на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
11 июля (28 июня ст.ст.)
Священномученика диакона Василия, священномученика диакона Григория, преподобномученицы монахини Севастианы.

Священномученика диакона Василия

(Ситников Василий Иванович, +28.06.1918)

Падение монархии многими жителями Далматовской волости было встречено с радостью; они не знали, какие испытания ждут их впереди. В марте 1918 года на заседании Уездного съезда рабочих, крестьянских и солдатских депутатов было принято решение о конфискации всей земли сельскохозяйственного значения у нетрудовых хозяйств — церквей, монастырей и так далее. Для защиты завоеваний революции в уездах стали создаваться боевые отряды, которые затем вливались в регулярные красноармейские части. Такой боевой отряд был и в Далматовском. Однако по мере того, как большевики осуществляли свою политику, сопротивление им усиливалось. В районе началась настоящая война. Когда красноармейцы начали терпеть поражение от белогвардейских частей в Шадринском уезде и отступать, то местом сосредоточения революционных войск стала станция Далматово. Сюда из ближайших волостей стали собираться отряды. Красноармейцы постарались организовать оборону станции и села, но из-за отсутствия взаимодействия между отрядами отразить атаки белогвардейских частей и перейти в наступление они не могли. Тем не менее красные не теряли надежды на победу, ждали удобного момента.

Бывший красноармеец 4-го Уральского стрелкового полка А.Н.Грязных вспоминал: «Случай не заставил себя долго ждать. Приступив к г[ороду] Далматову, мы решили с честью встретить противника. На помощь Шадринской добровольческой группе белогвардейцев прибыл из Омска 2-й Степной полк, состав которого был в большинстве из офицеров». В ночь на 27 июня/10 июля белогвардейские части подошли к реке Исеть. «Наши сторожевые посты заметили сначала конную разведку, а потом и цепь, – писал А.Н. Грязных. – Все было готово: пулеметы, замаскированные на своих местах, уже готовы были осыпать наступающих. Какая-то нервная дрожь, дрожь, которую испытывают охотники при виде дичи или зайца, охватывает всех нас, сидящих в одиночных окопчиках, на берегу реки Исети. Соблюдая тишину, зорко глядим мы в сторону неприятеля, дожидаясь, когда цепь подойдет ближе. Тихо везде. Уже сумерки. Вот еще несколько десятков сажен — и мы откроем огонь. Вдруг колокольный звон нарушает зловещую тишину и цепь рассеивается. <…> Колокольный звон оказывается сигналом, который устроили местные священники, затворившись в церкви. Они видели все приготовления и дали понять о грозящей опасности для близких им по духу людей и решили пожертвовать собой, но спасти других». Через некоторое время с колокольни стал раздаваться уже трезвон во все колокола. Винтовочной и пулеметной стрельбой по церкви красные прекратили колокольный звон, а несколько орудийных залпов приостановили наступление белых. Красноармейцы бросились к церкви и схватили находившихся там священников Владимира Сергеева и Александра Сидорова, диакона Василия Ситникова и трапезного работника, который, как потом выяснилось, и звонил на колокольне по благословению отцов.

Арестованных доставили в штабной вагон на станцию Далматово. Разбирательство продолжалось недолго: красноармейцы были в ярости от случившегося. Священников решено было расстрелять на месте без суда и следствия на страх другим служителям Церкви, чтобы не вмешивались в борьбу за власть. Они были убиты у железнодорожного переезда около современного поселка Пушкина. Диакона Василия Ситникова повезли в село Катайское и по дороге расстреляли. Трапезного работника отпустили домой, но после пережитого им страха он прожил недолго.

По материалам Информационного агентства Екатеринбургской епархии.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Василий Ситников.

Священномученика диакона Григория

(Самарин Григорий Васильевич, +12.07.1940)

Священномученик Григорий (Самарин) родился 9 января 1893 года в селе Салмановка Беднодемьяновского района Самарской области в семье крестьянина. Окончил школу в родном селе. С 1914 по 1918 год служил в армии в Средней Азии. Здесь, в Казахстане, он познакомился и подружился со священномучеником Василием Горбачевым (1885-1938). Известно, что как псаломщик, Григорий Самарин прислуживал во время таинства венчания отца Василия и Веры Афанасьевны Трофимовой в 1918 году в городе Верном (ныне Алма-Ата). После армии вернулся в Салмановку и вскоре женился на Ольге Михайловне, происходившей также из крестьянской семьи.

После женитьбы Григорий был рукоположен в 1920 году во диакона и служил в церкви города Беднодемьяновска. В трудные и голодные 1920-е годы отец Григорий перебрался в город Кирки Закаспийской области, где служил диаконом в одном из храмов. В 1929 году вернулся в Беднодемьяновск.

В 1933 году всей семьей переехали в Коломну Московской области. Здесь диакон Григорий служил в церкви Петра и Павла. Семья из семи человек ютилась в одной крохотной комнате. У отца Григория родилось девять детей, но не все из них дожили до взрослых лет. В 1937 году у него было два сына: Александр и Георгий, и три дочери: Анастасия, Мария и Раиса. В это время супруга ожидала девятого младенца – Валентина родилась уже после ареста отца.

По воспоминаниям дочерей Раисы и Марии их отец был глубоко верующим духовным человеком. Часто служил. Детей своих воспитывал в вере и благочестии, водил в храм на службу, учил молитвам.

Диакон Григорий имел музыкальный слух и хороший голос – тенор. Дома была фисгармония, и он часто играл на ней по нотам мелодии церковных песнопений. Прихожане церкви Петра и Павла после закрытия храма ещё долго с благодарностью вспоминали, как благоговейно и вдохновенно служил отец Григорий.

В Коломне отец Григорий вновь встретил своего друга отца Василия Горбачева (тоже будущего священномученика), служившего тогда диаконом в Никольской церкви села Парфентьева. Они часто встречались, ходили семьями друг к другу в гости. Отцу Василию и его семье долго не давали разрешения на прописку в Коломне, и отец Григорий убеждал друга потерпеть, не возмущаться, ибо уже начиналась новая волна гонений на верующих.

11 августа 1937 года диакон Григорий был арестован. При обыске у него изъяли ноты церковных песнопений, девять церковных книг и настольную книгу священнослужителя. На допросе отцу Григорию предъявили "стандартное" обвинение.

– Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели контрреволюционную агитацию. Дайте показания по этому вопросу.
– Отрицаю. Никакой контрреволюционной агитации среди населения я не вёл.

Тогда стали приводить лжесвидетелей, чтобы оговорить отца Григория в участии в несуществующей контрреволюционной церковно-монархической организации. Но диакон Григорий решительно отверг все наговоры.

Проводившееся в 1957 году органами внутренних дел дополнительное расследование по этому делу вскрыло подлог и обман, совершенный сотрудниками НКВД в 1937 году. Было установлено, что людей арестовывали безо всяких оснований и фабриковали протоколы допросов и показания свидетелей. Допрашиваемых и лжесвидетелей заставляли подписывать заранее составленные "показания". К тем, кто отказывался это сделать, применяли непрерывные допросы, длившиеся до 20 и более суток и сопровождавшиеся оскорблениями, угрозами, многочасовыми стояниями и побоями. Но отец Григорий остался верен Господу: никого не оговорил и лживых обвинений не признал.

9 октября 1937 года тройка НКВД приговорила диакона Григория Самарина к 10 годам заключения в ИТЛ. Сохранилось письмо, написанное в лагере за месяц до кончины, где он как любящий отец наставляет детей читать душеполезные книги, учиться, помогать матери. Знаменательно, что священномученик Григорий скончался в заключении 12 июля 1940 года – в престольный праздник храма, где служил в последние годы.

По материалам православной газеты г. Коломны «Благовестник».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Григорий Самарин.

Преподобномученицы монахини Севастианы

(Агеева-Зуева Стефанида Харитоновна, +11.07.1938)

Преподобномученица Севастиана родилась 20 ноября 1872 года в селе Старо-Иванцево Лукояновской волости Арзамасского уезда Нижегородской губернии в семье крестьян Харитона Никитича и Минодоры Абрамовны Агеевых-Зуевых и в крещении была наречена Стефанидой.

В 1892 году Стефанида поступила послушницей в Воскресенский Федоровский монастырь Владимирской епархии и с 30 мая этого года проходила послушание на кухне. В 1915 году игуменией монастыря была назначена монахиня Арсения (Добронравова). В 1924 году она приняла на жительство вернувшегося из ссылки митрополита Серафима (Чичагова), который прожил в обители несколько лет, пока не получил назначение на Санкт-Петербургскую кафедру. Митрополиту в это время было семьдесят два года, и в помощь ему по хозяйству игумения Арсения отпустила двух монахинь, одной из них была Стефанида, постриженная к тому времени в мантию с именем Севастиана.

В 1933 году митрополит Серафим был уволен за штат и поселился в частном доме в поселке Удельное вблизи Москвы, куда за ним последовали и помогавшие ему монахини Севастиана и Вера (Втюрина). 30 ноября 1937 года митрополит Серафим был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве; 7 декабря того же года тройка НКВД приговорила его к расстрелу, и 11 декабря 1937 года он был расстрелян.

10 декабря 1937 года были арестованы монахини Севастиана и Вера, продолжавшие жить в том же доме в поселке Удельное. В тот же день состоялся допрос.

– Чем вы занимаетесь в данное время и на какие средства существуете? – спросил монахиню Севастиану следователь.
– С 1927 года я нахожусь без определенных занятий. Средством к существованию служили приношения, получаемые от почитателей митрополита Серафима Чичагова.
– Вы являетесь почитательницей Серафима Чичагова?
– Да, я являюсь почитательницей митрополита Серафима Чичагова, у него я несла послушание.
– Назовите всех известных вам почитателей митрополита Серафима Чичагова.
– Митрополит Серафим Чичагов имеет большое количество почитателей, но их имена и фамилии мне неизвестны. К нему на квартиру ходило много духовенства, монашества, а также мирян за получением различных советов, а также и для духовного общения с ним.

Следователь спросил, совершал ли митрополит Серафим в своей квартире богослужения и кто на них присутствовал. Монахиня Севастиана ответила, что митрополит совершал богослужения, на которых присутствовала она вместе с монахиней, помогавшей митрополиту, и другие его почитатели, но имена их ей неизвестны.

Монахиня Севастиана была неграмотна. Следователь зачитал ей протокол допроса, и она поставила под ним оттиск большого пальца правой руки. В течение нескольких дней следователь допросил дежурных свидетелей, – председателя Удельнинского сельсовета и работника поселкового совета, которые и подписались под соответствующими показаниями.

20 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила монахиню Севастиану к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Монахиня Севастиана (Агеева-Зуева) скончалась в Бамлаге на Дальнем Востоке 11 июля 1938 года и была погребена в безвестной могиле.

По материалам сайта Регионального Общественного Фонда ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Страница новомученицы в Базе данных ПСТГУ: прмц. Севастиана (Агеева-Зуева).