на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

ОПК на старте: Как в школах выбирали религию

С сентября 2012 года во всех школах России появится новый обязательный предмет: Основы религиозных культур и светской этики (ОРКиСЭ). В мае школы определялись с выбором модулей. Какую же религию предпочитают россияне и почему?

 Фото Варвары Базановой
Фото Варвары Базановой
Преподаваться ОРКиСЭ будет в третьей и четвертой четвертях 4-го класса (всего 36 часов). Какой именно курс будет изучать ребенок — решать его родителям. Администрация учебного заведения обязана предоставить выбор из шести модулей ОРКиСЭ: Основы православной культуры, Основы исламской культуры, Основы буддийской культуры, Основы иудейской культуры, Основы мировых религиозных культур, Основы светской этики. Аттестация не предусмотрена. Оценок ставить не будут.

На двусторонней основе

Идея курса ОРКиСЭ появилась как реакция на мировоззренческий коллапс школы 1990-х после крушения социализма, когда школы полностью отказались не только от коммунистической идеологии, но и от воспитания вообще («воспитывать надо дома!»). Через несколько лет стало понятно, что воспитывать в школе — или хотя бы говорить об этике — все-таки надо. Не каждая семья сама с этим справится, и многие дети рискуют вырасти даже без зачаточных представлений о правилах общежития.

Инициаторами введения курса ОРКиСЭ стали традиционные религиозные организации России. «Основы православной культуры преподаются уже несколько лет, — напомнил заведующий сектором православного образования отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви иеродиакон Лаврентий (Полешкевич) . — Но сейчас курс “Основы религиозных культур и светской этики” вводится в обязательную сетку предметов. Его введение обсуждали Святейший Патриарх Кирилл и лидеры традиционных религий на встрече с президентом Медведевым в 2009 году. Программу разрабатывало Министерство образования и науки РФ. Был создан координационный совет, в состав которого входили представители традиционных религий, участвовавшие в написании учебников, а также люди, которые не представляли ни одну религиозную конфессию, — они готовили пособия по основам светской этики и мировым религиям. Курс ОРКиСЭ прошел апробацию в 21 регионе».

В Церкви за введение ОПК в школьную программу отвечает Синодальный отдел по религиозному образованию и катехизации. «Мы не ставили задачу, чтобы преподаватели ОПК были верующими, хотя это и приветствуется, — говорит председатель Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий. Я не сторонник того, чтобы священники преподавали в школе, для этого нужно быть хорошим педагогом. Задача священников — помочь учителям с хрестоматийным материалом, раскрывать содержание учебников».

Сотрудничество Церкви с государством не всегда идет гладко, но его можно увидеть в том, что учебник по ОПК протодиакона Андрея Кураева получил и гриф Министерства образования, и одобрение Синодального отдела. Это единственный официально рекомендованный учебник по курсу. «В разработке учебника и книги для учителя со стороны Русской Православной Церкви принимали участие преподаватели, научные деятели, представители других государств — например, Латвии и Украины, — рассказывает отец Лаврентий. — Учебник отца Андрея Кураева на этапе подготовки лично смотрели Патриарх Кирилл и митрополит Илларион (Алфеев)».

Реакция в обществе

Введение «религии в школе» в обществе встретили с осторожностью. Есть сомнения на уровне идей и недовольство на уровне реализации.

Главных причин недовольства две: обязательность курса и несвобода выбора. В некоторых регионах родителям настоятельно рекомендовали выбрать Основы православной культуры. В Нижнем Новгороде, где за ОПК отдали голос 58 процентов родителей, на местных форумах полно жалоб на то, что школы навязывают родителям этот курс, поскольку преподаватели подготовлены только по этому предмету либо «чтобы не было разделения в классе». В других регионах картина ровно обратная. Например, в Петербурге ОПК выбрали 9,4 процента семей. Иерей Илия Макаров, зампредседателя Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии: «В наши руки попадали анкеты, которые раздавались родителям в школах города, где среди пунктов, за которые можно было проголосовать, значились лишь модули “Основы светской этики” и “Основы мировых религиозных культур”. Вариант же ОПК в тех анкетах просто отсутствовал. Во многих школах вообще не проводились родительские собрания, а выбор модулей нового предмета происходил по рекомендации классного руководителя. Поэтому большинство родителей в Петербурге выбрали модуль “Основы мировых религиозных культур”. На наши сигналы в комитет о явных случаях нарушения чиновники закрывали глаза».

Одна из причин (и самая простая) отсутствия свободы выбора с модулями ОРКиСЭ — организационная неразбериха и дефицит учителей. В глухой сельской школе на заре эксперимента вести модуль ОПК поставили пенсионерку-марксистку, которая всеми способами от этого отмахивались, потому что доплата в размере 200 рублей не оправдывала дополнительной бумажной работы, да и самой ей все это было не близко. Но администрация школы настояла, посчитав, что вести предмет больше некому. Чему она учила детей — Бог весть.

В небольшой школе в Архангельской области введение курса вызвало конфликты среди преподавателей: часы на курс ОРКиСЭ отнимаются от предметов, которые ведут учителя начальных классов, те лишаются денег и не отдают часы. Но сами они при одном-двух классах в параллели физически не могут вести все модули, поэтому выбор родителей ограничен.
По данным Общественной палаты России на сентябрь этого года, выбора лишили пятую часть всех родителей. «Нас очень просили выбрать один курс для всего класса: никто не представляет себе — как учить класс, где будет несколько курсов. Все решили выбрать светскую этику. Преподаватели взамен порекомендовали историю религий. Все побурчали и согласились». «А нас заставили выбрать этику, хотя я хотела ОПК. Объяснили, что наш бедный учитель из-за одного моего ребенка будет обязан пройти курс ОПК, и сколько бы дисциплин ни выбрали, вести все ей одной», — рассказывают родители.

Большим школам легче реализовать в начальной школе раздельное обучение по нескольким модулям, чем маленьким. По словам директора московской школы № 548 Ефима Рачевского, в его школе подготовили специалистов по каждому из модулей и дали родителям несколько недель на размышление. В результате примерно 40 процентов выбрали Основы светской этики, около 30 процентов — Основы православия, 29 процентов — Основы мировых религий, на остальные модули пришлось около 1 процента. «В параллели много классов, поэтому трудностей с формированием групп нет», — отметил Ефим Рачевский.

Куда обращаться родителям, если им навязали модуль, которого они не выбирали? В Департамент образования с заявлением о несоблюдении прав учащихся, со ссылкой на приказ Минобрнауки России от 31 января 2012 г. № 69 «О внесении изменений в федеральный компонент государственных образовательных стандартов». И помните: если семья выберет для ребенка другой модуль, он имеет право перейти в другую группу.

Кадровый пробел

Главный вопрос, который волнует родителей, — кто будет вести новый предмет? Их можно понять: в преподавании такого курса важны не только знания, но еще ум, доброта и такт.
Истории, которые рассказывают родители, обсуждая учителей ОПК, вызывают сочувствие. «Мой сын (у нас семья неверующая) возненавидел Православие из-за идеи кары за грехи (так уж ему об этом рассказали), и в знак протеста увлекся изучением буддизма». «У нас в гимназии (Московская область) вместо ОПК — Духовное краеведение. Преподаватель (учительница музыки) глубоко религиозна и утверждает, что Православие — “основа основ всего”. А в классе есть иудеи, мусульмане и неверующие».

Многие православные семьи выбирают для своих детей Светскую этику или Мировые религии именно из опасения, что учитель отвратит ребенка от веры. «Для Православия есть дом и храм. А в миру светская этика совсем не помешает».

Протоиерей Георгий Митрофанов, преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии и член редакционной коллегии по подготовке учебника по ОПК: «К сожалению, компетентных преподавателей мало, а плохой способен дискредитировать предмет и в глазах учеников, и в глазах родителей. Подготовка учителей по ОПК только началась и проходит по-разному, иногда на крайне низком уровне».

По мнению отца Георгия Митрофанова, пробел с кадрами должен смягчить учебник: «Мы предвидели эту проблему, поэтому наш учебник (протоиерея Андрея Кураева) составлен так, что даже самый некомпетентный учитель, если он не будет “пороть отсебятину”, а следовать указанию учебника, методичек, сможет только минимально навредить своим ученикам. А компетентный сможет с успехом читать этот курс».

Педагогов по ОРКиСЭ готовят сразу по всем шести модулям предмета, чтобы он смог вести каждый выбранный учащимися и их родителями курс. Разработчики курса видят ОРКиСЭ как единую комплексную учебно-культурологическую систему: все его модули согласуются между собой и по методике, и по критериям оценки полученных знаний. По этому же принципу созданы учебники: есть рекомендация министерства о том, что школы могут работать только с учебниками, разработанными в методическом и стилевом единстве со всеми шестью модулями.
Для подготовки преподавателей по шести профилям ОРКиСЭ в Министерстве образования и науки разработали систему повышения квалификации (для учителей начальных классов и предметников): во-первых, готовят тьюторов-методистов, которые будут обучать и курировать учителей в школах; во-вторых, и сами учителя будут проходить обучение в региональных институтах повышения квалификации (не менее 72 часов) и стажировки (не менее 24 часов). По мнению экспертов, это очень мало.

Декан педагогического факультета ПСТГУ Татьяна Склярова: «Из 72 часов курса повышения квалификации на каждую религиозную культуру выделено всего два-три часа, остальное — нормативно-правовое обеспечение внедрения курса, организация работы с родителями и конфессиями, беседы о толерантности и нравственности и т. д. Конечно, Церковь готова помочь в подготовке учителей по ОПК. В ПСТГУ есть уже 15-летний опыт подготовки специалистов начальных классов с этим дополнительным элементом. Удачный пример такого сотрудничества — совместные курсы ПСТГУ с Московским институтом открытого образования (МИОО)».

Сергей Учайкин, учитель русского языка и литературы в государственной школе № 38 города Тулы, имеет второе высшее богословское образование, преподавал факультатив ОПК. Прошел курсы повышения квалификации по ОРК, которые проводил Московский институт повышения квалификации и переподготовки: «Лекции были очень познавательны, никто ничего не навязывал, не сравнивал. Основы иудаизма читал практикующий иудей, слушать его было очень интересно, было видно, что человек этим живет. Но вопросы, конечно, остаются. Основной — это методика преподавания предмета и то, как уместить громадный материал в 36 часов».

Должен ли учитель верить?

Знания преподавателя религии — дело времени. Другой вопрос — его вера. Должен ли учитель ОПК быть верующим? Считает ли государство, что религию в России должны преподавать только светские учителя, которые могут быть неверующими?

«Отношения ко всем модулям у чиновников одинаковое, — уточняет Татьяна Склярова. — Поэтому по закону ОПК может преподавать любой человек — верующий (в том числе священник) или неверующий, получивший педагогическое образование и прослушавший курс по этому предмету». Штатный учитель школы в идеале должен быть универсалом — преподавать любой из шести модулей. Но школе ничто не мешает пригласить на один из модулей профессионала, который специализируется именно в этой области.

Протоиерей Лев Махно, директор Тульской православной гимназии, завкафедрой теологии Тульского университета, убежден: «Учитель, который берется преподавать ОПК, должен быть не только хорошим педагогом, но и верующим человеком, для которого произносимые слова — не пустой звук. Необходимо каждому подумать, чтобы потом не говорить детям того, чему противится душа. Дети это сразу почувствуют».

Елизавета Павленко, учитель Основ православной культуры из Зеленограда, тоже сомневается, как неверующий учитель может преподавать ОПК: «Как же без веры говорить о Боге, о молитве?»

Неверующие родители между тем вовсе не уверены, что в светской школе, даже на ОПК, надо говорить о молитве. А дети из неверующих семей на ОПК неизбежно присутствуют. Родители полагают, что их детей здесь должны научить «прилично себя вести» и «быть патриотами».

В этом ясно выявляются противоречия в ожиданиях. У родителей — к учителям и к курсу, у учителей — к содержанию курса и методикам: православные родители ждут углубленных знаний детей о своей вере; неверующие родители полагают, что их детей на курсе должны научить «культуре» и «патриотизму»; верующие педагоги расположены говорить о Боге-Творце и молитве. Неоправданные ожидания приводят к тому, что нередко даже православные родители выбирают светскую этику или курс мировых религий.

Ольга, многодетная мать, верующая и воцерковленная: «Я даже в воскресную школу не хочу детей отдавать, считаю, что тонкие материи родители лучше объяснят. Но если обяжут, будем смотреть и при необходимости требовать замены преподавателя или курса. Но лично я бы хотела, чтобы моим детям в школе объяснили, как вести себя, когда родители их не видят. Почему у нас нет курса этикета, хотя бы в формате светской этики или ОПК? Самый уместный и легко реализуемый в школе курс. Почему ж не могут разработать учебник по такому простому предмету?»

Ирина, мама троих детей, верующая, невоцерковленная: «Я бы выбрала своим детям модуль “История мировых религиозных культур”: чем шире кругозор у ребенка, тем лучше. Наполняемость курса ОПК мне не нравится: я не понимаю, как светский учитель будет рассказывать детям о том, что такое православная молитва, какими Бог видит людей и прочее».

Мария, неверующая, один ребенок: «Посмотрим, кто будет вести, и выберем учителя (не важно, как будет называться курс)».

«Хотя теоретически каждый гуманитарный курс ставит задачу образовательную и воспитательную, курс ОПК элемент воспитательный не выносит на первый план, — говорит отец Георгий Митрофанов. — Учебник имеет культурологическую направленность, потому что учитывает реалии: в нашей стране большинство учеников и их родителей не воцерковлены, даже если среди них есть те, кто относит себя к православным. Церковь в России отделена от государства, поэтому предмет называется ОПК, а не Закон Божий, и культурологический подход будет наиболее адекватным для большинства учащихся. Но и в рамках этого подхода при желании можно найти возможность показать все лучшее в Православии, только без агрессии и осуждения других».

По данным апробации курса на февраль 2012 года (ВЦИОМ), за введение в школах преподавания Основ религий выступили 53 процента россиян, против – 27. В 21 субъекте РФ родители выбирают Основы светской этики — 42 процента, затем идут Основы православной культуры — 30 процентов, Основы мировых религиозных культур — 18 процентов, Основы ислама — 9 процентов. Меньше всего «буддистов» и «иудеев» — по 1 проценту. При этом чем выше уровень образования родителей, тем чаще они выбирают Основы мировых религий и Светскую этику, чем ниже — тем чаще выбор делается в пользу модуля конкретной религиозной культуры.

Несмотря на мозаику мнений, вполне естественно отражающую клиповое мировоззрение большинства россиян, сегодня курс ОРКиСЭ — это эксперимент в масштабах всей страны, который только начинается. Время делать выводы пока не пришло.

Анна ГАМАЛОВА, Анастасия ОТРОЩЕНКО

Нескучный сад
30 августа 2012 г.

Разместить ссылку на материал

15 мая 2019 г.
Третья неделя по Пасхе: что православные отмечают в день жен-мироносиц
14 мая 2019 г.
Космическая скорость Московского Пасхального фестиваля
13 мая 2019 г.
В Пензе пройдет конференция о сохранении памяти новомучеников и жертв репрессий
03 мая 2019 г.
Декан исторического факультета ПСТГУ участвовал в комментировании прямой трансляции схождения Благодатного огня
02 мая 2019 г.
Институт сербского языка и коммуникаций (г. Белгород) и Клуб русско-сербской дружбы «ПСТГУ-Сербия» договорились о сотрудничестве
01 мая 2019 г.
Подведены итоги Всероссийской выставки научных, учебных и периодических богословских изданий духовных учебных заведений Русской Православной Церкви
24 апреля 2019 г.
При Свято-Никольском Черноостровском монастыре г. Малоярославца прошла просветительская программа для студентов ПСТГУ
24 апреля 2019 г.
Что такое «партнерский приход» в Русской Православной Церкви?
23 апреля 2019 г.
Страстная седмица: понедельник
22 апреля 2019 г.
Научно-практическая конференция по проблемам церковного искусства в ПСТГУ дала ответ на вызовы современности