на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Путешествие на родину императора Константина

В этом городе родился и правил император Константин Великий. Здесь жил в ссылке святитель Афанасий Александрийский и родился Амвросий Медиоланский. Здесь хранится одна из величайших святынь христианства — Хитон Господень. Здесь пострадали тысячи мучеников. Город, в котором была решена судьба христианства — не Рим и не Константинополь, а маленький немецкий Трир.



Северная столица


Мы привыкли, что к христианским святыням надо ехать на Восток. Европа воспринимается постсоветскими россиянами скорее как сказочная страна уюта, комфорта и шопинга, соединенного с осмотром достопримечательностей и перетеканием из кафешки в кафешку. Однако «священные камни Европы» — штамп XIX века — имеют вполне прямое буквальное значение. Стоит лишь немного отклониться от общепринятого туристического маршрута — и эпоха легионеров, императоров, мучеников окружает и завораживает тебя.

Посреди самой что ни на есть буржуазной, глобалистской и бюргерской Европы (час до Люксембурга, три — до Страсбурга), в сельской германской глуши, где, извиваясь, рассекает вулканические холмы река Мозель, среди затянутых туманами лесов Айфеля, пересеченных гладкими шоссе со специальными переходами для оленей и уловителями для неосмотрительно скатившихся со склона ежиков, лежит город, который когда-то чуть не стал Вторым Римом.

Трир — в качестве родины Карла Маркса вызубренный учениками советских немецких спецшкол — еще и родина святого императора Константина. Со времен императора осталось немного: мощные Черные ворота — самые большие из сохранившихся античных ворот в мире, царский дворец-базилика, цирк, термы да мост. Город маленький, холмистый лес подступает близко, и, мысленно добавив к клочьям тумана дымы от костров и полевых кухонь, конское ржание, бряцание доспехов, впечатляешься размахом империи, дотянувшей свою власть с берегов Тибра в эти промозглые места, да и гораздо дальше на север.

Местные жители звались треворами (отсюда и название города). Уже к концу II века Трир был по тогдашним меркам очень большим городом. При Диоклетиане его называли Северным Римом.

Сонная маленькая площадь на холме в стороне от центра. Январский мелкий дождик пропитал сыростью плющ на серых стенах и мох на надгробьях монастырского кладбища. С арки ворот аббатства святого Матфия меланхолично склоняются фигуры епископов, благословляющих город в долине. Мощи епископов, первых трирских святых, лежат здесь же, в крипте храма.

Епископская кафедра в Трире — самая древняя в Северной Европе, она датируется 250 годом. Первые святители Трира — святой Евхарий и святой Валерий, пришли сюда проповедовать Христа по благословению апостола Петра, явившегося им во сне. Поначалу дело шло трудно, но потом образовалась весьма многочисленная община, за 35-40 лет перед диоклетиановыми гонениями в Трире выросло целое поколение первых христиан. Когда к власти приходит Диоклетиан, их ждет мученичество.


Вид на Черные ворота

Аббатство святого Матфия

С арки ворот аббатства святого Матфия меланхолично склоняются фигуры епископов, благословляющих город в долине

«Мы христиане, но не изменники!»


На зеленой лужайке перед церковью Святого Павлина на Тебеершрассе — каменный кельтский крест. Лужайка — все, что осталось от местного Марсова поля, места учений, парадов и торжественной присяги легионов на верность императору. Когда пришло время выбирать между императором и верностью Христу, тут пролилась мученическая кровь.

Диоклетиан был талантливый администратор, политик и реформатор. Именно как ответственный руководитель он и попытался «системно решить проблему христиан». Ведь христиане проявляли демонстративную нелояльность, явный и опасный экстремизм: отказывались воздать императору божеские почести. Заручившись согласием государственного совета, император издает ряд все более и более жестких эдиктов против христиан и наконец предлагает им на выбор: принести жертву изображению императора или умереть. Гонения, разумеется, начинаются с армии.

Войско, стоявшее в Германии по берегам Рейна и Мозеля, было тогда фактически христианским — сюда в конце III века передислоцируется легион из египетских Фив, состоявший их христиан-коптов. В момент выхода эдикта часть Фивейского легиона — около 3 тысяч человек — находилась на границе Швейцарии и Германии. Только что здесь границу прорвали варвары, легион ведет тяжелые сражения и побеждает.

И вот к воинам, только что вышедшим с победой из боев, приходит судебный отряд и сообщает указ императора. Нужно пройти через формальную процедуру — подтвердить верность религии отцов. Всего-то вылить бокал вина и высыпать несколько зерен на жертвенник. Тот, кто не хотел принести жертву, объявлялся изменником Риму. А это не просто смерть — бесчестье для солдата.

Командир легиона Маврикий пытается спорить: к чему новая демонстрация лояльности, когда его воины только что подтвердили верность императору своей кровью? Но судья стоит на своем. Тогда Маврикий складывает оружие: «Мы христиане, но не изменники!» — и предается палачам. Это трудно представить: ведь легион мог оказать очень серьезное сопротивление! Упрямцев еще пытались уговаривать. Потом казнили каждого десятого — не сработало. Еще одна децимация, и наконец, добив оставшихся, карательный отряд отправляется по гарнизонам из Швейцарии на север, пока не достигает Трира.

Было уже понятно, что с остатками легиона будут проблемы. Легион построили на Марсовом поле и потребовали подтвердить верность присяге языческой жертвой. Христиане отказываются, и снова начинаются казни. Как римских граждан, легионеров казнили мечом, тела грузили на повозки, везли к реке и сбрасывали в воду. Кровь текла рекой, так что вода в Мозеле покраснела. Вслед за военными стали проверять гражданских, казни продолжались три дня. К ответу призвали буквально всех — среди убитых тогда мучеников было восемь сенаторов от Трира.

Часть мощей святых мучеников уцелевшим христианам удалось выкупить или выловить в реке, их собрали и тайно похоронили на т. н. Северном кладбище. Это место и отмечает каменный крест XII века у церкви Святого Павлина.

Храм Святого Павлина снаружи кажется совсем небольшим и очень скромным. Но как часто бывает в христианстве, содержимое здесь больше внешнего. Сперва, войдя в эту барочную католическую церковь, ахаешь от восторга: она огромная, светло-праздничная, вся устремленная ввысь, летящая. А потом спускаешься в святая святых — подземелье, и там, за узорной решеткой — алтарь, восемь гробниц сенаторов-мучеников, а по стенам — ниши, где за стеклом, украшенные листьями лавра, символом воинской чести и победы, кости и черепа мучеников-легионеров. Разрозненные косточки мощей выложены узорами, напоминающими детские «секретики» — свидетельство чуждой скепсиса, нерассуждающей любви к святыне.

Когда Диоклетиан отрекся от власти, его соправителя Галерия постиг странный недуг — его стали есть черви. Сам он увидел в этом наказание за мучения христиан, в которых особенно усердствовал, и гонения были остановлены, и даже последовал указ, чтобы последователи Христа молились за здоровье императора, но ему это уже не помогло.

Храм Святого Павлина снаружи кажется совсем небольшим и очень скромным

Своды Храма Святого Павлина



Сим победиши: Константин


А потом произошло чудо, повернувшее историю. В Трире была решена судьба христианства.

Для удобства управления огромной империей Диоклетиан установил тетрархию: при каждом из соправителей-императоров, носивших титул августа, состоял правитель-цезарь. Таким цезарем Британии и Галлии, с основной ставкой в Трире, при соправителе Диоклетиана Максимине был отец Константина Великого Констанций Хлор. Возводимого в цезари император-август усыновлял, условием возвышения был развод с прежней женой и брак с одной из дочерей августа. Для Констанция Хлора это означало разлуку с Еленой, матерью его сына. Однако сына правитель официально признал и на смертном одре передал ему власть. Константина поддержали легионы. Типичный римлянин: среднего роста, крепко сбитый, с детства в седле, он отлично знал жизнь солдат и был близок им. Шел 306 год, Константину в это время было 34. Гонения на христиан в Трире сразу же прекращаются — ведь мать Константина Елена уже была христианкой.

Через шесть лет, в 312-м, интересы Константина сталкиваются с интересами императора Максенция, правящего в Риме, и он решает вступить в борьбу. Язычник Константин приносит жертвы богам и обращается к оракулам — те предсказывают плохой исход авантюры. Но Константин все же решается на поход и с галльскими легионами Трира отправляется на Рим.

Именно там, под Римом, в решающую ночь перед сражением Константин видит сон: он слышит голос, голос говорит ему, что нужно на щитах и шлемах его легионеров начертать крест: «Сим победиши». Наутро Константин отдает такой приказ — и побеждает. Эта победа изменяет не только судьбу империи, но и всей европейской цивилизации.

Константин становится правителем всей Западной части империи, а после того, как в 313 году побеждает восточного соправителя Лисия, — единовластным императором. И в этом же году свои знаменитым Миланским эдиктом он объявляет амнистию христианства: отныне христиане становятся равноправными и не подвергаются гонениям, христианство признано официально. Жители Трира до сих пор досадуют, что эдикт назван Миланским (он был обнародован в Милане на свадьбе сестры Константина), хотя готовился этот эпохальный документ здесь, в Трире.

Что было потом: настоящий реформатор, Константин стремится основать новую столицу, долго выбирает для нее место, колеблясь между Авиньоном и своей вотчиной Триром, пока, наконец, не основывает в 330 году на Босфоре Константинополь. Трир постепенно уходит в тень, теряет былую славу и к нашему времени становится тихим провинциальным городком. Вот разве что Черные ворота — знаменитые Порта Нигра из почерневшего от копоти и времени известняка, видевшие и триумф Константина, и много чего еще, — теперь красуются во всех учебниках истории и архитектуры.

Черные ворота - вход в римскую крепость 2 века нашей эры

Город святой Елены и митрополит Никодим


На центральной площади Трира уютно даже дождливым зимним днем: четырехэтажные желтые, розовые и палевые домики теснятся один к другому, с переливами бьют часы на ратуше, даже островки грязного подтаявшего снега не портят сказочную картинку. Сказка эта родная, христианская: на колонне посреди площади крест, в медальоне креста — Агнец. С угла над площадью нависает мрачноватый серый собор в тяжеловесном романском стиле. Это самая первая христианская церковь в городе и одна из первых в мире. Землю для нее подарила сама царица Елена (по другой версии, царица просто уступила общине часть своего дворца).

Здесь собирается христианская община и сюда, как указывает трирская летопись XII века, святая Елена привозит из Иерусалима часть Хитона Господня. Христиане Святой земли встречали царицу с ликованием. Власть, которая только что систематически и по всей империи истребляла верных, не только прекращает гонения и дает им полную свободу, но и сама становится христианской — иначе как чудо это не воспринималось, и для Елены открывались все хранимые в тайне реликвии. В том числе христиане Иерусалима передали святой царице и часть Хитона, который достался воинам у Креста Спасителя. По преданию, в Трире пребывает часть того самого несшитого, а цельнотканого Хитона, о котором воины, охранявшие Крест, бросали жребий (см. Ин. 19: 23-24).

Позднее, чтобы сохранить святыню, ее со всех сторон обшивают футляром из шерстяной ткани в виде рубахи. До 1512 года Хитон хранился в соборе в закрытом ковчеге (а во времена войн и смут даже замуровывался в стенах церкви). Но когда сторонники Реформации, уже бушевавшей в Европе, стали подвергать сомнению и оскорблять церковные реликвии, тогдашний император Максимилиан настаивает на том, чтобы для посрамления протестантов Хитон был открыт и ему было совершено поклонение. Об этом общеевропейском событии 500-летней давности есть своего рода репортаж очевидца: гравюра Альбрехта Дюрера «Поклонение императора Максимилиана святому Хитону».

А самое яркое современное свидетельство о поклонении Хитону, как это ни странно, связано с Россией и Русской Церковью. По крайней мере, самое яркое для местных жителей, привыкших, что на святыню следует смотреть издалека (а иногда достаточно и просто знать, что она хранится где-то здесь в храме, не видимая никем из прихожан). Связано оно с фигурой митрополита Никодима (Ротова), который посетил Германию в 1973 году в качестве главы тогдашнего Отдела внешних церковных сношений Русской Церкви. Узнав, что в Трире хранится Хитон Господень, митрополит Никодим попросил открыть святыню, чтобы поклониться ей. Хранители были в затруднении: с одной стороны, Хитон не принято открывать чаще чем раз в столетие, с другой — как отказать такому высокому гостю? Тем более Русская Церковь переживает гонение! Думали два дня и наконец придумали. Раз в год Хитон осматривают специалисты-реставраторы, и вот пусть русский епископ заходит в собор, а тут как раз как бы случайно Хитон осматривают ученые — никому не обидно! Хранитель Хитона профессор Франц Рониг до сих пор вспоминает, как в назначенный день митрополит Никодим с шестью спутниками пришел в часовню Хитона, русские торжественно пропели тропарь Кресту… «И тут, — восклицает хранитель, — митрополит как бросится к Хитону, схватил его руками, прижал ткань к лицу и стал целовать! Мы чуть не умерли!»

И надо признать, что, если бы не русские паломники, всенепременно стремящиеся осязать и облобызать святыню, многие христианские реликвии Европы были бы доступны верующим, в том числе и католикам, гораздо реже. По свидетельству сотрудников Православного паломнического центра апостола Фомы, основанного в Трире выходцами из России, именно настойчивое стремление русских молиться у порою подзабытых самими католиками мощей: царицы Елены в Париже, мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии в Эшо, главы пророка и Крестителя Господня Иоанна в Амьене — сделало эти святыни более почитаемыми и в местной католической общине. Но это уже совсем другая история…

В подземной церкви Собора святого Петра находится глава святой царицы Елены



В центре собора святого Петра, в особой часовне за алтарем, хранится Хитон Господень

В крипте церкви аббатства святого Матфия находятся гробницы первых епископов Трира святителей Евхария и Валерия



Святыни Трира

Собор Святого Петра. В центре храма, в особой часовне за алтарем, хранится Хитон Господень. Из храма виден укрепленный высоко в часовне Хитона крест, который находится прямо над ковчегом со святыней, которая в обычное время скрыта от глаз посетителей (что не редкость для католических церквей). Ковчег из красного дерева окован серебром и запечатан печатью епископа, который один имеет право его открывать.

В подземной церкви собора находится глава святой царицы Елены. Долгое время на родине святой царицы ее мощей не было! Умерла св. Елена, скорее всего, именно здесь, но ее мощи были перенесены в Рим. В VIII веке значительная их часть оказалась во Франции. Наконец на рубеже XIV-XV веков по просьбе Трирского епископа часть мощей - глава - была передана городу. Для главы был сделан ковчег в форме того византийского собора, который здесь был первоначально. Скульптурным изображением св. Елены ковчег был украшен уже в XX веке, в руках у святой царицы гвозди от Креста Христова. Святыня открывается один раз в году, 18 августа. Иногда, по просьбе Православного паломнического центра св. Фомы, расположенного здесь же, в Трире, 3 июня, в день памяти св. Елены по православному календарю, в крипте служится литургия и главу также открывают.

Аббатство святого Матфия. В этом бенедиктинском монастыре хранятся привезенные царицей Еленой из ее паломничества в Святую землю мощи апостола Матфия, избранного по Вознесении Спасителя на место Иуды Искариота, В крипте церкви — гробницы первых епископов Трира святителей Евхария и Валерия, а также, в золоченом ковчеге под стеклом, мощи (кости) святого Матерна, третьего епископа Трира.

Храм Святого Павлина. Назван в честь святого Павлина — этот святой IV века был учеником святителя Афанасия Великого, борца с ересью арианства. В 358 году Павлин стал епископом Трира и в этом же году был смещен арианами и убит. В центральном алтаре храма хранятся мощи св. Павлина (глава). В крипте церкви — мощи Трирских мучеников: воинов Фивейского легиона и восьми сенаторов.

2012 год: Высокое паломничество к Хитону Господню


Трирский Хитон — это святыня Страстей Господних. К ней, как и к Туринской Плащанице, несколько раз в сто лет, совершается Высокое паломничество — когда Хитон открывают для поклонения, и можно не только молиться, но видеть святыню. В 1810 году перед святыней молилось 200 тысяч паломников, в 1844 году — больше миллиона, а в 1933 году — больше двух миллионов человек. Последний раз ее открывали в 1996 году. В 1891 году исследованием Хитона занимался профессор Виллемс. Опытные специалисты изучали его также в семидесятых годах прошлого столетия. По словам хранителя Хитона профессора Франца Ронига, исследовать самую древнюю часть святыни, плотно обшитую в естественный тканый ковчег, очень трудно. Весной 2012 года, в честь 500-летия первого общенародного поклонения Хитону, Высокое паломничество объявлено вновь. Ожидается более миллиона верующих с разных концов мира.
Организацией паломничества для российских верующих занимается Паломнический центр апостола Фомы в Европе (St. Thomas - TdF" GmbH)
Тел: +49 6502 30 96
Факс: + 49 6502 30 96
+ 49 176 621 39 404
Сайт: http://thomas-tdf.de
http://palomnik-foma.ru

Перекресток святых


Трир связан с памятью еще нескольких великих святых. Здесь с 335-го по 337 год жил в ссылке святитель Афанасий Великий, борец с ересью арианства. Святитель Афанасий знакомится с префектом Трира и благословляет его новорожденного сына, названного Амвросием. Ребенок вырастет и станет святым Амвросием Медиоланским, епископом Милана. В IV веке город также навещает еще один очень известный святой — святой Мартин Милостивый, или Мартин Турский.

Текст: Юлия ДАНИЛОВА
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА

Нескучный сад

03 июня 2013 г.

Разместить ссылку на материал

21 октября 2018 г.
Владислав Петрушко: «Патриархат, некогда осудивший церковный национализм, теперь сам им изъеден»
20 октября 2018 г.
Создать условия для воцерковления молодых людей
19 октября 2018 г.
Конференция «Оценка социальных программ в России: практика применения и драйверы развития» состоялась в Москве
18 октября 2018 г.
В Центре социальной помощи семье и детям «Печатники» принимали гостей – студентов кафедры социальной работы ПСТГУ
18 октября 2018 г.
Подведены итоги всероссийского студенческого квеста «Экопросвет»
17 октября 2018 г.
Вышла в свет антология, посвященная неразделенной Церкви в Испании
16 октября 2018 г.
Обновлен состав Межведомственной группы по преподаванию теологии в вузах
16 октября 2018 г.
Состоялось заседание Научно-редакционного совета по изданию документов Священного Собора 1917-1918 гг.
16 октября 2018 г.
Новую книгу о святом Филарете Московском презентовали в Москве
09 октября 2018 г.
Протоиерей Алексей Ястребов: нашего храма в Венеции нет