на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Соборяне спасли Церковь. Век назад в Лиховом переулке встали на пути катившегося по Руси лиха

Век назад в Лиховом переулке встали на пути катившегося по Руси лиха

Ровно сто лет назад в Москве открылся Поместный Собор Российской Православной Церкви. Ему было суждено сыграть важнейшую роль в развитии Церкви, страны и общества, но большинство его решений так и не претворилось в жизнь. Почему и как это произошло, «ПМ» рассказывает доктор церковной истории, кандидат исторических наук, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета священник Александр Мазырин.


– Кто и когда впервые в Русской Церкви заговорил о необходимости проведения Поместного Собора в начале прошлого века? Зачем он понадобился? Ведь жили больше двух столетий без него…

– Сейчас трудно восстановить, из чьих уст мысль о проведении Поместного Собора прозвучала впервые максимально четко. Последовательно эту тему начали развивать в публицистике славянофилы второй половины XIX века.

Формально Собор нашей Церкви тогда существовал: слово «Синод» буквально как раз и означает это понятие. Но, во-первых, ситуация в стране менялась быстро, и оставаться в стороне от этих процессов было неправильно. Во-вторых, сама ­Церковь с семью десятками епархий, более чем сотней архиереев, 50 тысячами священников, сотней тысяч насельников в тысяче монастырей, профессорами духовных школ, множеством публицистов и писателей из числа мирян сильно превосходила саму себя конца XVII века.

– Почему непосредственная подготовка к Собору оказалась столь затяжной?
– Во время первой русской революции сложилась парадоксальная ситуация: по высочайшему указу о веротерпимости религиозные свободы получили практически все бытовавшие в Российской империи конфессии и верования – за исключением Православной Церкви, оставшейся под плотной опекой государства. В результате с необходимостью проведения Поместного Собора в конце 1905 года согласился Николай II, и было созвано Предсоборное присутствие, активно работавшее в течение почти всего 1906 года. Увы, высочайшую санкцию на созыв Собора получить не удалось: Двор стал опасаться еще одного, наряду с Госдумой, остро оппозиционного органа «под боком».

Возродилась идея проведения Собора в преддверии празднования 300-летия дома Романовых. Теперь уже Предсоборное совещание предприняло подробную и успешную ревизию проведенной предшественниками подготовки, но и в 1913 году собрать Поместный Собор не удалось: светские власти снова сочли момент неподходящим.

– Временное правительство содействовало инициаторам созыва Собора?
– Устами нового обер-прокурора Львова оно сразу же торжественно пообещало возоб­новить подготовку к нему. Предсоборный совет завершил все подготовительные процедуры, и на Успение 1917 года Поместный Собор наконец открылся. Хотя Временное правительство и заявило, что принятые им решения не могут рассматриваться как окончательные, а послужат рекомендациями для утверждения высшей государственной властью.

– Какую повестку дня сформировал Совет?
– В основном она включала новые механизмы управления Церковью – как в высшем звене, так и на епархиальном уровне, а также в приходских структурах. Вопрос об избрании Патриарха Советом рассматривался, но в повестку его не включили, большинством голосов посчитав восстановление патриаршества неуместным. Поместный Собор 1917–1918 годов стал самым представительным органом управления нашей Церкви за все время ее существования. Помимо всех правящих архиереев и полусотни членов Предсоборного совета в нем заседали профессора духовных школ и всех университетов, монашествующие, военное духовенство, воины Действующей армии, депутаты Госдумы и члены Госсовета. Каждая из 66 епархий делегировала по пять представителей (двух клириков и трех ­мирян), избранных епархиальными собраниями; выборщики, в свою очередь, были избраны в уездах, а прежде собрания по выдвижению кандидатур проходили на приходском уровне.

– Как организовывалась работа Собора?

– Его члены жили в основном в Московской духовной семинарии и в нескольких монастырях, там же и питались. В рабочей программе на вооружение был взят парламентский опыт: предварительное обсуждение программы в профильных подразделениях (функционировали 22 отдела) с последующим вынесением на пленарное заседание.

– Когда на Соборе заговорили об избрании Патрираха?

– Практически сразу же. Сторонники восстановления патриаршества на Руси хотя и не оказались в большинстве, но вели себя очень активно. На их сторону соборян склонил стремительно нараставший в стране хаос, и в революционные дни стало очевидно уже всем: Церкви нужен вождь, время академических дебатов истекло.

– Часто приходится слышать, будто большинство решений Собора оказалось невостребованно. Что, на ваш взгляд, имеется в виду?
– Поместный собор выработал конкретные механизмы вовлечения широких масс в церковное управление. Это и строгая периодичность созыва Поместных Соборов в будущем, и ограничение власти Патриарха, и преобладание в Высшем церковном совете белого духовенства и мирян, и регламенты формирования и работы епархиальных советов. Конечно, Собор 1917–1918 годов ориентировался в некотором смысле на идеальную ситуацию. Но жестокая реальность сделала работу этих механизмов невозможной.

– В конце 1980-х годов в СССР эти идеи наверняка пробивались из забвения?

– Конечно. Поместный Собор 1988 года принял новый церковный Устав, в какой-то мере воспринявший основные решения 1917–1918 годов. Возродились епархиальные собрания и епархиальные советы, активизировалась жизнь на низовом уровне. Но в полной мере то наследие так и оказалось невостребованным, в основном из-за изменившихся исторических условий.

– Как бы вы сформулировали главный урок Поместного Собора вековой давности для нас, живущих ныне?

– Господь не оставляет Церковь. Совокупность отдельных групп, каст и сословий, которую представляла собой Российская Православная Церковь в начале прошлого века, не выстояла бы в большевистские гонения, исчезнув с лица земли. Но происходит чудо Божие, и посредством Поместного Собора Церковь укрепляется, бесстрашно встает навстречу страшным испытаниям и выдерживает их.

Беседовал Дмитрий Анохин
Православная Москва
20 сентября 2017 г.

Разместить ссылку на материал

20 октября 2017 г.
Духовность начинается со школы
11 октября 2017 г.
Большинство прихожан РПЦ в Узбекистане чувствуют себя в безопасности
29 сентября 2017 г.
Прот. Николай Емельянов: Церковь рассматривает Крест как орудие жизни
29 сентября 2017 г.
Представители Церкви приняли участие в конференции «Взаимодействие религиозных организаций с правоохранительными органами в сфере профилактики и разрешения этноконфессиональных конфликтов»
28 сентября 2017 г.
Александр Дворкин: Большая часть сект ушла в интернет, где ведется активная вербовка
20 сентября 2017 г.
Соборяне спасли Церковь. Век назад в Лиховом переулке встали на пути катившегося по Руси лиха
19 сентября 2017 г.
Протоиерей Николай Емельянов: Нам удается зафиксировать разные практики и традиции
06 июля 2017 г.
Лихов, 6: святая культурная площадка Москвы
29 июня 2017 г.
Председатель ИППО С. В. Степашин принял руководителя Духовно-просветительского центра ПСТГУ
24 июня 2017 г.
Конфессиональная наука с гуманитарными методами