на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Е.Д. Шеко: Общества взаимного восхищения

Одна из проблем современного российского искусства состоит в том, что границы церковного и светского в нем в значительной мере размыты. До революции в России облик храма, его благоукрашение было общей заботой, понятной и важной для всех, включая государственные структуры, а не только духовенство. И государство, и общество были заинтересованы в высоком качестве и достоинстве церковной архитектуры и живописи. Сегодня, отделенная от государства и светского общества Церковь, стала «территорией с особым статусом». Сообщество авторитетных искусствоведов и культурологов принципиально не вмешивается в вопросы развития церковного искусства, хотя в качестве исполнителя туда может попасть практически любой желающий. Объективно оценить  значимость тех или иных художественных процессов в церковном искусстве, достоинства и недостатки конкретных произведений публично никто из специалистов не спешит, считая эту область специфически церковной проблемой.

Оказалось, что сфера современного церковного искусства – область табуированная, закрытая от внешней критики, как-бы осененная святостью Церкви. Высказываться публично о результатах росписи храмового интерьера, судить об архитектуре  иконостаса или новой церковной постройки в целом – можно только как о покойнике: или хорошо, или – никак. На сайтах приходских и монастырских храмов почти никогда не упоминаются имена художников-авторов икон или росписи. Даже имена архитекторов-авторов современной постройки указываются крайне редко.

Официальным лицом изобразительного искусства Русской Православной Церкви стала продукция комбината «Софрино», которая вообще находится вне критики. Публично судить о ней не принято ни в церковной публицистике, ни в светской.

Таким образом, художественные произведения церковного искусства, которые требуют специальных навыков, знания истории искусства вообще и церковного в частности, квалифицированного знакомства с богословскими дисциплинами и церковной практикой, сразу после появления становятся авторитетным «образцом», и канонизируются без всякой экспертизы. Любые попытки просто задать вопрос: почему сделано именно так, а не иначе? – вызывают непонимание и объявляются «происками злобных завистников».

В результате в среде церковных художников экспертную среду заменил «междусобойчик» - позиция неофициальных дружеских союзов, кланов, и моды, которая различна для «потребителей» разного уровня компетенции.

Основным дискурсом художественной критики в сфере церковного искусства стали общекультурные клише, шаблоны типа «богословия в красках», «восхождения к первообразу», заменившие своим возвышенным подразумеваемым профессиональный анализ произведения. Всегда благожелательная критика-реклама способствует «продвижению» сакрального арт-продукта на рынке, стимулирует спрос и ценообразование. Стоимость иконы или росписи храма зависит не от экспертного заключения, а от личных договоренностей художника с заказчиком. Поэтому художники, работающие для Церкви, сами стремятся воспользоваться обычными светскими «социальными лифтами» для повышения своего рейтинга: выставками, каталогами, рекламой в СМИ, для чего требуется легкое перо журналиста-«критика». Ситуация, когда о работе художника пишут закадычные почитатели его таланта, считается вполне естественной в сфере современного арт-бизнеса. Да эти тексты и не являются критикой в прямом значении этого слова; скорее – вольным пересказом намерений художника, сочувствующим ему комментатором. Об этом писал еще в 2002 г. искусствовед Евгений Барабанов в статье «К критике критики» для  "Художественного журнала".

Критик, он же куратор озвучивает смысл и достоинства арт-объекта, и является связующим звеном в цепи произведение-выставка-рынок (включая ценообразование, рекламу, репродуцирование и т. д.). Внутри современного художественного мира без такого рода «критики» невозможно продвижение актуального искусства, которое без разъяснений и пропаганды не сможет конкурировать с традиционными изобразительными жанрами. Эксперта заменил арт-менеджер, который защищает и легитимирует усвоенные им воззрения на искусство близкого ему художника. Все вместе – и кураторы, и художники – также составляют единый союз: союз друзей и единомышленников, замкнутое "общество взаимного восхищения", которое исключает разговор о недостатках произведения. Плохое может быть только "там", за пределами своего круга.

Искусствознание как академическая дисциплина, крайне удалено от актуальной проблематики. Современное искусство с точки зрения искусствознания не имеет никаких связей ни с историей искусства, ни со способами его научного изучения. Искусствоведческая терминология в сфере светского актуального искусства лишена в наши дни даже претензий на какую-либо четкость, а классификация художественных направлений – на системность и ясность. Поэтому большинство исследователей предпочитают заниматься историей искусства прошлых веков. Там уютно, все уже разложено по полочкам, четко выстроено в эволюционные ряды. А в реале нашего смутного времени тонкие струны искусствоведческих душ не чувствуют себя в безопасности.

Новое Церковное искусство, естественно, рассматривается искусствоведами как современное. И логика актуальных художественных процессов неизбежно подталкивает его в сторону радикального отказа от традиционных способов развития. Постоянные призывы к художникам пойти «туда, не знаю куда, найти то, не знаю что» раздаются как в среде искусствоведов, так и около церковных журналистов. На эту волну настраиваются и наиболее «прогрессивные» представители духовенства. Уговоры и заклинания по этому поводу давно превратили арт-критику последних лет в жесткую пропаганду принудительной и тотальной инновации. Даже архитектурные конкурсы сейчас проводятся не просто на самый удобный и красивый, а на самый инновационный проект. Стыдно быть неактуальным, непрогрессивным, не устремленным куда-то в туман будущего. А в тумане страшно, там только крики заблудившихся, - как писал профессор МАРХИ Михаил Белов в 2006 г.  Он сам прошел все степени посвящения в актуальное искусство и сделал вывод: «Неважно, что копировать, неважно, как копировать, важно только, что у вас при этом получается. Поэтому, как ни странно, сегодня для большинства художников делать копии – единственный способ чему-то научиться и хотя бы кем-то стать в ремесленном смысле. Станьте профессионалом, копируя то, что вам нравится! Делайте это от души, старательно и с любовью, и у вас обязательно получится свое, новое, не похожее ни на что».

Радонеж.ru


02 февраля 2016 г.

Разместить ссылку на материал

15 мая 2019 г.
Третья неделя по Пасхе: что православные отмечают в день жен-мироносиц
14 мая 2019 г.
Космическая скорость Московского Пасхального фестиваля
13 мая 2019 г.
В Пензе пройдет конференция о сохранении памяти новомучеников и жертв репрессий
03 мая 2019 г.
Декан исторического факультета ПСТГУ участвовал в комментировании прямой трансляции схождения Благодатного огня
02 мая 2019 г.
Институт сербского языка и коммуникаций (г. Белгород) и Клуб русско-сербской дружбы «ПСТГУ-Сербия» договорились о сотрудничестве
01 мая 2019 г.
Подведены итоги Всероссийской выставки научных, учебных и периодических богословских изданий духовных учебных заведений Русской Православной Церкви
24 апреля 2019 г.
При Свято-Никольском Черноостровском монастыре г. Малоярославца прошла просветительская программа для студентов ПСТГУ
24 апреля 2019 г.
Что такое «партнерский приход» в Русской Православной Церкви?
23 апреля 2019 г.
Страстная седмица: понедельник
22 апреля 2019 г.
Научно-практическая конференция по проблемам церковного искусства в ПСТГУ дала ответ на вызовы современности