на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
29 ноября (16 ноября ст.ст.)

Сщмч. Феодора пресвитера и с ним мчч. Анании и Михаила (1929); сщмчч. Иоанна, Николая, Виктора, Василия, Макария и Михаила пресвитеров, прмч. Пантелеимона (1937); мч. Димитрия (1938)

Священномученик протоиерей Феодор Колеров, мученик Анания Бойков, мученик Михаил Болдаков, священномученик протоиерей Михаил Абрамов, священномученик иерей Виктор Воронов, священномученик иерей Василия, священномученик иерей Макарий Соловьев, священномученик иерей Николай Троицкий, священномученик иерей Иоанн Цветков, преподобномученик архимандрит Пантелеимон (Аржаных), мученик Димитрий Спиридонов

Священномученика Феодора пресвитера и с ним мучеников Анании и Михаила (1929)

(Колеров Федор Ксенофонтович, Бойков Анания С., Болдаков Михаил Орестович, +29.11.1929) 80 лет со дня кончины

Сегодня исполняется 80 лет со дня кончины пресвитера Феодора и мучеников Анании и Михаила.

Священномученик Феодор Ксенофонтович Колеров родился в 1882 году в селе Семеновском Тверской губернии в семье священника. Окончил Тверскую Духовную семинарию и был рукоположен во священника села Ключевого Тверской губернии.

В 1912 году он стал настоятелем в только что отстроенном Преображенском храме в городе Кимры Тверской губернии.

Своим ревностным служением отец Феодор быстро привлек к себе сердца верующих. Несмотря на молодость, он для своих прихожан стал отцом; во всех трудных случаях люди шли к нему за советами. Всех своих прихожан он хорошо знал. Не отказывал в пастырской помощи и запойным пьяницам, беседовал с ними и многих молитвенной помощью отвращал от запоев.

Когда началась Первая Мировая война, священник и его жена, Анна Михайловна, возглавили в городе общество помощи фронту, шили для армии одежду и отправляли на фронт посылки.

На Пасху и на великие праздники отец Феодор непременно обходил дома всех своих прихожан, обходил и после того, как советская власть стала это запрещать.

Отец Феодор был ценителем духовного пения, он приглашал в Преображенскую церковь известных певцов. У него в храме они исполняли духовные песнопения; эти концерты имели не только просветительское значение, но и благотворительное. В Москве был голод, многие известные артисты были лишены всяких средств к существованию. После духовных концертов и пения на службах прихожане приносили им продукты.

В 1922 году, когда советской властью было организовано обновленческое движение, до отца Феодора дошло известие, что в Москве собирается съезд духовенства. Отец Феодор, который всегда интересовался событиями церковной жизни, отправился в Москву, чтобы лично увидеть этот съезд. Однако на сам съезд отца Феодора не допустили, сказав, что будут допущены только члены группы «Живая Церковь». И священник, чтобы попасть на съезд, записался в эту группу. Здесь отец Феодор попал в революционную атмосферу, когда говорилось много речей, строилось множество планов и рождалось много ложных надежд.

По окончании работы съезда отец Феодор уехал в Кимры и здесь вскоре получил от обновленческого уполномоченного извещение, что он назначается уполномоченным Кимрского и Кашинского уездов.

Вскоре отец Феодор понял, что обновленцы ведут к гибели Русской Церкви и прервал всякие отношения с ними. Отец Феодор стал писать исповедь, которую он намеревался передать Тверскому епископу Петру (Звереву). В своем прошении отец Феодор писал: «Прошу Вас, Владыко, принять меня в число пастырей Церкви, простить мой грех, … положив по силам молитвенное покаяние». Епископ Петр не сразу разрешил отцу Феодору служить, поначалу прислав распоряжение о запрещении его в священнослужении. Тот подчинился и сам отвез распоряжение архиерея благочинному, после чего в Преображенском храме стал служить другой священник.

В середине ноября отец Феодор снова написал епископу Петру, запрещение его было снято, и он снова стал служить в Преображенском храме.

В 1929 году власти прислали постановление о закрытии храма. На последней службе храм был полон молящимися. После службы отец Феодор зачитал распоряжение властей о закрытии храма. Он призвал верующих подчиниться этому распоряжению. Решение властей закрыть храм потрясло прихожан, и они не пожелали подчиниться. На следующий день, когда пришла комиссия описывать церковное имущество, ее встретила толпа и не допустила в церковь. Прихожане установили дежурство около храма. Иногда собиралась толпа до трехсот человек.

Отец Феодор не раз выходил к народу и просил отдать храм, иначе пострадают невиновные. Только через три дня люди начали расходиться. А отец Феодор, староста храма и некоторые активные прихожане были арестованы.

Обвиняемых увезли в Тверскую тюрьму. Всего по этому делу было привлечено двадцать человек. Власти решили устроить открытый показательный суд. Однако никого из родственников на него не допустили.

Обвиняемые держались мужественно; виновными себя они не признали.

27 октября 1929 года был зачитан приговор: священник Феодор Колеров, староста Анания Бойков, члены церковного совета Дмитриев и Закурин, а также Михаил Болдаков были приговорены к расстрелу.

Уже в утренних газетах 29 ноября было опубликовано, что священник Феодор Колеров, Анания Бойков и Михаил Болдаков расстреляны. Однако советская пресса поторопилась: отец Феодор был еще жив, и вечером этого дня ему дали свидание с женой и сыном. Священник вышел к ним худой, изможденный, но совершенно спокойный, внутренне умиротворенный и просветленный. Он знал, что его скоро убьют, знал, что Господь примет его страдания и жертву, и уже как человек не от мира сего, положив руку на голову сына, он мирно беседовал со своей супругой Анной Михайловной. Когда свидание закончилось и стража отвела отца Феодора в камеру, он написал на обороте фотографии жены имена детей. И подписал: «До свидания общего».

А затем, когда стража пришла вести на расстрел, на первой странице бывшего с ним канонника он вывел: «29-го ноября, 11 часов ночи».

По материалам сайта радиостанции Град Петров.

Страницы новомучеников в Базе данных ПСТГУ: о. Феодор Колеров, Анания Бойков, Михаил Болдаков.

Священномученика протоиерея Михаила

(Абрамов Михаил Иванович, +29.11.1937)

Михаил Иванович Абрамов родился 1 ноября 1885г. (по другим документам 3 ноября 1885г.) в деревне Роговая, Дурновской волости, Пронского уезда, Рязанской губернии в крестьянской семье. В 1897г. он поступил в Скопинское духовное училище, которое окончил в 1901г. по 2-му разряду. Михаил Абрамов продолжил учебу в Рязанской духовной семинарии, по окончании которой в 1907 году был определен к церкви Покрова Божией Матери г.Пронска в качестве псаломщика и законоучителя в церковно-приходской школе. В 1908 году указом правящего архиерея - епископа Рязанского и Зарайского Михаил Иванович определен к Введенской церкви села Чулкова Пронского уезда, где 3 августа был рукоположен во священники.

Вот выписка из Клировой ведомости Введенской церкви села Чулкова от 1912 года: «Священник Михаил Иоаннов Абрамов 26 л. …В семействе у него жена – Евдокия Андреевна, 21 лет, родилась 20.07.1890. Сын – Владимир, 2 лет и 3 месяцев, родился 09.10.1909». Матушка Евдокия Андреевна окончила курс в Рязанском епархиальном женском училище. Об отце Михаиле говорится так: «поведения отлично хорошего. По службе исполнительный и усердный. К благоустройству прихода и церкви относится с полным вниманием и усердием. …Во все воскресные и праздничные дни после Литургии говорит проповеди».

В 1912 году отец Михаил был переведен в Николаевскую церковь села Мостья Ряжского уезда Рязанской епархии, где он также законоучительствовал в церковно-приходской школе. За усердную службу в марте 1913 года он награжден набедренником, а в феврале 1914 г. отца Михаила переводят в Тульскую епархию в село Богослово Епифанского уезда. В мае 1916 г. за особые труды (устройство яслей для детей) по обстоятельствам военного времени Епархиальным Начальством священник отмечен наградой. Как свидетельствует запись в Клировой Ведомости Иоанно-Богословской церкви села Богослово по состоянию на начало 1917 года, в семействе у отца Михаила на тот момент было уже двое сыновей: Владимир, 1909 г.р. и Леонид – «род. 1913 г. Августа 8-го дня». Священник Михаил и члены его семьи снова отмечены положительной характеристикой: поведения «отлично-хорошего», «честнаго».

После революции 1917 года, как и большинство священников, отец Михаил подвергался притеснениям и репрессиям (лишение избирательных прав, непомерные налоги и пр.). В 1928 году он был арестован и осужден по статье 72 УК по которой отбывал 1 год лишения свободы в Тульском исправдоме с 14.01.1929 по 14.01.1930 гг. По освобождении из заключения его принял правящий архиерей, который дал ему новое назначение. С 28 декабря 1930 года протоиерей Михаил Абрамов служит священником храма Похвалы Пресвятой Богородице в селе Городище, что на Дубненском устье.

В 1934 году произошел его второй арест и трехлетняя ссылка по ст. 58-10 УК (Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений и т.д.). В начале 1937 г. протоиерей Михаил Иванович Абрамов вернулся из ссылки на свое прежнее место служения – в храм Похвалы Пресвятой Богородице.

В Тверском центре документации новейшей истории хранится Дело № 6916, заведенное Кимрским районным Управлением НКВД по Калининской области на Абрамова Михаила Ивановича. Оперативный приказ НКВД СССР №00447 от 30.07.1937 г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов» требовал: «Следствие проводится быстро и в упрощенном порядке». Дела в те времена рассматривались на самом деле быстро и упрощенно: дело отца Михаила было начато 13 ноября и окончено 21 ноября 1937 года. 13 ноября сотрудники Кимрского райотдела Управления НКВД по Калининской области получили ордер на производство обыска и ареста Абрамова Михаила Ивановича. В тот же день в присутствии понятых был произведен обыск и арест. Конфисковывать и изымать у протоиерея Михаила было нечего, и сотрудники изъяли только паспорт. Арестованного в тот же день доставили в Кимрское районное отделение НКВД.

Первый и последний допрос состоялся на следующий день - 14 ноября 1937 года, день рождения отца Михаила. Вел допрос и заполнял протокол сержант госбезопасности. Судя по материалам дела, на момент допроса следствие не располагало никакими данными об антисоветской деятельности протоиерея Михаила. Новые материалы в деле появились позже. В справке, выданной Александровским сельсоветом 20 ноября, утверждалось: «Абрамов, враждебно настроенный к Советской власти, систематически занимался среди отсталой части колхозников, единоличников в Александровском сельсовете антисоветской агитацией против колхозного строительства».

Следователь нашел трех свидетелей обвинения, которые были допрошены 19 и 20 ноября, а 21 ноября, в день тезоименитства батюшки (Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных), уже было подписано обвинительное заключение: «АБРАМОВ, вернувшись из ссылки в 1937 году, враждебно настроенный к советской власти, состоя на службе священником в чине протоиерея Городищенской церкви, одновременно занимался контрреволюционной антисоветской агитацией среди отсталой части населения колхозников и единоличников Александровского сельсовета. Распространял провокационные слухи о голоде колхозников, рекомендовал колхозникам выписываться из колхоза – внушал повстанческие намерения, о войне на Советский Союз, о приходе к власти фашистов. Восхвалял расстрелянных врагов народа Троцкистов. Клеветал на Героев Советского Союза и новую Конституцию и высказывал террористические намерения против руководителей советской власти. В предъявленном ему обвинении виновным себя не признал, но полностью изобличается свидетельскими показаниями».

Тройка УНКВД Калининской области 27 ноября постановила: Абрамова Михаила Ивановича – РАССТРЕЛЯТЬ. Постановление было приведено в исполнение во внутренней тюрьме НКВД КО 29 ноября 1937 г. Протоиерей Михаил погребен в безвестной могиле.

В 2000 году протоиерей Михаил Иванович Абрамов прославлен Русской Православной Церковью в лике святых.

По материалам сайта Дубненского Общественного Фонда Историко-Краеведческих Исследований и Гуманитарных Инициатив.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Михаил Абрамов.

Священномученика иерея Виктора

(Воронов Виктор Иванович, +29.11.1937)

Священномученик Виктор (Виктор Иванович Воронов) родился 10 марта 1889 года в городе Вышнем Волочке Тверской губернии. В 1923 году он был рукоположен в сан священника к одному из городских храмов. Во время гонения на Православную Церковь в конце двадцатых годов священник был арестован и приговорен к пяти годам заключения за неуплату налога. Отец Виктор подал обжалование, и в силу того, что он был беден до чрезвычайности и в действительности не обладал никаким имуществом, приговор отменили.

В 1930 году он стал служить в храме села Заборовья Есеновского района, куда переехал вместе с женой, Александрой Федоровной, и двумя сыновьями, пяти и трех лет. В 1936 году власти снова арестовали священника и обвинили в том, что он ведет записи рождений и смертей прихожан. На этот раз о. Виктор был приговорен к штрафу. 15 ноября 1937 года власти снова арестовали его, и он был заключен в тюрьму Вышнего Волочка.

На следующий день после ареста следователь допросил священника.

- Когда вы прибыли в Есеновский район? - спросил он.
- В Есеновский район я прибыл в 1930 году, - ответил священник.
- С какого времени вы служите священником?
- Священником я служу с 1923 года по день своего ареста.
- Следствие располагает материалами, что вы вели контрреволюционную агитацию, направленную против существующего строя.
- Контрреволюционную агитацию против существующего строя я не вел и виновным себя не признаю.
- Следствие располагает материалами, что в 1937 году вы пытались устроить антисоветскую демонстрацию. Предлагаем дать откровенные показания.
- Антисоветской демонстрации я не пытался устроить и виновным себя в этом не признаю.
- Следствие располагает материалами и свидетельскими показаниями о вашей попытке устроить антисоветскую демонстрацию. Предлагаем дать правдивые показания.
- Я вторично утверждаю, что попытки с моей стороны устроить антисоветскую демонстрацию не было.
- Следствие располагает материалами, что вы распускали провокационные слухи о скорой войне и гибели советской власти.
- Провокационных слухов о войне и гибели советской власти я не распускал и виновным себя в этом не признаю.
- Следствие располагает данными, что вы без разрешения сельсовета ходите по домам и совершаете обряды. Признаетесь в этом?
- Я считаю, что для совершения обрядов в домах верующих разрешения местного сельсовета не требуется.

27 ноября Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Виктор Воронов был расстрелян 29 ноября 1937 года.

По материалам: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. - Тверь: "Булат" , 1999 год, стр. 374-375.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Виктор Воронов.

Священномученика иерея Василия

(Соколов Василий Александрович, +29.11.1937)

Василий Александрович Соколов родился 5 мая 1880 года в деревне Чёрный Ручей Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье псаломщика. После рукоположения во иерея он служил в храмах Тверской епархии.

В 1930 году будущего священномученика арестовали по обвинению в «антисоветской агитации» и «контрреволюционной деятельности» и приговорили к 3 годам исправительно-трудового лагеря, а в 1935 г. он снова арестован за неуплату налогов и приговорен к 2 годам ИТЛ.

Вернувшись из заключения, отец Василий служил в храме в селе Спас-Ульстим Удомельского р-на Калининской области. 20 нояб. 1937 г. он арестован в последний раз. Ему предъявлено обвинение во «враждебном отношении к советской власти... антисоветской агитации, направленной на срыв работ в колхозе». Священник виновным признать себя не согласился.

Отец Василий Соколов расстрелян по постановлению тройки УНКВД по Калининской области от 27 ноября 1937 г. и погребен в общей безвестной могиле. В 2000 году он был прославлен в лике святых Архиерейским юбилейным Собором Русской Православной Церкви.

По материалам: Православная Энциклопедия, Т.7, С. 53-54.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Василий Соколов.

Священномученика иерея Макария

(Соловьев Макарий Арсеньевич, +29.11.1937)

Макарий Арсеньевич Соловьев родился в деревне Скорнево Максатихинского района Тверской области в 1876 году. О периоде его жизни от рождения до первого ареста практически ничего не известно, мы знаем только, что он избрал духовный путь и был рукоположен в сан священника.

16 августа 1930 года власти арестовывают отца Макария в селе Дмитриевском Лихославльского района Тверской области. Обвинения на процессах над священнослужителями в те годы часто сводились к статье 58-10 УК «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти». Не были оригинальными и следователи, ведущие дело священника Соловьева. Процесс длился меньше месяца, и 10 сентября обвиняемого приговаривают к ссылке на 3 года.

13 ноября 1937 года последовал второй арест, ставший для отца Макария последним. Через 14 дней, 27 ноября, тройкой УНКВД по Калининской области по обвинению в «антисоветской агитации» он был приговорен к высшей мере наказания - расстрелу. 29 ноября 1937 года иерей Макарий Соловьев сподобился мученического венца.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Макарий Соловьев.

Священномученика иерея Николая

(Троицкий Николай Иванович, +29.11.1937)

Священномученик Николай родился 23 июля 1887 года в Тверской губернии в селе Покров, где служил в храме его отец, протоиерей Иоанн Троицкий. По окончании Духовной семинарии Николай Иванович был рукоположен в сан священника ко храму села Покров недалеко от города Удомля. Здесь он прослужил до гонений конца двадцатых - начала тридцатых годов.

В 1930 году власти арестовали священника за то, что он не смог уплатить налог, и приговорили к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь и пяти годам ссылки. Когда о. Николай в 1932 году вернулся из заключения в Тверь, святой архиепископ Фаддей благословил его служить в храме села Верескунова Удомльского района. Там благочестивый священник прослужил до кровавого гонения 1937 года. 20 ноября 1937 года НКВД арестовал о. Николая, и он был заключен в тюрьму города Бежецка. В тот же день следователь допросил священника.

- Скажите, вы помните, крестили ли вы ребенка гражданина Шелепова Петра Сергеевича из деревни Корякино?
- Да, ребенка Шелепова я крестил, это было летом в 1936 году.
- В этот момент вы были в гостях у Шелепова?
- Да, после крестин я был Шелеповым приглашен в гости.
- Вы не помните, о чем у вас был разговор с Арсением Шелеповым, братом Петра Шелепова?
- О чем у меня был разговор с Арсением Шелеповым, сейчас не помню.
- Следствию известно, что с Шелеповым вы вели антисоветские разговоры, говорили о неизбежности войны и гибели безбожников, как вы выражались. Подтверждаете вы это?
- Антисоветских разговоров с Шелеповым у меня не было, весь мой разговор в беседе с Шелеповым сводился к убеждению последнего в необходимости веры в Бога, и я говорил, что Бог долготерпелив, но настанет тот момент, когда Бог начнет Свои расправы над безбожниками.
- Скажите, в религиозный праздник Покров, 14 октября, после службы в церкви вы были в сторожке?
- Да, в сторожке после службы я был.
- Скажите, к чему сводился ваш разговор с колхозниками относительно отсутствия дождей?
- Я говорил, что Бог начинает наказывать людей за их действия, вот вода вышла вся, и колодцы все высохли, народ может пострадать из-за безбожников от засухи и жажды, и тогда отступившие от Бога будут каяться. Такой разговор с колхозниками с моей стороны сводился исключительно к убеждению в необходимости веры в Бога.
- Такой разговор с колхозниками сводился, Троицкий, к другому, а именно к восстановлению колхозников против советской власти, и следствие требует от вас искреннего признания.
- Стремления восстановить колхозников против советской власти у меня не было.
- Следствие располагает данными, что вы среди колхозников вели агитацию против выставленных кандидатур в Верховный Совет СССР, заявляя: "В Верховный Совет кого задумают, того и выберут, народ спрашивать не будут". Подтверждаете вы это?
- Нет, это не подтверждаю, и такого разговора у меня не было.
- Вы обвиняетесь в проведении антисоветской агитации среди населения, признаете вы себя в этом виновным?
- Виновным себя в проведении антисоветской агитации не признаю.

27 ноября Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Николай Троицкий был расстрелян 29 ноября 1937 года.

По материалам: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. - Тверь: "Булат" , 1999 год, стр. 376-377.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Николай Троицкий.

Священномученика иерея Иоанна

(Цветков Иван Степанович, +29.11.1937)

При беспощадных гонениях на Русскую Православную Церковь в советской России все меньше оставалось священников, рукоположенных в дореволюционное время, и архиереи стали рукополагать в сан священника благочестивых мирян, дабы паства не осталась без духовного руководства и таинств, и не были закрыты храмы.

Из таких пастырей был священномученик Иоанн. Он родился 17 марта 1878 года в городе Торжке Тверской губернии в семье огородника Степана Цветкова. В Торжке Иван Степанович окончил двухклассное образцовое училище при гимназии. Женился, но жена вскоре оставила его, а детей у них не было. В начале двадцатых годов он был рукоположен в сан священника.

В 1929 году о. Иоанн, как и многие священники в те годы, был арестован, обвинен в невыполнении государственных поставок сельхозпродукции и приговорен к трем годам ссылки. После возвращения из ссылки он был назначен служить в храм села Перхова Удомльского района Тверской области и здесь встретил кровавое гонение 1937 года.

17 ноября 1937 года местные власти в лице председателя и секретаря Перховского сельсовета, а также председателя местного колхоза написали по требованию НКВД характеристику-жалобу на священника. Они писали, что о. Иоанн затягивает службы и продолжительно проповедует, часто обращается к прихожанам с призывом, чтобы они вели себя благолепно, не ходили по храму и не разговаривали во время богослужения, что он призывал верующих родителей, чтобы те обязательно водили детей в храм, и чтобы все, и взрослые, и дети, носили кресты и никогда их не снимали и в большие праздники и в воскресные дни посещали церковь. "Все эти действия Цветкова, - писалось в заключении характеристики священника, - были направлены на подрыв колхозов и свержение советской власти. Дальнейшая работа Цветкова, как врага народа, не допустима. Цветков должен быть изолирован от масс как враг народа, опасный элемент".

Через несколько дней после того, как представители местных властей дали подобную характеристику священнику, о. Иоанн был арестован и заключен в Бежецкую тюрьму. И в тот же день состоялся допрос.

- Следствие располагает данными, что вы ведете антисоветскую агитацию среди населения, - сказал следователь.
- Я никогда среди населения антисоветской агитации не вел, - ответил о. Иоанн.
- Вы говорили в церкви верующим, что советская власть существовать будет недолго. Откуда вы имеете такие данные?
- Я никогда и нигде этого не говорил.
- Следствие от вас требует чистосердечных признаний, поэтому скажите, для какой цели вы запугивали верующих наказанием от Бога?
- Я хорошо знаю, что за каждое антисоветское высказывание меня потянут, куда следует, поэтому я не мог в церкви верующим что-либо подобное говорить. Другое дело наедине, но и этого я также не делал.
- Какую цель вы преследовали, когда колхозникам во время сенокоса говорили, чтобы они не выходили на работу, а шли в церковь молиться Богу?
- Я только приглашал тех колхозников, которые не заняты на работах, но основную силу колхоза я не приглашал и с работы не срывал.
- Вы говорили верующим, что если они не будут посещать церковь, то в случае их смерти вы не будете их отпевать?
- Таких слов я не говорил.
- Вы признаете себя виновным в антисоветской контрреволюционной агитации?
- Не признаю.

27 ноября Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Иоанн Цветков был расстрелян 29 ноября 1937 года.

По материалам: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. - Тверь: "Булат" , 1999 год, стр. 378-379.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Цветков.

Преподобномученика архимандрита Пантелеимона

(Аржаных Павел Тимофеевич, +29.11.1937)

Преподобномученик Пантелеимон (Аржаных) родился 29 июня 1872 года в деревне Залипаевка Федоровской волости Мало-Архангельского уезда Орловской губернии и в крещении был наречен Павлом. В 1900 году Павел Тимофеевич направился в Оптину и пробыл здесь послушником около семи лет, затем был пострижен в монашество. 15 марта 1909 года епископ Калужский и Боровский Вениамин (Муратовский) рукоположил монаха Пантелеимона во иеродиакона. В 1911 году иеродиакон Пантелеимон был рукоположен во иеромонаха. В монастыре он нес послушание фельдшера в монастырской больнице.

В 1915 году отец Пантелеимон был выбран на должность казначея монастыря, в этой должности он состоял до закрытия обители безбожниками в 1918 году. Некоторое время он работал в образованном властями на территории монастыря племхозе и музее, а затем служил в храмах в Лихвине, Мещовске и Одоеве. В 1925 году он приехал в Козельск и стал служить в Никольской церкви.

В 1926 году епископ Малоярославецкий, викарий Калужской епархии Иоасаф (Шишковский-Дрылевский) возвел иеромонаха Пантелеимона во игумена. 18 августа 1930 года в Козельске было арестовано сорок человек – монахов и мирян, и среди них игумен Пантелеимон; его обвинили в руководстве «монашеско-монархической» группой, которая будто бы ставила своей задачей реставрацию монархического строя. Все арестованные были отправлены в тюрьму в Сухиничи.

Отец Пантелеимон был приговорен к десяти годам заключения, но затем срок был сокращен до пяти лет, и отец Панетелеимон был отправлен сначала в Вишерский лагерь, а затем в ссылку в город Елец. По окончании срока, в 1935 году он устроился псаломщиком в Введенском храме в Ельце. Здесь его застало беспощадное гонение 1937 года. Игумен Пантелеимон был арестован 16 сентября 1937 года и заключен в липецкую тюрьму. Виновным себя перед безбожной властью отец Пантелеимон не признал. 15 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Пантелеимона к расстрелу. Игумен Пантелеимон (Аржаных) был расстрелян 29 ноября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле.

По материалам сайта Оптиной Пустыни.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: архимандрит Пантелеимон.

Мученика Димитрия

(Спиридонов Дмитрий Спиридонович, +29.11.1938)

Димитрий Спиридонович Спиридонов родился в 1871 году. Еще в Таврической духовной семинарии он выделялся среди товарищей замечательными способностями, дававшими основание его родителям возложить на него большие надежды, и, в известном смысле, он их оправдал. В семинарии он духовно сблизился с протоиереем Николаем Мезенцевым, и эти отношения со временем переросли в большую дружбу, сохранившуюся до их мученической кончины. Образование Димитрий Спиридонович продолжил на казенный счет в Санкт-Петербургской Духовной Академии, которую окончил с успехом.

Во время учебы он регулярно помогал младшему брату Елеазару: высылал необходимые книги, давал советы, оказывал нравственную поддержку. Димитрий Спиридонович отличался большой религиозностью. Смирение и кротость его рождали ту изумительную, лишенную всякой мнительности деликатность, которой многие удивлялись. Он не позволял себе ни одного не то чтобы грубого или дерзкого поступка, но и слова, даже в тех случаях, когда очевидно требовалось прибегнуть к строгому внушению. Возвышенное состояние ума, погруженного в высокие предметы богословских наук, молитвенная устраненность от повседневных забот подвигли его продолжить научные занятия в Московском университете вольнослушателем.

По возвращении в Крым Димитрий Спиридонович преподавал в Таврической духовной семинарии. Его научная деятельность получила высокую оценку, и по рекомендации Арсения Ивановича Маркевича - выдающегося историка, этнографа, археолога и краеведа Крыма - 13 декабря 1907 года Спиридонов был принят в Таврическую ученую архивную комиссию, которая занималась вопросами истории и культуры. В ТУАК входили лучшие ученые и краеведы не только Крыма, но и других регионов империи. 28 ноября 1908 года Димитрий Спиридонович сделал блестящий доклад "К вопросу о мученичестве св. Климента, папы Римского в Крыму".

С 1913-го по 1916 год он провел в Греции, занимаясь научной работой. В это время он познакомился и сблизился со многими греческими архиереями и университетскими профессорами. Впоследствии он вернулся в Крым и преподавал в Таврической духовной семинарии. В "Таврических епархиальных ведомостях" было опубликовано много его работ, посвященных различным вопросам церковной истории: "Древнехристианские мученики", "Новациан и его раскол", перевод с греческого текста священномученика Климента Римского "О девстве" и другие. В своих публикациях он продемонстрировал научную основательность, огромную эрудицию и блестящее знание предмета.

Примерно в это время Спиридонов венчался с Анисией Ивановной. Брак оказался счастливым, но детей у них так и не появилось.

С 1918-го по 1922 год Димитрий Спиридонович учительствовал в Евпатории, а с 1919 года был секретарем совета греческого общества и председателем церковной двадцатки греческого храма пророка Илии, в котором настоятелем был его брат иерей Елеазар. 6 августа 1922 года Димитрий Спиридонович был избран товарищем председателя ТУАК. К этому времени относятся его научные работы "Уроженцы северного побережья Черного моря в истории древнегреческой мысли" и "О мариупольских греках".

Потрясения революции и Гражданской войны заставили Спиридонова искать более удобное место для научных занятий. Желание оказаться вне политики для него было принципиальным, но так как это в советской России было уже невозможно, он в 1922 году предпринял неудачную попытку эмигрировать в Грецию. После официального отказа он переехал в Симферополь и стал преподавать в Таврическом университете, а также работал в ОХРИС. При советизации Крыма в знак протеста и несогласия с тем, что происходит, он ушел с педагогической работы и устроился в краеведческий музей, где активно занялся научной работой. 19 мая 1928 года он напечатал "Заметки из истории эллинства в Крыму". Краеведение не было созвучным вошедшей во власть новой идеологии. 15 января 1931 года было проведено заключительное заседание ТУАК (к тому времени она была переименована в Таврическое общество истории, археологии и этнографии), на котором присутствовало 15 человек, в их числе был и Спиридонов. Его научный потенциал, очевидный всем, скоро привел его к должности заместителя директора музея, и Димитрий Спиридонович отвечал за всю научную работу. Непродолжительное время он был и директором музея. В эти годы Дмитрий Спиридонович вел обширную научную переписку с учеными различных университетов: с профессором Берлинского университета Адольфом Гарнаком, с профессором Кембриджского университета Илией Минсом, с профессором из США Александром Васильевым и многими другими. Несмотря на чрезвычайную кротость и, как думали некоторые, непрактичное смирение, Димитрий Спиридонович обладал большими и разнообразными научными связями как в СССР, так и за его пределами. О нем неизменно отзывались как о "культурнейшем и эрудированнейшем человеке, имеющем глубокую веру".

Но атмосфера в стране становилась удушающей даже для тех, кто переносил свою жизнь и все свое внимание по преимуществу в сферу духовных и научных интересов. Контроль за мыслью, внутренним миром человека становился тотальным. Как человек Церкви он не желал конфронтации с идейно чуждой ему властью и в 1934 году снова обратился в греческое посольство с официальным ходатайством о выезде из СССР. Свою просьбу он объяснял необходимостью продолжить научную работу по изучению народных говоров Мариупольского и Сталинского (Донецкого) округов, начатую им в 1926 году. В течение нескольких лет (до 1932 года) он ежегодно бывал в этих местах с научными целями и собирал необходимый материал. Теперь же он пытался объяснить советским чиновникам, что ему необходимо собрать местные говоры в Греции. Но, как и следовало ожидать, в просьбе ему отказали.

В эти годы Димитрий Спиридонович сосредоточил все свое внимание на молитве и ученых занятиях и только в них находил утешение и нравственное оправдание. Но и сейчас, когда его жизнь стала подобна монашеской, он не стал, несмотря на предложение, принимать священный сан. Эту уклончивость в принятии на себя ответственности нельзя было объяснить ни малодушием, ни страхом перед гонителями, могущими в любое время отнять не только свободу, но и саму жизнь. Напротив, по свидетельству очевидцев, Димитрий Спиридонович отличался мягкой решительностью и способностью без шумных заверений, незаметно для тех, кому это не надо, принять необходимое решение и оптимально его реализовать. Работая директором краеведческого музея, он не боялся принимать деятельное участие в церковной жизни. До самого ареста он оставался не только прихожанином, но и активным членом двадцатки симферопольского Свято-Троицкого храма. Настоятелем его в то время был протоиерей Митрофан Василькиоти, глубокий старец, который уже не мог без посторонней помощи выйти за пределы церковной ограды. Ему во всем помогал старый друг и духовный наставник Димитрия Спиридоновича священник Николай Мезенцев. Спиридонов неоднократно принимал участие в разрешении различных церковных проблем: когда местные атеисты снимали колокола, он в числе других писал греческому консулу, прося защиты; в 1934 году, когда церковь практически закрыли, благодаря его квалифицированному участию и бесстрашной позиции удалось использовать все возможные механизмы и отстоять единственный православный храм в городе.

В начале января 1938 года особый сектор Крымского областного комитета ВКП(б) принял решение об ужесточении борьбы с религией.

20 января 1938 года Димитрий Спиридонович был арестован, а вместе с ним - вся церковная двадцатка. Примерно в это же время в Евпатории были арестованы около пятидесяти греков, имевших отношение к Ильинскому храму.

"Дело" против греков формировалось вокруг наиболее представительного члена церковной двадцатки Ильинского храма - Константина Ивановича Попандопуло, так как он был знаком с греческим консулом в Москве. Д.С.Спиридонов, К.И.Спиридонова, К.И.Попандопуло, И.П.Памбуков и еще 26 человек были обвинены по ст. 58, п. 6-10-11 УК РСФСР. В обвинительном заключении следователь Ханжин писал: "Произведенное расследование установило, что проходящие по данному делу лица являются участниками контрреволюционной греческо-националистической организации, существовавшей в городе Евпатории и ликвидированной в 1937 году.

Данная контрреволюционная организация была создана в 1922 году по заданию разведки Попандопуло К.И. Всего в состав контрреволюционной организации входил 51 человек <...>. Спиридонов Д.С. писал от всей контрреволюционной организации контрреволюционные клеветнические сведения о жизни в СССР, которые направлял в греческое консульство <...>, поддерживал связь с уже осужденным протоиереем Мезенцевым".

Решением тройки от 5 ноября 1938 года под председательством капитана Якушева и при участии секретаря КрымОК ВКП(б) Сеит-Ягьева, младшего лейтенанта Г.Б.Малыхина Д.С.Спиридонов был приговорен к высшей мере наказания, несмотря на то, что он категорически отверг все обвинения и виновным себя не признал. Его расстреляли 29 ноября 1938 года.

По материалам сайта http://fond.moscow-crimea.ru

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Дмитрий Спиридонов.