на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Пострадавшие за Христа
30 сентября (17 сентября ст.ст.)
Прмчч. Павла, Феодосия, Никодима и Серафима (1918); прмц. Ирины (1931); мч. Иоанна (1941); прмц. Александры (1943).

Убиенных насельников Николаево-Коряжемского монастыря архимандритов Павла (Моисеева) и Феодосия (Соболева), иеромонахов Никодима (Щапкова) и Серафима (Кулакова)

(Моисеев Иван Яковлевич, Соболев Федор Дормидонтович, Щапков, Кулаков, +30.09.1918)

Настоятель монастыря архимандрит Павел, в миру Иван Яковлевич Моисеев, родился 16 февраля 1849 года в деревне Дресвищи Грязовецкого уезда Вологодской губернии в крестьянской семье. Грамоте обучался самостоятельно, по Псалтири. Любил читать жития святых, деревенских игр сторонился.

Решение принять монашество Иван принял в зрелом возрасте, когда уже минуло тридцать. Накануне Великого поста 19 марта 1880 г. Иван был определен послушником Павло-Обнорского монастыря, близ того места, где он родился и где бывал неоднократно.

Пройдя полугодовое послушание, 9 октября, в день празднования местночтимой Корсунской иконы Божией Матери, он принял монашество с именем Павел. Через месяц, 16 ноября, его рукоположили во иеродиакона, а 24 июня 1881 года – во иеромонаха. В 1887 году по поручению епархиального начальства о.Павел полгода управлял Павло-Обнорским монастырем, был его казначеем. В 1890 году он оказался в Устюге, став сначала настоятелем Николаево-Прилуцкого монастыря, а затем благочинным монастырей Велико-Устюгского викариатства.

Много забот и стараний положил он на спасение вверенных ему насельников. 24 июня 1898 года епископ Велико-Устюгский Гавриил возвел иеромонаха Павла в сан игумена и вручил ему посох. 13 марта 1902 года игумен Павел становится настоятелем Коряжемского Николаевского монастыря. Отныне и до смерти местом его служения будет эта обитель. Для братии, терпящей всякие нестроения, он стал крепкой нравственной опорой. Словом утешения, ободрением и вразумлением поддерживал каждого, и особенно слабых духом, помогал им приблизиться к Богу.

Декрет новой власти, отделивший Церковь от государства, обеспокоил о.Павла. По этому поводу к нему прибыл из Сольвычегодска уже бывший на покое архимандрит Введенского монастыря Феодосий – убеленный сединами 76-летний архимандрит.

А тревожиться было от чего. Уже и сюда докатились известия о расстрелах церквей Московского Кремля, о разграблении Александро-Невской лавры, об избиении монахов и убийстве большевиками Киевского митрополита Владимира...

* * *

Архимандрит Феодосий, в миру Феодор Соболев, родился 11 сентября 1842 года. Его отец – священник Жаровской Петропавловской церкви Вельского уезда Вологодской губернии Дормидонт Соболев – был сыном священника, матушка Ольга Алексеевна – дочерью дьякона.

Федор рос в семье, где свято хранили православные традиции. В основу воспитания детей были положены молитва и труд. Когда старший брат Константин поступил в Вологодскую Духовную семинарию, Феодор уже не сомневался, что последует его примеру, и после окончания Духовного училища стал семинаристом.

В 1864 году, окончив Вологодскую Духовную семинарию, Феодор обзавелся семьей и в том же году был рукоположен во священника в Тотемской городской Успенской церкви. В 1869 году назначен на должность учителя латинского языка в Тотемское Духовное училище и должность исполнял столь исправно, что ревизор Св. Синода, инспектировавший Духовное училище в 1875 году, объявил ему одобрение за успешное преподавание. В марте 1876 года его определили членом духовно-училищного правления и делопроизводителем, а вскоре и священником тотемской тюремной церкви.

Вскоре о. Феодора постигло тяжкое горе – скончалась жена. Овдовев, он всего себя отдает на служение Богу. 3 ноября 1879 года его причислили к братству Тотемского Спасо-Суморина монастыря. Через год утвердили казначеем. 6 марта 1881 года в этом же монастыре о.Феодор принимает иноческий постриг с именем Феодосий.

С 1885 года иеромонах Феодосий последовательно назначается настоятелем сначала Вологодского Спасо-Прилуцкого, затем Кадниковского Дионисие-Глушицкого монастыря той же губернии, с возведением в сан игумена. Но бремя должности стало тяготить его, и о.Феодосий вскоре подал прошение об освобождении его от должности. Он просит возвратить его в Спасо-Суморин монастырь.

Просьба была удовлетворена: в декабре 1889 г. он возвращается в родную обитель, где через год был определен на должность духовника братии. В 1892 году он назначается законоучителем Тотемской Спасо-Суморинской церковно-приходской школы. В просвещении отец Феодосий видел путь спасения людей, он понимал, как не хватает простому народу знаний о вере. Уже в следующем году труды игумена в Спасо-Суморинской школе были замечены – отец Феодосий «награжден от Святейшего Синода книгой – Святой Библией».

В 1896 году в его жизни начинается новая полоса перемещений – сначала на должность настоятеля в Грязовецкий Арсениево-Комельский монастырь, затем – духовником Устюгского духовного училища, Михаило-Архангельского и Иоанно-Предтеченского монастырей, далее – настоятелем Устюгского Николаево-Прилуцкого монастыря, и, наконец, в сентябре 1907 года игумен Феодосий становится настоятелем Сольвычегодского Введенского монастыря. В ноябре того же года он возведен в сан архимандрита. 13 сентября 1916 года архимандрит Феодосий в силу преклонных лет и слабости здоровья по собственному прошению уволен на покой. Впрочем, он не отошел от дел братии, вносил свою посильную лепту в укрепление обители. В августе 1918 года он отправился в Коряжемский монастырь, чтобы обсудить происходящие в стране перемены…

* * *

Иеромонах Никодим, принимавший активное участие в возрождении Коряжемского Николаевского монастыря, родился в Вологодской губернии 20 октября 1852 года в семье устюжского мещанина Константина Ивановича Щапкова и жены его Татьяны Львовны. При рождении был наречен Николаем. На 21-м году, покинув отчий дом, Николай отправился в один из отдаленных в Вологодской губернии Троицкий Стефано-Ульяновский монастырь.

Почти десять лет он проходил послушание и готовился к монашескому подвигу. Через шесть лет Николай был посвящен в стихарь, затем в 1883 году стал послушником монастыря. В монастыре Николаю определили послушание сапожное, которое он исполнял с присущей ему добросовестностью. 7 августа 1886 г. он принял постриг с именем Никодим. Спустя год его рукоположили во иеродиакона, а 25 мая 1896 года, в день памяти апостола и евангелиста Марка, – во иеромонаха. Было ему 44 года.

Через год указом Великоустюжского духовного правления о.Никодим был перемещен в Коряжемский монастырь. Своим примерным поведением и полезной пастырской службой о.Никодим снискал уважение насельников. В 1903 году его утверждают в должностях казначея, духовника и благочинного монастыря.

* * *

Иеромонах Серафим (в миру Николай) прибыл в Николаевский Коряжемский монастырь 30 лет от роду в 1904 году, будучи послушником Николаевского Прилуцкого монастыря. Родился он в семье крестьянина Костромской губернии Галичского уезда Якова Кулакова. С малых лет прилепился к церкви. Здесь обучился чтению и письму. А когда у мальчика обнаружился хороший голос, клиросное послушание стало для него основным занятием, которое исполнял он с радостью. В двадцать четыре года с благословения отца ушел в монастырь.

С 1898 года Николай стал трудиться в Прилуцком монастыре, через год был определен его послушником. Пять лет пребывал он в этом монастыре, неся клиросное и келейное послушания, а затем был перемещен в Николаевский Коряжемский монастырь, где 14 марта 1904 года принял постриг с именем Серафим. Через два года его рукоположили во иеродиакона, 1 июля 1907 года – во иеромонаха. Отец Серафим отдавал всего себя служению Богу и иного пути для себя не представлял.

* * *

Октябрь 1917 года нарушил установленный в обители порядок. С некоторых пор в монастыре поселился представитель новой власти, именуемый комендантом монастыря. О своих полномочиях он не распространялся, в жизнь обители особо не вмешивался. 27 сентября 1918 года, в день Воздвижения Креста Господня, в монастыре было праздничное богослужение. После службы присутствующие ждали напутственного слова настоятеля. Архимандрит Павел понимал, что в нынешнее смутное время их обитель, как и другие, ожидают тяжкие испытания. И они пришли.

23 сентября 1918 года в Сольвычегодскую ЧК поступило заявление от неграмотного гражданина дер. Нарадцева Великоустюжского уезда, что в Яренском уезде на берегу реки Черны в лесных избушках охотников и лесопромышленников «проживают какие-то богатые люди, по-видимому скрываются буржуи». Кроме того, он сообщил, что в Коряжемском монастыре, где ему пришлось заночевать, также имелись «такие сомнительные типы, от чего-то укрывающиеся». Это заявление и послужило поводом для поездки властей в Николаевский Коряжемский монастырь.

30 сентября в монастырь нагрянули военком и члены Сольвычегодской чрезвычайной комиссии.

Как стали разворачиваться события, свидетельствует имеющаяся в деле выписка из журнала этой комиссии. В ней указано, что «по приезде в монастырь чрезвычайная комиссия требовала администрацию монастыря выдать все тайники, в том числе деньги и т.п. На что администрация оказала сопротивление и своим сопротивлением выразила неподчинение существующей власти...»

В чем конкретно выразилось сопротивление администрации монастыря, не указано. Коменданту монастыря поручили допросить администрацию монастыря. Протоколов допроса как таковых в деле не имеется, как нет в деле и сведений о допрошенных. На одном листе комендант уместил показания всех пятерых обвиняемых.

Какие вопросы им задавались, в протоколе не указано. Записано в нем следующее:

«архимандрита Николо-Коряжемского монастыря Павла ответ: “На все вопросы игумен Павел отвечал отрицательно, говоря, что больше ничего не находится в монастыре”;

иеромонаха Никодима ответ: “Тоже ни в чем не сознавался. На все вопросы отвечал отрицательно”;

иеромонаха Серафима ответ: “Тоже ни в чем не признается, говоря, что ничем не заведовал”;

архимандрита Феодосия ответ: “В монастырские дела не вмешивался и жил отдельно”.

Чтобы учинить расправу, Сольвычегодская ЧК причислила к администрации Николаевского Коряжемского монастыря не занимавшегося его хозяйственной деятельностью иеромонаха Серафима и находившегося на покое архимандрита Сольвычегодского Введенского монастыря Феодосия.

Далее из выписки следует, что «обвиняемых в неподчинении советской власти, упомянутых в настоящем постановлении лиц, которые являются главарями противной банды, архимандрита Павла, архимандрита Феодосия, иеромонахов Серафима и Никодима – расстрелять».

Причина расстрела не указана. В ту пору духовенство часто расстреливали за то, что не отдали церковного имущества. Но убранство церквей Коряжемского монастыря, облачения и церковная утварь новую власть не интересовали, ей нужны были только деньги, пожертвованные на содержание обители. При обыске, как их ни искали, не нашли. Как ни терзали старцев, добиться от них ничего не смогли.

И так велико было желание сломить их монашеский дух, так сильна злоба, что, не дождавшись утверждения принятого решения, с арестованными немедленно расправились.

В 2 часа пополудни 30 сентября 1918 года по дороге из Коряжемского монастыря на одном из пустынных островов по реке Вычегде были расстреляны: на 77-м году жизни архимандрит Сольвычегодского монастыря на покое Феодосий (Соболев), на 70-м году жизни архимандрит Коряжемского монастыря Павел (Моисеев), иеромонахи этого же монастыря 65-летний Никодим (Щапков) и 45-летний Серафим (Кулаков).

Использован материал христианской газеты Севера России «Вера» http://www.rusvera.mrezha.ru/533/12.htm

Страницы в Базе данных ПСТГУ: архимандрит Павел (Моисеев), Феодосий (Соболев), иеромонахи Никодим (Щапков) и Серафим (Кулаков)

Мученика Иоанна

(Коротков Иван Петрович, +30.09.1941)

Мученик Иоанн Петрович Коротков принадлежит к тому немногому числу мирян Русской Православной Церкви, которые в условиях безбожного государства стали исповедниками Истины Христовой и свидетельствовали свою веру даже до смерти. Иоанн Петрович родился в 1885 году в Ярославской губернии в крестьянской семье. В колхоз он не вступил и вел единоличное хозяйство. Большую семью Коротковых, в которой было шестеро детей, в 1935 году обложили непомерным налогом, а за неуплату изъяли весь скот и имущество крестьянского хозяйства, оставив семью без средств к существованию. Летом 1936 года Иоанн Петрович смог устроиться рабочим при Масальской больнице, но через несколько месяцев он был уволен за проповедь христианской веры. Он хорошо знал Священное Писание, и, имея силу духа, объединял вокруг себя верующих людей, привлекая их своей горячей проповедью верности Христу. В 1937 году его арестовали и приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. 30 сентября 1941 года мученик Иоанн Коротков погиб в Каргопольлаге в Архангельской области вследствие раздробления черепа.

Использован материал сайта интернет-радио «Град Петров»

Страница в Базе данных ПСТГУ

Мученицы Ирины

(Фролова Ирина Федоровна, +30.09.1931)

Преподобномученица Ирина родилась в 1899 году в селе Левино Медынского уезда Калужской губернии в семье крестьянина Федора Фролова. До 25 лет она проживала с родителями и занималась сельским хозяйством.

В 1924 году она поступила послушницей в Спасо-Бородинский женский монастырь Можайского уезда Московской губернии. После упразднения монастыря послушница Ирина осталась трудиться в Бородинской сельскохозяйственной коммуне, которую образовали сестры на территории закрытой обители.

В конце 1920-х годов власти приняли решение разогнать все трудовые коммуны, организованные при монастырях. В 1928 году, когда власти распускали Бородинскую монастырскую коммуну, монахини поручили послушнице Ирине не уходить из монастыря, а жить в нем, как бы стеречь монастырь. Будучи глубоко церковным человеком, послушница Ирина приняла это послушание. Все сестры расселились в близлежащих селениях, устроившись при храмах псаломщицами или сторожами. Украдкой некоторые монахини приносили ей продукты, но поскольку все жили в большой нужде, то помощь эта была весьма скудной и недостаточной.

Один свидетель впоследствии рассказал на следствии о послушнице Ирине, что когда ее «попытались выселить из квартиры, то она с одной иконкой забралась на чердак и там жила. При выселении с чердака она с одной иконкой перебралась зимой в совершенно холодный сарай и, невзирая на такие лишения, все-таки жила в монастыре до ареста и информировала монашек и священника Бородинского монастыря о состоянии монастыря и коммуны, обо всех непорядках и случаях. При обращении к ней членов правления и других Фролова ничего никогда не отвечала и не хотела отвечать».

Вместо прежней трудовой общины власти организовали новую – из местных крестьян, но в нее Ирина не вступила. Несколько раз ее ловили и выгоняли, но каждый раз она снова возвращалась обратно. Видя ее непреклонность, послушницу Ирину оставили в покое, а иногда даже стали поручать какую-либо работу, за которую давали ей продукты или деньги. Если за них надо было расписываться, послушница Ирина отказывалась, искренно считая, что поскольку государство преследовало православную веру и Церковь, то есть прониклось антихристовым духом, то ставить свою подпись под любыми документами этого государства – значит участвовать в его антицерковной деятельности.

19 мая 1931 года власти арестовали послушницу Ирину, а вместе с ней еще 14 монахинь и священника Бородинского монастыря, обвинив их в сопротивлении мероприятиям советской власти на селе. Все они были заключены в Можайскую тюрьму.

24 мая следователь вызвал ее на допрос, где предъявил обвинение «в антисоветской деятельности и распространении слухов о войне». Давать какие- либо показания, подписывать протокол допроса и другие документы послушница Ирина наотрез отказалась.

10 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила послушницу Ирину к трем годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Находясь в Можайской тюрьме, Ирина заболела туберкулезом легких, поэтому была помещена в тюремную больницу.

30 сентября 1931 года послушница Ирина (Фролова) скончалась в больнице и была погребена в безвестной могиле.

Использован материал книги: «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том 3» Тверь, 2005 год, стр. 85-87.

Страница в Базе данных ПСТГУ

Мученицы Александры

(Хворостянникова Александра, +30.09.1943)

Преподобномученица Александра родилась 20 апреля 1886 года в селе Сьяново Серпуховского уезда Московской губернии в благочестивой семье крестьянина Семена Хворостянникова, прислуживавшего при храме.

В 1896 году неподалеку от деревни Лукониной в Медынском уезде в тридцати верстах от Калуги стараниями иеросхимонаха Калужского Лаврентьева монастыря Герасима была устроена женская община. Во главе общины была поставлена настоятельница, и в общину потянулись девушки из окружающих деревень. Там бывали и знакомые Александры; они рассказали ей, что община им понравилась, и настоятельница принимает к себе желающих подвизаться девушек.

В 1915 году Александра поступила в общину послушницей и жила в ней до 1918 года. Затем она прожила два года дома, в родном в селе, и переехала в Серпухов, где работала прислугой у состоятельных людей, в 1925 году она устроилась на текстильную фабрику.

В 1937 году правительство издало негласное распоряжение об аресте всех монахов и монахинь, послушников и послушниц закрытых монастырей. 15 и 16 февраля 1938 года были допрошены дежурные свидетельницы, работавшие вместе с Александрой на фабрике, которые подтвердили, что она действительно жила в монастыре, а, кроме того, ведет агитацию против советской власти среди рабочих в общежитии и является противницей государственных займов.

Послушница Александра была арестована 21 февраля 1938 года и заключена в серпуховскую тюрьму. Сразу же следователями были устроены очные ставки послушницы со свидетелями, на которых она отвергла даваемые теми показания, и затем в тот же день была допрошена сама.

Подтвердив, что она действительно жила в монастыре и до сего времени остается при религиозных убеждениях, Александра сказала, что рабочим фабрики она говорила, что при царе рабочим жилось в материальном отношении лучше, что при советской власти ничего нет, что коммунисты говорят, что Бога нет, но им не надо верить, Бог есть, а коммунисты будут гореть в адском огне; коммунисты закрывают церкви и сажают священников в тюрьмы, и нужно бы защищать священников. В день ареста послушницы следствие было закончено, и дело было отправлено на решение тройки.

Тройка НКВД рассмотрела дело послушницы только 7 июня 1938 года и приговорила ее к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в Бамлаг. Послушница Александра Хворостянникова скончалась в заключении в Хабаровском крае 30 сентября 1943 года и была погребена в безвестной могиле.

Использован материал сайта «Православный Серпухов»

Страница в Базе данных ПСТГУ