на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
04 сентября (22 августа ст.ст.)
Сщмчч. Макария, еп. Орловского, Иоанна и Алексия пресвитеров (1918); сщмчч. Феодора, еп. Пензенского, и с ним Василия и Гавриила пресвитеров (1937); сщмчч. Иоанна, еп. Великолукского, Алексия, архиеп. Омского, Александра, Михаила и Феодора пресвитеров, прмчч. Илариона, Иоанна и Иерофея (1937).

Священномученика Макария, епископа Орловского

(Гневушев Михаил Васильевич, +1918)

Священномученик Макарий (Гневушев), епископ Орловский и Севский (в миру - Михаил Васильевич Гневушев), родился в 1858 году в Симбирской губернии. Имел высшее богословское образование, служил священником. Он стал известен как духовный и национальный деятель в бытность Киевским епархиальным миссионером. Поэтому после того, как он овдовел, ему предложили хиротонию в епископа Вяземского, которая и состоялась в январе 1917 года. Прибыв в Вязьму, владыка поселился в древнем Свято-Духовском монастыре. Своими яркими проповедями быстро завоевал любовь верующих и монастырский храм стал заполняться молящимися.

Большевики подсылали наемных убийц. Однако, когда убийцы ожидали выхода епископа, между ними произошла ссора, в результате которой один из убийц убил другого.

Летом 1918 года в монастырь явился большевицкий отряд и арестовал святителя. Когда к нему в камеру на следующий день пришёл его келейник, то он видел на лице и теле владыки следы побоев и издевательств, он был острижен, без бороды, в солдатской одежде.

4 сентября 1918 года епископа Орловского Макария в составе группы из 14-ти человек вывезли в пустынное место под Смоленском. Обреченных построили спиной к свежевырытой могиле. Палач подходил к каждому и производил из винтовки выстрел в лоб. Владыка, находясь в конце шеренги с четками, горячо молился за каждого из казнимых, а если замечал упадок духа, то бесстрашно выходил из линии и благословлял несчастного. Он был застрелен последним. Когда подошла его очередь, у красноармейца дрогнула рука. Увидев страх в глазах палача, Владыка сказал: «Сын мой, да не смущается сердце твоё. Твори волю пославшего тебя». Вскоре этот красноармеец, простой крестьянин, оказался в больнице для душевнобольных. Каждую ночь он видел во сне убитого святителя, благословляющего его.

Священномученик Макарий (Гневушев), епископ Орловский, причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Иоанна

(Бояршинов Иван, +04.09.1918)

Священномученик Иоанн Бояршинов был священником церкви села Сепычи Оханского уезда Пермской губернии. 4 сентября 1918 года он был расстрелян. Поводом для убийства послужил колокольный звон, которым батюшка созывал прихожан на церковную службу. Видимо, нечистая совесть новой безбожной власти не могла потерпеть содержащегося в звуках колокола укора и призыва к покаянию. На юбилейном архиерейском соборе Русской Православной Церкви в 2000 году отец Иоанн Бояршинов был причислен к лику святых.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Алексия

(Наумов Алексей, +04.09.1918)

Священномученик Алексий Наумов был священником заводской церкви села Очера в Оханском уезде Пермской губернии. 4 сентября 1918 года, после жестоких пыток и издевательств, он был расстрелян красноармейцами в селе Сепычи (Оханский уезд Пермской губернии). Отец Алексий был причислен к лику святых мучеников на юбилейном архиерейском соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика Феодора, епископа Пензенского

(Смирнов Владимир Алексеевич, +04.09.1937)

Священномученик Феодор, в миру Владимир Алексеевич Смирнов, родился 17 января 1891 года в селе Козловка (ныне в Лопатинском районе Пензенской области) в семье псаломщика. Окончил Саратовскую Духовную Семинарию, затем (в 1916 году) — Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. С 1916 по 1918 годы преподавал историю и другие предметы в средних учебных заведениях города Вольска Саратовской губернии, в 1918 – 1919 гг. работал в различных учреждениях в г. Саратове. В 1919 – 1920 гг. служил в Красной Армии, в Донской Северо-Кавказской дивизии, инструктором школьного отдела и политотдела. В 1921 году работал инструктором дошкольного воспитания в саратовском РУПВОДе.

4 октября 1921 года рукоположен во иерея. Был осужден в 1924 году на один год, в 1929 году — на три года высылки в город Нарым. Освободившись, устроился священником в село Никольское Кузнецкого района Пензенской области. В 1934 году (предположительно в октябре) пострижен в монашество с именем Феодор, в апреле 1935 года переехал в Пензу. 23 сентября 1935 года состоялась хиротония иеромонаха Феодора во епископа Пензенского, а 18 октября 1936 года он уже был арестован.

Его попытка наладить управление Пензенской Церковью в условиях террора обернулась тем, что ему была инкриминирована контрреволюционная деятельность, а именно: организация из репрессированных советской властью элементов контрреволюционной группы с целью ведения агитации среди населения, направленной на свержение советской власти и установления в стране фашистской диктатуры. То есть была выбрана обычная формулировка, используемая в предвоенное время при фабрикации следственных дел. На допросах епископ Феодор держался стойко и категорически отрицал свою контрреволюционную деятельность.

5 февраля 1937 года епископ Феодор, находившийся в заключении, был уволен от управления Пензенской епархией на покой. Вместе с ним по одному делу проходило еще пять человек — арестованные в тот же день священники И. И. Умов (из Беднодемьяновска), И. К. Хорошунов (из Наровчата), Гавриил Иванович Архангельский (исполнявший обязанности псаломщика в Митрофановской церкви г. Пензы), который до того уже дважды был судим, а также священник села Ольшанки Башмаковского района А. П. Голубев и заштатный священник Василий Сергеевич Смирнов, работавший на момент ареста дезинфектором пензенского бактериологического института. Все они, кроме Хорошунова, были расстреляны в Пензе 4 сентября 1937 года, последний приговорен к 10 годам лишения свободы.

20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, епископ Пензенский Феодор (Смирнов) и иже с ним пострадавшие священники Гавриил Архангельский и Василий Смирнов были причислены к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Использован материал информационно-аналитического портала Саратовской епархии «Православие и современность»

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Василия

(Смирнов Василий Сергеевич, +04.09.1937)

Священномученик Василий Сергеевич Смирнов родился 2 декабря 1889 года в селе Казеевке Наровчатского района. В 1912 году окончил Пензенскую Духовную Семинарию и был назначен на должность псаломщика в соборной церкви города Чембара, а также утвержден законоучителем 2-го мужского приходского и женского двухклассного приходского училища г.Чембара. В 1913 году рукоположен во священника и направлен в Архангельский храм села Куликовка Чембарского уезда, но в том же году переведен село Вражское того же уезда. Состоял законоучителем приходских школ Куриловки, Пятины и Исаевки Чембарского уезда.

На момент первого ареста (22 ноября 1930 года) отец Василий проживал во Вражском. За выступления против гонений на Церковь 13 января 1931 года он был приговорен к восьми годам заключения в концлагерь. Наказание священник отбывал в Белбалтлаге, получив там специальность фельдшера. В 1935 году после досрочного освобождения, приехав в Пензу, он устроился на работу в больницу имени Семашко – вначале санитаром, затем регистратором и, наконец, оспопрививателем, а 15 октября перешел в бактериологический институт на должность дезинфектора.

Отец Василий был ярым противником всяких разделений в Церкви и считал, что, только объединившись вместе, духовенство и верующие смогут противостоять антирелигиозной политике советской власти. Он часто посещал Митрофановский храм, участвуя в богослужении. Пользовался большим уважением и доверием епископа Феодора (Смирнова).

23 октября 1936 года иерей Василий Смирнов был арестован по обвинению в принадлежности к нелегальной контрреволюционной организации церковников, возглавляемой епископом Феодором, однако все попытки следственных органов добиться у него признания в контрреволюционной деятельности не увенчались успехом. 4 сентября 1937 года отец Василий был расстрелян в Пензе.

По материалам сайта Пенза Православная

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Гавриила

(Архангельский Гавриил Иванович, +04.09.1937)

Священномученик Гавриил Иванович Архангельский родился 25 марта 1890 года в селе Урлейка Кондольского района в семье псаломщика. В 1917 году, окончив Саратовскую духовную семинарию, он был рукоположен в сан священника. В первый раз он был арестован 29 ноября 1929 года вместе с другими прихожанами причта села Канаевка Городищенского района. Отбыв свой пятилетний срок, священномученик Гавриил с января 1936 года служил священником в селе Покрово-Березовка Кондольского района. В апреле того же года он был переведен в Пензу в Митрофановский храм на должность псаломщика. Совершая панихиды на Мироносицком кладбище, отец Гавриил уговаривал прихожан расположенной там обновленческой Успенской церкви перейти под омофор законного архиерея – епископа Феодора (Смирнов), кафедра которого находилась в Митрофановской церкви. Это было расценено властями как антисоветская агитация. Во время допросов священник отрицал все предъявленные ему обвинения, отвечал умно и осторожно, прекрасно понимая возможность использования его ответов во вред епископу Феодору.

Седьмого августа 1937 года на закрытом заседании Тройки при УНКВД по Куйбышевской области иерей Гавриил Иванович Архангельский был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в городе Пензе 4 сентября 1937 года.

В августе 2000 года на Архиерейском Соборе иерей Гавриил Архангельский был канонизирован Русской Православной Церковью в лике новомучеников и исповедников Российских.

По материалам сайта Пенза Православная

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика Иоанна, епископа Великолукского

(Троянский Иван Ефимович, +04.09.1937)

Священномученик Иоанн, епископ Великолукский и Торопецкий (в миру Иван Ефимович Троянский) родился в 1862 году в селе Ново-Клинском Воронежской губернии в семье священника. Окончил Тамбовскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника.

В 1922 году, после смерти жены, отец Иоанн был рукоположен обновленцами во епископа. Через 2 года он прервал отношения с обновленцами, за что был запрещен ими в священнослужении.

В начале 1925 года он принес покаяние, был принят в сущем сане и назначен викарием Омской епархии. Через 7 лет епископ Иоанн был назначен на кафедру в Рыбинск. Но власти не простили ему ухода от обновленцев, и вскоре после назначения он был арестован и приговорен к трем годам ссылки. По возвращении из ссылки он был назначен епископом Великолукским и Торопецким и поселился в городе Торопце Тверской области. Получив с большим трудом от гражданских властей регистрацию и разрешение на богослужение в храмах города, он старался служить как можно чаще, за каждым богослужением обращаясь к молящимся с проповедью.

Недоброжелатели доносили в НКВД, что он в своих проповедях говорит о несомненном бытии Бога, о том, насколько большое значение имеют в нашей жизни святость и святые, а также чудотворные иконы. Но мало этого, он заманивает в церковь гостинцами и печеньем детей. Так, например, в Вознесенской церкви – он посреди храма раздавал детям конфеты и пряники.

23 июля 1937 года епископ Великолукский и Торопецкий Иоанн был арестован и заключен в Торопецкую тюрьму.

– Следствие располагает документами, что вы у себя на дому исполняете религиозные обряды. Вы подтверждаете данные следствия? – допрашивал владыку следователь.
– Да, подтверждаю, я действительно допустил однажды по усопшему отслужить панихиду в своем доме. Кроме этого, я регулярно у себя на квартире проводил вечерние и утренние службы, – ответил епископ.
– Ваши взгляды на обновленчество? – допытывался следователь.
– По каноническим правилам обновленчество – это ересь, зародилось оно давно и Православная Церковь с ним борется, – отвечал святитель.

Допрос продолжался:

– Следствие располагает данными, что вы как епископ с целью привлечения к церкви людей детского возраста практиковали в своей деятельности раздачу конфет и печенья детям, находясь в церкви и на улице. Вы эти данные подтверждаете?
– Да, признаю, – отвечал владыка, – что я иногда раздавал детям конфеты, печенье, находясь в церкви и на улице. В основе при этом у меня была жалость к детям; как нищему каждый православный подает копеечку, так и детям, я считаю, нужно оказывать внимание и заботу.

На следствие вызывались свидетели – из тех, кто готов был лжесвидетельствовать против епископа. Они показали: «Троянский, посещая церковь, произносит проповеди контрреволюционного содержания; так, в начале июля 1937 года, Троянский, будучи в Вознесенской церкви, говорил: "Апостол Павел страдал за веру христианскую, и ему были не страшны ни пытки, ни казни, а мы изменяем вере, боясь репрессий". Троянский систематически ведет борьбу с обновленчеством, в результате тринадцать священников перешло в тихоновскую ориентацию. В мае месяце, будучи в гостях у гражданина Федорова, Троянский критиковал современные моды в СССР и говорил, что эти моды неизбежно приведут к вырождению юношества» - писалось в доносе.

В справке, составленной по требованию НКВД, председатель Торопецкого горсовета написал, что епископ принимал активное участие в ходатайстве об открытии закрытых церквей города Торопца.

31 августа Тройка НКВД приговорила преосвященного Иоанна к расстрелу. Епископ Иоанн (Троянский) был расстрелян в тюрьме, ночью, 4 сентября 1937 года.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика Алексия, архиепископа Омского

(Орлов /.../ Степанович, +04.09.1937)

Священномученик архиепископ Алексий (Орлов) родился 8 февраля 1862 года в семье самарского священнослужителя, прошёл местные духовные школы и окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию, после которой служил по духовной части. В августе 1923 года он был хиротонисан во епископа Бугульминского, но вскоре отпал в обновленчество и в 1923-1924 годы временно управлял раскольнической Куйбышевскою епархией. Однако, уже в 1924-1927 годы мы видим Владыку Алексия во православных архиереях на Курганской кафедре, а в 1927-1931 гг. - последовательно на Малмыжской, Енотаевской и Сызранской кафедрах.

В августе 1931 году 60-летний архиепископ прибыл на постоянное служение в Омск. Омское служение Владыки Алексия продолжалось четыре года, до тех пор, пока в апреле 1935 года он не был арестован. До августа 1935 года Владыка Алексий продолжал значиться правящим епископом Омской епархии. 25 октября того же 1935 года он был сослан на пять лет в городок Мирзоян - крохотный райцентр неподалёку от Чимкента. Правда, в Мирзояне Владыка Алексий прожил недолго - здесь его арестовали 15 мая 1937 года, а 27 августа того же 1937 года расстреляли. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года Владыка Алексий прославлен в сонме новомучеников и исповедников Российских ХХ века.

По материалам сайта храма святой мученицы Татианы при ОмГУ им.Ф.М.Достоевского в Омско-Тарской епархии

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Александра

(Ратьковский Александр Матвеевич, +04.09.1937)

Священномученик Александр родился в 1870 году в селе Опросьево Ново-Ржевского уезда Псковской губернии в семье диакона Матфея Ратьковского. В 1891 году он окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан диакона, а в 1897 году принял сан священника. В 1906 году о.Александр был назначен в один из храмов города Торопца, где прослужил всю жизнь до своей мученической кончины.

19 марта 1931 года о.Александр был арестован в числе других православных, среди которых были епископ Великолукский Тихон (Рождественский), священники, диаконы, монахи и православные миряне, которых власти объединили в организацию, дав ей название "Усиление христианского движения".

2 апреля следователь допросил священника. На его вопросы о.Александр ответил: "Родители мои были из духовных. Отец был диаконом в Ново-Ржевском уезде, где и умер. В Торопец я приехал в 1906 году, где и служу по настоящее время. Семья у меня – восемь человек. Три сына: Анатолий служит священником в погосте Севастьяново Торопецкого уезда, ныне выслан ОГПУ, Николай – в Кременчуге, но где работает, мне неизвестно, Владимир служит в совхозе в Боровичском уезде Новгородской губернии. Четыре дочери служат на советских работах.

Священнослужителей, а также монахинь города Торопца я знаю, они сейчас арестованы, но других назвать имена и фамилии затрудняюсь. Знакомства особенного ни с кем никогда не вел, так как живу на окраине города, но по делу ко мне все же приходили. Больше сказать ничего не могу". Отец Александр был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан, по окончании которой в 1934 году вернулся в Торопец и стал служить в той же церкви. С его возвращением в храм церковная жизнь оживилась. Прихожане видели в вернувшемся к ним священнике исповедника святой православной веры. Отец Александр наладил в храме уставное богослужение, монахини пели на клиросе, одну из монахинь он назначил старостой. Этого было уже достаточно для ареста.

НКВД арестовал о.Александра 23 июля 1937 года и заключил в Торопецкую тюрьму; на следующий день следователь допросил его.

– Каковы ваши взаимоотношения с епископом Иоанном Троянским и другими священниками?
– Взаимоотношения у меня с епископом нормальные, он был у меня на квартире, был и я у него на квартире по вопросам религиозного характера.
– Вам известно, что епископ Троянский, находясь в церкви, где вы служите священником, раздавал детям конфеты с целью вербовки молящихся?
– Да, признаю, что в церкви, где я являюсь священником, епископ раздавал детям конфеты, но я... не считаю это ненормальным явлением...
– Произносил ли проповеди епископ Троянский, находясь в церкви, в которой вы состоите священником?
– Да, проповеди епископа были обычным явлением, какого они были содержания, я затрудняюсь сказать, так как я в это время потреблял Святые Дары.

31 августа Тройка НКВД приговорила о.Александра к расстрелу. Священник Александр Ратьковский был расстрелян 4 сентября 1937 года.

Использован материал книги: Игумен Дамаскин (Орловский) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3» Тверь. 2001. С. 147-149

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Михаила

(Люберцев Михаил Сергеевич, +04.09.1937)

Священномученик Михаил родился 21 октября 1883 года в городе Осташкове в семье портного Сергея Люберцева. Окончил духовное училище и с 1901 по 1907 год был учителем в 4-й приходской школе в родном городе. Решив избрать для себя новое, сугубо церковное поприще, он в 1907 году поступил псаломщиком в Преображенскую церковь города Осташкова.

В 1912 году Михаил Сергеевич был рукоположен в сан диакона к одному из храмов города Старицы и прослужил здесь до 1918 года, когда, вернувшись в Осташков, стал служить в Знаменском монастыре. Нападение большевиков на Нилову пустынь, изъятие церковных ценностей из храмов Осташкова — все эти события прошли перед глазами диакона Михаила.

В конце двадцатых годов усилилось гонение на Православную Церковь. В 1931 году ОГПУ арестовало епископа Великолукского Тихона (Рождественского) и вместе с ним духовенство Великих Лук, Торопца, Осташкова, насельников Ниловой пустыни, многих монахинь и послушниц, всего — сто девяносто одного человека: девяносто девять священноиноков и монахов, двадцать пять — белых священников и диаконов и шестьдесят семь мирян — из крестьян, офицеров царской армии и дворян. Диакона Михаила арестовали 19 марта 1931 года. Арестованных обвиняли в том, что они, вопреки распоряжению советских властей, закрывших все монастыри в области, организовали нелегальный монастырь, который высоким идеалом христианского подвига стал привлекать многих мирян, а также и в том, что они организовали кружки для школьников для изучения Закона Божьего, создали сестричества, которые действовали в Великих Луках, Торопце и Осташкове, причем среди членов сестричеств широко распространялась богословская литература. Желая придать обвинениям политический характер, власти заявили, что их религиозная деятельность привела к развалу колхозов в этих районах.

Диакон Михаил был приговорен к трем годам ссылки в Северный край. Тюремное заключение и ссылка не сломили его дух, но, наоборот, укрепили в нём веру и упование на Бога. Несмотря на то что у него была большая семья — три сына и две дочери (младшим детям было шесть и десять лет), он был полон решимости служить Богу и святой Православной Церкви до конца.

Из ссылки он вернулся в 1934 году и был рукоположен в сан священника к Успенской церкви в селе Щучье Осташковского района, где прослужил до мученической кончины в 1937 году.

Власти пытались ограничить благодатное влияние Церкви только стенами храма, всячески препятствуя священнику ходить с молебнами по дальним деревням своего прихода, исповедовать и причащать тех, кто не мог дойти до храма. Однако всех таковых о. Михаил посещал, ходил по деревням с крестными ходами и служил молебны в домах и в полях. Для своих духовных детей, прихожан, он был подлинным пастырем и душепопечительным отцом. Но не желая, чтобы его упрекали в том, что он действует, не попытавшись получить разрешение исполкома, он шел испрашивать его к властям, но почти всегда получал отказ.

18 июня верующие одной из деревень прихода обратились в сельсовет за разрешением на службу молебнов в их домах и на крестный ход с иконами в день Троицы. Сельсовет в этой просьбе верующих отказал. 22 июля о. Михаила вызвали в правление колхоза, где председатель сельсовета в присутствии колхозников стал предлагать священнику подписаться на заём.

— Подписаться на заём — это дело хорошее, — ответил священник. — Но вот мне хлеба в кооперативном магазине не продают. Мне не разрешают ходить по приходу с молебнами. А кроме того, я и так плачу очень большой налог... Но все же, я подпишусь на заём, но с условием, если вы мне разрешите совершать богослужения в домах. Например, 2 августа, на Ильин день, в деревне Лукьянове.

— Хорошо, — ответил председатель сельсовета, — пусть желающие граждане подадут по этому вопросу заявление, и сельсовет его разберет.

В тот же вечер о. Михаил позвал к себе одного из членов двадцатки и сказал:

— Представляется возможность снова просить о разрешении служить молебны по домам и о крестном ходе с иконами на Ильин день, но для этого нужно, чтобы верующие подали заявление в сельсовет. Когда придешь в сельсовет, то скажи, что если они разрешат служение молебнов, то все верующие подпишутся на заём.

Заявление было написано, подписи собраны, и все документы поданы уже на следующий день, 23 июля, но сельсовет в просьбе отказал. На другой день сотрудник НКВД подал документы на арест священника. В них он писал: «Являясь контрреволюционно настроенным, Люберцев проводил контрреволюционную агитацию, направленную к срыву проводимых мероприятий в деревне, выступил с агитацией против займа, агитируя колхозников подписываться на заём в том случае, если сельский совет разрешит совершать богослужение с хождением с иконами по деревням».

В тот же день о. Михаил был арестован и заключен в Осташковскую тюрьму. В качестве вещественных доказательств его преступлений из его дома были взяты книга сочинений святого праведного Иоанна Кронштадтского и двенадцать иллюстраций к Священной истории.

На следующий день следователь НКВД допросил священника. Отец Михаил держался в тюрьме и на допросах бесстрашно и свободно и на вопрос следователя, признает ли он себя виновным, ответил, что никоим образом не признает. Был вызван один из членов сельсовета, который показал: «Мне известно, что Люберцев говорил, что нужно добиться, чтобы сельсовет считался с верующими и что верующие должны крепко стоять за веру». Вызвали члена двадцатки, ходившего в сельсовет, который сказал: «Люберцев часто призывал верующих стоять за веру и защищать Церковь от нападок. По вопросу о положении с колхозами Люберцев часто говорил, что не надо терпеть и ждать, когда изменится жизнь к лучшему. Помню, что однажды, примерно в конце апреля месяца сего года, перед Пасхой, на заданный Люберцеву вопрос о войне, он пояснил, что война скоро будет, а кто победит — фашисты или СССР, сказать трудно, так как победа СССР над фашистами будет зависеть от того, как крестьяне пойдут защищать СССР».

Один из колхозников, вызванный на допрос, показал: «В июне месяце стояла большая засуха и не было дождя. Люберцев стал вести работу среди верующих, обрабатывая их в контрреволюционном духе и заявляя, что нужно добиться разрешения организовать по деревням ход с иконами и просить Господа Бога, как говорил Люберцев, о послании дождя. Сельсовет, конечно, в этом отказал. Тогда Люберцев повел контрреволюционную агитацию, говоря, что нет дождя потому, что прогневали Господа Бога, и что за попирание веры будут все жестоко наказаны. Помню, что мне пришлось случайно услышать, как Люберцев среди верующих по вопросу о войне говорил, что скоро будет война и что в этой войне много погибнет людей».

31 августа Тройка НКВД приговорила о. Михаила к расстрелу. Священник Михаил Люберцев был расстрелян 4 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Использован материал сайта Православие.Ru

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Феодора

(Маляровский Федор Федорович, +04.09.1937)

Священномученик Феодор – Федор Федорович Маляровский – родился в 1885 году в селе Новоорское Оренбургской области. О нем известно, что он был священником и в 30-е годы проживал в селе Гродеково Мирзоянского района Южно-Казахстанской области. 12 июня 1937 года отец Федор был арестован Мирзоянским РО НКВД. В уголовном деле он определялся как "священник тихоновской ориентации" и обвинялся в «проведении контрреволюционной троцкистско-фашистской пропаганды». На процессе отец Феодор виновным себя не признал. 31 августа 1937 года военный трибунал УНКВД СССР по Южно-Казахстанской области приговорил иерея Федора Маляровского к высшей мере наказания. 4 сентября 1937 года он был расстрелян. На юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году священномученик Феодор был причислен к лику святых.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Преподобномученика иеромонаха Илариона

(Цуриков Родион Федорович, +04.09.1937)

Преподобномученик Иларион – в миру Родион Федорович Цуриков – родился 8 апреля 1856 года в селе Кривополяны Острожского уезда Воронежской губернии и происходил из крестьянской семьи. Семья была глубоко религиозной, обе сестры будущего преподобномученика стали монахинями, а сам он отправился на Афон в Свято-Пантелеимонов монастырь и там принял постриг с именем Иларион. В 1913 году отец Иларион был вывезен с Афона по делу имябожников, судим, как написал он сам в анкете, "Трибуналом военно-полевого суда и приговорен к смертной казни за Имя Божие, освобожден за недоказанностью".

Приехав в Москву, монах поступил в число братии московского Покровского монастыря. После 1924 года отец Иларион переехал на хутор Соленый, где проживал вместе с афонским монахом отцом Иоанном (Лаба), вместе с которым вскоре был арестован по обвинению в том, что "шли против советской власти и держались за старое". Последовал приговор: 3 года ссылки в Нарымский край. После освобождения из первой ссылки в октябре 1928 года, отец Иларион опять объединился вместе отцом Иоанном (Лаба) и поселился недалеко от города Фрунзе в горах на пасеке.

2 февраля 1929 года монахи были арестованы вторично, им было предъявлено то же обвинение, что и при первом аресте. Был оглашен приговор: 3 года ссылки в город Кзыл-Орда. После освобождения из второй ссылки отец Иларион поселился в городе Мирзояне, куда к нему позднее приехали его сестры монахини Магдалина и Гавриила. Туда же через некоторое время приехал из ссылки и отец Иоанн (Лаба). Иеромонахи регулярно совершали богослужения.

Иеромонахов Илариона и Иоанна до сего дня помнят и почитают православные в г. Таразе (бывший г. Мирзоян). Приведем одно из воспоминаний: «В г. Мирзояне в 1930-е годы было много ссыльных, не имевших крыши над головой, и мои родители Иоанн и Татиана, будучи глубоко религиозными людьми и желая угодить Богу, принимали их в своем доме. Мама молилась Богу, чтобы в дом хоть бы однажды пришли священники или монашествующие. Однажды в ворота постучали, она открыла и увидела двоих монахов. Они сказали ей: "Татьянушка, ты нас звала, мы пришли к тебе". Это были сосланные в Мирзоян афонские монахи Иларион и Иоанн, и они остановились у нас. Это было в 1936 г. У о. Илариона и о. Иоанна был антиминс и они тайно служили в нашем доме Литургию. Потом отец построил во дворе келью для о. Илариона, и он весь Великий пост провел в затворе, вкушая в день одну просфору с водой. Спал он на полу на оленьей шкурке. Отец хотел поставить ему кровать с матрасом, но о. Иларион сказал: "Я буду спать на мягком и на молитву просплю". К о. Илариону иногда приходила родная сестра Наталия... Про старцев скоро узнали многие горожане и стали приходить к ним за молитвой и советом, но они принимали не всех. Отслужив Литургию на Троицу (20.06.1937 г.) они сказали: "Последний раз мы у Вас служили. Скоро нас арестуют и расстреляют". Мама говорила: "Отец Иларион, мы Вас спрячем или увезем куда-нибудь". "Нет, - говорит, - не надо. Мы хотим получить мученические венцы..."»

23 июня 1937 года последовал последний арест. Отец Иларион был обвинен в «участии в к/р организации, пораженческой агитации», в том, что он «руководитель тайного монастыря». На следствии он не признал себя виновным в участии в контрреволюционной организации. 23 августа 1937г. по делу N723, по обвинению митрополита Кирилла (Смирнова), митрополита Иосифа (Петровых), архиепископа Алексия (Орлова) и других, по которому проходили монахи, было вынесено обвинительное заключение, в котором кроме стандартных обвинений в контрреволюционной деятельности, было обвинение: "Цуриков Иларион и Лаба Иван - руководители тайного монастыря в Мирзояне, находились под руководством Кобранова и Кирилла Смирнова. Вели к/р агитацию о скором падении советской власти и восстановлении буржуазного строя, производили тайное пострижение в тайное монашество". Был вынесен приговор: высшая мера наказания. 4 сентября 1937 года отец Иларион (Цуриков) был расстрелян.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Преподобномученика иеромонаха Иоанна

(Лаба Флавиан Иванович, +04.09.1937)

Преподобномученик Иоанн – в миру Флавиан Иванович Лаба – родился 3 июля 1863 года в селе Серебия Гайсинского уезда Киевской губернии. Известно, что он поехал на Афон и стал монахом (позднее иеромонахом) афонского Свято-Пантелеимонова монастыря. В 1913 году отец Иоанн был, по всей видимости, вывезен с Афона вместе с имябожниками. После 1920 года отец Иоанн переехал на хутор Соленый (в Лабинском районе Армавирского округа Кубанской области), где жил вместе с афонским монахом Иларионом (Цуриковым), который приехал к нему из Москвы. 29 июня 1924 года монахи были арестованы по обвинению в том, что "шли против советской власти и держались за старое". Их приговорили к 3 годам ссылки в Нарымский край. После освобождения из первой ссылки отец Иоанн поселился вместе с отцом Иларионом недалеко от города Фрунзе в горах на пасеке. 2 февраля 1929 последовал второй арест. Двум духовным собратьям было предъявлено то же обвинение, что и первый раз. Новый приговор обрекал на 3 года ссылки. После освобождения отец Иоанн поехал к отцу Илариону, который уже переехал в город Мирзоян.

Весь этот период иеромонах Иоанн жил в отдельной келье, где регулярно совершал богослужения. Его посещали престарелые монахини, среди которых были и сестры о. Илариона - Магдалина и Гавриила. 24 июня 1937 года, на следующий день после ареста отца Илариона, арестовали и отца Иоанна. Как и его духовному собрату, ему было инкриминировано «участие в к/р организации, пораженческая агитация», не забыли и «руководство тайным монастырем». Тройка при УНКВД по Южно-Казахстанской области приговорила иеромонаха Иоанна (Лаба) к высшей мере наказания. 4 сентября 1937 года он был расстрелян.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Преподобномученика иеромонаха Иерофея

(Глазков Никандр Арсеньевич, +04.09.1937)

Преподобномученик Иерофей – в миру Никандр Арсеньевич Глазков – родился 27 октября 1889 года в деревне Панкратово Лежской волости Вологодского уезда Вологодской губернии и происходил из крестьянской семьи. Он окончил курс земского начального училища, а когда ему исполнилось 19 лет, он поступил в число братии Троицкого Павло-Обнорского монастыря (в Ростиловской волости Грязовецкого уезда Вологодской губернии). В обители Никандр проходил послушание хлебопека и пономаря. В 1919 году он был пострижен в мантию с именем Иерофей (что значит «освященный Богом») в память священномученика Иерофея, епископа Афинского, а в 1920 году был рукоположен в сан иеродиакона.

Тяжело переживал монах разорение и закрытие родного монастыря, последовавшие в годы советской безбожной власти. В одном из своих стихотворений он написал:

"Но вот появились недобрые люди,
Разрушили этот прекрасный цветник,
Все вырвано с корнем насильственно грубо,
И вот, как сиротка, обитель стоит".

Когда монастырь окончательно закрылся, отец Иерофей был рукоположен в иеромонаха, перемещен в Ярославскую епархию и назначен настоятелем кладбищенской церкви Введения Пресвятой Богородицы в городе Любиме. В 1930 году он был награжден набедренником. В том же году иеромонах был арестован в первый раз и приговорен к 5 годам концлагерей. После возвращения из заключения он был определен митрополитом Ярославским и Даниловским Павлом (Борисовским) на прежнее место служения.

Отец Иерофей, будучи истинным пастырем и монахом - воином Христовым, "был верен до смерти" (Откр. 2,26). В проповедях он открыто обличал безбожную власть, пророчески предрекая ее конец, грядущую войну. Он уделял много внимания молодежи, призывал верующих сплотиться вокруг Церкви, прославлял новомучеников, убиенных безбожной властью. 4 марта 1936 года он был награжден золотым наперсным крестом.

28 июля 1937 года отца Иерофея арестовали второй раз. В обвинении говорилось: "активный участник контрреволюционной группы, распространял слухи о войне, гибели соввласти, вел к/р агитацию среди верующих, восхвалял врагов народа и троцкистов". При допросах от него требовали показаний о знакомом духовенстве. Дать их иеромонах категорически отказался. 19 августа 1937 года тройка при УНКВД СССР по Ярославской области приговорила отца Иерофея (Глазкова) к высшей мере наказания, а 4 сентября 1937 года он был расстрелян в Ярославле.

По материалам Базы данных ПСТГУ