на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
08 декабря (25 ноября ст.ст.)

Сщмчч. Серафима, архиеп. Смоленского, Григория, Иоанна, Василия, Космы, Иоанна, Симеона, Илариона, Ярослава, Александра, Иоанна, Виктора, Андрея, Варлаама пресвитеров и мч. Павла (1937), мч. Николая (1938)

Священномученик Серафим (Остроумов), архиепископ Смоленский, священномученик протоиерей Александр Вершинский, мученик Павел Кузовков, мученик Николай Копнинский, священномученик протоиерей Григорий Воинов, священномученик протоиерей Варлаам Попов, священномученик протоиерей Ярослав Савицкий, священномученик протоиерей Виктор Смирнов, священномученик протоиерей Иоанн Тарасов, священномученик протоиерей Иоанн Янушев, священномученик иерей Андрей Шершнев, священномученик иерей Симеон Афонькин, священномученик иерей Иоанн Владимирский, священномученик иерей Косма Коротких, священномученик иерей Иларион Соловьев, священномученик иерей Василий Парийский

Священномученика архиепископа Серафима

(Остроумов Михаил Митрофанович, +08.12.1937)

Священномученик архиепископ Серафим (в миру Михаил Митрофанович Остроумов) родился в 1880 году в Москве в семье псаломщика. Он закончил Московскую Духовную Академию и остался в ней профессорским стипендиатом. В 1904 году Михаил Митрофанович был пострижен в монашество с именем Серафим. Молодой монах отправился в Оптину Пустынь, где нес разные послушания: сначала работал на кухне, а потом исполнял обязанности канонарха. После монастырского испытания он вернулся к преподавательской деятельности в Москве.

В 1905 году молодой преподаватель Московской Академии посетил Холмщину, познакомился со своеобразием ее религиозно-национальной жизни и искренне полюбил ее. В результате он без колебаний оставил Академию и отдал себя на служение в этом крае, сперва в положении простого монаха самой бедной обители – Яблочинского Свято-Онуфриевского мужского монастыря.

Когда иеромонах Серафим поступил в этот монастырь, там было состояние такого упадка, что монастырь даже хотели закрыть. У монастыря были большие долги, и не было средств не только на их покрытие, но и на осуществление церковной деятельности. В 1906 году иеромонах Серафим занял пост наместника обители, и за несколько лет он сделал ее одним из центров религиозного и культурного возрождения Холмщины. Отец Серафим привлек в свой монастырь людей с высшим богословским и светским образованием, организовал школу псаломщиков, открыл церковно-учительские курсы, и еще несколько школ, в том числе сельскохозяйственную. При монастыре был устроен скит с великолепным храмом. На дело устроения Яблочинского монастыря отец Серафим отдал восемь лет, обитель превратилась в один из лучших монастырей, а ее настоятель стал известным церковным деятелем. В 1908 году он был удостоен сана архимандрита.

В Холмской епархии архимандрит Серафим был также благочинным всех монастырей, епархиальным миссионером, председателем Епархиального ученого совета, редактором епархиальных изданий, и с 1914 года – ректором Холмской духовной семинарии. Находясь на всех этих постах архимандрит Серафим проявлял кипучую деятельность. Как ректор семинарии он был добрым отцом для учащихся, отзывался на все их нужды. Будучи редактором церковной печати – «Холмской церковной жизни» и «Народного листка» – он сделал эти издания живыми и интересными.

За год до революционных потрясений отец Серафим был рукоположен во епископа Бельского, викария Холмской епархии. А в 1917 году стал епископом Орловским.

Во время работы Священного Собора 1917-1918-го года владыку Серафима арестовали и задержали в Орле. Ему запретили переписку, епархиальное собрание было разогнано чекистами, в архиерейском доме произведен обыск.

В 1922 году по разоренной стране прокатилась волна новых репрессий – огромное количество священнослужителей арестовывалось за сопротивление изъятию церковных ценностей. Орловского епископа также арестовали и приговорили к 7 годам заключения в строгой изоляции. Отсидев в тюрьме почти 2 года, владыка был отпущен. В это время богоборческая власть готовила новую беду для Церкви: обновленчество.

Священнослужителей не просто арестовывали, а старались склонить к сотрудничеству с новой властью, обещая прекратить гонения. Освободившись из заключения, владыка Серафим был награжден саном архиепископа. Он начал активную борьбу против обновленцев и в 1926 году вновь подвергся аресту. Служить в Орле ему больше не позволили, и святитель был переведен на Смоленскую кафедру.

Гонения на Церковь шли в советской стране постоянно, но были и периоды усиленного преследования. Священномученика Серафима (Остроумова) ни одна волна гонений не миновала: он исповеднически пострадал в связи с сопротивлением грабежу и осквернению храмов (так называемым «изъятием церковных ценностей»), затем в связи с противлением обновленчеству, а в Смоленске он встретил новый период репрессий: 30-е годы, период «большой чистки».

В 1936 году архиепископ Серафим был арестован по групповому делу как «один из руководителей контрреволюционной группы церковников», его обвиняли в том, что он «использовал религиозную трибуну в церквах для произношения контрреволюционных проповедей, в которых распространял клевету и предсказывал скорую гибель соввласти». Также в обвинении говорилось о владыке, что он «среди населения вел антисоветскую агитацию и давал попам указания для ведения работы за необходимость открытия церквей, закрытых 5-6 лет тому назад». Смоленский архиепископ был приговорен к 5 годам лишения свободы и в марте 1937-го года отправлен в Карлаг в городе Караганде. В это время шли массовые расстрелы заключенных – в лагерях освобождались места для новых жертв. Уже в ноябре владыка Серафим был арестован в числе группы из 31-го человека. Ему было объявлено о «вновь вскрывшихся обстоятельствах» по его делу.

Из лагеря архиепископа отправили этапом в последнее место его служения – Смоленск. Здесь местные власти (тройка при НКВД по Смоленской области) вынесли святителю смертный приговор. Священномученик, Смоленский архиепископ Серафим (Остроумов) был расстрелян в лесу под Смоленском 8 декабря 1937 года.

По материалам сайта радиостанции «Град Петров».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: архиеп. Серафим (Остроумов)

Священномученика протоиерея Александра, мучеников Павла и Николая

(Вершинский Александр Андреевич, +08.12.1937, Кузовков Павел Васильевич, +08.12.1937, Копнинский Николай Иванович, +15.03.1938)

Священномученик Александр родился 6 марта 1873 года в селе Кунганово Старицкого уезда Тверской губернии в семье диакона Андрея Вершинского. В 1897 году Александр окончил Тверскую Духовную семинарию и в том же году поступил псаломщиком в Борисоглебский собор в городе Старице. Женился на дочери священника Ильинской церкви в городе Торжке Михаила Никольского Еликониде.

30 января 1900 года псаломщик Александр был рукоположен во диакона к Борисоглебскому собору в городе Старице. 6 февраля того же года он был рукоположен во священника к церкви Архистратига Михаила в селе Михайловском Тверского уезда. С 20 августа по декабрь 1901 года отец Александр состоял законоучителем в Яковлевской земской школе Тверского уезда.

3 декабря 1901 года умер тесть отца Александра священник Михаил Никольский, и отец Александр 10 декабря того же года был переведен в Ильинскую церковь в городе Торжке, в которой прослужил до дня ее закрытия безбожниками в 1927 году. С 1902 по 1917 год он был в Торжке законоучителем в училище Министерства просвещения.

У отца Александра и Еликониды Михайловны родилось трое детей — две дочери, в 1912 и в 1914 году, и сын Николай в 1918 году. Николай во время богослужений помогал отцу в алтаре; с началом Отечественной войны он был призван на фронт и во время ожесточенных боев 11 сентября 1944 года пропал без вести.

После смерти тестя на плечи молодого священника легли все заботы о его многочисленной семье, притом что некоторые дети были еще малы. В 1920 году отец Александр был награжден наперсным крестом, в 1922 году возведен в сан протоиерея.

При наступлении гонений на Русскую Православную Церковь отец Александр нисколько не усомнился в выбранном им пути служения Богу и, обладая большим авторитетом среди духовенства и верующих, был в 1923 году выбран ими первым благочинным 1-го округа Тверского уезда и затем утвержден в этой должности епархиальным архиереем. В том же году он был назначен благочинным Борисоглебского монастыря в Торжке. В 1924 году протоиерей Александр был награжден палицей, в 1925 году к 25-летию его служения Святой Церкви — золотым наперсным крестом с украшениями.

После закрытия властями в 1927 году Ильинской церкви архиепископ Тверской Фаддей (Успенский) благословил общину перейти в Спасо-Преображенский собор в городе Торжке и назначил отца Александра настоятелем. Здесь он прослужил до закрытия собора в 1931 году, а затем был переведен в Николо-Пустынскую церковь. В 1932 году протоиерей Александр был награжден митрой. В марте 1937 года храм при активной поддержке властей был захвачен обновленцами и протоиерей Александр остался без места.

Повсюду разливалось пламя все более беспощадных гонений, это ясно видел и отец Александр, однако он ни на минуту не поколебался в своем решении продолжать служение Церкви. Будучи хорошо известен священноначалию, он был приглашен в марте 1937 года в Смоленский храм в поселке Ивантеевке Пушкинского района Московской области, где прослужил до дня своего ареста.

24 октября один из сотрудников администрации школы в Ивантеевке подал донос секретарю партийного комитета, который одновременно был и секретарем поселкового совета в Ивантеевке.

21 ноября 1937 года сотрудники НКВД арестовали протоиерея Александра, а через день — председателя церковного совета Павла Васильевича Кузовкова и члена церковного совета Николая Ивановича Копнинского. Все они были заключены в Таганскую тюрьму в Москве.

В тюрьме, отвечая на вопросы следователя, отец Александр сказал:

— В поселке Ивантеевка я находился в хороших взаимоотношениях с председателем церковного совета Павлом Васильевичем Кузовковым, у которого бывал в доме. Также знаком с Николаем Ивановичем Копнинским, который хотя и подал заявление о выходе из церковного совета, но все же церковный совет продолжал посещать. Других знакомых в Ивантеевке у меня нет. Сколько раз в мое отсутствие собирался церковный совет, я не знаю. Но я присутствовал на четырех совещаниях. На первом совещании под Пасху обсуждался вопрос об оплате певчим за пение на Пасху. На втором совещании, в конце мая, обсуждался вопрос о финансовом отчете. В третий раз, в июне, в здании церкви, обсуждали вопросы по ремонту церкви. И в четвертый раз, в церкви, обсуждали процесс самого ремонта, то есть говорили рабочим о ремонте, договариваясь о цене.

— Следствие располагает фактами, что в поселке Ивантеевка существовала контрреволюционная группа церковников, в которую входили Павел Васильевич Кузовков и Николай Иванович Копнинский, вдохновителем являлись вы. Следствие предлагает вам подробно рассказать, для какой цели вы проводили контрреволюционную работу, и назвать других лиц, которые входили в вашу группу, — потребовал следователь.

— В поселке Ивантеевка среди церковников никакой контрреволюционной группы не было, из числа названных лиц никто контрреволюционной агитацией не занимался и своих недовольств советской властью не высказывал, — ответил священник.

— В июле вы в церкви среди верующих говорили, что советская власть душит священнослужителей и за каждое оплошное слово дает им по пять лет. Этим вы пытались у присутствующих верующих вызвать жалость к священникам и ненависть к советской власти. Тогда же и там же вы говорили, что у духовенства нет возможности участвовать в выборной кампании, так как их все равно выбросят из органов власти верхи, хотя они будут избраны низами. Этими разговорами вы пытались дезорганизовать выборную кампанию среди верующих. Расскажите следствию, для какой цели вы занимались контрреволюционными разговорами.

— Подобных разговоров по окончании службы в церкви я никогда не вел.

— Когда вы читали проповеди в церкви, вы в этих проповедях протаскивали контрреволюционные монархические идеи. В частности, в праздник Воздвижения восхваляли благочестие царей Константина, Давида и цариц, ставя своей целью дать понять верующим о существовавших благочестивых царях, хорошо относившихся к народу.

— Действительно, на праздник Воздвижения я говорил проповедь о значении этого праздника. В проповеди я говорил о царице Елене, так как она связана с праздником, но о царях Давиде и Константине с восхвалением их благочестия я не говорил.

— С какого времени и на какой основе у вас сложились контрреволюционные взгляды?

— У меня контрреволюционных взглядов не было.

— Следствие предъявляет вам следующий факт вашей контрреволюционной деятельности. Вы рассказывали, что для увеличения числа верующих пошли на обман органов власти и добились открытия в городе Торжке мощей княгини Иулиании. Тогда же и там же распространяли провокационные слухи с целью компрометации компартии, уверяя присутствующих, что якобы многие коммунисты были с вами в сделке и предупреждали вас о предстоящих демонстрациях комсомола против крестных ходов.

— Может быть, я и говорил о перенесении мощей из подвала в храм, и такое перенесение мощей с разрешения церковной и гражданской власти было. В отношении комсомольцев и коммунистов я ничего не говорил. Следователь продолжал спрашивать, приводя все новые и новые «факты» о якобы контрреволюционной деятельности священника, но на все вопросы отец Александр отвечал:

— Нет, не признаю себя в этом виновным.

Мученик Павел родился 15 июня 1875 года в селе Ивантеевка Московской губернии в семье рабочего Василия Кузовкова. Окончил сельскую школу. В 1887 году поступил на фабрику и работал на подсобных работах, а затем, став квалифицированным рабочим, проработал на фабрике до 1904 года. С 1904 по 1906 год он работал на вагоноремонтном заводе. С 1907 по 1932 год Павел Васильевич работал сукновалом на фабрике Лыжина. С 1932 года и по день ареста работал дежурным на водонасосной станции. 1 января 1937 года Павел Васильевич был избран председателем церковного совета храма Смоленской иконы Божией Матери и за это был арестован. На следствии его спрашивали:

— Советскому обществу из учения Ленина известно, что религия — это дурман для народа. Чем можно объяснить тот факт, что вы являетесь ярым сторонником и защитником религии и Церкви?

— Я ярым защитником религии и Церкви не являюсь, я только был народом выбран председателем церковной двадцатки.

— Следствию известно, что весной текущего года вы ездили в Москву в епархиальное управление за советом, что надо делать, чтобы не закрыли церковь, а в ноябре вы обращались в Пушкинский райисполком за разрешением собрания верующих по этому вопросу. Почему вы следствию говорите неправду?

— В епархиальное управление я ездил. А в райисполком я ходил взять разрешение на собрание, чтобы оповестить верующих о закрытии церкви.

— Следствием установлено, что контрреволюционная группа церковников в составе Вершинского, Копнинского и вас часто собиралась у вас на квартире, а иногда и в церкви, где велись контрреволюционные разговоры, направленные против мероприятий советской власти. Почему вы скрываете это от следствия?

— У меня на квартире несколько раз собирались члены церковного совета, но контрреволюционных разговоров там не было.

Мученик Николай родился 20 ноября 1876 года в селе Ивантеевка Московской губернии в семье рабочего Ивана Копнинского. В 1888 году окончил сельскую школу и поступил на работу в контору к фабриканту Лыжину, где проработал до 1899 года, когда был призван в армию. В армии он прослужил четыре года, сначала рядовым, а затем писарем 13-го пехотного Белозерского полка, квартировавшего в Польском городе Ломжа. В 1903 году он вернулся на фабрику Лыжина и стал работать конторщиком, а затем с 1908 по 1914 год — конторщиком в Московской соединенной биржевой артели. В 1914 году Николай был призван в армию и прослужил до 1918 года в инженерном интендантстве в Москве; затем вернулся в Ивантеевку и занимался крестьянским хозяйством. С 1921 по 1930 год Николай Иванович работал конторщиком на разных фабриках в Ивантеевке. В 1930 году он попал в железнодорожную катастрофу и вследствие тяжелой травмы получил инвалидность. С 1935 года он был секретарем ревизионной комиссии при церковном совете и за это в 1937 году был арестован.

— В каких взаимоотношениях вы находились с председателем церковного совета Кузовковым и попом Вершинским? — спросил следователь.

— Кузовкова я посещал, а также и он меня лишь потому, что он был председателем церковного совета, а я до 17 марта 1937 года — секретарем ревизионной комиссии при церковном совете. В отношении Вершинского, как он меня, так и я его никогда не посещал.

— В феврале 1937 года проходило собрание церковного совета; после окончания собрания вы среди присутствующих высказывали явно контрреволюционные взгляды против советской власти.

— Собрание церковного совета в феврале 1937 года было, но контрреволюционных взглядов я не высказывал и виновным себя в этом не признаю.

1 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила протоиерея Александра Вершинского и председателя церковного совета Павла Кузовкова к расстрелу, а члена приходского совета Николая Копнинского — к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Протоиерей Александр Вершинский и мирянин Павел Кузовков были расстреляны 8 декабря 1937 года и погребены в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Мирянин Николай Копнинский был заключен в Мариинские лагеря в Кемеровской области и там 15 марта 1938 года скончался.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. Тверь: «Булат», 2002. С. 383-398.

Страницы новомучеников в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Вершинский, мч. Павел, мч. Николай

Священномученика протоиерея Григория

(Воинов Григорий Александрович, +08.12.1937)

Священномученик Григорий родился 26 января 1875 года в селе Теплый Стан Московской губернии в семье псаломщика Александра Воинова. По окончании в 1898 году Вифанской Духовной семинарии он поступил учителем в церковноприходскую школу при храме Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот. Женился, впоследствии у них с женой родилось шестеро детей.

27 июня 1900 года Григорий Александрович был рукоположен в сан священника к Троицкой церкви в селе Теплый Стан, где прослужил до 1931 года. В 1907 году он был награжден набедренником, в 1912 году — скуфьей, в 1916 году — камилавкой. В 1922 году во время изъятия церковных ценностей отец Григорий возразил против изъятия из храма серебряного креста, пожертвованного храму в ХVII веке. В тот же день уполномоченный комиссии по изъятию церковных ценностей направил сообщение в уездный отдел милиции, в котором писал: «Во время изъятия церковных ценностей из Троицкой церкви на мои слова, что ценности идут для помощи голодающим, священник в присутствии всех граждан начал антисоветскую агитацию, применяя слова, что золото и серебро вы переливаете себе на портсигары. Прошу принять к нему меры».

На основании этого сообщения начальник районного отделения милиции 6 мая 1922 года предписал арестовать священника. В тот же день отец Григорий был арестован и 16 мая допрошен. На вопросы следователя священник ответил: «Во время изъятия из нашей церкви Святой Троицы у нас брали серебряный крест, в котором весу всего около полфунта. Этому кресту около трехсот лет. Я начал просить, чтобы крест нам оставили, так как все равно за границей в Америке или еще где-нибудь его перельют на портсигар, а для нас он является древностью весьма ценной. Никакой агитации против изъятия ценностей я не вел».

Дело было передано в революционный трибунал. На состоявшемся в ноябре-декабре 1922 года процессе отец Григорий виновным себя не признал, повторив свои показания, данные на предварительном следствии. Что касается воззвания Патриарха Тихона, то «я его не получал, а посему не оглашал. Агитации я никакой и никогда не вел. Изъятие прошло спокойно. Сижу в тюрьме восьмой месяц. Прошу трибунал вернуть меня к моей семье».

Революционный трибунал приговорил отца Григория к трем годам заключения. Первое время он сидел во внутренней тюрьме ОГПУ на Лубянке, затем в Лефортовской и Таганской тюрьмах в Москве. Через семь месяцев власти освободили его.

В 1924 году отец Григорий был награжден наперсным крестом, в 1928 году возведен в сан протоиерея.

20 июня 1931 года протоиерей Григорий был переведен в Михаило-Архангельский храм в селе Кубинка Звенигородского района.

27 ноября 1937 года отец Григорий был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. Его обвинили в том, что он будто бы пришел 25 октября 1937 года на стадион «Кубинский обувщик» на митинг, посвященный выдвижению кандидатов в Верховный Совет. Когда стали обсуждать кандидатуру главы НКВД Николая Ежова, священник махнул рукой и сказал: «Все равно наших людей не наметят. Советская власть намечает своих людей. Мне здесь делать нечего». А затем что-то проворчал и удалился.

Ночью 29 ноября следователь допросил священника и, в частности, спросил его, за что он арестовывался раньше. Отец Григорий ответил:

— Второй раз я был привлечен к ответственности в 1923 году за нанесение побоев корове. Был суд, по суду я был оправдан как невиновный.

— С кем вы поддерживаете связь? — спросил следователь.

— С братом Петром, который служит священником в селе Покровском Наро-Фоминского района. Я изредка бываю у него, и он бывает у меня. Больше ни с кем связи я не поддерживаю.

— Вы обвиняетесь в проведении контрреволюционной деятельности. Требую от вас откровенных показаний по существу предъявленного вам обвинения.

— Виновным в проведении контрреволюционной деятельности я себя не признаю, — ответил священник.

На этом допрос был окончен. 3 декабря Тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Протоиерей Григорий Воинов был расстрелян 8 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. Тверь: «Булат», 2002. С. 397-399.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Григорий Воинов

Священномученика протоиерея Варлаама

(Попов Варлаам Петрович, +08.12.1937)

Священномученик Варлаам родился в 1880 году. Священническое служение отец Варлаам нес в городе Севске Брянской области, в церкви Воздвижения Креста Господня.

Осенью 1936 года священник был арестован. Родные безуспешно пытались узнать что-либо о дальнейшей судьбе отца Варлаама. Известен только день мученической кончины протоиерея Варлаама – 8 декабря 1937 года.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика протоиерея Ярослава

(Савицкий Ярослав Исаакович, +08.12.1937)

Священномученик Ярослав Исаакович Савицкий родился 28 марта 1882 года в селе Пухлое Вельского уезда Гродненской губернии (на территории Польши, которая в то время входила в состав Российской империи; сейчас это территория Западной Белоруссии). Его отец Исаак Савицкий служил диаконом. Как это часто бывало в семьях духовенства, Ярослав Савицкий решил пойти по стопам отца. Он поступил в духовную семинарию, которую окончил в 1903 году, после чего работал школьным учителем. Через несколько месяцев Ярослав Исаакович был утвержден в должности псаломщика. В 1905 году он был рукоположен во священника. Незадолго до принятия священного сана Ярослав Исаакович женился на Ольге Федоровне (1883 г.р.). В 1906 году у них родился сын Леонид, в 1907 году - второй сын Георгий, а в 1911 году - дочь Нина.

Местом служения отца Ярослава в этот период был Гродненский Красностокский женский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, основанный в 1901 году. Во время I Мировой войны, в связи с наступлением немецких войск и угрозой католической экспансии, духовенство и насельницы монастыря вынуждены были покинуть Гродно и переехать в Московскую губернию, а, точнее, в Екатерининскую пустынь Подольского уезда (сейчас - около г. Видное), где в то время располагался мужской монастырь. Таким образом, семья Савицких оказалась в Московской губернии.

В 1919 году мужской монастырь в Екатерининской пустыни был ликвидирован, но насельницы бывшего Красностокского монастыря организовали сельскохозяйственную трудовую коммуну, и в такой сокрытой форме обители удалось просуществовать до 1929 года. Сохранился «протокол N 1 общего собрания гражданок сельскохозяйственной трудовой коммуны Екатерининской пустыни от 17 февраля 1921 года». Среди вопросов, стоявших на повестке дня, был и вопрос «о лицах, проживающих в пределах коммуны, не состоящих членами в ней». Собрание постановило: «оставить при приходской церкви священника Ярослава Савицкого и диакона Иакова Ференца». Остальных четырех священников забрали в ополчение. Таким образом, когда власти разрешили оставить только одного священника, сестры выбрали именно отца Ярослава для духовного окормления монастыря.

В 1919 году отец Ярослав за ревностное служение Церкви Божией был награжден саном протоиерея. А в ноябре 1923 года игумения Елена обратилась с просьбой о награждении протоиерея Ярослава, очередной наградой: «отец Ярослав Савицкий … перенес все невзгоды войны и беженства, а теперь, с 1918 года, в пустыни, не оставил ее и много помогал приходской общине и ревностно исполнял пастырские обязанности. Считаю долгом … усердно ходатайствовать о награждении его, за верную службу - палицею». На этом прошении стоит резолюция Патриарха Тихона: «Удостоить».

В 20-ые годы отец Ярослав и члены его семьи были лишены избирательных прав. Упоминания об этом сохранились в «Списках лиц лишенных избирательных прав Сухановской волости (на территории которой находилась Екатерининская пустынь) Подольского уезда за 1923 -1925 гг».

В 1929 году сельскохозяйственную артель разогнали и храм закрыли. К этому времени в пустыни оставалось 117 монахинь и послушниц. Известно, что с 1927 года отец Ярослав бывал в селе Ям Домодедовской волости Подольского уезда, а после закрытия Екатерииинскрй пустыни в 1929 - 30 годах он стал настоятелем храма свв. мчч. Флора и Лавра села Ям.

В это время «строители светлого будущего» провозгласили курс на коллективизацию. Эта безжалостная компания не минула и крестьян села Ям. Конечно, отец Ярослав не мог оставаться в стороне от бед и горестей своей паствы. Выражаясь языком его будущих обвинителей, «контрреволюционную деятельность Савицкий Ярослав начал в селе Ям развивать явно с момента коллективизации, т.е. с 1930 года. 18 марта Савицкий совместно с кулаками, ныне высланными, устроил в селе Ям демонстрацию, направленную на срыв коллективизации. В демонстрации принимало участие до 170 человек. Организована она была в церкви и под руководством Савицкого с пением духовных песней направилась к сельсовету, откуда по предложению членов сельсовета была распущена. В период ликвидации кулачества Савицкий в церкви служил молебны за здоровье высланных кулаков». (Из материалов следственного дела. Показания свидетеля.) Людям «новой формации» сложно было понять, что пастырь не мог не молиться о своих безвинно гонимых чадах - крестьянах, которых ограбили и выслали из родных домов.

Когда отец Ярослав с семьей переехал в село Ям, церковный дом у прихода уже отняли, и жить им было негде. Их приютила семья прихожанки храма Марии Федоровны Кишенковой. В ее доме (он сохранился до наших дней), в маленькой комнатке, семья Савицких так и жила до самого ареста отца Ярослава в 1937 году. По воспоминаниям дочери их хозяйки, никакого имущества, кроме немногочисленных личных вещей, у них не было. По словам жителей села Ям, батюшка был очень добрым человеком, и все прихожане его любили. Все отмечают его образованность, ум и силу характера. Несмотря на открытые гонение на Церковь Христову, по свидетельству очевидцев, отец Ярослав открыто ходил по домам, утешал и наставлял паству.

Эти качества, а также твердая вера и ревностность отца Ярослава вызвали преследования со стороны властей. Так, в 1933 году он был судим Подольским народным судом «за покупку свечей» и приговорен к пяти годам лишения свободы. Дело было настолько грубо сфабриковано, что Мособлсуд отменил это решение. Пастырское служение в эти тяжелые годы не могло не отразиться на здоровье отца Ярослава – у него было больное сердце.

В обвинительном заключении отца Ярослава приводятся такие его слова, записанные рукой сотрудника НКВД: «Советская власть никого не щадит, даже и с святой церкви сдирает последние гроши». И далее после запрета ходить по домам с иконами отец Ярослав обращается к советской власти: «Все равно не заглушить православную веру, вам скорее придет конец, народное терпение лопнет и придется вам отвечать за все притеснения». Сейчас невозможно установить, говорил ли так сам отец Ярослав, или это только показания лжесвидетелей, но, в любом случае, безбожная власть не могла терпеть рядом с собой такую яркую и несгибаемую личность, какой был ямской настоятель.

Арестовали отца Ярослава 27 ноября 1937 года по обвинению в «активной контрреволюционной деятельности». Сотрудники органов НКВД приехали за ним около двух часов ночи. С 27 ноября 1937 года его содержали под стражей в Серпуховской тюрьме. Обвинение в антисоветской агитации он не признал. Решением судебной тройки при Управлении НКВД СССР по Московской области от 1 декабря 1937 года протоиерей Ярослав Савицкий был приговорен к расстрелу. Казнь священномученика состоялась 8 декабря 1937 года.

По материалам сайта храма во имя святых мучеников Флора и Лавра (Домодедовское благочиние).

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Ярослав Савицкий

Священномученика протоиерея Виктора

(Смирнов Виктор Павлович, +08.12.1937)

Священномученик Виктор родился 20 октября 1875 года в селе Ильинское Звенигородского уезда Московской губернии в семье псаломщика. Обучался в Звенигородском духовном училище и в Вифанской духовной семинарии, по окончании которой в 1898 году поступил учителем в одну из церковно-приходских школ Можайского уезда.

7 ноября 1902 года Виктор Павлович был рукоположен во священника в Ильинский храм села Сандыри Коломенского уезда. В 1927 году за многолетнее усердное служение отец Виктор был возведён в сан протоиерея. В 1930 году за неуплату налога священник был приговорён к трём месяцам принудительных работ.

В апреле 1930 года его перевели в храм Рождества Христова погоста Хотяиново Коломенского района. В марте 1934 года стал служить в Троицком храме селения Протопопово (поселок имени Кирова), вошедшего теперь в состав города Коломны.

27 ноября 1937 года протоиерей Виктор был арестован и заключён в Коломенскую тюрьму. На следующий день следователь вызвал двух лжесвидетелей, которые подписали протоколы показаний, в которых оговорили священника в проведении активной антисоветской деятельности.

– Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Признаёте ли себя виновным? – спросил следователь на допросе.

– Контрреволюционной деятельности я не проводил, виновным себя в этом не признаю, – отвечал священник.

– Следствие располагает данными, что вы проводили контрреволюционную деятельность, высказывали антисоветские настроения. Требуем от вас правдивых показаний по существу.

– Контрреволюционной антисоветской деятельности я ни когда не проводил.

Следователь спросил, знакомы ли отцу Виктору свидетели. Получив утвердительный ответ, он прочитал ему их показания и потребовал, чтобы тот признал себя виновным. Священник ответил категорическим отказом.

– Вас уличают в проведении контрреволюционной деятельности свидетели. Подтверждаете ли их показания и признаете ли себя виновным? – спросил следователь.

– Показания свидетелей я отрицаю и виновным себя в проведении контрреволюционной деятельности не признаю.

В тот же день следствие было завершено и отца Виктора перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 1 декабря тройка НКВД по Московской обл. по ст. 58-10 УК РСФСР приговорила его к расстрелу за «контрреволюционную агитацию и высказывание террористических настроений». 8 декабря 1937 года священномученик Виктор был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребён в общей безвестной могиле.

По материалам открытой православной энциклопедии «Древо».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Виктор Смирнов

Священномученика протоиерея Иоанна

(Тарасов Иван Яковлевич, +08.12.1937)

Священномученик Иоанн родился 18 февраля 1867 года в селе Бородино Клинского уезда Московской губернии в семье крестьянина Якова Ивановича Тарасова. Иван окончил городскую начальную школу и с десятилетнего возраста служил у состоятельных торговцев в Клину, а затем перешел служить в контору прокурора Шмидта. С 1895 года и до самой революции 1917 года Иван Яковлевич работал у многих крупных торговцев, а после революции поступил чиновником в Народный комиссариат путей сообщения, откуда уволился по болезни и по возрасту в 1921 году. С этого времени он посвятил свою жизнь служению Церкви: сначала поступил псаломщиком в московский храм Живоначальной Троицы в Листах, а в 1923 году он был рукоположен диаконом к этому же храму.

В 1924 году диакон Иоанн был рукоположен в сан священника к Дмитровской церкви в селе Шевырева Слобода Епифаньского района Тульской области. В 1925 году иерей Иоанн был награжден набедренником и скуфьей и в том же году переведен в Успенский храм в селе Обухово Клинского района Московской области. В 1928 году отец Иоанн был награжден камилавкой, в 1930 году — назначен в Константино-Еленинский храм в селе Майдаково. В 1931 году священник был награжден наперсным крестом, в 1934 году — возведен в сан протоиерея и в том же году переведен в Николаевскую церковь в селе Голенищево.

В 1935 году протоиерей Иоанн был назначен в Одигитриевскую церковь в селе Воронино, в 1936 году — в Казанскую церковь в селе Фроловское, а в августе 1937 года был переведен в храм Рождества Пресвятой Богородицы погоста Вырки Орехово-Зуевского района. Эти частые перемещения священника с прихода на приход избавили его от нескольких арестов, которым он безусловно бы подвергся, оставаясь на одном месте. Но пришло время столь беспощадных гонений, что от них, по замыслу гонителей, не должен был ускользнуть никто. 22 октября 1937 года был допрошен председатель Нестеровского колхоза, который показал: «Иван Яковлевич Тарасов враждебно настроен к советской власти и ВКП(б), часто высказывает среди населения антисоветские настроения…»

26 октября 1937 года протоиерей Иоанн был арестован, заключен в тюрьму в Орехово-Зуеве и тут же допрошен. Ему были предъявлены показания лжесвидетелей, в том числе и председателя колхоза, но все показания отец Иоанн категорически отверг. Следствие длилось около месяца, и 16 ноября следователь снова допросил священника, надеясь, что условия содержания в тюрьме и примененные к священнику меры воздействия изменят его позицию.

— Подтверждаете ли вы свои показания, данные вами 26 октября? — спросил он.

— Да, эти показания я полностью подтверждаю, — ответил священник.

— Вы арестованы за антисоветскую агитацию. Дайте следствию показания о вашей контрреволюционной деятельности, — потребовал следователь.

— Контрреволюционной деятельностью я не занимался — виновным себя не признаю, — ответил отец Иоанн.

29 ноября 1937 года Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Протоиерей Иоанн Тарасов был расстрелян 8 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. Тверь: «Булат», 2002. С. 380-382.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Тарасов

Священномученика протоиерея Иоанна

(Янушев Иван Васильевич, +08.12.1937)

Священномученик Иоанн родился 6 мая 1877 года в городе Москве в семье диакона. В 1897 году окончил Московскую Духовную семинарию и поступил в Казанскую Духовную академию, которую окончил в 1902 году. В 1903 году Иван Васильевич поступил псаломщиком в Архангельский собор Московского Кремля. 18 мая 1908 года был рукоположен во иерея в Спасский собор Москвы. 22 сентября 1917 года отец Иоанн был перемещен в Благовещенский собор Кремля, а 20 мая назначен исполняющим обязанности сакеллария этого собора. После закрытия советской властью всех кремлевских соборов и монастырей отец Иоанн был назначен настоятелем храма в честь святителя Спиридона Тримифунтского, расположенного на улице Спиридоновке за Никитскими воротами. В этом храме отец Иоанн служил до его закрытия и разрушения.

За усердное пастырское служение в 1920 году иерей Иоанн был удостоен сана протоиерея, в 1924 году награжден палицей, в 1927 году крестом с украшением.

1 августа 1930 года протоиерей Иоанн Янушев назначен служить в храм Рождества Христова, что в Палашах, в 1935 году переведен в храм Успения Пресвятой Богородицы в поселке Вешняки (ныне район Москвы).

19 ноября 1937 года отец Иоанн был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в городе Москве. 23 ноября начались допросы.

– В Царской армии служили? – спросил следователь.

– Нет.

– Вы были судимы?

– Да, я судился в 1937 году за крещение ребенка без согласия родителей и присужден к одному году принудительных работ. Кассационная коллегия меня оправдала.

– Следствие располагает материалом, который вас изобличает как контрреволюционера, ведущего пропаганду против существующего советского строя. Признаете ли это?

– Нет, я это не признаю.

– Следствие от вас требует искренних показаний о вашей контрреволюционной деятельности, дайте по этому вопросу показания.

– Я контрреволюционной деятельности никакой не проводил.

– В предъявленном вам обвинении виновным себя признаете?

– Виновным себя не признаю.

Вызванные следователем на допросы лжесвидетели рассказали следствию, что знают отца Иоанна как человека, настроенного антисоветски.

1 декабря 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила отца Иоанна к расстрелу за «ведение контрреволюционной агитации и высказывания террористическх настроений в отношении руководителей ВКП(б) и советского правительства». 8 декабря 1937 года был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

По материалам открытой православной энциклопедии «Древо».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Янушев

Священномученика иерея Андрея

(Шершнев Андрей Владимирович, +08.12.1937)

Священномученик Андрей родился в 1869 году в селе Нижнее Маслово Зарайского уезда Рязанской губернии в семье крестьянина Владимира Шершнева. В 1882 году Андрей Шершнев уехал в Петербург, где работал половым в трактире. В столице он заочно обучался в учительской семинарии и усиленно занимался самообразованием. В 1890 году он уехал в Киевскую губернию, где был принят на работу учителем в школу грамотности. За восемь лет он проработал в четырех школах, продолжая заниматься самообразованием. С 1898 по 1921 год Андрей Шершнев работал учителем в трех школах За райского уезда Рязанской губернии. В начале 1920х годов он заболел и жил на иждивении сына. Андрей Шершнев посещал храм Рождества Христова в селе Про нюхлово. В этом храме одно время он, как любитель церковного пения, исполнял обязанности псаломщика.

В 1931 году Андрей Владимирович Шершнев был рукополо жен во священника к Благовещенской церкви в селе Степанов ском Бронницкого района Московской области. В 1932 году его перевели в Троицкую церковь в селе Озерок Коломенского района, в 1933 году – в Введенскую церковь села Чанки того же рай она. В 1935 году отец Андрей был переведен в Троицкую церковь в селе Троицкие Озерки недалеко от Коломны. Летом 1937 года в НКВД поступили заявления двух крестьян, в которых они оговаривали отца Андрея в антисоветской деятельности, которую тот якобы проводил во время обхода домов верующих, где совершал молебны. По требованию НКВД на отца Андрея в сельсовете была составлена справка, в которой говорилось, что «Шершнев будет мешать на селе и мы считаем, что его нужно изжить как класс». Следователи НКВД допросили пять лжесвидетелей, которые дали показания против отца Андрея. 27 ноября 1937 года священник Андрей Шершнев был арестован и заключен в Коломенскую тюрьму, а потом переведен в Таганскую тюрьму в Москве. Во время допроса следователь зачитывал отцу Андрею показания лжесвидетелей, требуя подтвердить их. Но на все угрозы священник отвечал, что показания эти не подтверждает и виновным себя ни в чем не признает. 1 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Андрея к расстрелу. Священник Андрей Шершнев был расстрелян 8 декабря 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

По материалам: Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Дополнительный том III. Тверь:"Булат", 2005. С.217-219.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Андрей Шершнев

Священномученика иерея Симеона

(Афонькин Семен Иванович, +08.12.1937)

Семен Иванович Афонькин родился 13 февраля 1870 года в селе Оброчено Кроснослободского уезда Пензенской губернии. Отец Симеон был священником в городе Каскелен в Казахстане, и с честью нес подвиг пастырского служения в те нелегкие годы. Находясь в каноническом общении с архиепископом Алма-Атинским Тихоном (Шараповым), но будучи практически на нелегальном положении, он вынужден был служить не в церкви, а в молитвенном доме.

24 ноября 1937 года последовал арест. Отцу Симеону было предъявлено обвинение в том, что "среди населения г. Каскелена распространял антисоветскую пропаганду, при этом внушал религиозные убеждения. В отношении новой Конституции говорил, что она издана не для всего народа, а для известной категории людей, при этом в адрес советского правительства высказывал клеветнические толки, сводящиеся к тому, что христиан закрепостили, что загнали их в колхозы, где издеваются над народом". В предъявленных обвинениях отец Симеон себя виновным не признал. Тройка при УНКВД по Алма-Атинской обасти приговорила священника к высшей мере наказания. 8 декабря 1937 отец Симеон Афонькин был расстрелян.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Иоанна

(Владимирский Иван Михайлович, +08.12.1937)

Священномученик Иоанн родился 21 марта 1877 года в селе Боронкино Луковниковского уезда Тверской губернии в семье священника Михаила Владимирского. Получив образование в Духовной семинарии, в 1906 году он был рукоположен в сан священника ко храму родного села Боронкина, где служил его отец. В 1924 году власти лишили отца Иоанна избирательных прав, как священника.

В 1930 году местные власти, ставя своей целью закрытие храма в селе, потребовали от священника уплаты непосильных налогов. Отец Иоанн не смог выплатить их и был в 1931 году арестован. Районный суд приговорил священника к пяти годам ссылки. Отец Иоанн переехал в соседнюю область и стал там служить в храме. По окончании ссылки в 1936 году он вернулся в родное село, где оставались жить его супруга, Мария Федоровна, и сын, которому было тогда десять лет.

Прошло немногим более года после возвращения священника, как началось новое гонение, еще более жестокое и кровавое. 15 ноября 1937 года отец Иоанн снова был арестован. Как обычно, были вызваны «дежурные свидетели», в этот раз – председатель сельсовета и заведующий избой-читальней, которые согласились подписать приготовленные следователем документы об антисоветских высказываниях священника. Дали они показания и о том, что священник был против закрытия храма.

На следующий день следователь допросил отца Иоанна. Выслушав перечисленные следователем обвинения, священник ответил:

— Виновным себя в агитации против партии и советской власти я не признаю. Контрреволюционной агитации и пропаганды против советской власти я не веду. О скорой войне, падении советской власти и роспуске колхозов я не говорил. О том, что ранее жили лучше, а сейчас ничего нет, я не говорил. Якобы колхозы созданы для гибели народа, колхозникам дают непосильные посевы, колхозники работают много, а хлеб у них берет государство бесплатно, и колхозники голодают, этого я нигде не говорил и не слышал. О том, что выборы в Верховный Совет давно проведены и подготовка к выборам делается для успокоения народа, что рабочие и колхозники бессильны в выборах, этого никогда не говорил. Агитации и пропаганды против партии и советской власти я не веду.

29 ноября дело было закончено и передано на решение тройки НКВД. 5 декабря тройка приговорила священника к расстрелу. Священномученик Иоанн Владимирский был расстрелян 8 декабря 1937 года.

По материалам книги: Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. Тверь: «Булат», 1999. С. 426.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Иоанн Владимирский.

Священномученика иерея Космы

(Коротких Косьма Родионович, +08.12.1937)

Косьма Родионович Коротких родился 25 октября 1886 г. в день памяти преп. Косьмы, епископа Маиумского, в селе Большая Уса Больше-Усинского уезда Пермской губернии в крестьянской семье. С детства избрав путь служения Богу, Косьма Коротких оставил родительский дом и уехал учиться в Москву, где и закончил пастырскую школу. Вскоре он женился, и у него с супругой Прасковьей Ивановной в 1905 г. родилась дочь Любовь, а позднее, в 1911 г., сын Геннадий.

С 18 лет Косьма Коротких исполнял послушание псаломщика, а в 1912 г. был рукоположен во диакона. Точно неизвестно, где он начал свое диаконское служение, но в личных бумагах отца Косьмы есть упоминание о том, что в 1917 г. он являлся диаконом Благовещенского Воткинского собора Сарапульского уезда Пермской губернии. Кроме службы в храме, с 1916 по 1919 гг. отец Косьма преподавал Закон Божий в 6-ом Воткинском смешанном начальном училище. В 1921 году отец Косьма был рукоположен во священника и в 1922 г. указом Преосвященнейшего Амвросия, Епископа Воткинского был переведен на штатное священническое место при Благовещенском соборе, как было отмечено в резолюции владыки: “за его плодотворную и полезную деятельность”.

Гонения, обрушившиеся на Русскую Православную Церковь в 1920-30 гг. в полной мере разделил и отец Косьма. В 1927 г. он дважды находился под стражей Сарапульского исправдома, а также вынужден был много раз менять место служения: 30 марта 1927 г. Епископ Воткинский Онисим (Пылаев) благословил отца Косьму продолжить свое служение в качестве настоятеля кладбищенской церкви. Позже отец Косьма был священником Богоявленского храма села Нечкина Сарапульской епархии, а уже 27 сентября 1928 г. Павел, Епископ Кержинский (единоверческий) благословил отца Косьму на служение при единоверческом храме города Ижевска на псаломщической вакансии.

О дальнейших скитаниях семьи Коротких документов не сохранилось, однако к середине 1937 г. отец Косьма с матушкой поселились в селе Лукино Подольского уезда Московской области, где до революции действовал Крестовоздвиженский женский монастырь.

К 1937 г. дети уже жили отдельно от родителей, Любовь Косьминишна в Москве училась и работала медсестрой, а Геннадий Косьмич был рабочим в Орехово-Зуево. Семья Коротких жила бедно, никакого имущества у них не было. Не стяжав земного богатства, священномученик Косьма проповедовал богатство истинное, он говорил: “кто верит в Бога до конца, тот останется верным сыном Христа”.

Отец Косьма духовно окормлял не только жителей Лукино и окрестных сел, но, как позже показывали свидетели на допросах, в религиозные праздники к нему приезжали монахини из Москвы, которые пели в церковном хоре.

Ревностное служение отца Косьмы не могло остаться незамеченным органами НКВД. Его арестовали 27 ноября 1937 г. и с этого дня держали под стражей в Серпуховской тюрьме по обвинению в систематической контрреволюционной агитации. Протокол единственного допроса отца Косьмы от 28 ноября состоит из трех коротких вопросов и ответов. Виновным себя в антисоветской агитации отец Косьма не признал. Решением судебной тройки при Управлении НКВД СССР по Московской области от 1 декабря 1937 г. отец Косьма был приговорен к растрелу. Казнь священномученика состоялась 8 декабря 1937 года. Место его захоронения неизвестно.

Священномученик Косьма, оставшийся “верным сыном Христа”, стяжал мученический венец и, предстоя Престолу Всевышнего, молится за нас. Память священномученика Косьмы совершается в день его мученической кончины 25 ноября / 8 декабря и в день Собора новомучеников и исповедников Российских (25 января / 7 февраля или в ближайший воскресный день после 25 января).

По материалам сайта храма Архангела Михаила (Домодедовский район).

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Косьма Коротких

Священномученика иерея Илариона

(Соловьев Иларион Максимович, +08.12.1937)

Иларион Максимович Соловьев родился в деревне Кавелино Димитриевского уезда Орловской губернии в 1868 году. Из жизни этого священника, пострадавшего за Христа, нам известен только период его заключений и ссылок, то есть непосредственно его мученичество. Первый раз отца Илариона арестовали в 1931 году, после чего по приговору следовала ссылка в Казахстан, отбывать срок которой гонимый служитель Церкви приехал в поселок Майкудук Карагандинской области.

О жизни отца Илариона в ссылке мы узнаем из следственного дела: «...Проживая в поселке Майкудук Карагандинской области, Соловьев продолжал вести работу священнослужителя, проводя на дому обряды крещения, отпевания, праздничные богослужения». Это дело было сформировано для второго ареста, организованного властями в декабре 1937 года. Как обычно в то время делалось, были привлечены лжесвидетели, показания которых отражены в обвинении: «За проводимую антисоветскую пропаганду, выразившуюся в написании контрреволюционного лозунга с привлечением одного из школьников поселка». Вслед за всем этим следственное дело констатирует: «священник Иларион Соловьев арестован и осужден...».

В декабре 1937 года тройка при УНКВД по Карагандинской области приговорила священника Илариона Соловьева к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 8 декабря.

По материалам Базы данных ПСТГУ

Священномученика иерея Василия

(Парийский Василий Васильевич, +08.12.1937)

Священномученик Василий родился 28 июля 1894 года, в день, когда Церковь празднует память равноапостольного великого князя Владимира, во святом крещении Василия, в одном из сел Александровского уезда Владимирской губернии в семье псаломщика Василия Парийского. В 1912 году Василий окончил Переяславское Духовное училище и поступил во Владимирскую Духовную семинарию, где окончил только первый курс, и поступил псаломщиком в храм в родном селе. С 1919 по 1922 год он служил в армии, а затем снова псаломщиком. В это время он женился, и у них с женой Верой Ивановной родилось трое детей. В 1925 году Василий Васильевич был рукоположен во диакона ко храму в селе Успенское Ивановской области, а в 1928 году во священника ко храму в честь Тихвинской иконы Божией Матери села Титовское Загорского района Московской области, где он служил до 1936 года. В октябре 1936 года отец Василий перешел в Успенский храм села Красное Куровского района Московской области, где и служил до самого ареста в 1937 году.

Как и все священнослужители того времени, отец Василий и его семья лишались избирательных прав. Во время коллективизации их выселили из дома и отняли имущество.

Арестовали отца Василия 27 ноября 1937 года по обвинению в контрреволюционной агитации и содержали под стражей в Таганской тюрьме.

– Следствие располагает материалами о том, что вы среди односельчан… проводили систематическую контрреволюционную агитацию, – сказал следователь.

– Я это не подтверждаю, контрреволюционной агитации я не проводил, – ответил священник.

– Следствие от вас требует по данному вопросу дать правдивые показания.

– Других показаний по данному вопросу я дать не могу.

Отец Василий не признал себя виновным ни в одном из предъявленных ему обвинений.

1 декабря 1937 года судебная тройка при Управлении НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Священник Василий Парийский был казнен 8 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам книги: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Ноябрь. Тверь: «Булат», 2004. С. 239-241.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Василий Парийский