Корпорация Холмской Духовной Семинарии во главе с архимандритом Тихоном, 1897 г.
Иеродиакон Неофит (Осипов), 1900 г
Архим. Неофит (из альбома Зырянского следователя)
Отец Неофит с группой ссыльных в Усть-Сысольске, 1925 год
Донской монастырь 20-е гг.
Отец Неофит тюремное фото 1927 или 1922 гг.
1 /
Вышла книга о секретаре Патриарха Тихона преподобномученике Неофите (Осипове)
К 9 октября 2019 года, дню прославления Святейшего Патриарха Тихона, вышла в свет книга «“Авво мой родной!”: Жизнеописание, избранные труды и переписка преподобномученика Неофита (Осипова)». В сане архимандрита отец Неофит с 1918-го по 1922 год был личным секретарем Святейшего Патриарха.

Заглавием книги стала строчка, которой начинались письма к отцу Неофиту священномученика Кирилла (Смирнова), митрополита Казанского.

В первой части книги освещаются деятельность преподобномученика Неофита на духовно-учебном поприще, его страдания в тюрьмах, ссылках и лагере, его взаимоотношения с выдающимися иерархами XX в., претерпевшими гонения за веру Христову и прославленными в лике святых, – исповедником Патриархом Тихоном, священномучениками Кириллом Казанским, Серафимом Угличским и священноисповедником Афанасием Ковровским.

Вторую часть книги составляют библейско-богословские труды отца Неофита «Мысли об имени» и «Мысли о стыде» (последний публикуется впервые), предваряемые обширной статьей о богословии Аввы, а в третьей части содержится его переписка с единомышленниками (некоторые письма публикуются впервые).

Святейший Патриарх Тихон избрал скромного ученого монаха своим секретарем, поскольку знал его до этого времени долгие годы. С 1891-го по 1897 год будущий архимандрит Неофит, тогда Николай Осипов, учился в Холмской духовной семинарии. Архимандрит Тихон (Беллавин) был в ней сначала инспектором, а затем ректором. Услышав в августе 1900 года весть о пострижении своего воспитанника, тогда уже студента Санкт-Петербургской академии в монашество, владыка Тихон написал архиепископу Флавиану (Городецкому): «За Осипова можно порадоваться; он скромный, дал бы только Бог устоять ему».

Испытав себя на миссионерском поприще в Китае в 1902–1903 годах, отец Неофит трудился в духовно-учебных заведениях: был смотрителем Тихвинского духовного училища, ректором Самарской, а затем Волынской духовных семинарий.

Все годы служения архимандрит Неофит переписывался со своим духовным наставником преосвященным Тихоном (Беллавиным), старался посещать его, иногда проводил с ним в богослужебном общении дни Страстной и Светлой седмиц. Промысел Божий готовил будущему Патриарху Тихону такого секретаря, который не только прекрасно знал Священное Писание, творения отцов Церкви, каноническое право, историю Церкви, агиографию, но и разбирался в современном течении общественной мысли. Этому способствовала работа в Духовном цензурном и Учебном комитетах. Отец Неофит, как и его духовный наставник архиепископ Тихон, принял участие в Предсоборном совете, проходившем в июне-июле 1917 года в Петрограде.

В 1918 году отец Неофит переехал в Москву, служил в Крестовой церкви Троицкого подворья, заведовал патриаршей ризницей, встречал посетителей Святейшего Патриарха и митрополита Евсевия, экзаменовал готовящихся к священнической или диаконской хиротонии.

В 1922 году были арестованы насельники подворья, и среди них архимандрит Неофит. После допросов он был «забыт» в одиночной камере на полгода. Заключение проходило в тяжелых условиях: сначала во Внутренней тюрьме ГПУ, затем в Таганской, где около месяца отец Неофит находился в тюремной больнице из-за развившихся невротических болей. В декабре был объявлен приговор, и отец Неофит последовал в ссылку в Зырянский край в старинное село Усть-Вымь. Остальных проходивших с ним по делу освободили.

Арест осенью 1927 года последовал из-за перехваченных органами писем Аввы к духовно близким людям. В ссылке отец Неофит уединенно жил в деревне на берегу реки Ангары, посвящая время молитве, богословским трудам и размышлениям о судьбах Церкви. В июле 1933 года отец Неофит поселился в городе Угличе, а в июне 1934 года переехал в деревню Заболотье Егорьевского района Московской области, где в то время жили многие прошедшие репрессии священники и монашествующие.

В апреле 1935 года «егорьевских церковников» арестовали. Одним из получивших 9 июня 1935 года самое строгое наказание – 5 лет исправительно-трудового лагеря, оказался отец Неофит. В переполненном к осени 1937 года Мариинском отделении Сиблага отец Неофит был вновь арестован по групповому делу и в числе других осужденных расстрелян 3 ноября 1937 года.

Заботы о богословском наследии аввы Неофита понес епископ Афанасий (Сахаров). В настоящее время из обнаруженных трудов остались неопубликованными «Мысли о страхе» и справочный труд «Псалтирь в богослужебных книгах».

Важное место в богословии отца Неофита занимала экклесиология, его воззрения о путях Церкви в условиях гонений подробно представлены в книге. Осевой мыслью стала следующая: «Вера каждой души не заключается в слепом послушании внешнему авторитету, а в личном исполнении церковного долга – хранении истины и соблюдении заповедей, ради которых все должно подчиниться правде».