 октября 1883 года (по другим данным, 1880 года) в селе Дубенец Пинского уезда Минской губернии и происходил из потомственной священнической семьи. По окончании в 1905 году Минской Духовной Семинарии он был рукоположен во иерея к церкви Покрова Пресвятой Богородицы деревни Острожанки Мозырского уезда Минской губернии. В 1908 году отец Виктор был перемещен и приписан к церкви во имя священномученика Георгия села Лядец того же уезда, а в 1915 году - к церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы села Омговичи Бобруйского уезда. В 1917 году священник был награжден набедренником. После революции он служил в церкви села Узляны Игуменского уезда.

В 1930 году отец Виктор Плышевский был арестован за неуплату повышенного налога на храм. В тюрьме арестованный священнослужитель неоднократно подвергался избиениям, но через несколько недель был выпущен. Так как храм в селе Узляны закрыли, отец Димитрий перешел служить в церковь во имя святителя Николая в местечке Смолевичи Смолевичского района. По воспоминаниям очевидцев, он выполнял пастырские обязанности с редкой самоотдачей, не только в храме, но и вне его никогда не снимал подрясника, в кругу семьи говорил, что никакие притеснения со стороны властей не заставят его отречься от Церкви.

26 сентября 1937 года отец Димитрий Плышевский был арестован вместе с 3 членами церковного совета. Его обвинили в связях с арестованным ранее Бобруйским епископом Филаретом (Раменским) и в участии вместе с ним в «контрреволюционной повстанческой шпионской организации». На допросах отец Димитрий отличался исключительной силой духа, не признал себя виновным, отказался давать показания против других обвиняемых. 19 ноября 1937 года Особой тройкой НКВД Белорусской ССР священник Димитрий Иванович Плышевский был приговорен к расстрелу. 19 января 1938 года в Минске приговор был приведен в исполнение.

Священномученик Димитрий был прославлен к местному почитанию определением Синода Белорусской Православной Церкви от 28 октября 1999 года. Архиерейский юбилейный Собор РПЦ 2000 года внес имя отца Димитрия в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

По материалам Православной Энциклопедии Т.15, С.51

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Димитрий Плышевский.

Священномученика протоиерея Владимира

(Пастернацкий Владимир Иларионович, +21.01.1938)

Протоиерей Владимир Пастернацкий родился 2 июля 1885 года в небольшом местечке Дудичи Игуменского уезда Минской губернии и происходил из семьи потомственных дворян, перешедших в духовное сословие.

Его отец—протоиерей Иларион Пастернацкий—служил настоятелем Дудичской Свято-Покровской церкви. С ранних детских лет Владимир посещал этот храм, прислуживал в алтаре, пел в церковном хоре, с трепетом в душе относился ко всему, что было связано с исповеданием веры православной. Постепенно, под влиянием отца в нем созрело твердое убеждение посвятить свою жизнь нелегкому делу пастырского служения. Достигнув совершеннолетия, Владимир Пастернацкий поступил в Минскую Духовную Семинарию. Там, изучая богословские науки, он провел лучшие годы своей юности. Там же в Минске он встретил свою суженую—Наталью Сосиновскую, обучавшуюся в женском духовном училище. После окончания учебы они обвенчались. А в 1908 году Владимир Пастернацкий был рукоположен во иерея и направлен на приход в с. Песочное Слуцкого уезда, где стал настоятелем церкви Святых Апостолов Петра и Павла.

До него в Песочном служил родной отец Натальи Сосиновской—священник Феофан Сосиновский. На закате своей жизни он сильно занемог и последние семь лет пролежал недвижим. Умер незадолго до революции. Его место в Песочном и занял о. Владимир, вплоть до 1932 года бессменно прослуживший здесь.

В Песочном у отца Владимира и его матушки родились дети. Их было восемь. Старшие Филипп, Мария, Андрей и Ольга родились еще до революции; младшие Елена, Димитрий, Виктор и Анастасия появились на Свет Божий в тяжелые послереволюционные годы.

Семья Пастернацких жила очень дружно. Все труды по воспитанию и содержанию детей о. Владимир и Наталья Феофановна несли совместно, поддерживая друг друга в нелегкое время гонений на Церковь Христову.

В 20-е годы о. Владимир Пастернацкий стал благочинным церквей Копыльского района. Забот у него прибавилось вдвойне. Ввиду грядущих испытаний необходимо было с наибольшей отдачей использовать оттепель нэпа для укрепления Церкви. Все понимали, что эта оттепель неумолимо приближается к концу...

С началом кампании по ограблению крестьянства и созданию колхозов жизнь священника в Восточной Беларуси стала особенно трудной. Власти делали все, чтобы засчет непомерного налогообложения подорвать и без того бедственное положение приходов.

Война против крестьян превратилась в войну против Православной Церкви.

После 1928 года старшие дети отца Владимира и Натальи Феофановны жили уже отдельно от родителей. Зная о том, в какой ситуации они оказались, дети кто чем мог старались помогать родителям выплачивать налоги. Когда же в 1931 году Пастернацкие не сумели выплатить установленную сумму, в отместку за это у них забрали корову—кормилицу трех малолетних детей.

Осенью 1932 года отец Владимир переехал в Копыль, продолжив служение в Спасо-Вознесенской церкви этого местечка. Храм же в Песочном власти закрыли в марте 1933 года и вскоре разрушили.

В Копыле о. Владимиру и его семье довелось испить чашу крестных страданий, как говорится, «до дна». Наверное, не было в его жизни более тяжелого периода, как эти последние годы.

С весны 1933 года протоиерей Владимир Пастернацкий остался единственным православным священнослужителем на весь Копыльский район, все остальные батюшки были уже арестованы, а некоторые расстреляны... Отца Владимира не раз вызывали в местное НКВД, угрожали расправой, незванно являлись домой с обысками. От него хотели добиться публичного отречения от священнического сана. Взамен предлагали работу бухгалтера, хорошо оплачиваемую по тем временам. «Отречешься или исчезнешь без следа»,—прямо говорили отцу Владимиру в НКВД... Давление оказывалось и на детей священника. Его старший сын Филипп был уволен с работы и в течение девяти месяцев нигде не мог трудоустроиться. И все же, несмотря ни на что, о. Владимир от сана не отрекся!

По воспоминаниям самой младшей дочери протоиерея Владимира Пастернацкого—Анастасии—он принял это решение в полном единодушии со своей матушкой Натальей Феофановной.

Встретив упорство с его стороны, «власти—по словам Анастасии—решили измотать его морально и физически». Морально: лишили гражданских прав, обложили непосильными налогами, исключили детей из девятилетки, обезлюдили церковь. Физически: оставили одного на целый район. По вызовам на требы Пастернацкие поняли, что они остались одни в огромном пространстве! Поэтому последнюю зиму до своего ареста отец Владимир не вылазил из полушубка и саней; все время разъезжая по району, крестил новорожденных и отпевал усопших. Он месяцами не бывал дома. В таких условиях скрыться ему не составляло никакого труда. Тем более что граница была рядом. И тем не менее, на семейном совете Пастернацкие решили от сана не отрекаться. «Бог послал нам это испытание,—говорили они детям,—и мы должны его безропотно нести».

Впервые отца Владимира арестовали в марте 1936 года. За несколько дней до ареста он похоронил свою маму. Накануне взятия под стражу отслужил последнюю в своей жизни Божественную Литургию. Формально ему предъявили обвинение в том, что он вел регистрацию крещаемых и отпеваемых им людей. В те времена это считалось преступлением, и 24 марта 1936 года по приговору так называемого Народного Суда Копыльского района его лишили свободы на два года, отправив в исправительно-трудовую колонию.

На иждивении Натальи Феофановны, которая не получала от государства ни копейки денег, осталось трое несовершеннолетних детей. Во многом они выжили благодаря помощи, оказанной им со стороны прихожан Копыльской церкви. Как вспоминает Анастасия Пастернацкая: «Нам просто люди не дали умереть. Постучат, картошку под двери поставят, а сами тихонько уйдут».

Отец Владимир недолго находился в заключении. В декабре 1937 года его неожиданно освободили, и он приехал в г. Рославль, где был арестован второй раз буквально через несколько дней. Таким образом человека хотели сломить морально, все же не добившись от него отречения от сана. Однако ничего не получилось и на этот раз.

Отцу Владимиру Пастернацкому предъявили ряд нелепых обвинений, которые сводились к тому, что он будто бы являлся... «агентом немецкой контрразведки и проводил среди населения контрреволюционную работу».

Эти обвинения он категорически отверг. Виновным себя не признал. Находясь в тюрьме, много и усердно молился, вспоминая прожитую жизнь и готовясь достойно встретить грядущие испытания. 5 января 1938 года Особая Тройка НКВД по Смоленской области приговорила протоиерея Владимира Пастернацкого к расстрелу. Вскоре он был убит.

Долгие годы родные отца Владимира не имели никакого представления о том, как сложилась его участь. После войны Наталья Феофановна стала обращаться в различные инстанции, чтобы прояснить судьбу мужа. Наконец, в 1956 году ей выдали свидетельство о смерти отца Владимира, в котором было сказано, что он скончался 5 ноября 1942 года от паралича сердца. Это была наглая ложь.

В стремлении приуменьшить масштаб совершенных в 30-е годы злодеяний в послевоенные годы власти пошли на массовый подлог, в огромном количестве фальсифицируя подобные «документы».

После войны Наталья Феофановна стала ходатайствовать о реабилитации отца Владимира. В одном из своих писем, в 1958 году направленном в Прокуратуру СССР, она писала: «Прошу реабилитировать моего мужа... Я в корне не согласна с тем положением, в котором погиб мой муж. Он был не вор, не хулиган, не убийца и не враг народа, а ревностный проповедник Евангельской Истины, благовествующей мир и любовь между людьми».

Матушка Наталья Феофановна так и не узнала о том, что ее муж был расстрелян в 1938 году. Эта страшная правда открылась только дочери о. Владимира Анастасии Старостиной (Пастернацкой) спустя многие годы...

Использован материал с сайта МИНСКИЕ ДУХОВНЫЕ ШКОЛЫ

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Владимир Пастернацкий.

Преподобномученика иеромонаха Пафнутия

(Костин ? ?, +20.01.1938)

На рассвете праздника Крещения Господня в 1938 году был расстрелян Преподобномученик иеромонах Пафнутий (Костин). Он родился в 1866 году, перед арестом жил в деревне Сосенка, недалеко от Оптиной Пустыни, где раньше находилась монастырская мельница. Постоянного места служения у него не было, и поэтому он совершал требы по деревням. Затем отец Пафнутий ненадолго уехал на свою родину в село Победное Орловской области, где, по воспоминаниям родственницы, служил тайно и ходил причащать больных. Знакомые посоветовали отец Пафнутию скрыться из села во избежание ареста, тогда он вернулся в деревню Сосенка. Там отец Пафнутий тяжело заболел, но, несмотря на это, был арестован. На допросах иеромонах Пафнутий был тверд в вере, виновным себя не признал и принял мученическую кончину 20 января 1938 года.

Использованы материалы сайта Оптиной Пустыни и Базы данных ПСТГУ.

Мученика Михаила

(Новоселов Михаил Александрович, +1938)

Михаил Александрович Новоселов родился в 1864 году в селе Бабье Тверской губернии. Его мать и отец были из священнических семей. Отец — известный педагог, под руководством которого Михаил получил хорошее образование. К моменту окончания историко-филологического факультета Московского университета, будущий мученик был горячо увлечен идеями Л. Н. Толстого, с которым был знаком еще с детских лет через своего отца. В дневниках и письмах Л. Н. Толстого часто встречается фамилия Новоселова, который был любимым учеником писателя. Будучи идеалистически настроенным, искренним и восторженным, Михаил решает на практике осуществить пропагандируемый Толстым образ жизни — жить на земле трудом своих рук. Он на свои деньги покупает землю и создает одну из первых в России толстовских земледельческих общин, которая просуществовала два года и показала нежизнеспособность подобных идей. К 30-ти годам Новоселов преодолел соблазн толстовства и вернулся в Церковь. Этому способствовала дружба с В. С. Соловьевым. В ходе своего дальнейшего духовного развития Михаил сближается с отцом Иоанном Кронштадтским, со старцами Оптиной и Зосимовой пустынь. Обретя истину и Бога в лоне Православной Церкви, он всю свою дальнейшую кипучую деятельность посвятил ей.

27 декабря 1887 Михаил Александрович был арестован в Москве за организацию нелегального кружка и издание нелегальной литературы. В то время власти плохо разбирались в отличиях между религиозными и революционными сообществами, поэтому часто собиравшаяся у Новоселова молодежь и размножение гектографическим способом брошюры Толстого «Николай Палкин» — о бесчеловечности царствования Николая I, найденной при обыске, грозило ему ссылкой в Сибирь. Этого удалось избежать благодаря вмешательству Л. Н. Толстого. В начале февраля 1888 года Новоселов был выпущен под гласный надзор полиции без права проживания в столицах.

В 1902 году в городе Вышний Волочек Тверской губернии Михаил Александрович публикует брошюру «Забытый путь опытного Богопознания». Этим выпуском началось издание новоселовской Религиозно-философской библиотеки, главной целью которой было привлечь внимание к великим духовным сокровищам, добытым святыми отцами и подвижниками, обращаясь к истокам христианства и выводя читателя на просторы духовного познания через благодать.

В 1907 году Новоселов создает кружок, названный «Кружком ищущих христианского просвещения в духе Православной Христовой Церкви», в который вошли его ближайшие друзья (священники о. Павел Флоренский и о. Иосиф Фудель, Ф. Д. Самарин, В. А. Кожевников, С. Н. Булгаков, П. Б. и С. Б. Мансуровы, Н. Д. Кузнецов, Ф. К. Андреев). Кружок обычно собирался на квартире Михаила Александровича, который жил вместе с матерью напротив храма Христа Спасителя. Главное, что отличало этот кружок — его строго церковное направление, он пользовался покровительством ректора МДА епископа Феодора (Позднеевского) и духовно окормлялся старцами Зосимовой пустыни. Основной идеей кружка была мысль, что изменить жизнь к лучшему можно только на основе внутреннего изменения человека, которого можно достигнуть на основе совместного соборного изучения Писания и Предания. Люди стремились к интимному духовному общению, чтобы реализовать идею соборного богопознания. Михаила Александровича почитали за ясный добрый характер, за чистоту души и намерений. По воспоминаниям члена кружка К. С. Родионова: «Это было чисто православное общество, а М. А. Новоселов был идейным руководителем Православия в Москве».

Новоселов являлся членом Временного Совета объединенных приходов города Москвы. В феврале 1918 года этим Советом была выпущена листовка, призывающая верующих защищать храмы от посягательств богоборческой власти. Михаил Александрович продолжает работать в области духовного просвещения, предоставив свою квартиру для занятий Богословских курсов.

Издательская деятельность продолжалась до революции. Всего вышло 39 выпусков «РФБ», кроме этой серии вышло около 20 непронумерованных книг, в которых разбирались более специальные вопросы. Новоселов издавал еще и «Листки РФБ», которые выходили двумя сериями: первая («Семена царствия Божия») состояла из писаний святых отцов; вторая («Русская религиозная мысль») содержала размышления о вере и религиозной жизни выдающихся русских писателей и ученых (всего вышло более 80 листков).

С 1922 по 1927 годы, когда церковь была вне закона и оцепеневшая от страха страна погрузилась в глухое молчание, Новоселов пишет «Письма к друзьям». В то время за горячее слово в вере можно было заплатить не только свободой, но и жизнью. «Письма» Новоселова распространялись в самиздате.

12 августа 1922 года в Москве была произведена попытка ареста Михаила Новоселова, ордер был подписан заместителем председателя ГПУ Генрихом Ягодой. Но Михаил Александрович находился в тот момент в Оптиной Пустыни. Обыск не дал желаемых властям результатов. 19 марта 1923 года дело было прекращено и сдано в архив.

Последующие годы, до ареста в 1928 году, Новоселов жил на нелегальном положении, продолжая работать на церковной ниве. В 1928 он был арестован как один из организаторов и идеологов движения «непоминающих». 17 мая 1929 особым совещанием при коллегии ОГПУ Михаил Александрович Новоселов был осужден по статье 58.10 на 3 года лишения свободы. 12 сентября 1931 года срок был продлен на 8 лет, а 7 февраля 1937 года за контрреволюционную деятельность Михаил Александрович был осужден еще на 3 года лишения свободы. Известно, что как особо опасный элемент он отбывал срок не в лагере и оба добавочных срока получал в тюрьме, не выходя на свободу. 17 января 1938 Михаил Новоселов был приговорен к расстрелу в Вологодской тюрьме, но сведений о приведении приговора в исполнение нет. Дальнейших документальных сведений о его судьбе тоже не имеется. По неподтвержденным сведениям, которые приводит в книге протоиерей М. Польский, Новоселов в 1938 году был отправлен этапом в Сибирь.

По материалам сайта домового храма мученицы Татианы (МГУ им. Ломоносова)

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Михаил Новоселов.

Священномученика иерея Василия

(Архангельский Василий, +20.01.1939)

Документы к прославлению священномученика Василия Архангельского, память которого чтится Церковью сегодня, были представлены Московской епархией. Канонизация его была осуществлена определением Священного Синода 7 мая 2003 года. Отец Василий родился в 1889 году и принял мученическую кончину 20 января 1939 года.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Мученика Иоанна

(Малышев Иоанн Васильевич, +19.01.1940)

Иван Васильевич Малышев родился в 1891 году в деревне Острово Богородского уезда Московской губернии и происходил из крестьянской семьи. Образование он получил в сельской школе. С началом первой мировой войны будущий мученик был мобилизован в армию, где служил рядовым до 1917 года. В 1918 году он был мобилизован в Красную Армию, где до 1921 года служил фуражиром. В 20-х годах XX века Иван Васильевич переехал с семьей в Москву. Он работал электриком на заводе «Серп и молот» и, одновременно, был активным членом прихода храма во имя преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе. С декабря 1937 года Иван Мылышев являлся членом церковной двадцатки.

26 апреля 1938 года Иван Васильевич был арестован по обвинению в «контрреволюционной фашистской агитации» и заключен в Бутырскую тюрьму. Во время обыска у него были найдены дореволюционные пластинки с церковными песнопениями и гимном «Боже, Царя храни!», которые были расценены как «контрреволюционные» и «церковно-монархические». Виновным в «контрреволюционной агитации» Иван Васильевич себя не признал. 27 июля 1938 года особым совещанием при НКВД СССР Иван Васильевич Малышев был приговорен к 5 годам заключения в ИТЛ. Отбывал наказание он на Колыме в Северо-Восточном ИТЛ, где работал на лагпункте прииска «Фролыч» (по названию одноименного ручья, ныне Сусуманский район Магаданской области). Не вынеся лишений, Иван Васильевич скончался 19 января 1940 года и был погребен в безвестной могиле. Имя мученика Иоанна было включено в Собор новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода от 7 мая 2003 года.

По материалам Православной Энциклопедии Т.23, С.320

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Иван Малышев.

Священноисповедника иерея Михаила

(Розов Михаил Петрович, +21.01.1941)

Михаил Петрович Розов родился 19 марта 1889 года в селе Покров-на-Лунке Даниловского уезда Ярославской губернии и происходил из семьи священника. Пойдя по отцовским стопам, Михаил рукополагается во иереи и служит в церкви Михаила Архангела в селе Михайловском Даниловского уезда Ярославской губернии (по крайней мере нам известно, что в 1912 году он служил в этой церкви).

Первый арест состоялся в 1923 году, когда отец Михаил был привлечен к судебной ответственности «за оскорбление личности председателя волисполкома». По выходе на свободу батюшка стал служить в храме села Покровское (Пасынково) Даниловского района Ярославской области. Второй раз отца Михаила арестовали 23 февраля 1930 года с обвинением в «контрреволюционной деятельности». После семи месяцев тюремного заключения священник был освобожден, но не прошло и месяца, как последовал следующий арест, состоявшийся 18 октября 1930 года.

В обвинении при аресте говорилось "агитация против колхозов, антисоветские проповеди с амвона, издевательства над местными общественниками". Кроме того, основным обвинением было то, что во время "проведения кампании по самообложению он объявил с амвона о необходимости средств для уплаты налога за церковь". Виновным в предъявленных обвинениях отец Михаил себя не признал. 31 января 1931 года тройка при ПП ОГПУ по Ивановской Промышленной области приговорила священника Михаила Петровича Розова к 3 годам ссылки в Северный край. В 1935 году, после возвращения из ссылки, отец Михаил пытался найти себе какую-нибудь работу, но его нигде не брали. Спустя некоторое время ему удалось устроиться дворником, а потом поступить на работу в психиатрическую больницу. В сентябре 1940 года батюшка был уволен с работы в связи с получением инвалидности 1-й группы, а 21 января 1941 года он скончался.

По материалам Базы данных ПСТГУ.