на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Семья во Христе. Беседа с иереем Алексием Дарашевичем

Дружная община в храме большого города – редкость. Многие из-за занятости не успевают и собственной семье уделить время, а уж разделить свои горести и радости с незнакомыми людьми, которые хоть и причащаются с тобой из одной чаши, но все же чужие, отважится уж точно не каждый. Так ритм современной жизни постепенно даже верных христиан превращает в «захожан», бывающих в храме от случая к случаю.

О том, какое место приходская община должна занимать в жизни христианина и как она может помочь найти человеку свой путь ко Христу, рассказывает настоятель храма Живоначальной Троицы в Поленове иерей Алексий Дарашевич.

***

– Отец Алексий, зачем современному занятому человеку участвовать в общинной жизни? Неужели недостаточно того, что он пришел в храм, посещает службы, исповедуется и причащается?

– А зачем людям вообще Церковь? Если подходить к Церкви с точки зрения прагматизма и минимализма, то она, в принципе, совсем не нужна. Есть Бог, и есть я – и этого вполне достаточно.

И так думают если не большинство, то очень многие крещеные православные. Они исходят из того, что креститься надо для получения какого-то материального блага в этой жизни; по их логике – всякое лишнее усилие абсолютно не нужно. А жизнь в Церкви – это усилие.

К сожалению, такой же принцип остается у многих уже воцерковленных. Они продолжают жить по принципу, им привычному: сделать как можно меньше, но получить как можно больше. Этот принцип материального мира они приносят и в храмы.

А точка зрения Церкви на этот вопрос абсолютно противоположная, и заключается она в том, что служению надо посвятить всего себя без остатка.

Откуда же взялась эта точка зрения? Может быть, церковные люди что-то такое замыслили, чтобы держать других людей под контролем и всячески их использовать? Нет! Это завещание Господа! Давайте вспомним один из самых древних призывов Создателя к человеку: «Сыне, даждь Ми сердце!» А что значит «отдать свое сердце»? Это значит посвятить Богу всего себя. Отдать сердце – значит, не оставить ничего себе. Значит, так нужно, так угодно Господу. О том же говорит и апостол Павел, который взывает: «Непрестанно молитесь!» Но для современного человека это, конечно, дико звучит: непрестанно молиться. А работать когда? А когда спать, есть? Но это не ошибка и не опечатка. Нам кажется, что Церковь ставит какую-то невыполнимую задачу перед нами, но нам просто надо вспомнить, что каждая секунда в жизни человека не его собственная, а Божия. Жизнь дана Богом в управление человеку, и дается она для того, чтобы человек отдал ее Богу, и в этой отдаче и вернется к нему его жизнь – обновленная, духовная, Божия. Человек сам по себе существовать не может, он существует только Богом, и потому, когда Церковь говорит, что человек всего себя должен отдать Богу, она абсолютно права. Чтобы зерно дало свой плод, оно обязано умереть.

– Возможно ли мирянину приблизиться к такой идеальной жизни в Церкви?

– Все вышесказанное не значит, что мы все строем идем в монастырь, и пусть дома остаются плакать маленькие дети. Просто Господь должен стать центром жизни человека, и, следовательно, таким центром должен стать и храм. И только после того, как придет это понимание, человек найдет себе в Церкви все то, что он якобы потерял в мире: и друзей, и работу, и досуг, и творчество. И тогда получится, что внешне ничего не изменилось, но внутренне все меняется кардинально. Меняется отношение к себе, к миру и к Богу. Человек уже не говорит, что вот это – мое, это – частная собственность, приватная территория; он говорит: это все – Божие: семья, дети, друзья и враги, мои праздники и будни, мои удачи и потери… И сам я – Божий!

Нам, нынешним людям, всегда не хватает понимания, что все это не наше, все Божие. А ведь Господь, когда учил людей молитве, говорил: молитесь так: «Да будет воля Твоя!» Человеческая природа против этих слов обычно протестует: как это так – воля Твоя? А как же моя воля? Как же мои желания? А Господь говорит: нет, проси и молись о том, чтобы все, что ты ни сделал, было не твоим желанием, а Божиим. Там, где твое желание совпадает с Божией волей, оно законно, оно имеет место быть. А там, где оно не совпадает, оно бессмысленно и направлено против Бога. Вот такое мироощущение должно быть у каждого православного, мы же по своей косности и лени к нему не стремимся и говорим себе: мы согласны с таким мироощущением, но оно – для монахов, а не для мирян. Но Господь не делает различий, он ведь не сказал, что «Отче наш» – это молитва монахов; он сказал, что это общая молитва для каждого, кто хочет быть христианином. Надо понять, что жизнь в Боге может быть фантастически разнообразна. Нет на дереве ни одного похожего листочка, так и жизнь человека в Боге может быть очень разной – до противоположностей! Воля Божия о мире в том, чтобы не было ничего одинакового, чтобы все было разным, но все было наполнено Богом. Адам пал, когда забрал свою волю у Бога. Теперь перед нами стоит мучительная дилемма: жить по своей воле или отдать ее в руки Божии. И сегодня очень немногие сознательно вручают себя Богу. И поэтому настоящих, крепких, дружных, хороших общин при храмах у нас очень мало.

– Вы описываете путь самосовершенствования, но этот путь очень трудный. Что же может привлечь обычного человека, отягощенного житейскими заботами, в общину?

– Да, община – это дополнительная нагрузка. Но ведь и Церковь сама по себе тоже дополнительная нагрузка. И когда у христианина появляется понимание того, что от Церкви нужно не только брать, но и ей отдавать, тогда только у него появляется шанс стать членом общины. Конечно, куда проще прийти, постоять, поговорить о чем-то своем со своим Богом, положить денежку в церковную кружку и уйти как ни в чем не бывало. Но тогда человек никогда не поймет, что Церковь – это дом Отца, где собирается и обитает его семья.

Приходя в храм, нужно чувствовать, что приходишь в свой дом. Но если ты приходишь в дом, а у тебя там нет никаких обязательств, то, значит, это не твой дом. Нужно, чтобы человек, приходя в храм, знал, что так же, как и в семье, его все касается, что он необходим. Церковь изначально была построена Господом не как супермаркет, не как склад всяких удивительных даров, хотя так оно, в сущности, и есть, но Церковь гораздо больше, она – как семья. А в жизни семьи обязательно надо участвовать. И если человек пока не относится к людям, которые ходят вместе с ним в храм, как к своим братьям и сестрам, тогда он еще не стал христианином!

– С чего должна начинаться община? Как образовалась ваша, при Троицком храме в Поленове?

– Наша община строилась по очень простому принципу: люди приходили в храм исповедоваться, а я, как священник, говорил им то, что сказал сейчас вам. И еще говорил, что человек, ставший христианином, не может быть «духовным беспризорником», и у каждого должна быть своя духовная семья. И так мало-помалу появилось ядро общины. Люди, конечно, должны объединяться вокруг священника. Его не зря называют батюшкой. Он – отец, и у него должны быть дети. Каждый батюшка, исповедуя раз за разом людей, переживая, ругая их и плача о них, становится для них духовным отцом. А прихожане становятся братьями и сестрами. Они это начинают видеть, чувствовать и понимать.

Община наша собиралась 11 лет, этот процесс и сейчас продолжается. Делается ли это специально? И да, и нет. Просто были службы, исповеди, беседы, кто-то брал на себя труды, а кто-то уходил, выбирал путь попроще. Я и сам учился и учусь вместе со своей общиной. Не скрою, в моей жизни были испытания, руки опускались, хотелось отойти от дел. Но тогда ко мне приходили люди и напоминали: «Батюшка, вы не можете нас оставить».

Священник, конечно, должен заботиться о том, чтобы его духовные дети знали друг друга и помогали друг другу. Тогда возникает нормальная, естественная, духовная семья, которую нам и заповедовал Христос. Он Сам Своим примером показал этот главный принцип построения Церкви: собрал 12 апостолов, и они вместе слушали Его, вместе ходили, вместе голодали и жаждали, вместе спали. Это была первая христианская община. Совсем не случайно то, что после Воскресения Христова они стали продавать свои дома и селиться вместе. Они хотели быть друг с другом.

Конечно, нам не обязательно продавать свои дома, хотя я знаю, что чада некоторых духовников стараются покупать дачи рядом или ходить на прогулку с детьми в один и тот же парк. Почему так происходит? Да потому, что они действительно близкие люди. Им хочется быть вместе. Более того, когда они вместе, то и жизнь становится удобнее и проще, ведь их усилия умножаются. Мама может оставить детей у своей духовной сестры. Или один брат попросит другого помочь передвинуть ему шкаф…

Это особенно важно в мегаполисе, где мы все чужие, даже на одной лестничной площадке. Мы должны искать друг друга и делать это через Церковь. Мы должны быть близки не потому, что любим один сорт пива или болеем за одну команду. Мы – христиане, и это главное! Конечно, проблемы будут. Но мы должны учиться их разрешать. Нам нужно учиться жить вместе.

– Но ведь многие и боятся такой общности! Если люди и работают вместе, и едят, и пьют, и в храм ходят… Не отгораживаются ли они от всего мира, как сектанты?

– В том-то и дело! Мы боимся открыть свое сердце. Мы даже инстинктивно стали бояться, если люди в общине близки друг другу. Мы должны понять, что дружная и хорошая община – это не изобретение сектантов, это Господь так устроил. Он сблизил людей, Он говорит: вы – дети Мои, вы братья друг другу; любите друг друга, помогайте друг другу. Нам не надо стесняться сильных общин, без них наша Церковь потеряет свою духовную «соленость».

– Что должен делать священник, чтобы люди вокруг него собирались?

– Он должен общаться с ними – со всеми вместе. Это происходит через собрания. Например, самая естественная форма собраний – трапеза после службы. Священник же должен направлять беседу, чтобы постепенно люди начинали понимать, как общаться друг с другом, учились слышать другого.

– Как не допустить, чтобы люди, начав общаться между собой более тесно, не переругались друг с другом?

– Враг всегда и везде сеет семена раздора – важно помнить об этом. У нас, например, в общине установлены четкие правила: никаких ожесточенных споров, обвинений и даже повышения голоса не должно быть на наших собраниях. И это, опять же, не наше изобретение, об этом говорится в Священном Писании: «Если согрешает брат твой против тебя – вразуми, обличи его наедине» Именно наедине! И при этом обличить ведь нужно с кротостью, с любовью. Далее: если он не слышит вразумления – «повеждь Церкви». Но опять же – как? Должен быть принцип внимательности и осторожности, а не просто всем рассказать. Пойдите сначала вместе к духовнику, если не можете решить. Все духовные проблемы, обида, злость могут решиться с помощью исповеди и покаяния.

Собрания становятся школой общения – внимания, деликатности друг к другу. Причем не только для прихожан, но и для священника. Мы ведь не умеем понимать друг друга – и как раз жизнь в общине должна учить этому. И тогда, когда ты придешь домой к себе, эти уроки, полученные в храме, уже будут служить на пользу твоим домашним. Совсем по-другому будешь строить свои отношения, например, с женой или детьми.

– Потрапезничать в хорошей компании, наверное, никакой прихожанин не откажется после литургии. А что еще может делать община вместе?

– Если сумел достаточно сблизить людей между собой сначала приятным общением и духовной беседой, то потом они уже будут готовы вместе делать какие-то более трудоемкие общие дела.

Сначала это может быть уход за храмом, уборка, какой-то мелкий ремонт, например создание около храма детской площадки. Или, например, организация детского лагеря или совместного досуга. Или если у твоего брата из общины есть какая-то проблема – приезжай, помоги ее решить. Постепенно люди начинают брать на себя и более сложные дела: поехать в паломничество, посетить в больнице своего брата из общины, а потом посетить в больнице и еще какого-нибудь самаритянина, еще кого-то, кто в этом нуждается… Так возникают уже волонтерские команды, готовые прийти и в детский дом, и в больницу, и в дом престарелых, и в тюрьму.

– Некоторые активные прихожане часто оказываются более харизматичными, чем настоятель храма. Они создают свои кружки для общения, «просвещают» приходящих в храм новичков, и священник им уже, оказывается, и не нужен…

– Не нужен? Такого в церковном братстве быть не должно и не может, так как храмовое братство строится в том числе и на трезвом и спокойном уважении к батюшке – главе общины. «Чти отца и мать свою – и долголетен будешь на земле».

Это не идолопоклонство – это уважение к тому предназначению, которое несет на себе батюшка. Если уж ты определился, что будешь членом этой конкретной общины, то не старайся быть в ней выше всех, иначе ты нарушаешь духовные правила Церкви.

Настоящая община должна быть построена на принципах любви – в том числе любви и к тем, кто только что пришел в храм. Я обычно всегда напоминаю своим прихожанам, что совсем недавно они тоже пришли – и к ним отнеслись с любовью, поэтому они остались. А каждый приходящий принимается и обогревается народом. И переправляется дальше – к священнику.

В отличие от семьи домашней, в общинной семье мы не рождаемся сразу – сначала приходим туда, живем, а уж потом постепенно рождаемся для Духа.

Не думаю, что нужна особая инструкция для общения «старых» прихожан с новоначальными, у меня в храме такого нет. Хотя, может быть, некоторым «активистам» она бы и не помешала.

– Можно ли отказать новоначальному, приходящему в храм? Что вы говорите тому, кто приходит крестить ребенка «по традиции», и очевидно, что потом он навсегда покинет Церковь?

– Это вопрос такта настоятеля. А отказать в крещении невозможно никому и никогда – это тягчайшее преступление. Но я не позволяю креститься человеку легкомысленно, если он еще не знает, что это такое. Прежде всего, нужно поговорить с пришельцем. «Хочешь ли ты креститься по-настоящему или не по-настоящему?» – задаю я вопрос. Конечно, все отвечают, что хотят «по-настоящему». А дальше надо разъяснить чаду, что значит «по-настоящему». В этом месте для некоторых могут совершаться удивительнейшие открытия. Первая цель моего разговора – понять, чего пришедший хочет. Мы с ним говорим о его жизни, вообще о жизни человека, о том, что такое Церковь, о том, что такое – или все-таки Кто Такой – Бог.

Твоего ребенка я готов крестить: он не может пока понимать, куда его принесли. Но ты же его родитель! Ты должен знать, зачем ты его принес, что ты хочешь для него. Вот этого понимания я и буду добиваться.

– Сколько людей, приходящих к вам, услышав такую первую огласительную беседу, возвращаются потом во второй раз, чтобы все же узнать, Кто Такой Бог, и окрестить младенца?

– Примерно один из десяти. Остальные – как раз те, кто не хочет или не может взять в толк, что это за лишние подозрительные элементы – община, братство, семья. Они решают задачу с минимальными трудозатратами, думая: «А зачем мне это все нужно, если я могу пойти в другой храм, и там окрестят без всяких бесед и усилий с моей стороны?»

С иереем Алексием Дарашевичем беседовала Антонина Мага

Православие.ru

17 марта 2011 г.

Разместить ссылку на материал

19 июня 2019 г.
В Оптинском лектории выступит проректор ПСТГУ протоиерей Георгий Ореханов
14 июня 2019 г.
«Возмутительно считать, что волонтёр — это бездельник»
12 июня 2019 г.
Пастырские совещания: залог братской поддержки в трудностях священнического служения
11 июня 2019 г.
История Церкви и русский язык: монахи и трудники Сийской обители сели за парты
08 июня 2019 г.
Состоялись VII Валаамские образовательные чтения, посвященные 30-летию возрождения обители на Валааме
06 июня 2019 г.
В Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете открылась выставка памятников христианской Эфиопии
05 июня 2019 г.
Семья хотела, чтобы он стал священником, а он стал воспитателем
04 июня 2019 г.
В Саратове завершились «Франковские дни»
04 июня 2019 г.
В Москве прошла конференция «Нарушение прав верующих на Украине»
04 июня 2019 г.
Состоялся Межрегиональный научно-образовательный форум «Православные истоки русской культуры: значение истории для современности»