на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Почему физики воюют с теологами?

Открытие кафедры богословия в МИФИ вызвало волну протеста, которая не стихает до сих пор. Почему? – ответ на этот вопрос искал наш корреспондент.



Любопытно, что осенью прошлого года, ровно в то же время, когда в России бушевал скандал, вызванный открытием в одном из лучших российских физических ВУЗов – университете МИФИ – кафедры теологии, в Гейдельберге, одном из старейших университетов мира, открытом в 1386 году, проходила научно-богословская конференция, приуроченная к 100-летнему юбилею Джона Темплтона, основателя крупнейшей в мире премии в области диалога религии и науки.

В Гейдельберге богословский факультет существовал со времени основания. В разные году в университете преподавали и учились философ Карл Ясперс, социолог Юнгерн Хабермас, математик Якоб Штейнер, а один из создателей квантовой механики нобелевский лауреат Макс Борн именно здесь познакомился с другим будущим нобелевским лауреатом физиком Джеймсом Франком. Среди воспитанников Гейдельберга были верующие и атеисты, но едва ли можно вспомнить случаи резкого антагонизма между естественниками и богословами в его стенах.

В МИФИ ситуация развивалась иначе. «Происходящее – очередной позор славной администрации не менее славного университета», «Нормальному человеку понятно, о каких новых "знаниях" идёт речь – обычная пропаганда РПЦ», «Ректор проводит фактически насильственную христианизацию МИФИ» – такие отзывы оставляли студенты на неофициальном студенческом сайте «Мифист.Ру», спустя всего пару дней, после официального открытия кафедры.

Доцент МИФИ кандидат физико-математических наук Владимир Решетов высказывает свою версию событий: «Негативная реакция вызвана в первую очередь тем, что ни студенты, ни преподаватели не получили исчерпывающей и достоверной информации о создании кафедры». Кафедра теологии будет читать факультативные курсы по предметам гуманитарной направленности и руководствоваться светскими университетскими стандартами: «Это будут предметы по выбору: исторические, культурологические, часть из них будет посвящена истории Церкви, философии, из пяти направлений – только одно богословское».

Открытие кафедры наложилось на критическое отношение некоторых «мифишных» студентов к ректору. Как и открытие православного храма на территории ВУЗа в 2010 году, оно стало очередным поводом поругать руководство.

«По недоразумению многие студенты воспринимают религию как чуждую науке идеологию, по образцу советской, которую ректор им стремится навязать, – рассказывает Владимир Решетов. – Я давно знаю человека, поддерживающего сайт Мифист.Ру, неофициальный портал наших студентов, я знаю его критическое отношение к Церкви и к руководству МИФИ. Он веселый парень, хорошо делает свое инженерное дело и скоро защитит кандидатскую диссертацию. Он во всем надеется только на себя и своих друзей. Не нужен ему Бог! Однако не все люди такие, есть среди нас и те, кто вслед за Пушкиным пытается понять, зачем уму дан дар жизни. Через пару дней после сообщения об открытии кафедры теологии в МИФИ на встрече с молодыми учеными преподавателями ректор четко объяснил свою позицию и причины открытия кафедры. И из его слов совсем не следует, что православная традиция будет принудительно насаждается в университете».

Что такое теология?

Конфликт «физиков и лириков» не исчерпывается конкретным случаем МИФИ. «Большинство физиков, скептически настроенных к новой кафедре и к университетской теологии вообще, просто не знакомы с предметом, – убежден Владимир Решетов. – Они не знают, что это за наука, не знают что она изучает, они не понимают, что там вообще можно изучать! Впрочем, многие из них так же относятся, например, и к литературоведению, ко многим гуманитарным дисциплинам. Для них все это «лженауки» и «болтология». Просто литературу нам преподавали в школе, и поэтому мы готовы к ней относиться снисходительно, а к теологии, которая для многих она сводится к сказке «О попе и работнике его Балде» – нет».

В западных университетах богословские отделения не только готовят специалистов, но и присуждают ученые степени. В том числе и Оксфорд, где докторская степень по богословию приравнивается к PhD – русскому эквиваленту – кандидата наук. Именно там в свое время защитил диссертацию по аскетике в творениях прп. Симеона Нового Богослова митрополит Волоколамский Иларион, возглавивший кафедру теологии МИФИ, по просьбе университетского руководства.

В других российских вузах теология преподается уже не первый год. Государственные стандарты определяют ее как комплекс наук, которые изучают историю вероучений и форм религиозной жизни, религиозное искусство, памятники религиозной письменности, традиционное для религии право и т.п. Причем изучают с «культурологических» позиций.

Дословно в переводе с греческого «теология» означает «познание бога». В таком смысле это слово часто употребляется и в Церкви, но утверждения о божественном бытии находятся за пределами научной методологии. Именно поэтому до революции, чтобы отделить университетскую, а вернее академическую теологию от мистики, использовался специальный термин «богословская наука», в противовес богословию, как объекту ее изучения. Сегодня подобного терминологического разделения не производят ни духовные академии, стремящиеся получить право присваивать светские теологические дипломы, ни православные университеты, присуждающие эти дипломы уже не первый год.



Теология – сестра физики?

Традиционно российские богословы определяют теологию как  «исследование рациональной составляющей нашей веры», настаивая на перспективах синтеза богословских взглядов с научными.  В том, что богословие не противоречит физике убежден протоиерей  Кирилл Копейкин, секретарь ученого совета Санкт-Петербургской духовной академии, кандидат физико-математических наук и выпускник Физического факультета СПбГУ. «Теология и теоретическая физика – это две родные сестры, которые на протяжении долгих лет конкурируют, но при этом дополняют друг-друга», – говорит священник.

Возможно, большинство «мифистов», критически настроенных по отношению к кафедре, боятся именно этого «дополнения», опасаясь, что «богословская наука» начнет диктовать свои условия науке физической. 

Доцент МИФИ Владимир Решетов спешит успокоить коллег: «Когда меня спрашивают про соотношение физики и теологии в нашей жизни, я обычно привожу в пример один и тот же анекдот: стоят физик и богослов на берегу и смотрят на проплывающий мимо корабль. Богослов спрашивает физика: а почему этот корабль плывет? На что тот отвечает: потому что в топке горит уголь, пар приводит в движение поршни, они крутят колеса… На что богослов возражает: он плывет потому что ему нужно доставить тюки с чайным листом в порт. Это и есть два подхода, теологический и естественно-научный, – объясняет Владимир. – Почему живет человек? Потому что он есть, пьет, это все дает силы его организму? А ведь можно ответить на этот вопрос и по-другому: человек живет, потому что у него есть цель. Эти разные два взгляда не противоречат друг-другу». 

По мнению протоиерея Кирилла Копейкина, теология, которая сформировалась в эпоху средневековья, вобрала в себя те представления о мире, которые унаследовала средневековая философия еще от античности. И все нынешние столкновения происходят не между богословием и физикой, а между современной научной картиной мира и средневековым образом мироздания. 

«Ныне наука и богословие, когда-то бывшие неотъемлемыми элементами единой культуры, а позднее принципиально разошедшиеся, вновь нуждаются друг в друге. В науке прежде всего нуждается богословие. Ему необходимо усвоить все то, что было открыто новоевропейской наукой, возникшей как естественная теология, богословие Книги Природы. Подавляющая часть наших знаний о мире и человеке – это знания, приобретенные на протяжении последнего столетия в результате стремительного развития науки. И всерьез, глубоко рассуждать о Боге и Его отношении к человеку и миру едва ли возможно без учета всего этого колоссального массива», – продолжает отец Кирилл. 

Впрочем, и сама наука, по его мнению, нуждается в богословии не меньше: «Разумеется, как исследовательская деятельность она может обойтись и без теологии, но она создает научную картину мира, строит научное мировоззрение. И естественно возникает вопрос: полна ли эта картина, целостно ли такое мировоззрение? – продолжает доцент-протоиерей. – Проблема заключается в том, что, во-первых, остается невыясненным онтологический статус законов природы. Более того, наука принципиально отказывается от постановки самого главного вопроса – вопроса о смысле и цели существования мира и человека. Поэтому построение системы целостного знания невозможно без учета знания богословского, представляющего собою вопрошание о человеческой сущности, не сводимой к биологическому или социальному существованию и являющегося неотъемлемым элементом знания гуманитарного». 

По словам церковных спикеров, кафедра теологии в МИФИ как раз и может стать центром диалога науки и религии. Как сложится такой диалог покажет время, но во многом это зависит от того, насколько удачен будет «мифишный» опыт. 



Еще одно слагаемое в уравнение поля...

Напоследок Владимир Решетов нам рассказывает еще один анекдот из серии «Физики шутят», как раз о богословии: «Прилетают Ангелы к Богу и говорят: На Земле открыли Бозон Хиггса, что будем же делать? Они теперь познают все тайны мироздания! На что Бог отвечает: не волнуйтесь, мы просто добавим еще одно нелинейное слагаемое в единое уравнение поля». 

Гуманитариям придется пояснить, такого уравнения не существует, но считается, что если оно и будет открыто, то станет «всеобщей теорией всего», уравнением, которое описывает все происходящее в мире. «Понимаете, физика претендует на полное познание и объяснение мира, но некоторые физики все-таки понимают, что наши возможности не безграничны – и это оставляет пространство для диалога между богословом и физиком», – заключает Владимир Решетов. 

Интересно, что 28 октября за Божественной литургией в Никольском соборе Никольского Черноостровского монастыря в Калужской области Святейшим Патриархом Кириллом был рукоположен первый архиерей-«мифист». Им стал архимандрит Филарет, в миру Вячеслав Викторович Коньков, – выпускник 1991 года, по специальности «Вычислительные машины, комплексы и сети», пять лет проработавший после окончания инженером в Институте физики высоких давлений РАН.

фото: www.templeton.org, wikipedia.org

Дмитрий РЕБРОВ

Нескучный сад

11 июня 2013 г.

Разместить ссылку на материал

15 мая 2019 г.
Третья неделя по Пасхе: что православные отмечают в день жен-мироносиц
14 мая 2019 г.
Космическая скорость Московского Пасхального фестиваля
13 мая 2019 г.
В Пензе пройдет конференция о сохранении памяти новомучеников и жертв репрессий
03 мая 2019 г.
Декан исторического факультета ПСТГУ участвовал в комментировании прямой трансляции схождения Благодатного огня
02 мая 2019 г.
Институт сербского языка и коммуникаций (г. Белгород) и Клуб русско-сербской дружбы «ПСТГУ-Сербия» договорились о сотрудничестве
01 мая 2019 г.
Подведены итоги Всероссийской выставки научных, учебных и периодических богословских изданий духовных учебных заведений Русской Православной Церкви
24 апреля 2019 г.
При Свято-Никольском Черноостровском монастыре г. Малоярославца прошла просветительская программа для студентов ПСТГУ
24 апреля 2019 г.
Что такое «партнерский приход» в Русской Православной Церкви?
23 апреля 2019 г.
Страстная седмица: понедельник
22 апреля 2019 г.
Научно-практическая конференция по проблемам церковного искусства в ПСТГУ дала ответ на вызовы современности