на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
04 ноября (22 октября ст.ст.)

Сщмчч. Серафима, архиеп. Угличского, и с ним Владимира, Александра, Василия, Александра пресвитеров и прмчч. Германа и Мины (1937); сщмчч. Николая, Николая пресвитеров и прмч. Григория (1937)


Священномученика архиепископа Серафима

(Самойлович Семен Николаевич, +04.11.1937)

Исповедник и священномученик Серафим (в миру Симеон Николаевич Самойлович) родился 19 июля 1881 г. в Полтавской губернии в семье псаломщика из Миргорода.

По окончании в 1902 г. Полтавской духовной семинарии отправился в Алеутско-Аляскинскую епархию, во главе которой в то время стоял будущий Патриарх епископ Тихон. Симеон Самойлович 1 августа 1902 года был определен на должность учителя Уналашкинской миссионерской школы. 1 июля 1905 г. он был переведен учителем двухклассной миссионерской школы в г. Ситку.

В день памяти преп. Сергия Радонежского 25 сентября 1905 г. епископ Аляскинский Иннокентий (Пустынский) постриг Симеона Самойловича в монашество с именем Серафим.

2 октября 1905 года он был посвящен в иеродиакона с причислением к Ситкинскому Архиерейскому дому. В праздник Благовещения Пресвятой Богородицы 25 марта 1906 г. был рукоположен в сан иеромонаха. В этом же году (1 августа) назначен настоятелем Нугекского прихода и начальником Нугекской духовной миссии.

25 марта 1908 г. иеромонах Серафим определен преподавателем Священного Писания и основного богословия в Ситкинской духовной семинарии. В этот же день за усердие и ревность по службе награжден набедренником.

Расстроенное здоровье побудило его подать прошение об освобождении от занимаемой должности для возвращения на родину. Просьба была удовлетворена 4 октября 1908 г. Указом Св. Синода (3 декабря 1908 г.) ему было сохранено право ношения золотого наперсного креста из кабинета Его Императорского Величества.

Служение иеромонаха Серафима в далекой Аляскинской епархии было непродолжительным, но плодотворным. Святитель Тихон высоко ценил ревностного миссионера за личное благочестие и за чуткое и умелое обращение с новопросвещенной светом Христовым паствой.

Миссионерские труды отца Серафима продолжились во Владикавказе. С 25 мая по 25 августа 1909 г. он состоял помощником епархиального миссионера Владикавказской епархии.

1 сентября отец Серафим назначается духовником Александровской духовной семинарии (в городе Ардон в Осетии) с освобождением от должности помощника епархиального миссионера. В течение некоторого времени он исполнял обязанности инспектора Семинарии (с 16 октября по 5 декабря 1909 г.). [1) РГИА, ф. 796, оп. 439, ед. хр. 787 (Послужной список. 30 января 1914 г.)]

13 апреля 1910 г. отец Серафим был поставлен наместником Могилево-Братского монастыря.

23 июня 1910 иеромонах Серафим становится наместником Ярославского Толгского монастыря. В этой должности он вновь трудится под началом владыки Тихона. 11 мая 1912 г. отец Серафим был возведен в сан игумена. В 1913 г. им была устроена сельскохозяйственная пчеловодческая школа с приютом для сирот, в которой за счет монастыря и благотворителей обучалось до 25 учеников. Благодаря щедрому пожертвованию святителя Тихона (5 тыс. рублей) был расширен монастырский странноприимный дом.

С началом войны 1914 г. игумен Серафим учредил при Толгском монастыре лазарет для раненых. Как наместник, он деятельно участвовал в подготовке и проведении праздника 600-летия монастыря (август 1914 г.). Руководил торжествами архиепископ Ярославский и Ростовский Агафангел. Для устройства празднования был учрежден комитет под председательством епископа Рыбинского Сильвестра.

Обитель во главе с ее наместником в дни юбилея приняла множество богомольцев. Были устроены навесы для ночлега и раздача хлеба. Паломники бесплатно получали образки, брошюры и листочки духовного содержания.

В 1915 году отец Серафим был назначен настоятелем Угличного Алексеевского монастыря и возведен в сан архимандрита. Он помогал Владыке Агафангелу в управлении епархией.

В 1918 г. во время жестокой расправы властей над несколькими сотнями ярославских граждан он проявлял твердость и мужество.

2 (15) февраля 1920 г. состоялась хиротония отца Серафима во епископа Угличского, викария Ярославской епархии. С июля 1922 г. епископ Серафим некоторое время находился в Ярославской тюрьме. До назначения 15 января 1924 г. временно управляющим Ярославской епархией временно управлял Харьковской епархией. 18 мая 1924г. вновь был арестован.[РГИА, фонд 831, оп.1, д.272, илл. 13-14, 25, 89.] В 1924 г. Святейший Патриарх Тихон произвел его во архиепископа.

В 1925-26 гг. в связи с пребыванием Преосвященнейшего Агафангела в Нарымской ссылке архиепископ Серафим несколько месяцев руководил Ярославской епархией. Сохранился документ от 9 (22) марта 1926 г.: "Ответы управляющего Ярославской епархией, архиепископа Угличского Серафима (Самойловича) на три вопроса Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) по поводу "григорианского раскола" и его деятелей.[Акты Святейшего Тихона, Святейшего Патриарха Московского и всея России, М., 1994, с.448-49] Владыка Серафим говорил об отсутствии у архиепископа Григория (Яцковского) и его единомышленников канонических прав возглавить Церковь: "в итоге получается явный раскол" (с.448). Архиепископ Серафим признает послание митрополита Сергия к архиепископу Григорию вызывающим восхищение в силу основательного понимания и психологически тонкого истолкования резолюции Патриаршего Местоблюстителя Петра от 19 января (1 февраля) 1926 года на докладе членов ВВЦС. [Там же, с. 449]

Конец 1925 г. в архипастырстве Серафима был особо значим. Промыслом Божием он был поставлен во главе нашей Церкви. Произошло это в сложнейший и напряженный период борьбы за сохранение преемственности руководства высшей церковной властью. Патриарший Местоблюститель митрополит Петр 23 ноября (6 декабря) 1925 г. за четыре дня до своего ареста сделал завещательное распоряжение: в случае невозможности ему осуществлять первосвятительскую деятельность в исполнение должности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя должен вступить один из трех иерархов: митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), митрополит Киевский Михаил (Ермаков), архиепископ Ростовский (будущий митрополит) Иосиф (Петровых). Высокопреосвященнейший Михаил "совершенно отклонил от себя Наше поручение". [Условная резолюция Патриаршего Местоблюстителя, митрополита Петра (Полянского) от 1 февраля 1926 г., - "Акты Святейшего Тихона ..." , с. 436] В день ареста митрополита Петра 27 ноября (10 декабря) 1925 г. митрополит Сергий был на свободе и как первый кандидат принял на себя управление церковными делами. 25 ноября (8 декабря) 1926 г. он был арестован. В исполнение обязанностей Заместителя Патриаршего Местоблюстителя вступил митрополит Иосиф (Петровых), и в тот же день подписал Завещательное распоряжение, в котором передал первосвятительские права архиепископу Свердловскому Корнилию (Соболеву) или (в случае невозможности его приступить к своим обязанностям архиепископу Астраханскому Фаддею (Успенскому), или архиепископу Серафиму (Самойловичу), если его предшественник в списке кандидатов встретит препятствие к принятию возложенных на него обязанностей.

Волей Божией Владыка Серафим стал заместителем Патриаршего Местоблюстителя, о чем он известил чад Церкви в "Послании" от 16 (29) декабря 1926 г. из Углича: "Подчиняясь воле Божией и принимая на свои слабые рамена возлагаемый на меня тяжелый Крест, считаю долгом обратиться к собратиям - епископам, пастырям и православно-верующим, умоляя их хранить преданность и послушание Св. Православной Церкви, подчиняясь только законным представителям Патриаршей Православной Церкви". [Там же, с. 490]

Архиепископ Серафим просит собратьев епископов до минимума сократить переписку и сношения с главой Церкви и предоставляет все дела, кроме принципиальных и общецерковных (как, например, избрание и хиротония во епископа), решать окончательно на местах.

В марте 1927 г. архиепископ Серафим был вызван Е.А.Тучковым в Москву и заключен во Внутреннюю тюрьму ОГПУ. Через три дня освобожден и выслан в Углич.

Владыка Серафим управлял Церковью до 30 марта (12 апреля) 1927 г. С освобождением из заключения митрополита Сергия, он передал ему свои заместительские права.

За короткий срок своего первосвятительства архиепископ Серафим проявил себя стойким исповедником и мужественным хранителем интересов святой Церкви от посягательств гнавшей ее власти. Из воспоминаний бывшего иподиакона владыки Серафима Михаила Николаевича Ярославского (последующее время они отбывали заключение в одном лагере) известно, что архиепископ Серафим отверг попытки вмешательства властей в церковные дела и отклонил предложенный состав ими Синода. [Воспоминания М.Н.Ярославского - "Надежда. Душеполезное чтение. Базель, 1994, вып. 18, с. 164-181.]

Издание "Послания (Декларации) Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) и Временного при нем Патриаршего Священного Синода об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти " (26 (29) июля 1927 г.) внесло в церковную жизнь разделения. Болезненное отношение оно вызвало и в Ярославской епархии. Митрополит Агафангел, архиепископ Серафим, митрополит Иосиф, архиепископ Варлаам (Ряшенцев), епископ Евгений (Кобранов) подписали обращение на имя митрополита Сергия. Указывая на превышение Заместителем Патриаршего Местоблюстителя канонических полномочий, иерархи выражали глубокое сожаление о избрании такого направления деятельности, при котором "начало духовное и Божественное в домостроительстве церковном всецело подчиняется началу мирскому и земному". В заключении подписавшиеся архиереи выражают верность иерархическому подчинению Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Петру и объявляют о самостоятельном управлении Ярославской епархией.

В тот же день владыка Серафим направил митрополиту Сергию личное письмо. Сохранившийся текст является драгоценным документом, свидетельствующем о его высоких христианских добродетелях бывшего заместителя Патриаршего Местоблюстителя.

Принципиально расходясь во взглядах с Заместителем Местоблюстителя, он сохраняет глубокое почтение к старшему собрату: "Мне ли, юнейшему сравнительно с Вами, писать эти строки, мне ли поучать многоопытного и многоученого Святителя Церкви Российской, но голос моей совести понуждает снова и снова тревожить Ваше широкое и доброе сердце". [Акты Святейшего Тихона ..., с. 571-72.] Письмо дышит любовью и к адресату, и к тем, кого глубоко огорчила Декларация: " Дорогой Владыка, я представляю, как Вы должны страдать! Почему же Вы испытывая эти страдания сами не желаете облегчить их тем, которые в свое время доверились Вам. С какой радостью я передавал Вам свои права заместительства, веря, что Ваша мудрость и опытность будут, содействовать Вам в управлении". [Там же , с. 571.]

Письмо обнаруживает высокий дух исповедничества Владыки. Он запечатлел его всей своей последующей страдальческой жизнью.

Наконец, в письме выражалась принципиальность автора. Он говорит о том, что Декларация лишает страдальцев за веру духовно-нравственного оправдания. То, что в ней было сказано не совсем явно, открыто было высказано в "Интервью с главой Патриаршей Православной Церкви в СССР..." (2 (15) февраля 1930 г.). На вопрос "Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется?" было отвечено: "Гонения на религию в СССР никогда не было и нет". [Там же, с. 682.]

Митрополит Сергий направил в Ярославль четыре дня спустя письмо на имя митрополита Агафангела, умоляя в нем "сохранить общение с нами, потерпев еще немного нашим немощам". Хотя послание было адресовано правящему архиерею, косвенно оно, несомненно, было обращено и архиепископу Серафиму и другим подписавшим "Обращение".

Из переписки митрополитов Агафангела и Сергия (25 марта (7 апреля) и марта 1928 г.) видно, что архиепископ Серафим был удален властями из Ярославской епархии. Из свидетельств современников можно убедиться, что он был арестован 17 февраля 1928 г. и выслан в Могилев, находясь в заключении в 6 верстах от города в Буйничьском Свято-Духовом монастыре.

29 марта (11 апреля) 1928 г. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий и Временный при нем Патриарший Священный Синод в "Постановлении" N 76 объявили прещения непринявшим Декларацию архиереям. Четвертый пункт касался архиепископа Серафима: "уволить от управления Угличским викариатством". [Там же, с. 608.] Постановление N 110, которое предположительно датируется 17 (30) мая 1928 г. усиливает меры в отношении Владыки Серафима и бывшего Пермского архиепископа Варлаама (Ряшенцева): "предать их каноническому суду православных архиереев, запретить им временно священнослужение в Ярославской и Московской епархиях и потребовать от них в месячный срок подать письменное отречение от поданного ими заявления 24 января (6 февраля) с.г. и выразить послушание Заместителю Патриаршего Местоблюстителя и Временному при нем Патриаршему Священному Синоду.

Из Буйничского Свято-Духова монастыря Владыка Серафим направил послание митрополиту Сергию, которое до нас не дошло, по мнению современников оно содержит увещание и повторяет высказанные ранее убеждения. [Там же с. 614.]

Глубокоцерковный по духу человек архиепископ Серафим, по-видимому, болезненно тяготился возникшим разделением с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя. Есть сведения, что в мае 1928 г. он примирился с митрополитом Сергием.

В марте 1929 г. Владыка Серафим вновь был арестован в г. Могилеве и осужден на три года заключения в лагере. Начинается последний этап его жизни, исполненный страданий и гонений. Мужественное исповедничество заканчивается святым мученичеством.

Отбывал заключение архиепископ Серафим в Соловецком лагере, где его посылали постоянно на тяжелые общие работы. Поднимая кирпичи на постройку двухэтажного здания, архиепископ Серафим упал с лесов и переломал себе ребра, которые неудачно срослись, что сделало его инвалидом. Осенью 1930 г. он был отправлен на строительство Беломорканала. Протопресвитер М. Польский приводит рассказ узника, отбывавшего с ним заключение. Приведем свидетельства из этого драгоценного документа: "Тут я впервые увидел... работая лекпомом при приемке этапа, архиепископа Серафима - высокого согбенного старца, с уже остриженными под машинку №1 головой и лицом ... мы, лекпомы, старались помочь Владыке, страдавшем двухсторонним хроническим плевритом при декомпенсированном миокарде и общем артериосклерозе. Раз, в конце октября, в сырой ненастный день, проходя мимо землянки - дезокамеры, где производилась дезинфекция вещей при герметически закрытой двери, а заключенный-инвалид караулил снаружи камеру ..., я услышал, что зовут меня по имени. Подойдя, я увидел продрогшего архиепископа Серафима, - "На эти посты ставят на 2 часа по очереди нас, инвалидов; я стою с 12 дня и меня не сменяют (Было около 6-ти часов вечера)". [М. Польский, протопресвитер, Новомученики российские, с. 12, 13.] Тот же свидетель рассказывает, что в марте 1932 г. Владыку освободили и направили этапом в ссылку в область Коми-зырян к северу от Вятки. "Он слабел телесно, но духом был тверд ... Больной - Владыка Серафим часто вспоминался мне в скитаниях по тюрьмам и ссылкам, когда лишенный физического общения с верующими, я мысленно в молитве поминал его; мне представлялось его кротко улыбающееся изможденное лицо и, склонив в молитве голову, я словно чувствовал на ней его исхудалую, огрубевшую, покрытую ссадинами архипастырскую руку". [Там же, с. 16.]

В 1933 г. архиепископ Серафим вновь был осужден: 3 года ссылки. Но через год мера преследования ужесточилась. Он приговаривается к 5 годам лагеря. Заключение исповедник отбывал в лагерях. 9 ноября 1937 г. священномученик Серафим был расстрелян в лагере.

Закончилась святым подвигом необыкновенно чистая, светлая и нравственно цельная жизнь, от юности до последнего издыхания отданная Богу и людям.

Архиепископ Серафим был прославлен на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 г. День памяти - 14 (27) ноября.

Использован материал сайта Православие.Ru
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Владимира

(Соболев Владимир Евгеньевич, +04.11.1937)

Священномученик Владимир – Владимир Евгеньевич Соболев родился в 1874 году в селе Дитятево Вологодского уезда и губернии и происходил из семьи священника. Образование он получил в Духовной Семинарии. Известно, что 11 августа 1935 года отец Владимир был арестован, обвинен в «контрреволюционной агитации» и приговорен Северным краевым народным судом к 10 годам ИТЛ. В 1937 году батюшка был вновь арестован в Сусловском отделении Сиблага вместе с священномучеником архиепископом Серафимом (Самойловичем), преподобномучениками архимандритом Миной (Шелаевым) и Германом (Полянским), священномучениками Александром Лебедевым, Василием Богоявленским, Александром Андреевым. Арестованных обвинили в участии в «контрреволюционной группе», проводившей «антисоветскую агитацию». Отец Владимир Соболев виновным себя не признал. Он был расстрелян 4 ноября 1937 года по приговору тройки НКВД от 28 октября. Священномученик Владимир был прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам: Православная Энциклопедия Т.8, С.642

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Александра

(Лебедев Александр Капитонович, +04.11.1937)

Священномученик иерей Александр – Александр Капитонович Лебедев - родился в 1878 году в селе Рождественка-Хава Воронежской губернии. Образование он получил в Духовной Семинарии и Духовной Академии (последнюю не закончил). Будущий священномученик служил в селах Воронежской области: Рождественка-Хава, Б.Мартын, Красный Лог, Каширское. 6 марта 1936 года батюшку арестовали. Тройка при УНКВД по Воронежской области приговорила его к 5 годам ИТЛ, после чего он был этапирован в Сусловское отделение Сиблага НКВД на лесозаготовки. В Сиблаге на отца Александра было заведено новое дело, вместе с архиепископом Серафимом (Самойловичем) и другими священномучениками он был обвинен как «участник контрреволюционной группы», в обвинении говорилось, что он «среди окружения проводил антисоветскую агитацию». 28 октября 1937 года тройка при УНКВД по Новосибирской области приговорила иерея Александра Лебедева к высшей мере наказания. Он был расстрелян 4 ноября 1937 года. Священномученик был прославлен Архиерейским Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам: Православная Энциклопедия Т.1, С.478

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Василия

(Богоявленский Василий Афиногенович, +04.11.1937)

Священномученик Василий – Василий Афиногенович Богоявленский родился в 1879году в селе Красная Мета Новгородской губернии и происходил из семьи священника. После окончания Духовной Семинарии он был рукоположен во иерея, служил в Новгородской епархии.

Отец Василий был арестован 30 декабря 1934 года по обвинению в «контрреволюционной деятельности», 10-12 июня 1935 года выездной сессией специальной коллегии Ленинградского областного суда он был приговорен к 5 годам ИТЛ и отправлен в Сусловский пункт Сибирского ИТЛ (Новосибирская область).

В сентябре 1937 года отец Василий был арестован в лагере вместе с архиепископом священномучеником Серафимом (Самойловичем) и группой духовенства, обвинен в том, что «состоял в контрреволюционной группе, возглавляемой з/к Самойловичем». Батюшка виновным себя не признал и был расстрелян 4 ноября 1937 года по приговору тройки УНКВД по Новосибирской области от 28 октября вместе со священномучениками архиепископом Серафимом, архимандритом Миной (Шелаевым), священником Борисом Ивановичем Полянским, священником Владимиром Евгеньевичем Соболевым, священником Александром Капитоновичем Лебедевым, священником Александром Александровичем Андреевым. Священномученик Василий был прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в 2000 году.

По материалам: Православная Энциклопедия Т.7, С.38-39

Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Александра

(Андреев Александр Александрович, +04.11.1937)

Священномученик Александр Андреев родился 24 февраля 1901 года в г. Москве в благочестивой семье приказчика пивоваренного завода Александра и Елены Андреевых.

С самого детства он очень любил церковную молитву и часто посещал разные храмы и монастыри Москвы. Закончив школу, Александр по настоянию родителей поступил в Московское мещанское училище и успешно его закончил по специальности «бухгалтер». В то же время он понимал, что это не его призвание, так как душа рвалась к церковному послушанию. Смутные события того времени прервали устремления благочестивого юноши, так как он был призван в ряды Красной Армии.

С 1918 по 1919 годы он служил писарем в 684-м сводном эвакуационном госпитале. В 1919 году, по окончании воинской службы, он был определен послушником Московского Вознесенского монастыря, где обычно по приезде в Москву останавливался архиепископ Уральский и Николаевский Тихон (Оболенский). Владыка предложил ему быть своим иподиаконом, а затем забрал его к себе в епархию. Своим духовным образованием Александр обязан Владыке Тихону, который постарался вложить в него глубокие богословские и церковно-канонические знания, а также смиренную любовь к церковному послушанию.

В 1921 году в г. Уральске архиепископ Тихон (Оболенский) рукоположил иподиакона Александра Андреева в сан диакона, а затем во священника. Отец Александр пожелал сочетать священство с обетом безбрачия. В 1922 году вместе с архиепископом Тихоном он возвратился в Москву и был определен на священническое место к Воскресенской церкви в Кадашах, где в течение двух лет служил вторым священником. Здесь он застал организованное еще при о. Николае Смирнове сестричество, состоявшее из прихожанок. В 1924 году Указом Святейшего Патриарха Тихона о. Александр был назначен настоятелем Софийской церкви на Софийской набережной в Москве.

25 марта 1929 года о. Александр был арестован по ст. 58 п. 10. Он обвинялся, что «являясь служителем религиозного культа, вел среди верующей массы антисоветскую агитацию, организовав и поддерживая существование нелегального сестричества», «молился за убиенных и находящихся в темницах открыто при всех с амвона и говорил проповеди религиозного содержания». Ему вменялось в вину и то, что сестричество собирало деньги и иные пожертвования «для помощи находящимся в ссылке и тюрьмах духовенству и членам церковных советов». Ни сам о. Александр, ни свидетели по данному делу не допрашивались.

Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 10 мая 1929 года священник Александр Андреев был приговорен к трем годам высылки в Казахстан. С 1929 по 1932 годы он был на поселении в г. Каркаралинске Семипалатинской области.

По окончании ссылки о. Александр был лишен права проживания в Москве. Местом проживания он выбрал Рязань, где в то время правящим архиереем был священномученик Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий. Он назначил о. Александра вторым священником Скорбященской кладбищенской церкви, а затем по возведении в сан протоиерея определил быть ее настоятелем.

В начале 1936 года в Рязани было арестовано двадцать семь человек священно-церковнослужителей и активных верующих по обвинению в организации епископом Иувеналием контрреволюционной церковной организации.

Отец Александр Андреев был арестован 14 января 1936 года и содержался под стражей в Таганской тюрьме г. Москвы. Во время следствия, на допросах, вел себя уверенно и спокойно. Никого не оговорил. Категорически отверг все обвинения, выдвинутые против него следствием.

Особым Совещанием при НКВД СССР от 4 апреля 1936 года протоиерей Александр Александрович Андреев «за участие в контрреволюционной группе» был приговорен к пяти годам заключения в концлагерь.

Для отбывания наказания он был направлен в Сусловское отделение исправительно-трудовых лагерей Западно-Сибирского края. Здесь же, в заключении, вместе с о. Александром был осужденный с ним архимандрит Мина (Шелаев), а также многие другие иерархи и духовенство Русской Православной Церкви.

В сентябре 1937 года в Сусловском отделении Сиблага было возбуждено следственное дело о существовании в лагере «контрреволюционной группы» под руководством заключенного здесь архиепископа Угличского Серафима (Самойловича). В вину этой группе вменялось саботирование работ, контрреволюционная и религиозная пропаганда. Постановлением «тройки» УНКВД Новосибирской области священномученик Александр Андреев был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 22 октября (4 ноября) 1937 года.

Деяниями Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, проходившего в г. Москве 13-16 августа 2000 года, протоиерей Александр Андреев прославлен в лике священномучеников.

Использован материал сайта храма Воскресения Христова в Кадашах
Страница в Базе данных ПСТГУ

Преподобномученика архимандрита Германа

(Полянский Борис Иванович, +04.11.1937)

Борис Полянский, будущий архимандрит Герман, родился в г. Тирaсполе в 1901 году в семье священникa-миссионерa. До закрытия Зосимовой пустыни он несколько раз приходил в обитель, однако увлекся обновленчеством и лишь в 1924 году под влиянием архиепископа Варфоломея (Ремова) принес покаяние в увлечении обновленческими идеями. В том же году он пришел в Высоко-Петровский монастырь и начал обучение в существовавшей при нем тайной Духовной академии. 17 марта 1926 года в Высоко-Петровском монастыре Борис принял монашеский постриг с именем Герман в память о духовном отце владыки Варфоломея – Зосимовском старце Германе (Гомзине).

Трогательны слова владыки Варфоломея по пострижении монаха Германа: «Брат! Божественная Путеводительница привела тебя в свою Зосимовскую обитель. Ты пришел туда и там от суеты мира, от лжи так называемой культурности потянулся к старцам, к их простоте честной и правдивой. Ты почуял, что всех их, а с ними и меня грешного, объединяет один дух батюшки отца Германа, нашего общего старца. Тебе не пришлось непосредственно учиться у него, но ты почувствовал эту великую силу, в тишине совершавшуюся, почувствовал ее во всей незаметности, во всей ее глубокой скрытости от взоров людских... И вот теперь тебе наречено его имя и, конечно, это — на пользу тебе. Как сам батюшка никогда не возносился, как его обыкновением было всегда себя осуждать, окаявать, так это пусть будет и твоим обыкновением. Не рассеивайся. Обычно мы смотрим по сторонам, за другими, и от этого нам некогда следить за собою. Видим грехи других, а своего-то не замечаем, так как, конечно, нельзя делать того и другого вместе. Внимай поэтому себе (Втор 15:9), всяким хранением храни, блюди свое сердце, этот источник жизни, это средоточие ее (Притч 4:23). Понимай, как это понимал и до сих пор сонм подвижников, как понимал это и приснопамятный батюшка, — что монах есть понуждение естества всегдашнее…»

Уже через месяц епископ Варфоломей рукоположил его во иеромонаха, а в 1932 году – в архимандрита. Став во главе одной из Петровских общин, он был очень внимателен к своим многочисленным духовным чадам, в основном, из числа молодежи.

Отец Герман был ближайшим и преданнейшим духовным сыном и помощником владыки Варфоломея. По воспоминаниям монахини Игнатии, «он часто во время службы подходил по делам к владыке и подолгу задерживался около его кресла. Он был высокого роста, ходил медленно, с раскачкой (из-за больных ног), постоянно держа ту или иную книгу под мышкой; вероятно, он помогал владыке в делах Академии, – нам, чадам других старцев, не было ничего известно об этом делании владыки». В 1932 году отец Герман защитил магистерскую диссертацию, отзыв на которую составлен священномучеником митрополитом Анатолием (Грисюком), в прошлом ректором Казанской духовной акаде­мии. Отзыв рукописный, очень подробный (занимает больше трех страниц формата А3). Заканчивается он так: «Ученая сторона диссертации довольно высока для нашего времени. Литература привлечена достаточно обширная. Автор изучил греческий язык и почти везде безошибочно переводит подлинный текст взятого церковного писателя. Он делает ряд экскурсов в литургику, в биографические тонкости. По всем этим данным и принимая во внимание условия для богословско-научных работ в нынешнее время, считаю автора... заслуживающим поощрения».

Когда община Высоко-Петровского монастыря покинула стены родной обители и перебралась в храм преподобного Сергия на Большой Дмитровке, отец Герман, по благословению владыки Варфоломея, одновременно стал часто служить также и в церкви свт. Николая в Соломенной Сторожке, где служил также и будущий свяшенномученик Василий Надеждин, и в церкви свт. Митрофания Воронежского в Петровском парке.

В январе 1933 года он был арестован по «Делу членов кружка христианской молодежи», которым руководил после смерти отца Василия Надеждина и ареста игумена Митрофана (Тихонова) с 1930 г. «Ведя работу среди молодежи, – говорил он в своих показаниях, – я преследовал перед собой задачу подготовки кадров церковного актива ревнителей Церкви».

В феврале 1933 г. было арестовано 25 человек – клириков и прихожан Высоко-Петровского монастыря, преподавателей существовавшей при нем тайной академии. Сегодня нам известно имя человека, служившего в обители и дававшего подробнейшую информацию ОГПУ обо всем, что в ней происходило. Его показания и легли в основу большинства «показаний» арестованных, которые они, выслушав, подписывали. Изучая документы следствия, протоколы допросов, необходимо помнить о критическом отношения к документам ОГПУ, и все же нельзя не обратить внимания на ту роль архимандрита Германа в монастыре, которая отмечена во многих показаниях. «Руководящую роль монастырем кроме епископа Варфоломея проводит Полянский и его помощники», «К себе на квартиру я несколько раз приглашала духовенство для совершения церковных служб… Службы эти совершал мой духовный отец Герман Полянский». «Руководящую роль нелегального кружка союза христианской молодежи последнее время занимал Полянский Борис Иванович, иеромонах Герман и Фортунатов Игорь Константинович. Их руководство нелегальным кружком христианской молодежи заключалось в об"единении кружковцев и внедрении христианских идей, а также сплочения антисоветского актива молодежи для борьбы с безбожной соввластью. На одном из нелегальных собраний кружка на кв. Надеждиной Е.С. осенью 1932 г., месяца точно не помню, Полянский говорил: "В современных событиях варварского гонения на религию, духовенство и верующих в Советском Союзе, необходимо об"единение молодежи для борьбы с безбожной соввластью. В Советском Союзе молодежь развращена всякими "культурными" мероприятиями, как-то: т.н. общественными организациями, вроде "Безбожник" и физкультура, и нам, сознательным христианам необходимо спасать молодежь от большевистского дурмана". Присутствовали на этом нелегальном собрании Столыпин, Мерцаловы М.Н. и Н.Н., Цельевы К.В. и Т.В., и Надеждина Е.С., говорили, что они готовы вести борьбу с безбожной властью и не бояться большевистских репрессии и гонения, хотя бы им грозила ссылка или тюрьма».

Вот еще несколько показаний о жизни Высоко-Петровской общины того времени, в том числе и о роли в ней архимандрита Германа, «переведенные» на язык ОГПУ. «Руководящую роль монастыря порводят Герман Полняский и вернувшийся из ссылки иеромонах Ширинский-Шихматов, а также остальные монахи до пятнадцати человек все эти монахи руководят молодежью привлекая их в послушники человек двенадцать их я не знаю по фамилии по имени знаю Бориса и Владимира. Герман Полянский устраивал у меня на квартире тайное богослужение присутствующих монашек я не помню. Также имеется при церкви штат послушниц и много монашек. Также проводятся тайные постриги в монашество но их я не знаю потому что это сугубо проводится секретно. Я на существующий строй смотрю как на наказание за грехи посланной Богом Советскую власть которая разрушает храмы и гонит религию». «…Молодежь привлекалась в чтецы и иподиаконство. Также существует штат послушниц, которые привлекаются в хор по фамилии их не знаю, знаю по именам Ольгу, Зинаиду, Елену, Надежду, всего человек до 20. Руководствуются они старцем Агафоном Лебедевым, Ширинским Николой, Полянским. Послушницы пишут рапортички о своей жизни и деятельности, но о чем конкретно я не знаю. При монастыре существует нелегальный сбор средств для сосланного духовенства, которым руководит Варвара Александровна (пред. ц. совета). За невыполнение определенных приказаний руководством монастыря вводились меры взыскания вроде отбить столько-то поклонов за непослушание. Руководство и воспитание молодежью принадлежало Полянскому».

«При церкви Сергия на Дмитровке существовал нелегальный монастырь, куда собирались монахи и монахини их разных закрытых монастырей. Вокруг вышеупомянутой церкви группировались люди настроенные против Сов. власти – благодаря чему среди прихожан проводились систематическая контр-революционная агитация. Особо злостно агитировал архимандрит Герман Полянский. Он же увлекал и постригал тайно в монашество молодежь. Мне известны несколько случаев тайных постригов в монахи и монахини. Постригались люди из числа ревнителей церкви – постоянных проверенных прихожан. Из этих людей мы имели ввиду подготовить кадры для борьбы с безбожием. ...Руководителями этого нелегального монастыря считались Герман Полянский, Исидор Скачков, Шихматов Никола недавно вернувшийся из концлагеря, Лисицин, Богоявленский, Сергеев и др. Деятельность нелегального монастыря была направлена на создание ячеек среди главным образом интеллигенции посещающих эту церковь. Вовлечение в активную работу, как ревнителей церкви, проводилось разными способами, а именно: посредством исповеди, посредством вовлечения в так называемые чтецы (читали в церкви), посредством вовлечения в хор певчим и т.п. После того как какому-нибудь руководителю становилось ясным, что тот или ной объект "укрепился", ему начинали предлагать уйти от мирской жизни и перейти в монашество. Лиц, дававших на это согласие – тайно постригали или привлекали к церковной службе иподиаконом. Таким образом практическая к.р. деятельность нелегального монастыря сводилась к подготовке контр-революционных кадров из числа лиц ревнителей церкви антисоветски настроенных. ...В указанном мною монастыре лицам провинившимся давалось наказание в виде "поклонов", в числе других этому наказанию подвергнут был и я – т.е. архимандрит Агафон за неявку на службу предложил мне выполнять, вплоть до его отмены, по 50 поклонов в день».

Архимандрит Герман был осужден на пять лет лагерей. Содержался он в Мариинском лагере в Западной Сибири, откуда присылал письма, которые в Москве разрезались на кусочки, адресованные разным чадам. К нему в лагерь по поручению владыки Варфоломея ездила его духовная дочь – Черкова Зинаида, которая (по некоторым данным) передавала ему Святые Дары. Узнав в заключении о смерти своего духовного отца, архиепископа Варфоломея, отец Герман написал два заупокойных канона, посвященных его памяти. «Светом Христовым озарени доблии мученицы, Свет Христов в мире принесоша, проливши крови ваша, и быше Тому священная жертва», – поется в одном из них.

В 1936 году от отца Германа пришло письмо, из намеков в котором близким стало ясно, что дело его пересмотрено и срок добавлен. Действительно, в 1936 году он был вновь осужден еще на пять лет и переправлен в Сиблаг в Новосибирской области. В лагере отец Герман не оставлял своего пастырского служения. Поздравляя с Пасхой 1937 года своего духовного сына, школьника Бориса Клушанцева (племянника Зинаиды Черковой), он писал ему из заключения: «Для тебя сейчас самое главное – разумно и серьезно почувствовать всю силу нашей веры, веры мучеников и исповедников. Но самое главное – исповедовать веру в жизни, чтобы сердцевина твоя была бы такая сильная и благостная, чтобы не то что слышался, а чтобы чувствовался – проявлялся хр<истиани>н». Борис сохранял веру всю свою недолгую жизнь – в 1941 году в 19-летнем возрасте он пропал без вести на Западном фронте Великой Отечественной войны.

Находясь в заключении, архимандрит Герман продолжал свой пастырский труд – тайно крестил и заступался за заключенных, хоть и знал, чем ему это грозит. В октябре 1937 года он был обвинен в систематической контрреволюционной агитации и приговорен к расстрелу вместе с архиепископом Серафимом (Самойловичем). Преподобномученик Герман был расстрелян в лагере в день празднования Кaзaнской иконы Божией Матери 4 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в августе 2000 года. Поскольку по всем официальным документам он проходил под своим мирским именем, изначально он был прославлен как священномученик Борис Полянский. Позже было установлено, что священник Борис, о котором шла речь во время канонизации, и архимандрит Герман – одно и то же лицо.

Использован материал сайта Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви
Страница в Базе данных ПСТГУ

Преподобномученика архимандрита Мины

(Шелаев Иван Власович, +04.11.1937)

Преподобномученик Мина (в миру Иван Власович Шелаев) родился 15 сентября 1882 года в с. Пересветово Дмитровского уезда Московской губернии. Отец его был выходцем из крестьянской семьи, но имея незаурядные природные способности труженика и хорошего организатора, со временем перебрался в Москву, где организовал сначала артель, а затем и небольшую фабрику по производству бахромы.

К сожалению, семейная жизнь родителей Ивана не сложилась, и в 1885 году отец и мать его разошлись. Ивану тогда было всего три, а его старшей сестре 6 лет. Для того, чтобы поставить детей «на ноги», мать его устраивается в одну из богатых московских семей домашней прислугой. Она старается не только вырастить и воспитать детей, но и дать возможное их состоянию и положению образование. Тем более, что в Иване она видит прекрасные способности к учебе. 23 марта 1896 года, в четырнадцатилетнем возрасте, он успешно заканчивает полный четырехгодичный курс обучения в Московском городском Петровско-Пятницком училище.

В период до 1906 года Ивану Власовичу приходилось служить и работать в разных местах и должностях. Так, с 1902 по 1906 год он работал меднолитейщиком на одном из заводов Москвы. В этот период он не только работает, но и усиленно занимается самообразованием. Благодаря глубоко верующей и смиренной матери, он был воспитан в истинной любви к Богу и Церкви, что и определило главное направление его устремлений к познанию. Он самостоятельно изучает Священное Писание, Святоотеческое наследие, Православно-догматическое богословие, а также труды по Истории Церкви. С этого времени у него появляется личная библиотека, которую он с любовью пополняет, считая ее своим главным богатством.

Исполненный любви к Божественному учению Спасителя, обогатившийся твердыми познаниями Православного вероучения, Иван Власович видит свое призвание в учительстве и проповедничестве спасительных заповедей Православной веры. Он успешно экстерном выдержал экзамены в Духовное училище при Московском Заиконоспасском монастыре и 11 ноября 1906 года получил свидетельство № 282 на звание учителя церковно - приходской школы. Здесь же, при монастыре, с 1906 по 1910 год он был определен и на должность учителя в монастырскую школу.

Будучи твердым сторонником возможности уврачевания старообрядческого раскола Русской Православной Церкви через единоверие, Иван Власович решает посвятить себя этой благородной цели, для чего с 23 августа 1910 года по 1913 год определяется на должность учителя церковно-приходской школы при Московском Никольском единоверческом монастыре. Здесь-то и проявляется его незаурядные миссионерские способности. В течение этих трех лет он не только учительствует, но в каникулярное время проводит публичные беседы со старообрядцами, которые имеют неизменный успех, благодаря его твердому глубокому знанию Православного вероучения.

Но все-таки главным фактором становления Ивана Власовича Шелаева как православного миссионера в среде старообрядцев явилась его духовная близость с настоятелем Никольского единоверческого монастыря игуменом Миной (Шустовым). Игумен Мина в свое время перешел в единоверие из раскола, и, много лет находясь в единоверческом монастыре, вел неустанную миссионерскую деятельность, оставив после себя ряд литературных трудов по этому направлению. Блаженная кончина игумена Мины (Шустова), последовавшая 20 апреля 1911 года, явилась для Ивана Власовича большой утратой. Со временем он не только станет достойным продолжателем его трудов, но в монашестве будет наречен тем же святым именем - Мина.

В течение 1914 года Иван Власович получает три назначения от викария Рязанской епархии, епископа Михайловского Амвросия (Смирнова). 19 августа 1914 года он определен исполняющим должность псаломщика к церкви в честь иконы Божией Матери «Знамение» села Знаменское Егорьевского уезда Рязанской губернии. В сентябре-ноябре того же года он назначается миссионером по I, а затем и по II Егорьевским Благочинническим округам. В то же время он является активным членом Егорьевского миссионерского Братства во имя Георгия Победоносца. 11 февраля 1915 года за миссионерскую деятельность среди старообрядцев Егорьевского уезда Ивану Власовичу Шелаеву выражено поощрение Его Преосвященства епископа Рязанского и Зарайского Димитрия (Сперовского).

7 марта 1915 года он был перемещен на должность миссионера по г. Егорьевску, а 15 марта назначен еще и на штатную псаломщическую должность к Егорьевскому Успенскому собору с посвящением в стихарь.

Согласно поданному прошению, Указом Рязанского Преосвященного от 5 апреля 1915 года, Иван Власович был определен в число указных послушников Рязанского Спасского монастыря с увольнением от должности псаломщикам облечением в рясофор.

12 апреля 1915 года, вдень памяти преподобномученика Мины Палестинского, убиенного стрелами от сарацин в VII веке, он был пострижен в монашество с именем Мина.

15 апреля 1915 года монах Мина (Шелаев) был рукоположен во иеродиакона, а 26 апреля того же года назначен Рязанским уездным миссионером с совмещением всех ранее ему определенных миссионерских должностей.

20 сентября 1915 года в Рязанском Спасском монастыре он был рукоположен во иеромонаха.

10 июня 1916 года «за усердие и ревность в миссионерском деле» преподано ему архипастырское благословение Преосвященного Димитрия (Сперовского), епископа Рязанского и Зарайского. Теперь проповедническая и миссионерская деятельность иеромонаха Мины распространяется не только на Егорьевский уезд и граничащий с ним Клепиковский, но и на Рязанский уезд, а так же и г. Рязань.

Главный результат своей благородной миссии он видит в примирении старообрядцев с официальной Православной Церковью, и, судя по оценке результатов трудов Рязанскими архипастырями, он это делает в основном успешно.

1 января 1917 года иеромонах Мина (Шелаев) назначается Епархиальным миссионером, а 23 января награждается набедренником. Усердие и миссионерский дар его высоко ценили не только епархиальное руководство, но и многие знавшие его служители церковные, а также простые верующие христиане. 23 марта 1917 года за проповеднические труды ему была выражена благодарность егорьевских граждан.

Грозные и смутные события 1917 года нисколько не отразились на характере деятельности Епархиального миссионера. Он с тем же усердием продолжает свое церковное послушание.

19 сентября 1919 года к архиепископу Рязанскому и Зарайскому Иоанну обратилась настоятельница Александро-Мариинского монастыря Егорьевского уезда игумения Анатолия с просьбой от имени монастырского Совета и коллектива сестер назначить иеромонаха Мину на священническое место в обители вместо уходящего на покой престарелого протоиерея Иоанна Скворцова. Иеромонах Мина поэтому поводу также обратился к Владыке с прошением, в котором говорится: «В Целях миссионерских мне желалось бы чаще бывать и пожить в Спасо-Клепиковском районе, а потому и покорнейше прошу Ваше Высокопреосвященство назначить меня исправляющим обязанности второго священника в Александро-Мариинском монастыре, откуда по исправлении своего очередного служения я буду приезжать для исправления миссионерских обязанностей в г. Рязань». На прошения игумении Анатолии и иеромонаха Мины Управляющим Рязанской епархией была наложена положительная резолюция № 2439 от 8 октября 1919 года. Так служение Мины продолжалось до 1921 года когда монастырь был закрыт, а должность Епархиального миссионера сокращена.

После этого он окончательно поселяется в Рязани, к сторожке Николо - Ямской церкви, и уже в сане игумена, а затем и архимандрита время от времени служит как священник на приходах сел Дягилево, Березники и Никуличи. Последним местом непродолжительного приходского служения архимандрита Мины была Тихвинская церковь села Никуличи, закрытая в 1935 году.

Не оставляет о. Мина и миссионерское послушание. В декабре 1935 года к нему приехали старообрядцы-беглопоповцы из с. Каверино Спасо-Клепиковского района для того, чтобы пригласить его на должность священника в их церковь. Архимандрит Мина дал им ответ, что это возможно лишь в том случае, если старообрядцы объединятся с официальной Патриаршей Православной Церковью на основе единоверия. Представители беглопоповцев после беседы отбыли для решения этого вопроса со всей общиной. Отец Мина в тот же день доложил о предложении старообрядцев Управляющему Рязанской епархией архиепископу Иувеналию (Масловскому), чему Владыка очень обрадовался и благословил начинание по воссоединению старообрядцев с Православием. Святый Владыка сказал: «Объединение всех течений старообрядцев и Православия очень желательно в настоящее время для всей Православной Церкви, которая искусственно сейчас разделена на разные течения с единственной целью уничтожения Церкви и Православия». Архимандрит Мина в этот раз свою миссионерскую обязанность по переговорам со старообрядцами не довел до конца лишь потому, что вскоре был арестован.

Лишившись возможности приходского служения, о. Мина под видом нищенства продолжал миссионерско-проповедническую деятельность, но уже не только среди старообрядцев, но и среди крестьян и колхозников сел Дягилево, Никуличи, Хамбушево и Голенчино. Теперь в своих проповедях он призывал православный народ не забывать Бога и Церковь, почитать церковные праздники, несмотря на гонения. Так как средств к существованию у него в тот момент не было, ему тайно помогали верующие этих пригородных сел. По благословению священномученика Иувеналия (Масловского), архиепископа Рязанского и Шацкого, хождение по селам, как правило, сопровождалось совершением церковных треб в домах верующих, тем самым продолжала теплиться сокровенная жизнь Церкви.

Архимандрит Мина, кроме того, имел благодать исцелять болящих, поэтому к нему обращались страждущие. Этот данный ему Богом дар впоследствии стал одной из статей обвинений. Он до самого момента ареста, живя в стесненных условиях церковной сторожки, сохранил главное свое богатство – обширную духовную библиотеку, сокровищами которой щедро делился с верующими.

5 января 1936 года, в числе 27 священно-церковнослужителей, архимандрит Мина был арестован по делу «о контрреволюционной деятельности Управлявшего Рязанской епархией Иувеналия (Масловского), архиепископа Рязанского и Шацкого». Отцу Мине, в частности, вменялось в вину, что он «систематически посещал Масловского», «среди населения вел антисоветскую агитацию о гонении на Церковь», «имея большую библиотеку религиозного характера различным верующим давал для прочтения книги», а также «занимался исцелением от различных болезней». С 5 января по 6 апреля 1936 года он содержался в Рязанской тюрьме.

На допросах архимандрит Мина вел себя твердо и уверенно, никого не оговаривая. Свою же точку зрения он излагал без лукавства и двоедушия.

Протокол допроса от 9 января 1936 года:

«Не отрицаю того, что я был недоволен начавшимся в г. Рязани закрытием церквей и передачи части их обновленцам. Были случаи, что в беседах со знакомыми неоднократно выражал им свое недовольство этими действиями советской власти...»

Протокол допроса от 13 января 1936 года:

«Советскую власть я признаю, но как верующий отрицательно отношусь к мероприятиям советской власти по вопросу закрытия церквей, которые закрываются насильственным образом против желания верующих...»

Постановлением Особого Совещания при Народном Комиссаре Внутренних Дел СССР от 4 апреля 1936 года все 27 арестованных по этому делу были приговорены к разным срокам заключения. Архимандрит Мина был осужден на пять лет ИТЛ. 6 апреля того же года с первым отходящим этапом он в группе осужденных был направлен в г. Мариинск в распоряжение начальника распредотделения Сиблага НКВД. Вместе со священномучеником Александром Андреевым, бывшим настоятелем Скорбященской церкви г. Рязани, он был определен для отбывания срока наказания в Сусловское отделение ИТЛ Западно-Сибирского края.

Спустя полтора года, в сентябре 1937 года, в Сусловском отделении Сиблага было возбуждено следственное дело о существовании в лагере контрреволюционной группы под руководством заключенного здесь архиепископа Угличго Серафима (Самойловича). В вину этой группе вменялось саботирование работ, контрреволюционная и религиозная пропаганда. По данному делу были привлечены к ответственности 15 человек. 12 из которых постановлением «тройки» УНКВД Новосибирской области были приговорены к расстрелу. Среди них священномученик Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский; преподобномученик Мина (Шелаев), священномученик Александр Андреев.

Приговор был приведен в исполнение 22 октября (4 ноября н.ст.) 1937 года.

Деяниями Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, проходившего 13-16 августа 2000 года в г. Москве, архимандрит Мина (Шелаев) прославлен как пренодобномученик.

Тропарь, глас 5

Божественным духом просвещен,/усердно послужил еси Богови /постом и молитвою,/ терпением в годину гонений и смирением./ Подражая любимому своему архипастырю/ священномученику Иувеналию,/ душу свою уготовал еси в жертву Богу чистую./ Молися, преподобномучениче Мино,/ за паству рязанскую,/ за веру Православную, за Русь Святую,/ да сохранит Отечество наше в мире и благочестии/ и спасет души наша.

Использован материал официального сайта Рязанской епархии
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Николая

(Богословский (Богославский?) Николай Иванович, +04.11.1937)

Священномученик Николай Богословский родился 3 мая 1875 года в селе Паяницы Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в семье священника Иоанна Богословского. По окончании Казанской Духовной семинарии в 1897 году он был рукоположен во священника и служил до 1918 года, когда поступил в Казанскую Духовную академию, которую к тому времени, несмотря на начавшиеся гонения, сумел сохранить ее ректор, епископ Анатолий (Грисюк).

В 1921 году о. Николай окончил академию, но служить в храме стал только с 1925 года – сверхштатным священником Свято-Духовского кафедрального собора в Петрозаводске. В 1926 году отец Николай был возведен в сан протоиерея, 30 октября 1929 года утвержден штатным священником собора. В этом же году. храм закрыли, и все его духовенство перешло служить в церковь во имя великомученицы Екатерины. Здесь отец Николай прослужил до 1937 года, когда было арестовано все духовенство храма. Священники обвинялись в создании контрреволюционной группы церковников. Протоиерея Николая забрали 31 августа и заключили в тюрьму в Петрозаводске.

Допросы начались сразу же после ареста и продолжались в течение двух месяцев. Только Богу ведомо, что пришлось пережить в условиях неволи и мучительств протоиерею Николаю, но он не подписал ни один из тех протоколов следствия, в которых следователь требовал признания в выдвинутых против него обвинениях в контрреволюционной деятельности. "Участником контрреволюционной организации я не являюсь и о существовании такой организации мне ничего неизвестно", – заявил отец Николай. 2 ноября 1937 году тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Богословский был расстрелян 4 ноября 1937 г. и погребен в общей безвестной могиле в пригороде Петрозаводска.

Тропарь гл. 4

Земли Карельстей новое украшение Добрый пастырю словесных овец, Подвигом страдания за Веру просиявый, Велие дерзновение пред Богом стяжал еси. Отче священномучениче Николае, Моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак гл. 3

В годину лютую к пастырству призванный, В церкви святыя Екатерины подвизался еси, Множество душ к покаянию и спасению приведый, Клевету богоборческую отринул еси. За Христа пострадав даже до крове, Священномучениче Николае, Ныне усердно молися о всех нас.

МОЛИТВА

О святый угодниче Божий, священномучениче Николае! Подвигом страдания за Христа в земле Карельстей просиявый, образ смирения и терпения в мученичестве своем нам явивый и клеветников своих посрамивый. Отврати от нас праведный гнев Божий, и да сподобимся молитвами твоими храмы Божий созидати и самем нам храмами Духа Святаго соделоватися. Да укрепит Господь молитвами твоими Веру нашу и избавит страну Карельскую от ересей и расколов. О, святый угодниче Божий, священномучениче Николае, моли о нас Всемилостиваго Бога и Господа нашего Иисуса Христа и его Пречистую Матерь спасение душевное получити и блаженство нескончаемое в вечном царствии Христовом наследовати. Емуже подобает всякая слава со безначальным Его Отцем и с Пресвятым Духом во веки веков. Аминь.

Использован материал информационного портала Петрозаводской и Карельской епархии
Страница в Базе данных ПСТГУ

Священномученика иерея Николая

(Ушаков Николай Иванович, +04.11.1937)

Священномученик Николай – Николай Иванович Ушаков - родился в 1876 году в городе Ярославле в семье дьякона, окончил Ярославскую Духовную Семинарию, служил священником в селе Семеновском Брейтовского района. В 1930 году по обвинению в контрреволюционной деятельности три месяца провел в тюрьме. В 1937 году он был арестован и обвинен в контрреволюционной агитации среди верующих, в привлечении молодежи в церковный хор и “обработке ее в антисоветском направлении”. Возводимой на него клеветы не признал. 4 ноября того же года отец Николай принял мученическую смерть — был расстрелян по приговору тройки УНКВД.

Использован материал сайта Ярославской и Ростовской епархии
Страница в Базе данных ПСТГУ

Преподобномученика иеромонаха Григория

(Воробьев /.../ Иванович, +04.11.1937)

Святой преподобномученик Григорий родился 20 января 1883 года в деревне Починки Кашинского уезда Тверской губернии в семье крестьянина Иоанна Воробьева и его супруги Пелагеи Егоровны. Григорий Иванович закончил три класса церковно-приходской школы и годичные фельдшерские курсы.

В 1909 году он поступил в Александро-Свирский монастырь, где был пострижен в монашество и рукоположен в сан иеромонаха. С 1915 по 1918 годы иеромонах Григорий находился на фронте, совмещая служение армейского священника с должностью фармацевта в Красном Кресте. В 1918 году он вернулся домой, помогал родным по хозяйству. В 1919 году он был призван в Красную Армию и до августа 1921 года служил ротным фельдшером. Демобилизовавшись, вернулся к родным в деревню, работал в сельском хозяйстве. В 1923 году иеромонах Григорий вернулся к священнослужению.

С 1924 года он служил священником в церкви села Коприно Мологского района Ярославской области. Предположительно в 1931 году был возведен в сан игумена. 14 октября 1936 года он был арестован за «контрреволюционные выпады против советской власти и антиколхозную агитацию» и 28 февраля 1937 года судебным заседанием Специальной коллегии Ярославского Областного суда в здании нарсуда города Мологи приговорен по статье 58, п. 10 ч. 1 УК РСФСР к лишению свободы сроком на семь лет, считая с 14 октября 1936 года, и по статьям 31 и 32 УК РСФСР к поражению в избирательных правах сроком на пять лет.

3 марта 1937 года игумен Григорий, находясь в Ярославской областной тюрьме в городе Рыбинске, послал кассационную жалобу в Специальную Коллегию Верховного Суда и 17 марта — дополнение к ней. В своей жалобе он также отрицает мнимую вину, в том числе и в злостной неуплате налогов. Так, он описывает свои трудности: «… к председателю я пришел выяснить вопрос: 28 февраля 1933 года я получил извещение о мясоналоге на 65 кг с обязательной уплатой в 10-дневный срок. Я считал это для себя тяжелым, т. к. не имел собственного скота, земли и дома не имел, и жалоба была на то, что извещение было вручено не своевременно, т. е. было трудно приобретать скотину живую, а в забитом виде и деньгами налог не принимался, скот за деньги не продавали, и мне пришлось обменять хлеб, валенки и брюки. Совершенно другая картина получилась бы, если бы извещение было вручено раньше. На выменянный хлеб я купил скотину для выполнения этой поставки.

Беседа с председателем сельсовета была уже после того, как мною налог был выплачен». Верховный Суд отклонил жалобу отца Григория. По этому делу он был реабилитирован 1 марта 1994 года.

Первоначально отец Григорий отбывал наказание в Угличском районе Ярославской области. 13 мая 1937 года он прибыл из Рыбинского этапа на двенадцатый Вольский участок Волголага. В учетной карточке указаны особые приметы: рост ниже среднего, телосложение плотное, волосы русые, глаза серые, нос обыкновенный. В лагерном деле сохранилась характеристика: «Заключенный Воробьев Г. И. в лагере с мая 1937 года. Работает санитаром, свои обязанности выполняет удовлетворительно. Поведения в быту хорошего. Дисциплинирован. В общественных мероприятиях участия не принимает. Взысканий не имеет».

Осенью 1937 года начались массовые репрессии священнослужителей. Расстреливали не только тех, кто был в это время арестован, но и тех, кто уже находился и страдал в концентрационных лагерях. Не избежал этой участи и отец Григорий. На основании ложных свидетельских показаний он был обвинен в «контрреволюционной агитации среди заключенных, высказываниях против сов. печати и колхозного строительства». Господь даровал ему силы не признать себя виновным, но приговор гонителями был уже предопределен: 28 октября 1937 года тройка при УНКВД по Ярославской области (в ведении которой находились следственные дела заключенных Волголага) приговорила преподобномученика к расстрелу. 4 ноября 1937 года, в день Казанской иконы Божией Матери, приговор был приведен в исполнение. О месте мученической смерти и захоронения святого Григория в материалах дела указаний нет, но известно, что в 1937 году происходили массовые расстрелы заключенных в лесу неподалеку от поселка Шиханы Вольского района, в овраге рядом с железной дорогой. Заключенных выводили из вагонов и тут же расстреливали, засыпая их тела в овраге. Возможно, что именно там покоятся святые мощи преподобномученика.

20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви иеромонах (игумен?) Григорий (Воробьев) был причислен к лику святых в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Использован материал информационно-аналитического портала Саратовской епархии «Православие и современность»

Страница в Базе данных ПСТГУ