на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

«Все было, как в революционные годы» О южно-сахалинском убийстве

    

В день, когда Русская Церковь празднует память Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, в Южно-Сахалинской и Курильской епархии прямо в соборе была застрелена монахиня Людмила. Особый знак от Господа — то обстоятельство, что убиенная матушка была пострижена в честь новомученицы Людмилы Петровой, расстрелянной в 1937 году.

Матушку постригли в мантию за два месяца до мученической кончины в декабре 2013 года. Господь приуготовлял Свою невесту к подвигу, на который избрал ее — а то, что Он избрал именно ее, несомненно: к моменту, как убийца вошел в храм, и часа, наверное, не прошло, как из собора разъехалось духовенство епархии во главе с архиереем.

Обращает на себя внимание  и еще одно обстоятельство: «Все было, как в революционные годы — когда врывались в храмы с ружьями». Это слова нашей собеседницы, руководителя информационно-аналитического отдела Южно-Сахалинской и Курильской епархии монахини Иларионы (Фунтовой), которой мы позвонили, чтобы подробнее узнать о случившемся.

Такие, как убиенная матушка Людмилаэто не потерявшая силу соль нашей Церкви, которая, возможно, как и в начале XX века, сегодня стоит на пороге новых исповеднических времен. Ведь это сытый самообман,что повторение невозможно.

    

Сегодня пишут, что задержанный в соборе Степан Комаров — бывший морпех, неоязычник-родновер (на момент записи беседы это было еще неизвестно), и это тоже — весьма символично. Кем как не своего рода неоязычниками стали в 1917 году наши предки, солдаты и матросы, терзавшие по попущению Божьему Русскую Церковь после революции, которая разом охватила всю, казавшуюся глубоко православной, страну?

Мать Илариона, до нас дошли сведения о том, что убиенная матушка имела возможность избежать своей участи, покинув собор. Так ли это?

— Матушка стояла за свечным ящиком, — там она и осталась лежать. Была ли у нее возможность выбежать оттуда при стрельбе, этого я не знаю. Единственное, что могу сказать — она, конечно, одной из первых приняла на себя этот удар: свечная лавка расположена справа, сразу как заходишь в собор.

Все, как в революционные годы — когда врывались в храмы с ружьями. Расстреляны иконы — в лики. Пули попали в Горнее место

Не знаю, была ли у нее возможность избежать своей участи. Но даже если бы была — если человек врывается в храм с ружьем, то какая первая мысль у монахини? Защитить людей.

У нас на территории собора находится Духовно-просветительский центр. Там есть проходная, и в это время как раз на этой проходной находился и ключарь собора и его помощники. Они как только услышали выстрелы, сразу побежали в собор. Один из послушников, Алексий, начал вытаскивать раненых — их было очень много. Тех, кто легко был ранен, их сразу с маршрутками отправляли в травмпункт, а тяжеленьких, кто сам не мог идти — в основном в ноги ранения были — их быстро спустили в нижний храм. Он очень многих вынес — под угрозой смерти. Очень много он сделал.

Я-то приехала, когда стрелявший был уже задержан. Владыка был в епархиальном управлении — на некотором расстоянии от собора, поэтому мы не слышали выстрелов.

— Скажите нам несколько слов о матушке.

— Это матушка образцовая была. Таких великодушных людей, как она, таких теплых и любовных редко встретишь. Она несла христианство самим своим образом жизни.

Избрана Господом была, наверно, лучшая — из монахинь, по крайней мере

У нас тут монахинь, конечно, не очень много: все-таки Южно-Сахалинская и Курильская епархия — не самый обширный регион, но матушка была одной из лучших.

Тот свет любви Христовой, который она несла в себе — его ничем не передать.

Она ведь в возрасте была, всегда что-то болит, ноет (и с давлением у нее проблемы были), но на любой вопрос: «Как вы, матушка? Что у вас?», она всегда отвечала одно: «Слава Богу! Слава Богу! Спаси Господи!» Всегда.

    

Такого добродушного и более приветливого человека я, наверное, и не встречала в жизни. Уникальная она была. Самая удивительная для меня параллель, как для монахини, — это что она ушла в день Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, а сама она в мантию пострижена в честь новомученицы Людмилы Петровой. Это очень-очень важный факт. И я думаю, что она в райских обителях: и мученическая картина, и образ жизни не оставляют сомнений.

Мы молимся сейчас, и Псалтирь начали читать сразу, немножко все в шоке, конечно.

И слава Богу, что все это произошло около двух часов дня, когда Литургия закончилась уже, потому что очень много народу было в храме в этот день. И панихиду о тех, кто умер в годину гонений, служили, и благодарственный молебен — благодарили Господа за возведение в сан архиепископа нашего владыки Тихона: он только приехал из Москвы, мы хотели его поздравить, отцы съехались из других храмов. Очень много людей было в храме, гораздо больше, чем обычно. Уму непостижимо, что бы было, если бы этот человек пришел пораньше — сколько бы было убитых..

Но по милости Божией все произошло попозже: только матушка была убита и еще один наш прихожанин. Мы пока не можем установить личность, потому что из дробовика этот человек стрелял, практически половины головы нету. Матушке он тоже в голову стрелял.

Избрана Господом была, наверно, лучшая — из монахинь, по крайней мере. Это мое личное субъективное мнение.

У нее такое качество было редкое — бесконфликтность. Не помню случая, чтобы она с кем-то ругалась, выясняла отношения, искала место под солнцем… Никогда ничего подобного не было.

Спокойная, со смирением, с любовью несла свое послушание, и настолько достойно, что это было образцом для всех. Христианский образ жизни, как истинная христианка, она несла своим собственным примером. Это все, что я могу сказать. К сожалению, я не присутствовала там, не могла кого-то уберечь, не было меня там.

Сейчас мы молимся, ночь читаем Псалтирь, — все монашествуюшие, все батюшки, кто может, выезжают, будем сейчас и храм убирать. Если получится, в ночь освятим его, потом утром Литургия, после Литургии владыка выезжает в больницу к раненым — тех, кто в больнице, шестеро.

Матушка, а про убийцу что-нибудь известно? Кто он, почему пошел на это?

— Я видела его. Могу сказать одно — совершенно обычный молодой человек. Может быть, у него не в порядке с головой, может, он в секте какой-то — ничего по нему не скажешь. Вроде бы в первый раз мы его все увидели, а может, он и раньше в храм приходил, — на такого глаз не упадет: самый обычный парень.

Больше ничего не могу сказать. Даже то, что сейчас стало ясно, не могу рассказать в интересах следствия, — мы надеемся, что, может быть, удастся выявить какое-то сообщество преступное. Вряд ли он один все это сделал.

    

Хотя если один — точно с головой не в порядке.

А если спланировано…

Еще раз повторюсь — смотрите, в какой день это все произошло, как символично! Все, как в революционные годы — когда врывались в храмы с ружьями, так, наверное, все это и было. Расстреляны иконы — в лики. Расстреляна икона Воскресения Христова на центральном аналое. Расстреляна Владимирская Икона Божией Матери — в лик. Иконостас расстрелян. Попали пули и в Горнее место.

***

Петрова Людмила Владимировна, тюремное фото 1936г. Петрова Людмила Владимировна, тюремное фото 1936г.
Мученица Людмила Владимировна Петрова родилась 26 февраля 1879 года в Ростове в семье тюремного надзирателя. Всю жизнь она проработала учительницей рукоделия, а в 1924 году вышла на пенсию. 15 ноября 1930 года Людмилу Владимировну арестовали и обвинили в том, что она «член а-с церковно-монархической группы, поддерживала личные связи с идеологами к-р организации митрополитом Иосифом (Петровых) и архиепископом Евгением. Руководила нелегальным сбором средств на цели группы и ссылки». 30 апреля 1931 года коллегия ОГПУ СССР приговорила ее к 3 годам ссылки в «Севкрай», после чего будущая мученица была переправлена в город Котлас Вологодской области. По окончании срока ссылки Людмила Владимировна вернулась в Ростов.

В 1936 году она была снова арестована. При аресте она обвинялась в том, что переписывалась с ссыльным митрополитом Иосифом, оказывала ему материальную помощь. Особое Совещание при НКВД СССР приговорило мученицу к 3 годам ссылки в Казахстан, где содержалась в исправительно-трудовом лагере НКВД.

Находясь в Казахстане, в городе Меркент, Людмила Владимировна снова подверглась аресту по групповому делу «архиепископа Алексия (Орлова) и др.». Против нее снова было выдвинуто обвинение, в котором основную роль играла «принадлежность к контрреволюциооной группе церковников в Южно-Казахстанской области». На следствии она виновной себя не признала и заявила, что «антисоветской деятельностью не занималась».

28 августа 1937 года тройка при УНКВД по Южно-Казахстанской области приговорила Людмилу Владимировну Петрову к высшей мере наказания. 27 сентября 1937 года она была расстреляна в Лисьей балке недалеко от города Чимкента.

Анастасия Рахлина

Православие.ru


10 февраля 2014 г.

Разместить ссылку на материал

21 сентября 2018 г.
Страшную тайну НКВД помогло раскрыть фото, сделанное воздушными разведчиками Люфтваффе
14 сентября 2018 г.
Священник Александр Мазырин о том, что происходит во взаимоотношениях Русской и Константинопольской Церквей
14 сентября 2018 г.
Церковный историк, священник Александр Мазырин: Константинополь хотел подчинить себе православных эмигрантов всего мира
14 сентября 2018 г.
Для верующих Украины наступает момент истины, — церковный историк Владислав Петрушко
13 сентября 2018 г.
Профессор Дворкин выступил на конференции по славянскому неоязычеству
13 сентября 2018 года в Нижегородской духовной семинарии состоялась конференция «Славянское неоязычество: генезис и развитие феномена в России в начале XXI века». «Тема неоязычества в настоящее время актуальна, хотя изучена еще недостаточно. Есть потребность в написании фундаментальной монографии. У нас создана рабочая группа, занимающаяся проблемой неоязычества, много аспектов еще предстоит изучить, — прокомментировал модератор конференции, профессор Московского государственного лингвистического университета, доктор исторических наук Роман Силантьев. — Это первая конференция по неоязычеству в Нижнем Новгороде по церковной линии, но не первая в целом, поскольку здесь находится ведущий центр по изучению этого явления, который возглавляет Роман Шиженский. Кроме того, здесь когда-то возникла первая официально зарегистрированная неоязыческая община».
13 сентября 2018 г.
Профессор Петрушко о действиях Константинопольского Патриарха
13 сентября 2018 г.
Декан педагогического факультета ПСТГУ: Нас признают как профессионалов
13 сентября 2018 г.
ПСТГУ способствовал формированию кадров в епархиях
13 сентября 2018 г.
Штатные катехизаторы храмов о радостях и горестях своей работы
13 сентября 2018 г.
В карельском поселке побывала группа миссионеров из ПСТГУ