на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
29 октября (16 октября ст.ст.)
Св. Георгия исп., пресвитера (1931); сщмч. Евгения пресвитера (1937); сщмч. Алексия пресвитера (1938); сщмч. Иоанна пресвитера (1942)

Священноисповедника иерея Георгия

(Троицкий Георгий Александрович, +29.10.1931)

Священноисповедник Георгий Александрович Троицкий родился в 1873 году в деревне Дакищи Коломенского уезда Московской губернии. Окончил Московскую Духовную семинарию и учительствовал в церковно-приходской школе Николо-Угрешского монастыря. В 1898 году рукоположен во священника. Отец Георгий до 1903 года служил в различных селах Серпуховского района Московской области.

В 1903 году священноначалие назначило его в Спасский храм села Рай-Семеновское Серпуховского района. Каменная церковь в этом селе строилась за два периода с 1765 по 1783 год, нижний придел был посвящен святителю Дмитрию Ростовскому. В Спасском храме священник Георгий Троицкий прослужил до 1930 года и был последним в нем настоятелем. После ссылки священника храм был закрыт и разорен. Богослужения возобновились в нем в 90-х годах XX века.

Жители сел Рай-Семеновское, Станково и ряда других, входивших в приход Спасского храма, в 1929 году приняли решение о закрытии церкви. 18-летний комсомолец, председатель кружка местных безбожников, на заседании сельсовета поставил вопрос о вовлечении крестьянства в союз безбожников. Тогда же и был поставлен вопрос о закрытии церкви.

На Рождество Христово 1930 года сельсовет запретил отцу Георгию ходить по домам прихожан. «На рождественские праздники, — как рассказал впоследствии отец Георгий на допросе, — после службы я сообщил своим верующим о том, что есть слухи о закрытии храма, а также сообщил им, что есть постановление сельсовета, чтобы я на праздниках не ходил по приходу. Означенное сообщение я делал, чтобы поставить верующих в известность. Также мною было сказано о налогах, которые наложили на церковь, и как нужно поступить, так как в церкви денег нет. На мои сообщения верующие мне сказали, что как же могут закрыть церковь, когда есть верующие... просили меня, чтобы я ходил по приходу. Но боясь, чтобы не получилось какой неприятности, я их просил, чтобы они написали заявление. Здесь же заявление было написано и подписано верующими».

В этих действиях священника власти увидели антисоветское выступление и начали расследование обстоятельств случившегося.

Председатель Рай-Семеновского сельсовета, вызванный 22 января на допрос, засвидетельствовал, что «со стороны нашего священника антисоветских выступлений не наблюдалось».

Несколько свидетелей сказали, что отец Георгий призывал оказать сопротивление намерениям власти закрыть в селе храм. На допросе отец Георгий виновным себя не признал, заявив, что «антисоветской деятельности не вел».

2 февраля 1930 года священник Георгий Троицкий был арестован и заключен в Серпуховский исправительно-трудовой дом.

В результате расследования было составлено обвинительное заключение, в котором вина священника была сформулирована так: «в январе 1930 года священник Троицкий в Рай-Семеновской церкви с амвона произнес речь, в которой жаловался на плохое житье, что церковь задавили налогами и т.д. Зажигательные слова Троицкого настолько подействовали на присутствующих, что последние учинили шум и делали всевозможные выкрики против отдельных представителей власти. Ввиду того, что по делу не собрано достаточно доказательств для предания виновного суду, дальнейшее следствие прекратить, но принимая во внимание усилившуюся активность и сопротивление классовых врагов и социальную опасность обвиняемого, в порядке постановления ВЦИК от 20 марта 1924 года объявленного в приказе ОПТУ №142 от 2 апреля 1929 года дело по обвинению Троицкого Георгия Александровича направить в Особое Совещание при коллегии ОПТУ для внесудебного разбирательства».

23 февраля 1930 года был вынесен приговор: выслать через ОПТУ в северный край на три года.

После этапа в августе 1930 года отец Георгий вместе со священником Александром Державиным, также высланным ОГПУ в северный край, поселились на жительство в деревне Усть (верст 35 от Усть-Цильмы).

По приезде оказалось, что храма в селе нет, живут раскольники старообрядцы. Квартира, в которой поселились священники, приглянулась местному учителю, поэтому духовенство заставили с нее съехать и искать новую.

Работать устроиться было негде, тяжелую физическую работу по возрасту отец Георгий выполнять не мог. Жили в большой нужде и тесноте. Порой есть было совсем нечего. На присылаемые деньги купить что-либо было негде.

6 августа 1931 года отец Георгий заболел. Прошло несколько дней, болезнь усилилась: открылась сильная рвота, боль в животе. Отец Георгий перестал есть и пить. В таком состоянии он пролежал несколько дней. Отец Георгий медленно угасал и 29 октября 1931 года он умер, предположительно от брюшного тифа.

Похоронили его селе Усть. Все время болезни за ним ухаживал священник Александр Державин, который и позаботился о его погребении. Чтоб рассчитаться за гроб пришлось продать местным жителям подрясник и сапоги отца Георгия. Отец Александр отпевал его, в дни памяти ходил служить панихиду на его могилу. Место погребения священноисповедника Георгия теперь неизвестно.

Использован материал сайта vedomosti.meparh.ru

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Евгения

(Елховский Евгений Андреевич, +29.10.1937)

Митрофорный протоиерей Евгений Андреевич Елховский родился 26 февраля 1869 года в селе Пустоша Судогодского уезда Владимирской губернии, ныне Шатурского района Московской области и происходил из семьи псаломщика. В возрасте 5 лет он лишился матери, воспитывался няней Матреной Прокофьевной. Евгений Андреевич окончил Владимирское Духовное Училище (в 1885 году) и Владимирскую Духовную Семинарию (в 1891 году), после чего в 1891-1895 годы был учителем в народной школе при Уршельской хрустальной фабрике (территория современного поселка Уршельский Гусь-Хрустального района Владимирской области).

19 ноября 1895 года Евгений Елховский был рукоположен во диакона, а 21 ноября - во иерея к храмам в Рыбной слободе города Переславля-Залесского - Введенскому и Сорокасвятскому (во имя Сорока мучеников Севастийских), находившимся по обеим берегам устья реки Трубеж. Отец Евгений был законоучителем в местных церковноприходских школах, а также членом уездного отделения Владимирского епархиального училищного совета. С октября 1907 года по ходатайству игумении отец Евгений служил в переславль-залесском во имя свт. Николая Чудотворца женском монастыре и был законоучителем в монастырской церковноприходской школе. В 1920 году он был арестован, но вскоре отпущен. В 1923 году, после закрытия монастыря, будущий священномученик служил в ставшем приходским Благовещенском храме бывшего Никольского монастыря, а с апреля 1924 года- одновременно в Спасо-Преображенском соборе Переславля-Залесского. После их закрытия служил в церкви во имя митрополита Петра. В июле 1924 года Патриархом св. Тихоном посвящен в сан протоиерея, позднее награжден митрой. Отец Евгений был знатоком и любителем церковного пения, во всех храмах, где служил, создавал прекрасные церковные хоры. Еще семинаристом в родном селе Пустоша он, обучив крестьян пению, составил церковный хор.

В сентябре 1930 года протоиерей Евгений Елховский был арестован, находился в тюрьме города Александрова, в декабре того же года был освобожден. 18 октября 1937 года Переславским райотделом НКВД арестован по делу благочинного города Переславля-Залесского протоиерея Л. И. Гиляревского. Был отправлен в тюрьму в Ярославль. Отца Евгения обвинили в принадлежности к «антисоветской церковно-монархической организации». Вины за собою он не признал. 27 октября 1937 года Особой тройкой УНКВД по Ярославской области протоиерей Евгений Елховский был приговорен к расстрелу и 29 октября расстрелян. Места расстрела и погребения батюшки точно неизвестны, скорее всего они находятся близ деревни Селифонтово Ярославского района. Священномученик Евгений был прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

В 1927 году отцом Евгением были закончены «Воспоминания», в которых описана церковная и общественная жизнь Владимира и Переславля-Залесского конца XIX - 1-й четвтерти XX века.

По материалам Православной Энциклопедии Т.17, С.55-56

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Алексия

(Никонов Алексей Михайлович, +29.10.1938)

Священномученик Алексий родился 15 октября 1881 года в Москве. Отец его Михаил Никонов работал землемером. В 1902 году Алексей Михайлович окончил Московское коммерческое училище и с 1903 года служил в армии. В 1905 году Алексей Никонов оставил службу и поступил в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1910 году.

С 1911 по 1914 год Алексей Михайлович был учителем в городе Данкове Рязанской губернии. С началом Первой мировой войны он был призван в армию и служил в Могилевской губернии прапорщиком в 11-ой Сибирской стрелковой дивизии 43-го Сибирского стрелкового полка. В 1917 году его перевели в 712-й полк, который располагался в Пинских болотах.

С декабря 1917 года по июль 1918 года Алексей Никонов командовал взводом караульной роты в городе Данкове и был помощником военного руководителя. С 1918 года Алексей Михайлович возобновил учительскую деятельность. В 1921 году он стал псаломщиком и через год, в конце августа 1922 года, был рукоположен во священника и служил в Успенской церкви подмосковного города Клин.

В мае 1922 года возник обновленческий раскол. Епископ Клинский Иннокентий (Летяев) признал незаконное обновленческое ВЦУ и тем самым уклонился в раскол. На его место Патриархом Тихоном был назначен епископ Гавриил, который выступил против раскола и антицерковной деятельности его представителей. В этом ему помогал благочинный города Клин священник Алексий Воробьев. Священник Алексий Никонов вместе со священником Алексием Воробьевым были арестованы 26 сентября 1924 года по обвинению в том, что они "без разрешения местной власти устроили в церкви города Клина собрание верующих, на котором произносили агитационные речи о гонении советской властью православия".

2 октября 1924 года родственники арестованных принесли заключенным передачу с запиской, в которой они писали: "Дорогие батюшки, отцы Алексии! Шлем все вам привет. Передаем одному отцу, Воробьеву: две пары белья, теплую рубашку, носки и портянки, а другому - две пары белья, одни теплые чулки, а другие холодные. Белье грязное смените и вышлите сейчас же нам, а также ненужную вам посуду (разумеется, пообедайте, и мы обождем). Пищу посылаем обоим общую, что можем. Не унывайте, Бог даст, скоро выпустят. Все кланяются. Хорошо бы вы были вместе, все веселей. Еще посылаем две открытки, напишите, где будете, дабы нам знать, куда приехать и вам привезти поесть. Не знаем, можно ли вам с собой взять деньги. Вы узнайте. Еще посылаем молитвенник, если таковой разрешат иметь при себе".

16 октября отец Алексий Никонов был вызван на допрос.

- Скажите, гражданин Никонов, принимали ли вы участие в нелегальном собрании, устроенном по инициативе гражданина Воробьева? - спросил следователь.
- Собрания такого не было, а священник Воробьев, созвав священника Успенского, диакона Щедрова и председателя церковного совета Еремеева, объявил им и случайно собравшемуся народу, что собрания как такового нет, а будет объявление резолюции епископа Гавриила, - ответил священник.
- Что заставило вас распространять провокационные слухи о связи ВЦУ с ОГПУ и советской властью?
- Таких слухов я не распространял.

До вынесения приговора отец Алексий находился в Бутырской тюрьме в Москве. Поскольку вины священников следствие доказать не могло, их держали несколько месяцев в тюрьме не допрашивая. 27 февраля 1925 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило священника Алексия Никонова к высылке в Нарымский край на два года.

После отбытия срока ссылки отцу Алексию было три года запрещено проживать в шести крупных областях страны. Отец Алексий поселился в селе Спас-Дощатый Зарайского района Московской области и стал служить здесь в Преображенском храме, стараясь строго исполнять богослужебный устав, во всем проявляя себя преданным пастырем Церкви Христовой.

Некий коммунист написал уполномоченному ОГПУ заявление, в котором просил "принять срочные меры для выяснения личности священника села Спас-Дощатый, который работает около двух лет в церкви попом, ведет контрреволюционную работу. Главным образом обрабатывает молодежь, рассказывает проповеди каждую службу, не по одной, а по две или по три проповеди... Я, как человек партийный, заявляю, что необходимо принять срочные меры о высылке его".

По обвинению в антисоветской деятельности отец Алексий в феврале 1930 года был арестован и заключен в Зарайском административном отделе. 10 февраля священника допросили. На вопросы следователя он ответил: "В проповедях против советской власти не выступал, говорил в отношении духа неверия, что если человек не верит, то жизнь сама обязательно приведет его к вере но, однако, советской власти не касался. В проповедях я говорил, что в школах детей учат читать и писать, а дома верующие могут учить Закону Божьему. Против коллективизации я никогда выступал, и это не мое дело. Виновным себя в антисоветской агитации не признаю. Могу добавить, что я болен туберкулезом легких с утратой восьмидесяти процентов трудоспособности, на что имеется свидетельство".

На основании свидетельских показаний было составлено обвинительное заключение, в котором вина священника была сформулирована так: "...В 1927 году, получив должность в церкви при селе Спас-Дощатый, снова повел контрреволюционную агитацию среди населения путем частых выступлений с проповедями, в которых внушал верующим, что религия жива и непобедима и будет существовать до скончания века, несмотря на гонение со стороны власти и безбожников-коммунистов. До приезда Никонова в село церковь своего лица не имела, служба совершалась только по праздникам, верующие почти не ходили. С приездом же Никонова церковь оживилась, богослужение совершалось каждый день утром и вечером с продолжительностью 4-7 часов, а также частые произнесения проповедей привлекали много верующих и в особенности женщин, не только старух, но и молодых. Никонову удалось организовать хор, куда входили преимущественно женщины и дети несовершенных лет. Кроме призыва верующих к защите религии, Никонов старался запугивать верующих и такими моментами: "аборты делать большой грех. Советская власть позволяет убивать детей, чего никогда не было, это делают только безбожники-большевики. Гражданские брак и похороны - это временная стихия, придет время, буря стихнет, православная вера будет на своей высоте"... В одну из проповедей в конце 1929 года призывал верующих помочь ему в уплате налога, ходил сам по домам своего прихода, собирал деньги и распространял контрреволюционные слухи".

Прокурор Коломенского округа, которому дело было послано на утверждение, вернул его, посчитав, что "оснований к привлечению священника Никонова к ответственности собрано недостаточно, так как показания свидетелей... не могут служить основанием для привлечения к ответственности по статье 58/10, а посему полагал бы: дело производством прекратить и Никонова из-под стражи отпустить".

Старший уполномоченный Коломенского окружного отдела ОГПУ Чесноков, ввиду вынесенного прокурором заключения о прекращении дела, решил направить его на рассмотрение тройки ОГПУ. 30 апреля 1930 года на заседании тройки было принято решение зачесть отцу Алексию в наказание срок предварительного заключения и из-под стражи освободить.

После освобождения отец Алексий продолжал служить в Преображенском храме. С августа по ноябрь 1936 года Московским управлением НКВД были арестованы несколько священников и мирян. Среди них был и отец Алексий, которого арестовали 25 сентября 1936 года. Власти обвинили его в том, что он "среди населения ведет контрреволюционную агитацию против существующего строя советской власти. В проповедях... в церкви среди верующих заявил: юношам, девицам и детям у нас в стране не дают возможности свободно посещать церковь, советская власть делает гонение на верующих. Среди духовенства делал призывы к тому, чтобы все себя вели мужественно в случае, если придется пострадать за веру".

26 сентября отец Алексий был допрошен в Зарайске.

- Где, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Федором Поздеевским и Поликарпом Соловьевым?
- С архиепископом Феодором (Поздеевским) я знаком с 1909 года в бытность его ректорства в Московской Духовной академии. После, в 1917 и 1918 годах, я с ним встречался в Даниловском монастыре, где он был настоятелем, и в 1933 году я встречался с ним в городе Зарайске у своей тещи... у которой он проживал на квартире. С архимандритом Поликарпом (Соловьевым) знаком по совместной учебе в Московской Духовной академии, и с того времени я с ним встречался до ареста, то есть до 1924 года. После освобождения я с ним встречался с 1932 года по день его отъезда из Зарайска, до начала 1936 года... Мои встречи с архиепископом Феодором продолжались до его ареста, то есть до 3 ноября 1934 года... При наших встречах с архиепископом Феодором и архимандритом Поликарпом возникали беседы на тему церковной жизни дореволюционного периода и после, при существующем строе советской власти, и главным образом касались вопроса закрытия духовных учебных заведений, разгона и закрытия монастырей и уменьшения числа верующих.

Через некоторое время отец Алексий был переведен в Бутырскую тюрьму в Москве. 9 декабря его допросил следователь Булыжников.

- Кто из попов принимал участие в обсуждении дополнений к проекту новой конституции?
- В обсуждении дополнений к проекту новой конституции принимали участие священники Иван Смирнов, Петр Соловьев и я, Никонов.
- Кто является автором контрреволюционной рукописи "Дополнение к проекту новой конституции"?
- Автором рукописи являюсь я. Написал я ее по своему собственному убеждению.
- Изложите содержание вашей рукописи "Дополнение к проекту новой конституции".
- Я в своей рукописи в качестве дополнения к проекту новой конституции выдвигал вопрос об изменении статьи 124, по которой сохраняется свобода антирелигиозной пропаганды за всеми гражданами. Я предлагал статью 124 дополнить в том смысле, чтобы нам, служителям культа, по новой конституции была представлена полная свобода религиозной пропаганды, как в церкви, так и вне ее. Устройство религиозных бесед в домах и общественных местах, религиозная пропаганда за всеми гражданами в общественных местах и в домах верующих также должны быть подтверждены новой конституцией. Выдвигал я и другие вопросы: об оживлении церковной деятельности, об ограждении церковной жизни от административного вмешательства местных сельсоветов и райсоветов, сосредоточив все это в руках верховной власти Это все я хотел сделать через Синод легальным порядком.
- Признаете ли вы себя виновным в предъявленном обвинении?
- Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю.

20 января 1937 года Особое Совещание при НКВД приговорило отца Алексия к заключению в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет.

Священник Алексий Никонов был отправлен этапом в Севжердорлаг и, находясь в заключении, скончался 29 октября 1938 года. Тело отца Алексия было погребено на отведенном кладбище поселка Кылтово Княжпогостского района Коми области на расстоянии от поселка 2,5 километра на юг.

Использован материал сайта «Клин православный»

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Иоанна

(Заседателев Иван Иванович, +29.10.1942)

Священномученик Иоанн Заседателев родился в 1867 году в Саратовской губернии в крестьянской старообрядческой семье. Женился в 16 лет. В 1885 году его отец и сам Иван присоединились к Православной Церкви. Иван не просто отошел от старообрядчества, а посвятил свою дальнейшую жизнь миссионерской деятельности среди старообрядцев, он сблизился со священниками-миссионерами, разъезжал с ними по деревням и участвовал в беседах со старообрядческим населением. В 1896 году он был рукоположен во иерея и назначен служить в единоверческой церкви села Корнеевка в Самарской губернии. В 1920 году он перешел в единоверческую церковь города Николаевска (потом город стал называться Пугачев). В 1932 году отец Иоанн был вынужден перейти служить в село Сулак, где смог прослужить только 3 месяца. В 1934 году священник был арестован Пугачевским Районным отделом НКВД в селе Корнеевка, где он прослужил 24 года. Его обвинили в "составлении и распространении рукописей антисоветского содержания с целью восстановить отсталые массы против Советской власти". На допросе отец Иоанн сказал: "Основной целью жизни считаю борьбу с атеизмом, занимаюсь сочинением богословских трактатов. Написал трактаты: "Генеалогия человека", "Всемирный потоп", "Мозг, душа и дух", "О Душе" и другие". Священника приговорили к 3 годам ссылки в Казахстан, вернулся он из ссылки только в 1939 году. Поселился в городе Пугачеве, но служить там было негде. Один человек принял отца Иоанна у себя в доме, и многие люди стали обращаться к священнику с просьбами крестить младенцев и отпевать покойников. Отец Иоанн обратился в Пугачевский горсовет за разрешением открыть молитвенный дом, но ему отказали. В сентябре 1941 года на квартиру, где жил священник, пришли с обыском. Нашли 24 церковных предмета, в том числе антиминс, копие, священное облачение. Выездная сессия Саратовского Облсуда в городе Пугачеве приговорила отца Иоанна к расстрелу, который заменили на 10 лет лагерей. 25 октября 1942 года отец Иоанн Заседателев прибыл в Карлаг НКВД в Карагандинской области, а 29 октября он скончался в лагере от правосторонней пневмонии и истощения.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»

Страница в Базе данных ПСТГУ