на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
09 октября (26 сентября ст.ст.)
Свт. Тихона, патриарха Московского и всея России (прославление 1989). Сщмчч. Афанасия, Александра и Димитрия пресвитеров, мчч. Иоанна и Николая (1937); сщмч. Владимира пресвитера (1939).

Святителя Патриарха Тихона

(Беллавин Василий Иванович, +07.04.1925)

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России, Небесный Покровитель нашего Университета, был прославлен для всеобщего почитания 9 октября 1989 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, в день преставления Апостола Иоанна Богослова.

Прочитать житие святителя Тихона можно на нашем сайте в разделе Небесный покровитель Университета.

Из проповеди отца Иоанна Крестьянкина:

«Одиннадцатый Всероссийский Патриарх Тихон в тяжелые, смутные дни скорби принял на себя от Бога подвиг вещать русским людям слово истины и любви. Вместе со всем народом страдал и плакал Патриарх над поруганной Родиной. "Отречемся от старого мира и построим земной рай - без Бога, без христианской совести, без послушания заветам предков, - провозглашали новые правители, - а кто не захочет нашего земного рая, кто не поверит в нас, не примет нашей веры - того уничтожим". И вот такой страшной программе противостал святой Патриарх Тихон. Семь с половиной лет он делал дело Божие, терпя поругание, насилие, не раз готовый принять мученическую кончину от злоумышленной руки.

Святой Патриарх в отличие от злобного духа времени, господствовавшего в те дни, оставался олицетворением кротости, доброты и сердечности. Современники единодушно признавали его молитвенником народным и старцем всея Руси. Тогда еще, при жизни Патриарха, они находили в нем истинную "святость, величавую в своей простоте".

В делах же Церкви Патриарх Тихон был непреклонен и тверд, особенно при защите Церкви от врагов. Его слова могут быть полезны для всех нас и теперь, в наши дни, когда Церковь снова переживает множество скорбей и бед. "Пусть погибнет мое имя в истории, лишь бы Церкви была польза".

И как Патриарх Тихон хранил Церковь в чистоте Православия в период церковной разрухи, гонений и раскола, так и нас теперь призывает он последовать его примеру, идти его путем.

"Грех растлил нашу землю, очистим сердца покаянием и молитвой", - проповедовал святитель Тихон нашим бабушкам и дедушкам. Не дойдет ли его голос и до нас, внуков их, сегодня, когда грозный ветер бед врывается без исключения в каждую дверь? Ведь многие пророчества святых мужей мы видим уже совершившимися, и чаша Божиего гнева продолжает изливаться на богоборческий мир. А Бог поругаем не бывает. И все мы тому свидетели. Терпят поругание пастыри и овцы стада Христова, но те, кто терпят и в терпении славят Бога, - восстают в славе и в силе. И после смерти продолжают они дело свое - несут свою веру, свою проповедь о Боге и жизни в Боге всем людям.

***

В 1989 году Божиим велением состоялось прославление Святейшего Патриарха Тихона. Это совершилось 26 сентября в день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова - апостола любви, что очень знаменательно и имеет таинственный смысл. В жизни Божиих людей, как в жизни любого человека, не бывает ничего случайного, ибо миром правит Бог, у Которого все существует в гармонии, устрояется со смыслом. Только надо иметь очи, чтобы видеть.

Основным знамением всей жизни Патриарха Тихона, по его же определению, были слова Святого Евангелия от Иоанна, которые духовным слухом услышал он в день своей архиерейской хиротонии: "Симоне, сыне Ионин, любиши ли Мя?.." - обращается Господь к ученику (Ин. 21, 15). И эти слова Господа звучали для Патриарха вопросом всегда, всю его жизнь: "Тихоне! Любиши ли Мя?" И он всегда отвечал: "Ей, Господи, Ты веси, яко люблю Тебя!" Он любил, даже до смерти, всей своей жизнью, всеми делами своими.

И этот же вопрос Святейший Патриарх негласно задавал всякому, кто встречался на его жизненном пути. И эти слова обращал он и к пастве российской: "Русь, любишь ли ты Господа?" И многие, многие сподвижники и современники его отвечали ему верностью любви, следуя за своим Патриархом и отцом, даже до смерти крестной, к святости своей.

А в наши дни уже от святых мощей святителя Тихона слышит Русь этот вопрос. Ибо теперь только слова: "Ей, Господи, мы любим Тебя", воплощающиеся в жизнь, обещают нам жизнь. А нерешительность, двоедушие, безразличие ходатайствуют смерть, и смерть не только духовную.

Жизнь Святейшего Патриарха Тихона напоминает о Боге. Жизнь Святейшего Патриарха Тихона свидетельствует о Боге. Его жизнь, кончина и упокоение со святыми призывают Русь очнуться от сна духовного, чтобы ожить в Боге, чтобы жить в Боге.»

Отец Иоанн Крестьянкин. Слово в Неделю 4-ю Великого Поста. «О преподобном Иоанне Лествичнике и его "Лествице" и к перенесению мощей святителя Тихона, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси». 23 марта (5 апреля) 1992 года

Страница святителя Тихона в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Афанасия

(Докукин Афанасий Васильевич, +09.10.1937)

Священномученик Афанасий родился 18 января 1899 года в селе Верхний Любаш Любашского уезда Курской губернии в семье крестьянина Василия Докукина. Когда Афанасию исполнилось пятнадцать лет, он лишился отца и матери и перешел жить к своей тетке. По окончании второклассного училища он стал с 1914 года служить псаломщиком в одном из храмов Фатежского уезда Курской губернии. В 1923 году митрополит Курский и Обоянский Назарий (Кириллов) рукоположил его в сан диакона к Михаило-Архангельской церкви в селе Линцы Фатежского района, а в 1925 году — во священника к Введенской церкви села Кочетно Льговского района.

В 1933 году власти арестовали отца Афанасия за неуплату налогов и приговорили к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Освободившись в 1935 году, он был направлен служить в храм в село Стариково Талдомского района Московской области, а в августе 1936 года переведен в Никольскую церковь в село Никульское, где служил до дня ареста.

3 сентября 1937 года сотрудник НКВД допросил одного из лжесвидетелей, пастуха местного колхоза, и он согласился подписать показания, необходимые НКВД. 4 сентября отец Афанасий был вызван в местное отделение милиции для допроса, но поскольку все сотрудники НКВД были заняты, его допросила паспортистка, задавая ему вопросы биографического характера.

11 сентября священник все же был арестован и первое время находился в тюрьме в городе Загорске. 14 сентября следователь допросил его.

— Обвиняемый Докукин, признаете ли вы себя виновным в распространении антисоветских слухов о войне, а также в проведении антисоветской деятельности и агитации?
— Виновным в проведении антисоветской деятельности и антисоветской агитации я себя не признаю, так как антисоветской деятельности не проводил и антисоветской агитацией не занимался. Больше показать ничего не могу.

15 сентября следствие было закончено и отец Афанасий был переведен в одну из тюрем города Москвы. Здесь, 22 сентября, его снова допросили.

— Кто из вашей семьи раскулачивался, лишался избирательных прав или получал твердое задание? — спросил следователь.
— Твердое задание я получил в 1932 году, с 1919 года лишен избирательных прав, в 1933 году хозяйство было раскулачено.
— Признаете вы себя виновным в проводимой вами контрреволюционной работе?
— Нет, — ответил священник.

На этом допросы были закончены. 26 сентября тройка НКВД приговорила отца Афанасия к расстрелу. Священник Афанасий Докукин был расстрелян 9 октября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Использован материал сайта Православие.Uz

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Александра

(Левитский (Левицкий) Александр Михайлович, +09.10.1937)

Священномученик Александр родился в 1876 году в Москве в семье священника Михаила Ивановича Левитского. По окончании в 1900 году Московской Духовной академии Александр Михайлович получил место преподавателя гражданской истории и словесности в Мариинском епархиальном училище, а также русского языка и словесности в Филаретовском женском училище в Москве. 12 марта 1904 года отец Александр был определен на место священника к Троицкой, что в Троицкой слободе, церкви (которую впоследствии стали называть Троицкая церковь на Самотёке), где во времена гонений на Церковь разместилась резиденция Патриарха Тихона.

Отец Александр заведовал церковно-приходской школой при Троицком храме и преподавал Закон Божий там, а позже еще и в 5-й женской гимназии и в мужской гимназии, учрежденной А.В.Адольфом. В 1911 году отец Александр стал членом приходского совета Троицкого храма.

В 1917 году батюшку наградили наперсным крестом, в 1921-м возвели в сан протоиерея. Весной 1923 года в Троицкий храм назначили нового настоятеля, признавшего обновленцев, к нему присоединились другие священники, и отец Александр принял решение покинуть храм. Однако ради паствы он задержался здесь на некоторое время. Не желая подчиняться живоцерковникам и признавать их, отец Александр оказался в сложном положении. 30 июня 1923 года батюшка подал настоятелю храма заявление, в котором написал, что не имеет ничего общего с новообразованной обновленческой общиной, и с 1 июля прекратил свое служение в Троицком храме. Уже 6 июля священника арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму по обвинению в антисоветской агитации.

18 сентября 1923 года следователь, ведший дело отца Александра, составил заключение: «Ввиду отсутствия достаточных улик, могущих подтвердить факт его преступности… по подозрению в произнесении провокационных речей и контрреволюционных деяний на почве якобы религиозных гонений на Церковь, следствием подтвердить его виновность не удалось».

22 сентября 1923 года Коллегия ОГПУ постановила освободить протоиерея Александра из-под стражи.

В 1924 году батюшку назначили в Скорбященский храм при Екатерининской больнице, где он прослужил до перевода в 1926 году в Преображенскую церковь в Спасском в Москве, а затем в Знаменский храм села Ховрина Красногорского района Московской области, служение в котором оборвалось его арестом во время массовых гонений в конце тридцатых годов.

22 марта 1937 года некий член районного совета подал уполномоченному районного НКВД жалобу. «Считаю крайне необходимым как член ВКП(б) сообщить Вам, – писал он, – стражу пролетарской диктатуры, следующее: по поручению районного прокурора… мне было поручено проверить жалобу… При проверке выяснено, что… застройщики А.Д.Левитская с мужем-священником… ведут антисоветскую контрреволюционную агитацию…

Член ВЛКСМ Балин, который проживает в одном доме с ними, говорит, что революционных песен петь не разрешают. Несмотря на то, что улица освещена электричеством, они категорически запрещают проводить в дом электричество и радио.

Хуже всего, что они не признают органов власти и их представителей…»

10 сентября 1937 года протоиерея Александра арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму. На допросе батюшка отвечал, что никаких разговоров, кроме как о домашнем быте, со знакомыми не вел и не признал себя виновным в антисоветской деятельности.

Следователи вызвали на допрос двух свидетелей, соседей священника по дому, которые показали, что супруги Левитские выказывают противодействие мероприятиям политического и культурного характера, они вечно закрыты, какая-то конспирация, ходят к ним лица духовного звания, и о чем эти совещания, о чем там говорят, наводит всегда на подозрения. Левитские очень злобно настроены против детей-пионеров, не разрешают им играть во дворе дома, собираться группами, запрещают заводить в доме радио, петь песни.

8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Александра к смерти, и на следующий же день священник был расстрелян. Протоиерей Александр погребен в общей безвестной могиле на Бутовском полигоне.

Использован материал сайта храма иконы Божией Матери «Знамение» в Ховрине

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Димитрия

(Розанов Дмитрий Ильич, +09.10.1937)

Священномученик Димитрий родился 24 октября 1890 года в семье псаломщика Спасской церкви в селе Ивашково Волоколамского уезда Московской губернии Ильи Ивановича Розанова. В 1907 году Дмитрий окончил Волоколамское Духовное училище, в 1914-м – Вифанскую Духовную семинарию и в том же году был рукоположен во священника к Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни Московской губернии, где игумения София (Быкова) приходилась тетей его супруге.

Безмятежными были годы служения отца Димитрия в Зосимовой пустыни до того времени, пока не наступили гонения на Церковь после прихода к власти безбожников. Первые годы гонений пустынь оставалась в относительном покое, существуя под видом сельскохозяйственной коммуны. Опытная не только в духовной жизни, но и в хозяйственной, игумения Афанасия (Лепешкина), сменившая игумению Софию, которой к этому времени было около восьмидесяти лет, умело вела отношения с властями – благоразумно и выдержанно, не роняя и не принижая высокий сан руководительницы православного монастыря.

12 мая 1922 года из монастыря были изъяты на основании декрета от 23 февраля 1922 года последние церковные ценности. Отцу Димитрию удалось договориться с властями и отдать вместо риз с икон Божией Матери и Спасителя, венчика с Распятия, ризы от креста с мощами и крышки от Евангелия – серебряные монеты, медали, лампады, ложки, подстаканники, солонки и тому подобные серебряные предметы того же веса.

Гонения в начале тридцатых годов, имевшие целью истребить все признаки монашеской жизни, не обошли и не могли обойти обители. Сначала был закрыт монастырь, и монахини расселились по окрестным селам и деревням, не желая уходить далеко от стен горячо любимой обители, а в мае 1931 года все монахини и послушницы были арестованы; при аресте их разделили на две группы, в одну попала игумения Афанасия с монахинями и послушницами, в другую – священник Димитрий Розанов с монахинями и послушницами. Отец Димитрий был арестован 28 мая и заключен, как и все насельницы Зосимовой пустыни, в темницу при Наро-Фоминском отделении НКВД.

Допрошенные монахини показали, что советскую власть они считают безбожной и молитву за нее почитают грехом, что их советская власть арестовала только за то, что они веруют в Бога, и эти действия со стороны власти иначе как гонением на православную веру они не могут назвать. «Наша Церковь считается Церковью истинного христианства и стоит на позиции, занятой Петром Крутицким».

Сразу же после ареста следователь допросил отца Димитрия Отвечая на его вопросы, священник сказал, что монахинь Зосимовой пустыни он знает очень хорошо, он у них бывал, и они у него, разговор между ними касался вопросов частной жизни и воспоминаний о прошлом. Что касается разговоров на антисоветские темы, то таких разговоров не было. Говорили лишь на темы искривлений колхозной жизни и то на основании прочитанного в газетах, да того, что говорит народ в транспорте. Что касается антисоветской агитации среди крестьян, то таковой агитации не было, а какое отношение к этим вопросам монахинь монастыря, он не знает.

31 мая следователь снова допросил священника. «Со стороны монахинь, – сказал отец Димитрий, – наблюдались посещения меня... но на политическую тему мне с ними говорить не приходилось, за что их арестовали, мне неизвестно... В церкви Никола Большой Крест и в церкви на Воздвиженке бывать не приходилось, но приходилось слышать, что в этих церквях не подчиняются митрополиту Сергию, а подчиняются Петру Крутицкому. Сам я лично Петра Крутицкого не знаю... Та церковь, в которой я служу, принадлежит к сергиевской ориентации».

Многие крестьяне в 1930–1931 годах отказывались вступать в колхоз, и монахини были обвинены в том, что это именно они оказали влияние на крестьян; что ходя по домам крестьян, которые приглашали их посидеть с детьми, или, приходя за материалом для шитья и вязания, они вели религиозную проповедь, призывая крестьян посещать церковь и блюсти церковные установления и посты, что и привело, по утверждениям сотрудников ОГПУ, к массовому отказу крестьян вступать в колхозы.

16 июля 1931 года тройка ОГПУ приговорила одиннадцать насельниц Зосимовой пустыни к различным срокам заключения и ссылки. Отец Димитрий был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан, куда и был отправлен с тюремным этапом.

Вернувшись из ссылки, отец Димитрий 23 мая 1935 года получил назначение в храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в село Федоровское Волоколамского района Московской области. 31 марта 1936 года он был возведен в сан протоиерея.

В феврале 1937 года, после ареста священника Евгения Архангельского, служившего в Покровском храме в селе Ново-Васильевское Лотошинского района, отец Димитрий был переведен на его место, и здесь его застали последние гонения. Председатель сельсовета, характеризуя священника, писал, что священник Димитрий Розанов ведет антисоветскую агитацию, используя церковь, как трибуну, для антисоветской работы, и проповедует настолько успешно, что верующие плачут на его проповедях. Как пример такой проповеди председатель привел слова отца Димитрия, когда тот сказал, что как его предшественник находится в тюрьме, так возможно и ему придется страдать.

В августе 1937 года сотрудник НКВД допросил дежурных свидетелей, которые показали, что отец Димитрий человек опытный и хорошо служит, что в проповеди он призывал молиться за своего предшественника на приходе, священника Архангельского, пострадавшего от большевиков и томящегося в советской тюрьме, просил молиться и о себе, чтобы Господь его защитил, чтобы не бросили большевики и его в тюрьму, а также призывал прихожан особенно усердно молиться в дни Страстной седмицы.

Протоиерей Димитрий был арестован 8 сентября 1937 года.

– Следствие имеет фактические данные о вашей контрреволюционной деятельности, как например, следующие. 15 февраля 1937 года после окончания службы вы обратились к верующим с проповедью, в которой сказали: «Помолитесь за вашего пастыря Архангельского, помолитесь и за меня, чтобы и меня не постигла его участь». Этот факт вы признаете? – спросил его следователь.
– Да, это я признаю. Я говорил в проповеди верующим: «Архангельский, ваш пастырь, больше сюда не вернется, помолитесь за него, помолитесь и за меня».
– А вы знали, что Архангельский арестован органами НКВД как враг народа? – Да, я это знал.
– Значит, вы призывали верующих молиться за врага народа, сознательно вызывая в них сочувствие к нему?
– Да, это я признаю.
– 21 марта 1937 года вы говорили... другим священнослужителям: «В Ново- Васильевском религия советской властью разбита... Для укрепления ее у нас есть много способов: Священное Писание, беседы. Я советую вам не отказываться от церкви...» Признаете вы этот факт?
– Это я признаю. Я говорил тогда, что прислан сюда за послушание вопреки своему желанию, так как здесь работать тяжело одному, работы много... Нужен мне второй священник, и я обращался к священнику Васильевскому, чтобы он снова вернулся к священническому служению.
– Вы говорили бывшему священнику Васильевскому: «Все обещания устроить тебя на работу ничего не стоят, это обман, вся сталинская конституция – филькина грамота и обман». Этот факт вы признаете?
– Да, это я признаю, все обещания устроить его на работу ничего не стоят...
– Вы говорили: «Скоро советская власть сменится, мы приложили к этому немало усилий, и потом опять заживем по-прежнему?» Признаете этот факт?
– Нет, этого факта я не признаю.

После допросов отец Димитрий был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. 8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Протоиерей Димитрий Розанов был расстрелян на следующий день, 9 октября 1937 года, и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Использован материал книги: «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том 4» Тверь, 2006 год, стр. 192-197.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Мученика Иоанна

(Золотов Иван Павлович, +09.10.1937)

Мученик Иоанн родился в 1897 году в деревне Куприяново Дмитровского уезда Московской губернии в семье крестьянина Павла Золотова. С какого-то времени он жил в Москве, женился, и у них с женой родился сын. Будучи человеком глубоко церковным, Иван Павлович приютил у себя в 1932 году схимонахиню Александру (Червякову), с которой познакомился еще в 1924 году; он оформил ее как свою иждивенку и некоторое время, сколько ей было удобно, она жила у него.

Иван Павлович был арестован вместе со схимонахиней Александрой 26 августа 1937 года и заключен в Бутырскую тюрьму. 7 сентября он был вызван на допрос, поначалу он отказался отвечать на какие бы то ни было вопросы, подписывать протоколы допросов и вообще в какой-либо мере участвовать в следствии, но затем все же стал отвечать на вопросы.

– Как часто вы бываете у Червяковой? – спросил его следователь. – Червякову я посещаю один-два раза в три месяца.
– Обвиняемый Золотов, вы даете ложные показания. Следствию известно, что вы посещали Червякову один-два раза в пять дней.
– Нет, я это отрицаю. – Расскажите о цели вашего посещения Червяковой.
– Цель моего посещения заключается в оказании ей помощи
– Расскажите, в какой сумме выражалась денежная помощь, которую вы оказывали Червяковой.
– Моя помощь заключалась в 20-25 рублях в месяц. – Когда вы были в последний раз у Червяковой?
– У Червяковой я был в последний раз 23–24 августа и передал ей, насколько помню, пятнадцать рублей.
– Червякова вам не была родственницей, почему же вы ей оказывали денежную помощь, когда, по вашим словам, и сами нередко находились в денежном затруднении? Вы говорите, что вам не хватало денег на обеспечение семьи. Иван Павлович Золотов Москва. Бутырская тюрьма. 1937 год
– У меня до пятидесяти штук кур, яйца от них я продавал, это выходило сто пять рублей в месяц. Из этой суммы я и помогал Червяковой, жалея ее как убогую.
– Следствию известно, что у вас на квартире проживает схимонахиня Горюшкина. Расскажите, сколько времени она у вас живет и как ее зовут.
– Да, у меня на квартире проживает Евфросинья Горюшкина, и живет она у меня пятнадцать лет.
– Следствие располагает данными, что вы прославляли Червякову, она же блаженная Александра, как блаженную и прозорливую. Вы это подтверждаете?
– Нет, я это отрицаю.

Иван Павлович был обвинен в том, что «являлся участником контрреволюционной церковно-монархической группы... оказывал большую материальную помощь высланному монашеству и духовенству».

8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила Ивана Павловича к расстрелу. Иван Павлович Золотов был расстрелян 9 октября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

Использован материал книги: «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том 3» Тверь, 2005 год, стр. 99-101.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Мученика Николая

(Гусев Николай Иванович, +09.10.1937)

Мученик Николай родился 9 декабря 1919 года в Москве в семье кузнеца Ивана Гусева. Родителей своих Николай не помнил, так как отец умер во время гражданской войны, а мать – в 1920 году, и мальчик воспитывался у бабушки. В 1926 году и она скончалась. Из родственников у Николая осталась только тетка в Москве, у которой он время от времени находил себе приют. Потеряв дом внешний, он нашел свой дом в церкви. Лишившись родственников кровных, он обрел родственников во Христе. В тридцатых годах Николай выстроил себе шалаш и вырыл землянку в лесу неподалеку от Реутова, вблизи святых источников у села Косино. Зарабатывал он тем, что собирал и сдавал утильсырье, а так же собирал и продавал грибы, и на эти средства жил.

Впоследствии, собирая материал для обвинения Николая, следователь спросил одного из свидетелей, знает ли он Колю, кто он такой и чем занимается. Свидетель ответил: «Да, Колю знаю. Это Николай Иванович Гусев, блаженный Николай. Проживал он в шалаше, километрах в восьми от Косино в Никольском лесу. Занимается он исцелением обращающихся к нему верующих, считает себя за блаженного и прозорливого. В шалаше он имеет иконы, лампады. Исцеления он проводит путем выдачи пузырьков с водой. Прославившись блаженным и прозорливым, Гусев имеет среди верующих большой авторитет, в силу чего к нему началось большое паломничество верующих с целью получения исцеления. Кроме того, Гусев благоустраивает новые святые источники на Святом озере, которых им на сегодняшний день открыто уже четыре. Всем необходимым, питание и одеждой, Гусев снабжался церковницей из села Косино. К Гусеву приезжают на исцеление из разных мест.

Сотрудники НКВД, устроив засаду в лесу, неподалеку от шалаша, в котором жил Николай, 19 сентября 1937 года арестовали его. Он был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве и в тот же день допрошен. Отвечая на вопросы следователя, Николай сказал: «Паспорта у меня нет, жить мне негде. Я решил построить себе шалаш в лесу и там проживать. Шалаш строил я один и сам. В этом шалаше я повесил иконы и устроил пять лампадок. Масло для лампадок я приобретал в аптеке. Сегодня я проходил по лесу, возвращаясь из Реутова, и встретился с неизвестной мне гражданкой, которая спросила, где я живу. Я ей показал свой шалаш. Тогда эта женщина спросила, не страшно ли мне одному жить в лесу. Я ей ответил, что не страшно. И только хотел войти в шалаш, как меня задержали работники милиции и доставили в отделение».

- Кто строил шалаш в лесу Реутовского района, - спросил следователь.
- Шалаш строил я среди лета для жилья, - ответил Николай.

Это был последний вопрос краткого допроса. Когда следователь потребовал, чтобы Николай расписался под протоколом допроса, тот категорически от этого отказался. 8 октября тройка НКВД приговорила Николая к расстрелу. Николай Иванович Гусев был расстрелян 9 октября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне в Бутово под Москвой.

И

спользован материал сайта прихода храма Успения Пресвятой Богородицы в Косино г. Москвы

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Владимира

(Вятский Владимир Михайлович, +09.10.1939)

Священномученик Владимир (Владимир Михайлович Вятский) родился в 1879 году в селе Вятское Даниловского уезда в семье священнослужителя. Он служил псаломщиком в церкви, позднее принял сан священника. В 1932 году, когда отец Владимир служил в селе Воскресенье Даниловского района, его обвинили в сокрытии церковных ценностей и приговорили к 3 годам ссылки. После возвращения из ссылки отец Владимир служил в селе Крутово Первомайского района. В 1937 году он был вновь арестован и обвинен в “организации группы верующих, среди которых проводил антисоветскую агитацию, высказывал террористические намерения в отношении партии и правительства”. Приговор — десять лет концлагерей. В 1939 году отец Владимир принял мученическую смерть в Темниковском лагере в Мордовии и был похоронен в братской могиле.

Использован материал сайта Ярославской и Ростовской епархии

Страница в Базе данных ПСТГУ