на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
29 декабря (16 декабря ст.ст.)

Сщмч. Владимира пресвитера (1918). сщмчч. Аркадия, еп. Бежецкого, Илии, Павла, Феодосия, Владимира, Александра пресвитеров, прмч. Макария и св. Петра исп., пресвитера (1937).

Священномученик Аркадий (Остальский), епископ Бежецкий, священномученик игумена Феодосий (Болдырев), священномученик протоиерей Александр Колоколов, священномученик иерей Владимир Алексеев, священномученик иерей Владимир Дамаскин, священномученик иерей Павел Фаворитов, священномученик иерей Илия Чередеев, преподобномученик иеромонах Макарий (Смирнов), священномученик иерей Петр Зиновьев

Священномученика епископа Аркадия

(Остальский Аркадий Иосифович, +29.12.1937)

Священномученик Аркадий, епископ Бежецкий, викарий Тверской епархии (в миру Аркадий Иосифович Остальский) родился в 1888 году в Житомирской губернии в семье священника. Аркадий окончил Волынскую Духовную семинарию, а затем Киевскую Духовную академию. Он еще юношей мечтал о монашестве, но родители желали видеть его семейным священником, Аркадий выказал послушание воле родителей и женился.

В 1911 году Аркадий Остальский был рукоположен в сан иерея. Во время Первой Мировой войны отец Аркадий служил военным священником в пехотном полку. В 1917 году он вернулся в Житомир, где стал неутомимым проповедником православия. За вдохновенные проповеди священника называли Златоустом.

После революции на Волыни началась гражданская война. Город Житомир занимали враждующие войска, и большинство населения бедствовало. По благословению святого епископа Фаддея, отец Аркадий организовал при своем приходском храме Свято-Николаевское братство, которое оказывало помощь всем нуждающимся и больным, хоронило на свои средства умерших. Отец Аркадий сам руководил деятельностью братства и поименно помнил всех больных, которых оно опекало. В деятельности братства принимали участие графиня Наталия Ивановна Оржевская и ее племянница княжна Наталия Сергеевна Шаховская.

Отец Аркадий не только побуждал других к нищелюбию и жертвенности, но и сам показывал пример совершенного нестяжания. Близкие, зная, что он не имеет средств, сшили ему шубу. Он надел эту шубу всего два раза, затем она внезапно исчезла. Оказалось, что он отдал ее бедной вдове, у которой было двое детей, больных туберкулезом. Когда мать священника спросила его, где шуба, он ответил, что она висит в алтаре. Но затем и в церкви поинтересовались, куда делась шуба, и отец Аркадий ответил: «Она висит там, где нужно». Однажды батюшка вышел из Житомира в сапогах, а в Киев пришел уже в лаптях. Ему на пути встретился какой-то бедняк, и они поменялись обувью.

В 1920 году в Житомире утвердились большевики. Весной 1922 года началось изъятие из храмов церковных ценностей. В Житомире было получено послание Святейшего Патриарха Тихона, в котором предлагалось отдавать только те церковные предметы, которые не имеют непосредственного употребления в богослужении. По распоряжению архиерея отец Аркадий огласил послание Патриарха в церкви. Это явилось достаточным поводом для ареста. Священники Аркадий и Иосиф Остальские, сын и отец, были арестованы и заключены в тюрьму, где отец Иосиф Остальский умер.

По делу священника Аркадия Остальского состоялся открытый судебный процесс. На суд было вызвано множество свидетелей. Все они говорили об отце Аркадии как об удивительном пастыре, бессребренике, всю свою жизнь посвятившем служению Богу и людям. Однако прокурор, подводя итоги судебного разбирательства, сказал, что данные характеристики служат не к оправданию священника, а только утяжеляют характер его преступления, показывая в нем человека идейного, убежденного; между тем как религиозные идеи противоречат установкам советской власти. «Такие люди, как священник Аркадий Остальский, не только не нужны советскому государству, но и крайне вредны для него», – сказал прокурор.

Суд приговорил отца Аркадия к расстрелу. Рассказывают, что во время чтения обвинительного заключения и приговора отец Аркадий заснул, и конвоиры вынуждены были его разбудить, чтобы сообщить, что он приговорен к смерти.

– Ну что ж, – сказал священник, – благодарю Бога за все. Для меня смерть – приобретение.

После суда прихожане стали хлопотать о смягчении приговора, и расстрел заменили пятью годами заключения. Два года священник провел в Житомирской тюрьме, а затем был освобожден.

Пока отец Аркадий был в заключении, его супруга вышла замуж за офицера Красной армии, а после освобождения отца Аркадия из тюрьмы она потребовала развода. Детей у них не было, и отец Аркадий согласился. После этого священник отправился в Саров, где был пострижен в мантию с оставлением того же имени. Вернувшись из Сарова в Житомир, иеромонах Аркадий все свое время стал отдавать Свято-Николаевскому братству.

В начале 1926 года отец Аркадий был возведен в сан архимандрита, и вскоре рукоположен во епископа. Почти сразу после хиротонии владыка был арестован и отправлен в Харьков, куда ГПУ высылало многих выдающихся архиереев и священников украинских епархий.

Служить в назначенной владыке Аркадию Лубенской епархии было невозможно из-за надзора властей, и он уехал в Новоафонский монастырь на Кавказе. Жил в горах, встречался с подвижниками, которые населяли в то время ущелья Кавказских хребтов. Но и здесь положение было неспокойным, власти предпринимали меры к аресту монахов, с помощью охотников выслеживали их, арестовывали и расстреливали. Несмотря на то, что владыке пришлось вести такой образ жизни и быть оторванным от своей епархии, епископ Аркадий поддерживал частую переписку с духовенством Полтавской епархии.

В 1928 году епископ Аркадий приехал в Киев, он был тяжело болен и с трудом передвигался. Здесь он встретил свою прихожанку, и она спасла владыку от верной смерти. Находясь под угрозой ареста и не имея возможности получить место служения в какой-либо епархии, епископ Аркадий решил ехать в Москву и лично встретиться с начальником 6-го отдела ОГПУ Тучковым. В Москве епископ был арестован. В качестве обвинения ему было предъявлено его письмо одному священнику Полтавской епархии, неполный текст которого был распространен в качестве послания к пастве. На допросах от епископа требовали назвать имя того священника, которому было адресовано письмо. Владыка отказался, и его приговорили к 5 годам лагеря.

С партией заключенных он был отправлен в Соловецкий концлагерь. Везли в товарных вагонах. Погода стояла жаркая, вагоны набили таким количеством людей, что сидеть было негде и ехали стоя. Не хватало воздуха; некоторые не выдерживали и умирали в пути. На остановках конвой открывал двери и вытаскивал из вагонов трупы.

В лагере епископ Аркадий был определен на общие работы – рытьё дренажных колодцев, затем его отправили на остров Анзер.

В 1931 году епископа Аркадия обвинили в помощи духовенству, находящемуся в заключении, ему дали еще 5 лет лагерей и перевели на Секирную Гору. Это место представляло собой подобие внутренней тюрьмы с самым суровым режимом. Кормили там гнилыми продуктами и то в самом малом количестве. На Секирной горе было два отделения – верхнее и нижнее. Целыми днями заключенные верхнего отделения должны были сидеть на жердочках, не доставая ногами до пола, вплотную друг к другу. На ночь разрешалось лечь на голом каменном полу, при этом укрыться было нечем. Заключенных было столько, что спать приходилось всю ночь на одном боку. В зимние месяцы это превращалось в пытку, так как окна в камере были разбиты. Через некоторое время заключенных из верхнего отделения переводили в нижнее и тогда позволяли работать.

После 10 лет заключения власти разрешили владыке Аркадию проживать в городе Калуге. В это время он был назначен епископом Бежецким, викарием Тверской епархии.

Наступил сентябрь 1937 года – время массовых арестов среди духовенства и верующих. Владыка Аркадий хотел уехать из Твери. Ему удалось сесть в поезд, но власти задержали состав, в поезд вошли сотрудники НКВД вместе с человеком, который знал епископа в лицо, и владыка был арестован. Поначалу его держали в Калужской тюрьме, а затем перевели в Бутырскую тюрьму в Москве. На допросе следователь спросил архиерея:

– Кому из знакомых вы говорили: «Горю желанием служить Церкви, готов кровь свою пролить за Христа»?
– О том, что я горю желанием служить Церкви, – отвечал святитель, – я говорил лишь тем лицам, которые спрашивали, что я намерен делать. Про «желание пролить кровь за Христа» я не говорил. Я горю желанием служить Церкви, то есть совершать богослужение... Я готов быть на должности любого рядового священника...

Однако следователь уже знал, чем должно закончиться так называемое «следствие», и закончил допрос такими словами:

– Следствие, рассмотрев ваше прошлое, ваше враждебное отношение к советской власти (за что вы были трижды приговорены к пяти годам), пришло к выводу, что вы до сих пор еще враждебны к советской власти...

На следующих допросах следователь добивался от епископа подтверждения показаний лжесвидетелей. На последнем допросе задавались уже короткие и прямые вопросы:

– Ваше отношение к советской власти? – спросил следователь.
– После пятнадцати лет, проведенных в ссылке, – ответил епископ Аркадий, – … я остаюсь не согласным с советской властью по вопросу религии и закрытия церквей.

На этом следствие было закончено. Тройка НКВД приговорила святителя к расстрелу. Епископ Аркадий (Остальский) был расстрелян 29 декабря 1937 года на полигоне НКВД недалеко от поселка Бутово под Москвой и погребен в общей могиле.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: еп. Аркадий (Остальский).

Священномученика игумена Феодосия

(Болдырев Федор Федорович, +29.12.1937)

Священномученик Феодосий родился 8 февраля 1868 года в селе Елань-Колено Новохоперского уезда Воронежской губернии в семье крестьянина Феодора Болдырева. Воспитание и образование будущий священномученик получил в монастыре. Укрепленный духовно и воспитанный на высоких подвижнических примерах окружающих его монахов, он решил целиком посвятить свою жизнь Господу и Его Святой Церкви и был рукоположен в сан священника.

Ревностно и усердно нес Феодосий служение, являясь для паствы своей истинным отцом духовным. В тридцатые годы, во время гонений на Церковь, его арестовали и отправили в ссылку. Испытания не сломили духа истинного пастыря. Вернулся из ссылки он в 1935 году и поселился в Тверской области, где стал служить в храме села Афимьино Вышневолоцкого района. 21 декабря 1937 года, в период новых гонений, он был снова арестован. На следующий день помощник уполномоченного Вышневолоцкого управления государственной безопасности допросил священника.

— Когда вы прибыли в Вышневолоцкий район в деревню Афимьино?
— В деревню Афимьино я прибыл из села Елань-Колено Воронежской области; причиной приезда послужило письмо моего товарища Белокобыльского Никона Леонтьевича, который в то время служил в Пятницкой церкви; последний мне написал о том, чтобы я приезжал, обещая устроить певчим. Где проживает Белокобыльский, мне неизвестно.
— За что вы судились в 1931 году? Дайте по этому вопросу подробные показания.
— В 1931 году я судился коллегией ОГПУ города Ленинграда за контрреволюционную антисоветскую агитацию по статье 58, пункт 10, за что и был приговорен к трем годам ссылки, срок наказания отбыл в городе Архангельске, вернулся из ссылки в декабре 1935 года.
— Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели антисоветскую контрреволюционную агитацию, дайте по этому вопросу подробные показания.
— Антисоветских контрреволюционных разговоров я никогда ни с кем не вел и мыслей против советской власти и существующего строя не высказывал.

24 декабря было составлено обвинительное заключение, 27 декабря отец Феодосий был приговорен к расстрелу и уже через два дня, 29 декабря, принял мученический венец. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в августе 2000 года священномученик Феодосий причислен к сонму новомучеников и исповедников Российских. Канонизирован он как священник, хотя по сведениям некоторых источников был игуменом.

По материалам сайта Воронежско-Борисоглебской епархии.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Феодосий (Болдырев).

Священномученика протоиерея Александра

(Колоколов Александр Николаевич, +29.12.1937)

Протоиерей Александр Колоколов родился в 1880 году в Тверской губернии в семье священника. В 1913 году был рукоположен в сан иерея, служил в Никольской церкви в родном селе Никольско-Неверьево. С 1914 года состоял действительным членом Тверского епархиального Миссионерского общества.

В 1930 году отец Александр был арестован и приговорен к 1 году в лагере и 3 годам ссылки. По возвращении из заключения в 1933 году он был возведен архиепископом Фаддеем (Успенским) в сан протоиерея. Служил священник все в той же с детства родной Никольской церкви.

В 1937 году его пытались обвинить в том, что он обварил младенца, крестя его в кипятке. Даже для советского суда это обвинение было столь абсурдно, что дело пришлось прекратить и отец Александр был освобожден. Но почти сразу же вновь арестован по обвинению в антисоветской агитации. На следствии священномученик сказал: «Церковь я люблю, в Бога верю. Никогда ни от веры в Бога, ни от священного сана не отрекусь… Виновным я себя перед советской властью не признаю. Я всю свою жизнь посвятил служению Богу, и Ему служил и буду служить, буду ли я на свободе или в заключении. Как служитель Бога, я обязан заботиться о душах человеческих, о их спасении и подготовке ко второму пришествию. Я был обязан вести, и вел соответствующую религиозную проповедь. По своим убеждениям я не мог признавать существующую власть советов, но ей обязан был подчиняться, поскольку она попущена Богом... Власть существующая проводит безбожие, она вместе с партией коммунистов ликвидирует и убивает веру в Бога. С такой властью я обязан был бороться за свою паству всеми силами, что и делал по мере сил. От этого я отказаться не могу ни при каких условиях… Вот почему признать себя виновным перед такой властью я не могу».

Протоиерей Александр Колоколов 27 декабря был приговорен к высшей мере наказания и 29 декабря 1937 года расстрелян в Калининской области.

По материалам интернет-радио «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Колоколов.

Священномученика иерея Владимира

(Алексеев Владимир, +16.12.1918)

Священник Владимир Алексеев служил настоятелем собора в городе Оханске Пермской губернии. 16 декабря 1918 года отец Владимир был расстрелян большевиками и сброшен в реку Каму.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Священномученика иерея Владимира

(Дамаскин Владимир Николаевич, +29.12.1937)

Священномученик Владимир родился 27 февраля 1870 года в городе Торжке Тверской губернии в семье псаломщика Николая Дамаскина. Вскоре после рукоположения отец Владимир был направлен в храм села Островно Удомльского района. Во время гонений в 1930 году местные власти арестовали его, но, продержав два с половиной месяца в заключении, отпустили, и он снова стал служить в своем храме.

В августе 1937 года Сталин принял решение об аресте и расстреле всех тех, кто с его точки зрения был враждебен советскому государству и безбожной идеологии. Представители НКВД потребовали от местных властей, и в частности от председателей сельских советов, донесений на живущих в их селах. Появились доносы и на отца Владимира. «В настоящее время ставится важный вопрос, – сообщал председатель сельсовета, – к двадцатилетию годовщины великой пролетарской революции закончить обработку и сдачу льноволокна государству. Владимир Николаевич Дамаскин так ставит свое дело, чтобы сорвать этот важный вопрос. Он 31 октября объявляет в церкви, чтобы православные приходили в храм, где до 7 ноября службу будет проводить три раза, тем самым он отвлекает массу от обработки льна. Считаю, что необходимо принять соответствующие меры к Дамаскину как к антисоветскому элементу».

22 декабря 1937 года священника арестовали и заключили в Бежецкую тюрьму. Он был стар, почти слеп из-за катаракты; произведенное на следующий день медицинское обследование установило порок сердца, эмфизему легких, и врачи вынуждены были признать, что по состоянию здоровья он является инвалидом. В тот же день были допрошены свидетели, некоторые из них писали ранее жалобы и донесения на отца Владимира. Вечером исполняющий обязанности начальника Удомльского УНКВД допросил священника. Допрос занял около часа: именно столько понадобилось времени, чтобы заполнить лист допроса анкетными данными и записать ответы. Следователь спросил:
– Следствию известно, что вы, проживая в селе Островно, на протяжении ряда лет вели среди населения антисоветскую агитацию. Подтверждаете ли вы это?
– Нет, не подтверждаю, никакой антисоветской агитации я не вел и виновным себя в этом не признаю.
– Следствию известно, что еще в 1932 году вы собрали в церкви верующих и устроили затем около сельсовета митинг с требованием отмены налогов. Подтверждаете ли вы это?
– Нет, не подтверждаю, верующих я не собирал и никаких митингов не устраивал.
– Следствию известно, что в августе сего года во время проповеди в церкви вы говорили, что скоро наступит время, когда будет введена хуторская система, чему залог – война с Японией. Подтверждаете ли вы это?
– Нет, не подтверждаю, проповедей я не читаю и антисоветской агитации в церкви никогда не вел.
– Следствию также известно, что, посещая колхозников, вы говорили: «Советская власть скоро должна рухнуть, и мы тогда покажем коммунистам, как над нами издеваться». Признаете вы себя в этом виновным?
– Нет, виновным себя в этом не признаю, подобных разговоров у меня с колхозниками никогда не было.
– Вы обвиняетесь в том, что систематически вели антисоветскую агитацию среди населения и призывали его к свержению советской власти. Признаете вы себя в этом виновным?
– Нет, виновным себя в этом не признаю.

В тот же день следователь составил обвинительное заключение, в котором были повторены все лжесвидетельства, и направил следственное дело в Тройку при УНКВД. Уже через несколько дней, 27 декабря, Тройка НКВД постановила расстрелять священника Владимира Дамаскина, что и было сделано 29 декабря 1937 года.

По материалам книги: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. Тверь, 1999. С. 477-478.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Владимир Дамаскин.

Священномученика иерея Павла

(Фаворитов Павел Иванович, +29.12.1937)

Священномученик Павел (Фаворитов) родился в 1883 году в селе Осенево Угличского района Ярославской области. Служил священником в селе Константиново Тверской области, проживал в городе Калязине.

21 декабря 1937 года отец Павел был арестован, а 27 декабря осужден тройкой при УНКВД по Калининской области по обвинению в «контрреволюционной агитации» и приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян священник Павел Фаворитов 29 декабря 1937 года.

По материалам Базы данных ПСТГУ.

Священномученика иерея Илии

(Чередеев Илья Иванович, +29.12.1937)

Священномученик Илия родился 20 июля 1878 года в городе Кашине Тверской губернии в семье священника. В 1901 году он окончил Тверскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. Отец Илия служил в храме села Высоково Нерльского уезда.

Когда начались гонения на Православную Церковь в конце 20-х годов, местные власти выгнали отца Илию из его дома, отобрали все имущество, и под угрозой ареста ему было предложено покинуть район. Священник уехал к родственникам в город Кашин; живя там, он получил назначение от архиепископа Фаддея в храм села Стельково Калязинского района. В 1931 году отец Илия по традиции стал обходить дома своих прихожан с молебнами и требами, был за это арестован, приговорен к шести месяцам принудительных работ и послан для отбывания наказания в колхоз села Стельково.

В 1934 году архиепископ Фаддей назначил отца Илию в храм села Константинова Калязинского района. Его жена к тому времени умерла, и единственную дочь, которой было тогда двенадцать лет, помогала воспитывать его незамужняя сестра Наталья Ивановна. Здесь он служил до лета 1937 года, когда стало известно, что власти намереваются закрыть храм под предлогом того, что верующие перестали его ремонтировать.

После всенощной под праздник Успения Божией Матери отец Илия собрал наиболее активных прихожан в церковной сторожке и сообщил им, что местные власти собираются закрыть храм, само здание сломать, а кирпич использовать для строительства театра в Калязине. «Я призываю вас, верующих людей, — сказал собравшимся священник, — противодействовать отданию нашего храма на поругание. Он стоит у нас уже двести лет, лучше соберем деньги и украсим храм Божий». На следующий день отец Илия и староста храма пошли по приходу и собрали достаточно средств, чтобы сделать ремонт. Через две недели были завершены все работы, выкрашена крыша и побелены стены, так что храм выглядел теперь, будто только что выстроенный.

Но недолго пришлось прослужить в нем священнику. Ревностный пастырь, не отступивший от исполнения своих обязанностей даже во время самых лютых гонений, был арестован 21 декабря 1937 года. В Калязине в результате медицинского обследования выяснилось, что священник тяжело болен миокардитом, к физическому труду не способен, но дойти пешком до Кашина, где размещалась ближайшая тюрьма, все же сможет. В тот же день отец Илия был отправлен в Кашинскую тюрьму и вскоре допрошен. После обычных вопросов, за что священника арестовывали ранее, следователь спросил:

— Вы арестованы за проведение среди колхозников антисоветской агитации. Признаете ли вы себя виновным?
— Я разговоров против советской власти никогда не проводил. Виновным себя не признаю, — ответил священник.

На этом допрос был закончен. Через несколько дней, 27 декабря, Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Илья Чередеев был расстрелян 29 декабря 1937 года.

По материалам книги: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. Тверь, 1999. С. 479-480.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Илия Чередеев.

Преподобномученика иеромонаха Макария

(Смирнов Михаил Ефимович, +29.12.1937)

Преподобномученик Макарий (в миру Михаил Ефимович Смирнов) родился 1 апреля 1877 года в селе Мелехово Санкт-Петербургской губернии в семье крестьян. Родители вместе с сыном часто посещали монастыри, так что у Михаила в конце концов созрело желание оставить мир и поселиться в монастыре. Он окончил Духовную семинарию, принял монашеский постриг с именем Макарий и священнический сан. Монастырь, где он подвизался, просуществовал до 1928 года. После его закрытия отец Макарий служил священником в храме, но в 1933 году власти обложили иеромонаха непомерными налогами и за их неуплату приговорили к одному году заключения в исправительно-трудовой лагерь.

Выйдя из лагеря, иеромонах Макарий стал служить в храме в селе Красная Поляна, куда он приехал летом 1937 года, незадолго до последнего ареста и мученической кончины.

19 декабря 1937 года были допрошены «дежурные свидетели», секретарь сельсовета и председатель сельской кооперации. В тот же день отец Макарий был арестован и заключен в тюрьму в Бежецке. Сразу же начались допросы.
– Следствие располагает данными о том, что вы в июле 1937 года в магазине села высказывали антисоветское суждение относительно советской власти. Расскажите по этому вопросу.
– Нет, антисоветского суждения по отношению к советской власти я никогда не высказывал.
– Вы подговаривали верующих, чтобы они восставали против закрытия церкви.
– Нет, это я отрицаю, возможно, они сами организовывались, я этого не знаю, но слышал, что до моего прихода собирали подписи среди верующих о том, чтобы не закрывали церковь.
– Материалами следствия установлено, что вы дискредитировали органы советской власти, при этом наносили оскорбление работникам сельской власти, объясните по этому вопросу.
– Это неверно, я органы советской власти не дискредитировал и работникам сельсовета оскорблений не наносил.
– Скажите, Смирнов, вы призывали граждан к тому, чтобы они призывали окружающее население посещать церковь?
– Нет, это неверно, я один раз после службы просил верующих о том, чтобы они собрали средства для ремонта церкви, а то закроют церковь. Кроме этого, я говорил верующим о том, чтобы они не давали снимать колокола в 1934 году.
– В сентябре вы проводили антисоветскую агитацию против государственного займа. Дайте показания по этому вопросу.
– Нет, против государственного займа я антисоветской агитации не проводил.
– Вы признаете себя виновным в том, что на протяжении ряда лет занимались контрсоветской агитацией среди населения?
– Нет, виновным себя в контрсоветской агитации не признаю.
– Следствием установлено, что вы, собрав верующих, призывали их к тому, чтобы они восставали против закрытия церкви, признаете в этом себя виновным?
– Этого я не признаю, я верующим говорил о том, что нужно ремонтировать церковь, а то ее закроют, антисоветскую агитацию не проводил.
– Вы уличаетесь конкретными фактами в контрреволюционной агитации, признаете ли себя виновным?
– В контрреволюционной агитации виновным себя не признаю.

27 декабря Тройка НКВД приговорила отца Макария к расстрелу, и 29 декабря 1937 года он был расстрелян.

По материалам книги: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. Тверь, 1999. С. 471-472.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Макарий (Смирнов).

Священномученика иерея Петра

(Зиновьев Петр Константинович, +29.12.1937)

Священномученик Петр родился 20 июня 1894 года в селе Березники Воскресенского уезда Саратовской губернии в семье священника. В 1914 году Петр Константинович окончил Духовную семинарию, некоторое время служил псаломщиком, а затем был рукоположен в сан священника ко храму города Петровска Саратовской губернии. Был женат, имел троих детей, старшей дочери Серафиме было в 1937 году девятнадцать лет, сыну Геннадию – тринадцать, младшей дочери Зое – одиннадцать лет. В те годы он имел небольшое хозяйство – корову и двадцать две десятины земли.

Как ни трудно было жить во время начавшихся гонений, но священник не оставлял службы Богу ради выгод земных. Так продолжалось до 1935 года, когда ОГПУ потребовало от священника выехать из Саратовской области. А куда было ехать? Как и многие священники Нижнего Поволжья, где служил в двадцатых годах архиепископ Фаддей, он поехал к этому праведнику. В Тверской епархии отец Петр сразу же получил место священника в Воздвиженском храме города Бежецка, где прослужил до своего ареста в 1937 году. В самую ночь ареста, 19 декабря, следователь НКВД допросил священника.

– Расскажите следствию, когда вы и где проявляли недовольство советской властью и проводили контрреволюционную антисоветскую деятельность, – спросил он.
– Никогда я антисоветской деятельности против советской власти не проводил и недовольства ею не проявлял.
– Следствием установлено, что вы распространяли слухи о войне и гибели советской власти и расправе фашизма с коммунистами. Вы это подтверждаете?
– Нет, я это отрицаю, слухов о войне и гибели советской власти я не распространял.

На следующий день следователь продолжил допрос.

– В мае месяце 1937 года вы среди населения проводили контрреволюционную деятельность против конституции, характеризуя ее как обман и кабалу для народа, одновременно выражали злобу и террористические суждения о руководителях партии и правительства. Вы это признаете?
– Нет, это я отрицаю...
– Вы в ноябре месяце 1937 года проводили клевету и антисоветскую деятельность против выдвинутых кандидатур в депутаты Верховного Совета по Бежецкому избирательному округу. Вы это подтверждаете?
– Это я отрицаю, клеветы по отношению к выдвинутым кандидатам в Верховный Совет я не проводил.
– 18 декабря 1937 года в момент службы в церкви среди населения вы распространяли слухи о невыносимом гнете над трудящимися в СССР, о гибели советской власти и наносили оскорбления руководителям партии и правительства.
– Этого я не говорил и полностью отрицаю.
– Следствию вы говорите неправду, и следствие требует от вас правдивых показаний, так как следствие имеет достаточно данных о фактах вашей контрреволюционной деятельности. Дайте искренние показания.
– Больше дать показаний я не могу и подтверждаю полностью данные показания, а больше ничего рассказать не могу.
– Вы в мае месяце 1937 года дискредитировали руководителей партии и правительства. Дайте показания по этому вопросу.
– Это я отрицаю...
– Следствием установлено, что вы в декабре месяце 1936 года среди населения распространяли слухи о плохой жизни в СССР, о голоде в колхозах, а также о гибели колхозов, предсказывая войну с Германией, поражение в ней страны Советов, призывая население выступить против власти. Вы это подтверждаете?
– Да, я это частично подтверждаю, не помню, среди кого из близких людей говорил, что в городе Петровске Саратовского края был голод в 1932-1933 годах, где я в то время был, говорил я об этом, как о тяжелом пережитом положении... слухов о войне я не распространял.
– В апреле месяце 1937 года вы призывали в момент службы в церкви население против советской власти, обвиняя ее в закрытии церквей. Вы это подтверждаете?
– Это я отрицаю, этого я не говорил.

На следующий день, 21 декабря, следователь составил обвинительное заключение, в которое переписал показания лжесвидетелей. Через несколько дней, 27 декабря, Тройка НКВД приговорила отца Петра к расстрелу. Священник Петр Зиновьев был расстрелян 29 декабря 1937 года.

По материалам книги: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. Тверь, 1999. С. 473-475.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Петр Зиновьев.