на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Почему в университетах всё так, а не иначе: Разговор студента и преподавателя

Часть первая

Кто виноват в том, что студенты недовольны преподавателями, а преподаватели – студентами?

Разговор с Андреем Тесля, кандидатом философских наук, преподавателем кафедры философии ТОГУ.

Он пришёл, задержавшись минуты на три, в джинсах и серой футболке с надписью. И как всегда – с туго набитым чёрным рюкзаком и книгой в руках.

А в понедельник у вас была другая книжка, замечаю я.

То было по работе, а это для души, разворачивает ко мне книжку. Размером с ладонь, в твёрдой обложке, Хапе Фрайер «Теория объективного духа».

Не успев усесться, торопливо начинает рассказывать про своего издателя, про то, чем интересна эта книжка, про перипетии политических партий и СМИ девяностых годов. Я слушаю и понимаю, что нашла ещё один признак преподавателя, который по-настоящему любит общаться со студентами. Мы сидим в кафе и пьём кофе, он тридцать минут читает мне индивидуальную спонтанную лекцию. И, кажется, ловит от этого кайф.

Зачем студенту философия

– Угнетает то, что твоя работа по большому счету никому не нужна. Плохо ты ее делаешь или хорошо – неважно.

Лекции Андрей Тесля всегда читает без подглядывания в листочки. Когда рассказывает, сидит на парте, иногда обходит стол и садится с другой стороны. Внимательно смотрит в глаза студентам, переводя взгляд с одного на другого.

– А студентам?

– Ммм, как глухой звук от стены. Мы в ситуации всеобщего образования, квадратно-гнездового и мы вынуждены обучать всех. Вот мы читаем, курс философии для всех. Это необходимо, потому что иначе нашу кафедру закроют.

Но ведь получается удивительная ситуация, когда курс читается людям, которым он нафиг не нужен. Поэтому когда тебя спрашивают: зачем мне это? Ты можешь долго упорно отвечать, а, на самом деле, незачем. Если это вопрос появляется – значит, не нужно.

А я иногда тоже думаю: а зачем мне учиться? Например, почему двадцатилетний юноша, сидящий за книжками, вызывает больше социального одобрения, чем тот, который тусуется в клубе?

– А разве встречает больше социального одобрения?  Я вот сомневаюсь. Кто даёт это одобрение?

Допустим, университет, преподаватели, родители.

– Преподаватель – это понятно. Ему положено, потому что это означает, что он играет в его игру. Родители – по-разному, хотя пусть лучше читает книжку, чем пьет и курит.

” Угнетает то, что твоя работа по большому счету никому не нужна. Плохо ты ее делаешь или хорошо – неважно”

 

Хорошо. Но зачем мне нужна философия, если я могу прекрасно зарабатывать, работая барменом в клубе?

– Совершенно верно, если так ставить задачу – то незачем. Например, если человек, не интересующийся классической музыкой, спрашивает, зачем мне Вагнер, то правильный ответ звучит: незачем.

Если мы мыслим в стратегии «средство-цель», то без философии можно прожить – легко! Как можно без музыки и без книг. Но дальше возникает другой вопрос: а надо ли? Можно прожить, не путешествуя по миру, но это не значит, что так нужно жить.

Философия подразумевает, что эти вопросы у тебя есть. Или ты способен проложить путь к этим вопросам.

Но они же возникают у малого процента людей. Студентов в том числе.

– Не скажите. Многим людям свойственно задумываться: зачем я? куда я иду? Кризис взросления, кризис среднего возраста – и вопросы прилетают.

Но на парах по философии, которая была у меня – за один семестр нам коротко сказали кто такой Сократ, Кант и Гегель – это не помогло разобраться в своих вопросах.

– Естественно. Я могу сказать, зачем она почти всем специальностям. Это введение в мировую культуру. Задача у хорошего преподавателя одна в этом курсе: не сообщить что-либо, а показать. Помните, в фильме «Амадеус» Сальери говорит: «я сквозь прутья решетки я вижу свободу»?

Осознание, что существует какой-то другой мир, существует другой способ задавания вопросов, существует не ответы на вопросы – в конце концов, какие ответы на вопросы в курсе философии? – помочь осознать, что такой способ задавания вопросов в принципе существует и есть задача предмета. А функционально, задача элементарна: чтобы имя Гегеля и Канта вам казалось отдалённо знакомым.

– А этого не слишком мало?

– Если человек, до этого вообще не знал о них, а теперь знает, что Кант – великий немецкий философ, жил в 18 веке, написал «Критику чистого разума»  (фиг знает, о чем это) – уже хорошо!

А вы какую себе задачу ставите?

– Пожалуй, эту. Задача лекций и объемных комментариев есть демонстрация, что есть вот это, есть вот это, а можно вот так вот попробовать.

Проблема в том, что когда мы говорим, что если нам будет надо – мы найдём – это очень оптимистичный взгляд. Нам нужно понимать, как вообще устроена та часть реальности, где мы ищем ответ. А для этого необходимо то, что мы называем культурой, эрудицией.

Моя задача в том, чтобы представить адрес, само представление, что существуют масса вариантов видеть реальность не менее осмысленно и не менее логично, чем те, которые привычны нам.

DSC_4051

– Так, чему же нас учит философия?

На мой взгляд, одному: существует разные способы понимания реальности. И наш взгляд на мир, он не единственно возможный. И вот способность вертеть предмет с разных сторон есть задача философии. Есть такая поговорка: где работать выпускнику философского факультета? В рекламе и политических технологиях. Философия учит неординарности.

Зачем преподавателю пары

Студенты запоминают Андрея Тесля по двум отличительным чертам. Первая: маленькое золотое колечко в ухе. Вторая: он всегда ходит по коридорам, читая книжку. Студенты удивляются: «Вот как так, он даже по лестнице идёт и читает! Как так научиться?».

– После аспирантуры у меня был самый чудесный период. Я читал лекции по философии. Особое чудо было в том, что я к каждой лекции мог готовиться отдельно.

К каждой-каждой?

– Да, лекции не повторялись. Я по три дня готовился к каждой лекции. Я ни о чем больше не думал. Это идеальный формат преподавания. Года два продолжалось это блаженное время, а потом стало понятно, что дальше так продолжаться не может.

DSC_3989

Почему?

– Потому что ты можешь расти профессионально только тогда, когда занимаешься чем-то углубленно. У нас, в чем проблема университетского образования? В том, что есть преподаватели, а есть ученые. Но прирождённый преподаватель в современной вузовской системе никому не нужен. Если ты прекрасно преподаёшь, но не пишешь научные работы – тебя выгонят. А если ты пишешь научные работы, но при этом преподаёшь так, что плакать хочется – всё будет нормально.

Если сосредоточиться непосредственно на преподавании – это ситуация, при которой преподаватель не можешь выжить. Это не поможет сохранить рабочее место – ничего.  Единственный мотив, чтобы преподавать лучше или хуже –  увлечённость самого преподавателя. Если её нет, то никакого внешнего мотива тут нет.

У меня было несколько потоков с разными курсами, каждая лекция была другая. В этом был прикол. День-два, как минимум необходимы на подготовку.

– Сейчас так не получается?

– Нет, конечно! В современной вузовской системе не может быть нормальных лекций. Вообще.

– Почему?

– Смотрите. Преподаватель, допустим, доцент, за год должен провести примерно  800 часов лекций и семинаров. Получается, что три дня в неделю он работает по четыре занятия. На одну ставку никто не работает, умножаем на два. Итого: шесть дней в неделю.

Это еще не беда. Беда начинается дальше. Лекции, которые читаются многим специальностям – повторяются. А теперь представьте маленькую кафедру, которая ведет спецкурсы, что-то типа журналистики. А это означает, что эти 800 часов приходится набирать разными предметами, из коллекции. Но не может он в них во всех разбираться! Например, одну дисциплину преподаватель знает глубоко. А если у него четыре-пять предметов, это значит, он ни в чём не разбирается.

– Вечером прочитает в книжке, а утром это расскажет нам?

– Да.

– Как можно решить эту проблему?

В свое время можно было нанимать почасовиков на часть ставки. Однако далее  вступает злая воля министерства образования.  А оно хочет, чтобы большая часть преподавателей была в штате. То есть мы должны их нанять на ставку, а это невозможно.

Или мы должны делить на дроби. Курс 30 часов – это от 800 часов – ничтожно.  Ведь есть вещи, которые много времени не занимают, но рассказать их могут только несколько профессионалов. Чтобы они пришли, их нужно замотивировать. Предложить нормальную зарплату – мы не можем. Замотивировать учить студентов – тоже не можем. Если группа замотивирована – это кайф вести у них пары.

DSC_4004

–  Но к третьему курсу пропадает уже всякая мотивация…

– Да. Преподаватель со стороны может прийти, потому что у него есть иллюзии. Он может прийти в запале: поделиться опытом, социальная  ответственность, всё такое… Ради драйва, а не денег. А если денег нет и драйва нет – то зачем?

– А почему у нас преподаватели не получают кайф? В чем причина – в студентах?

– Честно?

– Да!

– Если совсем честно. Как выглядит ситуация. В университетах при нынешнем раскладе осталось три категории людей.

Первая: фанатики, сподвижники, у кого преподавание – это смысл жизни. Подобных неформалов немного. Это те, которым что-то надо, и выглядят они странно и дико. Они, как правило, остаются на низших позициях. Такой человек будет ходить на работу даже тогда, когда не ему будут платить, а с него будут требовать деньги за то, что он преподаёт. Это самая малая часть.

Второй типаж. Это те, кто выжил в вузе в 90-е, когда выжить здесь было невозможно. Они не ушли, следовательно, они ничего другого не умеют. Это очень грустная категория. Эта среда создала среду под себя. Они создали негативную конкуренцию. Когда планка каждый раз понижается.

– Они выбивают первых?

– Да, конечно. Еще параллельно возрастает административный гнёт. По мере того, как в вуз поступают деньги, начинают контролировать, что вы с ними делаете.

Но проконтролировать вузовскую систему содержательно невозможно. По какому внешнему параметру вы определите: хороший это преподаватель или нет? Это видно только внутри сообщества.

А если вы чиновник и желаете узнать, что происходит, вам нужны дополнительные параметры: обновление методических пособий, новые планы семинарских занятий и так далее… Бумажный вал начинает расти.

А те, кому есть дело до настоящих занятий, проваливают административную часть – они просто не успевают. Они неудачники в этой ситуации. Получается, что система, которая направлена на то, чтобы повысить качество, это качество только снижает.

– Вы не назвали третий тип преподавателей…

Третий тип тоже сформировался в 90-е. Эти люди научились выживать, используя университет как место базирования, а основные доходы получать в других местах. Грубо говоря, нужно, чтобы трудовая лежала в вузе – это даёт доступ к периферийным ресурсам, например, к грантам. Сейчас возле вуза организовывают фирмы, тоже благодаря причастности. А преподавание – это хобби, хочется преподавать. И вообще-то так лучше думаешь.

– А себя вы к кому относите?

– Некорректный вопрос. В такой классификации никем быть не хочется. Скажем так, и первый и третий. Мне не нравится находиться в университете, но в университете легче. Мне везде плохо, но в вузе – наименее плохо.

Текст: Вика Микиша

Фото: Слава Лукьянов

fareastru.com

11 декабря 2013 г.

Разместить ссылку на материал

15 мая 2019 г.
Третья неделя по Пасхе: что православные отмечают в день жен-мироносиц
14 мая 2019 г.
Космическая скорость Московского Пасхального фестиваля
13 мая 2019 г.
В Пензе пройдет конференция о сохранении памяти новомучеников и жертв репрессий
03 мая 2019 г.
Декан исторического факультета ПСТГУ участвовал в комментировании прямой трансляции схождения Благодатного огня
02 мая 2019 г.
Институт сербского языка и коммуникаций (г. Белгород) и Клуб русско-сербской дружбы «ПСТГУ-Сербия» договорились о сотрудничестве
01 мая 2019 г.
Подведены итоги Всероссийской выставки научных, учебных и периодических богословских изданий духовных учебных заведений Русской Православной Церкви
24 апреля 2019 г.
При Свято-Никольском Черноостровском монастыре г. Малоярославца прошла просветительская программа для студентов ПСТГУ
24 апреля 2019 г.
Что такое «партнерский приход» в Русской Православной Церкви?
23 апреля 2019 г.
Страстная седмица: понедельник
22 апреля 2019 г.
Научно-практическая конференция по проблемам церковного искусства в ПСТГУ дала ответ на вызовы современности