на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Новости университета

"Андрей Первозванный": презентации книги из серии ЖЗЛ

                                                                  
                                                               ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ «АНДРЕЙ ПЕРВОЗВАННЫЙ» (ЖЗЛ).

                                             АВТОРЫ – АНДРЕЙ  ЮРЬЕВИЧ ВИНОГРАДОВ, АЛЕКСАНДР ИГОРЕВИЧ ГРИЩЕНКО

А. Виноградов: Невозможно написать хотя бы беллетризованную биографию апостола Андрея в том числе и  потому, что она будет выглядеть так: сегодня апостол Андрей провел день в городе Синопе, завтра он пойдет к людоедам, а через три дня от вернется от людоедов и будет проповедовать в городе Амисе. В рамках какой бы то ни было исторической биографии такое невозможно. В связи с этим  у нас возникла странная идея, которая была принята с изумлением, скепсисом, потом утверждена, правда, не всеми понята. Был выбран жанр романа, причем не исторического, как можно было бы подумать. Как говорит Александр Игоревич, это «производственный» роман.

Был выбран путь литературной рамки. Участвуют те, кто исследуют житие апостола Андрея сегодня, в начале XXI века, и те, кто создавал эти тексты об апостоле Андрее и одновременно изучал традицию. Ведь что такое апостол Андрей? Это не только житие, но и многовековая история его почитания. Образ складывается не только из фактов биографии, вы, как филологи, это хорошо знаете, но и из того, что было написано о том или ином человеке. Об этом наша книга. Романная рамка позволила нам немножко больше рассказать об апостоле Андрее, чем это можно было бы сделать в жанре исторической биографии.

Наша идея — заставить говорить тексты. Сборник текстов сразу же испугал бы читателя своей разнородностью. Это
тексты разного жанра, разного уровня, разного происхождения, разного богословия. Здесь же текст включен в канву, часто вложен в уста героев, которые его рассказывают друг другу, иногда они его читают или пишут. Мы попробовали проследить то, что невозможно написать в книге научной. Я автор двух монографий об апостоле Андрее и в них я более сухим, научным языком аргументаций описываю рукописную, эдиционную традицию, то, каким образом памятники зависят друг от друга. Здесь есть все это, и прежде всего вопрос, который интересует любого человека, изучающего любую традицию, в том числе и Андреевскую, — как создается текст? Попробовать забраться в черепную коробку автора, монаха IX века, который написал житие апостола Андрея, зная его источники, зная немного его биографию, среду, из которой он вышел, исторические обстоятельства, в которых он жил. Попробовать реконструировать то, как он это сделал. На уровне научного исследования это сделать невозможно. Надеемся, что нам удалось это сделать на уровне романа. Главная цель издания — научная: познакомить читателя с текстами, которые либо ему известны мало — на русский язык тексты об апостоле Андрее переводились мало — либо с вообще неизвестными текстами. Каждая из глав книги сопровождается научным аппаратом, комментарием, библиографическим аппаратом, в котором вы можете увидеть, откуда взяты те или иные сведения. Многие главы сопровождаются ссылками на рукописи, потому что данные тексты вовсе не опубликованы, а мы использовали их в рукописном варианте. Рукописи — еще одна цель этого издания. Здесь эстафету может подхватить Александр Игоревич.

А. Грищенко: До рукописей мы дойдем. Я бы хотел обратить ваше внимание на традицию изображения такого предмета, как Андреевский крест, наделавший много шума в этом году в России. Вашему вниманию предлагается икона, с которой начинаются все заседания научных конференций, посвященных апостолу Андрею. Объятья двух братьев-апостолов, которые символизируют примирение восточной и западной Церквей, что лишь предвосхитил константинопольский патриарх Афинагор, подарив эту икону Римскому папе. До сих пор этого воссоединения нет, и мы не знаем, когда оно будет и на каких основаниях. Тем не менее, вы видите образ двух братьев-апостолов, а над ними изображение двух крестов, на которых они были распяты. Над апостолом Петром — перевернутый крест, согласно традиции, возникшей в древности. 

А. Виноградов:
Перевернутый крест  восходит к апокрифическим деяниям Петра, которые датируются первой половиной II века, то есть это довольно древняя, почтенная традиция, даже если связь самого текста с реальным событием распятия Петра или, говоря шире, его казни, ставится под сомнение. 

А. Грищенко: А над апостолом Андреем изображен крест, который сейчас принято называть Андреевским. Вы,
наверное, привыкли к такому его наименованию, и все абсолютно уверены, что на кресте именно такой формы был распят апостол Андрей. Однако если мы обратимся к более ранней иконографической традиции — к самому раннему изображению распятия апостола Андрея (800 год, фреска в Швейцарии) — то увидим крест вполне традиционной формы, который соответствует описанию креста в Деяниях Андрея.

А. Виноградов: Текст не дошел до нас в первоначальном виде. Он реконструируется из разных версий и имеет ритмическую форму, которую мы постарались передать в стихотворном варианте. Апостол Андрей подходит к кресту, который вбит в землю на берегу моря. Все его оставили. Он сам восходит на крест и обращается к нему, говоря:

Крест мой, возрадуйся, искренне радуйся,
Ты упокоишь и сильно уставшего,
Вкопанный в землю, меня ожидающий.
Вот он я, твой, что, о крест мой, предвидел ты,     
Вот он я, тот, кого, крест мой, возжаждал ты.
Ведаю таинство, ради которого
В землю ты вбит, одолев неустойчивость.
В небо твоя голова упирается,
Будучи знаменем Слова Небесного.
Средняя часть — руки левая, правая,
Превозмогают губительный замысел
Козни и тлен супостата лукавого,
Чтобы собрать воедино рассеянных.
Ноги твои в глубине утверждаются,
Чтобы из ада воззвать преисподнего
Праотцов в синь неся их небесную.

Из этого описания хорошо видно, что Андреевский крест не соответствует этому описанию. У этого креста есть основание, уходящее в землю, другая часть — в небо и рукава, как мы говорим, руки этого креста, которые должны спасительно обнять все человечество. Представленный здесь крест есть и в византийской традиции, до этого была каролинская фреска  из церкви в Мюстаире. Мюстаир — это швейцарская глушь, где не могла возникнуть эта иконография. Она просто подражает более древней иконографии. В какой-то момент в Европе, вероятно, в эпоху готики, примерно в XII веке, в Бургундии возникает традиция другого креста, который сейчас мы называем Андреевским, поскольку наряду со многими землями, например, с Шотландией, апостол Андрей считался в том числе покровителем и Бургундии. Этот крест эмблематически и иконографически утверждается, входит в Бургундскую эмблематику и дальше распространяется по Европе и потихонечку доходит до Руси. Интересно то, что в 1700 году, на самом сломе русской истории, видно, что апостола Андрея изображали в древнем виде, в то время как если вы обратите внимание на ковчег с частицами креста апостола Андрея, который хранится в его храме в Патрах и недавно привозился для поклонения в Москву, там изображен косой крест. Даже если это реликварий, содержащий лишь частицу креста, он возник в южной Франции; характерно полное забвение первоначального предания и переход к новой парадигме. Но на Русь этот крест приходит с Петром I. Александр Игоревич расскажет про дальнейшее развитие Андреевского креста.

А. Грищенко: Менее недели назад я оказался в городе Даугавпилс (Латвия), в центре современного искусства имени Марка Ротко. И обнаружил там выставку литографий Сальвадора Дали, цикл под названием «Двенадцать апостолов или рыцари Круглого стола». Я обратил внимание на то, что Сальвадор Дали соотносит апостолов с героями Средневековья, что мы тоже делаем в своем романе. Этот цикл включал и «правильное» изображение ап. Андрея. Позже я нашел в интернете еще одну литографию Дали, где ап. Андрей изображен распятым на косом кресте головой вниз, отчего у него свисают волосы. Какое же изображение правильное? Обе литографии подписаны Сальвадором Дали так, что оба варианта равноправны. В Даугавпилсе выставляется вниз головой, на сайте некого аукциона вверх головой. Но волосы все равно как бы стоят дыбом и производят впечатление огня. Здесь Сальвадор Дали своим безумным чутьем обнаружил один мотив, который прослеживается и в древней византийской иконографии апостола Андрея, и в некоторых апокрифах, о чем Андрей Юрьевич нам еще расскажет. Возвращаясь к концу XVII века, я хотел бы обратить ваше внимание на миниатюру из уникального лицевого жития апостола Андрея из рукописи, хранящейся в Российской Национальной Библиотеке в Петербурге. По водяным знакам (филиграням) эта рукопись датируется девяностыми годами XVII века. Однако эта датировка не очень точная. Более точная есть на одной из страниц, которую я тоже сейчас вам продемонстрирую. Как видите, здесь апостол Андрей распят на кресте традиционной формы, и привязан, а не прибит, как говорится в Деяниях Андрея. Этот текст дошел до нас в очень редуцированном виде. Мы до сих пор не знаем, насколько сильно он был искажен. Он возник приблизительно во II веке не очень понятно, в какой среде. Кажется, что его составители не знакомы с греческими реалиями даже I века. Там есть несколько исторических «ляпов», которые бы не допустил свидетель этих событий и тем более человек, живущий во II веке в Греции. Возможно, автор происходит из среды египетских энкратитов, какой-то христианской секты. Если реконструировать текст деяний Андрея, то окажется, что в нем очень неправославное богословие, благодаря чему текст дошел до нас только в виде разных переделок. В Западной традиции — в переложении на латинский язык, сделанном Григорием Турским, в Восточной — в житиях, написанных Епифанием Монахом (это также один из героев нашего романа) и еще одного неведомого автора. В конце Деяний описывается способ распятия, который был специально выбран проконсулом Эгеатом, чтобы мучения продолжались как можно дольше. Дальше я просто пролистаю страницы рукописи. Миниатюры выполнены, как мне представляется, в духе книжной графики того времени — XVI или XVII веков, хотя и с некоторыми более новыми веяниями, связанными с распространением печатных книг. Эта книга рукописная, и миниатюры тоже выполнены от руки. Больше нигде не известно такое количество миниатюр. Всего их 90, у нас опубликовано 20.

А. Виноградов: Эта рукопись уникальна и сложна. Это единственное известное лицевое Житие апостола Андрея. Здесь соединены фрагменты, взятые из разных мест: из Нового Завета, из апокрифических Деяний, в том числе из Деяний Андрея и Матфия в городе людоедов. Этот текст тоже крайне интересен. Мы также попытались представить его читателям. Как я сказал в начале, невозможно изложить это в виде исторического нарратива. Город людоедов никак не впишется в картину известного нам античного мира, хотя в Античности никто не сомневался в том, что где-то людоеды существуют. Этот текст пользовался в христианском мире невероятной популярностью. Помимо оригинальной греческой, мы знаем его версии на грузинском, армянском, сирийском, арабском, палестинском, христианском арамейском, коптском в разных вариантах, эфиопском в нескольких переводах, а также на латинском языке (тоже несколько переводов). Дальше он распространился по Европе. Для древнеанглийской литературы этот текст, названный Andreas, — второй по древности памятник после Беовульфа. Таким образом, мы видим, что почитание апостола Андрея, пусть в виде фантастической легенды, простиралось от Британских островов до центральной Азии. Нам хотелось рассказать о том, как формировалась эта традиция. В городе Никея под влиянием апокрифических Деяний возникла местная традиция, которая точно показывала все места, где апостол Андрей проповедовал, изгонял бесов и убивал дракона. Эти легенды, впоследствии услышанные византийскими агиографами, переходили в византийские жития апостола Андрея. Например, история исцеления бесноватого близ Никеи зафиксирована в Деянии в передаче Григория Турского, затем в местной синопской легенде в так называемом Naratio и потом у Епифания Монаха.

  Апостол Андрей — не просто агиографическая фигура и проповедник Христа, как принято говорить, гетеродоксального, энкратического учения о Христе, которое предполагает воздержание от всего нечистого — мяса, удовольствий, но в первую очередь от всякого сожительства, поскольку все это отвлекает человека от духовного ради телесного. С этим связаны другие учения, которые характерны для всех апокрифических Деяний и особенно Деяния апостола Андрея — представление о мнимости воплощения Христа и Его полиморфизме — возможности принять любой облик. В Деяниях Андрея и Матфия Он принимает облик кормчего, света, голоса, маленького мальчика и самого Андрея, когда это необходимо. Апостол Андрей — это еще и политическая фигура.

Выросший авторитет Константинопольской Церкви требовал в какой-то момент полемики с Римом, обоснования своего
апостольского происхождения, которого не было. Единственное, на что можно было опереться, это древнее Деяние Андрея, которое упоминает посещение им Византия, хотя и говорится, что в отличие от других городов здесь апостол ничего не сделал, а при переправе через Босфор столкнулся с большими сложностями и быстро миновал эти места. Из этого краткого упоминания на местной византийской а потом и константинопольской почве выросло представление о том, что апостол поставил им епископа, но не здесь, а в городе Аргируполе рядом с Константинополем. Отметим, что город с таким названием возникает только в V веке. Это довольно темная история, но в средневизантийский период она поднимается на щит в ответ на римскую теорию об основании кафедры Петром. А Андрей мог быть и старшим братом Петра, и к тому же он — Первозванный — он первый призван Христом. Эта политическая доминанта Андрея, который становится апостолом, проповедавшим на территории всей новой византийской империи, возникшей после катастроф VII–VIII веков (арабской, славянской, аварской и так далее). Апостол Андрей становится апостолом Византии, а также Черного моря и Востока в целом. Это прохождение по берегу Черного моря в Актах II века превращается в большой циркумпонтийский итинерарий. Епифаний Монах разворачивает его в противоположную сторону: не с востока на запад, а с запада на восток. В эту традицию постепенно включается и Грузия, благодаря тексту Никиты Давида Пафлагона — еще одного героя нашей книги. Грузинский перевод-пересказ, датируется началом XI века, а уже в начале XII века ап. Андрей попадает в русскую книжность и становится первым апостолом, посетившим Русь.

Давно было отмечено, что апокрифические Деяния апостолов возникли практически в то же время, что и античный роман. Это II – начало III века, когда возникают известные нам греческие и латинские любовные романы. В них очень много общих мотивов: кораблекрушение, мнимые смерти, внезапное оживание героев, расставание и встречи. Но суть их разная. Если в греческом любовном романе основа сюжета — расставание героев и их счастливое воссоединение в конце, то в апокрифических Деяниях все наоборот. Куда апостол ни придет, он расстраивает браки и даже свадьбы, чтобы разлучить героев. Отрекаясь от внешнего человека ради внутреннего, они приходят ко Христу. Поэтому этот роман «антилюбовный», из-за этого апостол Андрей в нем и гибнет. Он разлучает проконсула Ахайи и его жену. Напряжение длится очень долго — два года. Интрига описана с массой деталей: она подкладывает своему мужу ночью на ложе вместо себя служанку, та беременеет, начинает возноситься над другими слугами, выдает свою госпожу, ее казнят и так далее. Это длинная и красивая история. Однако надо учитывать то, что проконсул провинции Ахайя жил не в Патрах, а в Коринфе, поэтому вся история про его дворец и то, что там происходило, — плод фантазии автора, который создает сложную литературную канву. Но зачем? Мы снова обращаемся к проблеме апокрифических Деяний. Мы видим в Деяниях Андрея, что чем ближе к концу, тем больше речей произносит апостол Андрей и тем меньше действий. Все действия, все деяния — хотя текст называется Деяния — вторичны по отношению к слову, или, как это принято сейчас говорить, к месседжу, который несет апостол Андрей. По сути, они лишь подтверждают силу Христа, которую проповедует. В конце концов, все внешнее и тленное распадается, остается только истинное — логос. Одно из поучений апостол Андрей произносит в темнице. Здесь она очень трогательно изображается. Конечно, это римская темница, но мы видим причащение братий. Здесь есть престол. Апостол Андрей лжицей причащает сложивших руки братий.
  
А. Грищенко: Я бы хотел показать вам возможную датировку рукописи. В самом низу этой страницы кириллическими буквами-цифрами выведена дата — 7208. Если перевести это число в летоисчисление от рождества Христова, то получится 1700 год, который довольно точно соответствует датировке этой рукописи, произведенной по филиграни. Возможно, что эта датировка рукописи точная.   

А. Виноградов: Это может быть и сентябрь 1699 года. Но учитывая то, что 1700 год — это начало нового исчисления на Руси: нового январского года и нового европейского исчисления, эта датировка по старому календарю оказывается очень символичной. Это одна из последних датировок по старому календарю. Вот апостол Андрей наставляет братию. События представлены в иерархическом порядке. Рукоположение епископа, мучение апостола, затем его распятие. Не менее важной частью истории апостола Андрея является не сама реконструкция жизни, насколько это возможно, и не история Жития, но история посмертного почитания апостола Андрея. Его мощи почитались в Константинополе в храме Апостолов. Этот храм был построен императором Константином как собственный мавзолей. Как описывает Евсевий Кесарийский, его гроб должен был находиться посередине, а по сторонам были памятники-стеллы двенадцати апостолов. К концу IV века ситуация «переворачивается». Иоанн Златоуст прямо говорит в своей проповеди, что
Констанций, сын Константина, был счастлив положить своего отца в преддверии у апостолов, в то время как сами рыбаки лежат в храме. С мощами апостола Андрея связан ряд агиографических легенд, которые мы стараемся, насколько это возможно, передать в своей книге. Но история мощей на этом не заканчивается. Город Патры был обижен тем, что у него забрали мощи апостола. Каким-то образом они снова там появляются. Потом они распространяются и в другие места, попадают в Италию. Кардинал Виссарион Никейский произносит целую проповедь по поводу их прибытия в Рим. Напомним, что Фома Палеолог, привезший мощи в Италию,  был отцом Софьи Палеолог, супруги Иоанна III. Появляется связь с Русью. Русь тоже была не чужда мощам апостола Андрея. На Русь приходили греки, просившие милостыню, и приносили с собой в качестве подарка русскому царю мощи апостола Андрея. Однако судя по документам, русские сомневались в подлинности мощей. И их сомнения не были безосновательны. Одну историю об этом мы приводим в своей книге. Несмотря на то, что апостол Андрей — проповедник Христианства — знаковая фигура в допетровской Руси, и тем более в Петровскую эпоху, когда был учрежден орден его имени, установлен Андреевский флаг (в виде косого креста по образцу шотландского флага), его почитание все же не было очень распространенным. Это интересный, но изолированный образ, который, однако, проникает и в народные верования и обычаи. Об этом мы тоже пытались немножко рассказать.

А. Грищенко:
Удивительным образом, в традиционном крестьянском фольклоре у славян, не только южных, но и западных и восточных, апостол Андрей становится покровителем мужского начала. Сразу же хочется думать, что благодаря внутренней форме своего имени — andreas ‘мужественный’. Но откуда неграмотным крестьянам это знать? Тем не менее, факт есть факт.

А. Виноградов:
Наряду с подлинной этимологией имени andreas ‘мужественный’, была и другая, очень интересная этимология, которая почти не проступала на поверхность и была нам известна только из истории искусства. Вот образ апостола Андрея из Равенны. Мы видим, что волосы апостола седые и всклокоченные, прямо горящие. Австрийская исследовательница Рената Пиллингер, которая собрала все ранние изображения апостола Андрея, говорит, что наряду с апостолами Петром и Павлом, образ апостола Андрея выделяется первым среди всех апостольских образов. И у него всегда такой облик. Она связывает это с некой идеей огненности. Она говорит, что не может это объяснить. Этот тезис критиковали исследователи, но Пиллингер не знала, что в двух коптских апокрифах говорится именно об этом. В явлении после воскресения Христос говорит Андрею: «Андрей, твое имя — огонь». Это как бы псевдоэтимологическое объяснение. В другом тексте рассказывается, что апостол Андрей был настолько огненным, что пожигал всех, кто не был готов принять веру во Христа, так что пришлось даже отправлять с ним других спутников, чтобы они его сдерживали. В нашем романе тема огня — ключевая. Этот облик сохраняется и далее. Вот мозаика из Сицилии, но встречаются и другие образы апостола Андрея, которые выпадают из обычной парадигмы и требуют сложного объяснения со стороны текстов.

На фресках Каппадокии, глубинной части Малой Азии, в сцене сошествия Святого Духа на апостолов у голов апостолов подписывается, куда они пошли проповедовать. Над апостолом Андреем подписано, что он пошел проповедовать к собакоголовым. Более того, существует фреска конца X века (около 1000 года) из Каппадокии, где апостол Андрей с всклокоченными волосами проповедует кинекефалам — собакоголовым. У нас нет текста, который бы напрямую это сообщал, зато в сирийской версии Деяний апостола Андрея в городе людоедов говорится о том, что он проповедовал в городе, называемом «домом псов». Это название тоже пытались по-разному объяснять. Была теория, что речь идет о племени халибов, которые жили в Анатолии. На самом деле, имеются в виду, несомненно, псы. Другой текст, который позволяет нам связать апостола Андрея с собакоголовыми — это знаменитые, но при этом неизданные «Деяния Андрея и Варфоломея в городе Парфян или История мученичества Христомея», откуда мы узнаем, что апостол Андрей проповедовал в городе людоедов, откуда вышел страшный великан с чудовищным звериным обликом, а в некоторых рукописях прямо говорится, что с собачим обликом. Когда великан принял крещение, этот облик исчез, но когда апостола хотели убить, звериный облик вернулся. Это так напугало жителей города, что они также приняли веру во Христа.

Из Христомея родился образ нашего святого Христофора с собачей или волчьей головой. Легенда о появлении этой головы уже другая, но он происходит от собакоголовых, которым проповедовал апостол Андрей, а собакоголовые — порождение людоедов. Мы видим, как искусство и агиография тесно переплетаются между собой.

 Много сцен из жизни апостола Андрея связано с евангельским периодом, с общими сценами, где апостол Андрей легко узнаваем. Например, замечательная мозаика из Неа Мони об умовении ног, где апостол Андрей легко узнаваем в центре группы апостолов. Попутно замечу, что Афонские монастыри играют большую роль в нашей книге, романную роль. Мы разоблачаем некоторые мифы об Афонских монастырях и их книгохранилищах. Вместе с тем мы создаем и сами новые мифы.

А. Грищенко: Один апокриф мы сами создали, или вернее дописали и додумали. Любой внимательный читатель сразу же это увидит. Если вы столкнетесь с текстом, в котором непосредственно действует апостол Андрей, то будьте уверены, что этот текст представляет собой литературно обработанный перевод оригинальных достоверных текстов. Все они приведены в справочном аппарате. Вы можете к ним обратиться, хотя большинство из них не издано на русском языке. В нашем же издании вы найдете самое полное собрание всех рассказов об апостоле Андрее. Многие из них друг другу явно противоречат, но все эти противоречия дают нам пищу для сюжетосложения, для того, чтобы рамочное действие происходило в нескольких эпохах: в наше время, в начале IX века, в начале X века, а завершается роман в недалеком будущем в Москве.  

А. Виноградов: Возвратимся к видеоряду. Вот апостол Андрей с фрески из Бауита (Египет). Вот пламенный апостол из коптской среды. Вот сошествие Святого Духа с огненными языками из Евангелия Равуллы, знаменитого сирийского памятника, который, к сожалению, потерял свою датировку и датируется широко VI веком. Вот апостол Андрей в сцене Успения. Это конец Евангельского цикла. К сожалению, больше нет изображений апостола Андрея из его Житий. Отдельно апостол Андрей не был популярен в искусстве. То, что мы знаем о нем из других тексов, приходится собирать по крупицам.

 У нашей книги было много целей. Вам может показаться, что мы хотели написать роман. Это не так. Как в апокрифических Деяниях действие, сюжет отходит на второй план перед месседжем или, как раньше говорили, киригмой, так и в нашей книге: увлекательный, как нам кажется сюжет, — это рамка для того, чтобы как можно подробней и доходчивей рассказать читателю об апостоле Андрее. В отличие от научной книги, где, согласно триаде, есть тезис, антитезис и синтез, и мы должны сделать вывод относительно подлинности тестов, здесь мы этого вывода не делаем и оставляем финал максимально открытым, чтобы читатель сам сделал выводы относительно того, что он знает об апостоле Андрее. Как верно заметил Александр Игоревич, отвечая на вопрос на одной из презентаций нашей книги, герои, проходя через горнило сомнений, не теряют своей веры, в том числе и в апостола Андрея.

Вопрос: Хотелось бы узнать, как в вашей книге представлена тема Руси.

А. Виноградов: Это был самый сложный вопрос — как представить историю Руси. Если мы даже возьмем тему Руси так, как это рассказано в летописи, это очень бедно — краткий киевский эпизод, краткий новгородский период и всё. Даже если мы добавим остальные русские тексты об апостоле Андрее, про село Друзино, где апостол Андрей водрузил крест (поэтому оно Друзино), про Валаам, все равно сюжетов здесь не так много. Мы постарались решить эту проблему несколько своеобразно. Во-первых, мы пытались вернуться к пониманию предания о путешествии апостола Андрея по Руси, которое в Повести временных лет изложено в контексте описания пути из варяг в греки. Вне этого пути оно непонятно. Поэтому наш апостол путешествует. Как вы понимаете, путь из варяг в греки легкий. Вниз по течению Днепра вы на лодке-однодеревке спускаетесь до Византии. А вот как подняться вверх по Днепру? В рассказе наших героев апостол находит способ отправиться из Херсонеса. Это самая полифонически сложная глава. Здесь совмещены и три временных пласта, и множество преданий, имеющих разное происхождение. Мы пытаемся связать их с проповедью апостола Андрея на окраине ойкумены, а таких текстов, помимо предания о проповеди на Руси, довольно много.   

А. Грищенко:
При желании, любого апостола можно загнать куда угодно. Даже под воду, как апостола Павла. Мы тоже говорим о деяниях Андрея и Павла. Если бы был известен Новый свет, то …

А. Виноградов:
Апостол Павел ныряет на дно морское, чтобы зайти в ад и посмотреть, как там обстоят дела после того, как там побывал господь Иисус Христос. Он видит, что все там сильно разорено. Но выносит оттуда интересную реликвию — часть адских ворот, которая потом помогает им вместе с апостолом Андреем. Возвращаясь к русской тематике, то немногое, что мы знаем об этой традиции, мы облекли в романную форму и донесли до читателя. То, как это предание воспринимать, зависит от самого читателя. У нас в этой главе про Русь введена сцена с научной конференции, где ученые дискутируют относительно того, был ли апостол Андрей на Руси или нет, и как давно это предание попало в русскую летопись.

 А. Грищенко:
Существует валаамская легенда, зафиксированная в единственной рукописи XVI века, о том, что раз апостол Андрей шел из грек в варяги, то это можно было сделать, пройдя в Невское устье только через Ладожское озеро. И в Ладожском озере его, естественно, занесло на остров Валаам, откуда у него такое нетрадиционное, библейское название. А в XIX веке знаменитый фальсификатор рукописей Сулакадзев в своей работе — это сфабрикованный текст, пересказ якобы читанных рукописей — отправляет апостола Андрея в следующие места. Я процитирую оттуда очень характерный кусочек: «Святой Андрей от Иерусалима прошед Голяд, Косог, Родень, Скеф, Скиф и Словен смежных лугами, достиг Смоленска, и ополчений Скоф и Славянска Великого, и Ладогу оставя, в ладью сев, в бурное вращающееся озеро на Валаам пошел, крестя повсюду и поставлял по всем местам кресты каменные».

А. Виноградов: Хорошо нам известные северные кресты связываются с апостолом Андреем. Надо отметить, что в различных текстах об апостоле Андрее он действительно крайне охотно везде ставит кресты. Такие легенды известны про городок Парфений на берегу Черного моря, про Джаври в Грузии, про горы Киевские. Идея Андрея, водружающего крест, видимо, древняя и переходящая от народа к народу.

А. Вдовиченко (ИЯз РАН, ПСТГУ): Мой вопрос связан с палестинской частью Андревской традиции. В какой мере она представлена в книге и насколько она отличается от всего остального, что с ним связано? И вообще, есть ли она.

А. Виноградов: Собственно говоря, это самое достоверное из того, что мы знаем об апостоле Андрее. Хотя не все, что написано в палестинской части жития апостола Андрея, лежит на поверхности. Обратим внимание на такой интересный момент, что только у двух из двенадцати апостолов не семитские имена, а греческие: у Андрея и у Филиппа. Родной брат Андрея Симон носит вполне стандартное семитское имя. Если смотреть дальше на пару Андрей-Филипп, то можно вспомнить историю с прозелитами – эллинами, которые пришли в Иерусалим на Пасху и хотят поговорить с Иисусом, они идут к Филиппу, Филипп идет к Андрею, Андрей идет к Иисусу. В истории о насыщении толп находят пять хлебов и две рыбы, их приносят к Филиппу, Филипп идет с ними к Андрею, Андрей идет к Иисусу. Вероятно, они были самыми эллинизированными из всех апостолов. 

А. Вдовиченко:
Как Вы считаете, каковоязычный был апостол Андрей?

А. Виноградов: Сам выбор имени очень странен. Если имя Филипп еще можно объяснить, оно распространено, и мы знаем местных правителей Филиппов и великих людей, в честь которых могли бы назвать. Никакого великого персонажа, в честь которого рыбак с Галилейского озера мог назвать сына Андреем, нет. Нельзя исключать, что Андрей — не имя собственное. Он мог быть переименован так же, как и Петр. Только история переименования Петра до нас дошла, а история переименования Андрея почему-то не дошла.   Его участие с Филиппом особенно в коммуникации с пришедшими в Иерусалим вероятно не семитоязычными людьми говорит о том, что, скорее всего, апостол Андрей неслучайно носит греческое имя. Вероятно, он был одним из тех немногих, кто мог говорить на языках, так как про остальных апостолов мы тоже не очень много знаем, но про Петра есть ранние предания о том, что у него был переводчик. В любом случае, Петр — особенный персонаж. Он сначала приходит к Иоанну и становится его учеником. Свою рыбацкую жизнь бросает до этого. Хотя есть второе призвание, где его призывают от сетей.

А. Грищенко:
Здесь традиционная проблема несогласования Синоптиков с Иоанном. Мы не пытаемся решить эту проблему, но предлагаем толкования отцов, Златоуста и еще некоторых комментаторов, которые вводят мотив двойного призвания.

А. Виноградов:
Другие источники про палестинскую часть ничего не говорят. Они либо повторяют новозаветные, либо приводят заведомо апокрифические подробности. Есть такое, как я его
назвал в издании, апокрифическое Житие апостола Андрея. Оно  относится, скорее всего, к XI веку. Там говорится, что у Иоанна было тринадцать учеников, и он проповедовал в Илиме. Эти тринадцать учеников — просто клон двенадцати учеников Иисуса. Что же касается самых ранних текстов, то первая часть Деяний Андрея до нас не дошла. Скорее всего, она начинались с распределения по жребию стран. Андрей выступает совершенно в греческом контексте, без всякого переводчика, как часть этой жизни.

А. Грищенко: В апокрифическом Житии есть упоминание о том, что Петр и Андрей происходили из колена Симеона… Существует предание о том, что из колена Симеона происходят все самые бедные евреи.

А. Виноградов: А в Псевдо-Клементинах Петр говорит, что они с детства жили бедно и приучились сами зарабатывать себе на жизнь. Какие-то переплетения есть, но вы вывести их на уровень дополняющей Новый Завет реальности не получается. Реконструировать на образе апостола Андрея мир Галилеи немножко сложновато.

А. Грищенко: У нас они говорят на литературном русском языке, но в разных стилистических регистрах в зависимости от текста, который заставляет их говорить. Новозаветные тексты приводятся в синодальном переводе. Апокрифические — в нашем переводе.

А. Виноградов: Греческие тексты — в нашем переводе, а другие — пересказы с восточных языков. Мы переводили их с французского и английского, с тех языков, на которых они изданы. Эти тексты литературно адаптированы, так как часто их рассказывают герои. Например, один текст герой рассказывает детям. Как раз текст про людоедов.

А. Вдовиченко: Думаю, что через 1000 лет эта книга будет вписана в традицию…

А. Виноградов: На самом деле, не думайте, что агиографическая традиция апостола Андрея прекратилась. Я уже привел вам пример из Средней Азии. Между тем, один из грузинских владык поставил перед грузинским Синодом требование: в советские время история грузинской Церкви искажалась. Писали, что апостол Андрей проповедовал только в западной Грузии. Надо закрепить на совете Синода, что он проповедовали в восточной Грузии тоже. И такое решение было принято. Решением Синода апостол

Вопрос: А на что бы вы могли указать, как на факт, а не конструкт?

А. Виноградов: Относительно апостола Андрея? Ничего. Мы можем сказать, что самые ранние предания об апостоле Андрее, кроме новозаветных, уже не выдерживают исторической критики. Огромные рассказы про Патры или про Эфес в Деяниях Иоанна не  выдерживают критики. Автор Деяний Иоанна никогда не был в Эфесе и думает, что храм Артемиды Эфесской стоит на горе, хотя он стоит в низине. Любой человек, который хотя бы раз был в Эфесе, об этом бы рассказал. В апокрифических Деяниях не надо этого искать. Для них внешнее — вторичное.  

А. Грищенко: Добавлю, что в одном из наших апокрифов апостол Андрей встречает девицу, которая общалась с апостолом Павлом в Испании.

А. Виноградов: Это очень интересное древнее произведение, как бы роман романов, надстройка над апокрифическим, в котором рассказывается про героиню, которой проповедовал один апостол, крестил другой, потом она пошла к третьему и так далее. Все, что можно было хоть как-то литературно включить в книгу об апостоле Андрее именно из предания об апостоле Андрее, мы старались максимально включить. Даже самые, казалось бы, малозначительные и малоизвестные факты: городские константинопольские легенды, истории про иконы апостола Андрея, мы все собрали по крупицам. Иногда вы увидите, что целая глава может быть не про апостола Андрея, но в середине есть маленький осевой пункт, буквально одна фраза, и она будет про апостола Андрея и сообщит нечто очень важное.


Д. Федосов (ИВИ РАН): Насколько я вижу, шотландская тема разработана очень мало. Шотландия — единственная стана, где апостол Андрей  не единственный, но самый главный и очень давний покровитель. Конечно, вы скажете, что Предание о св. Руле — вещь поздняя. Однако сейчас историки сходятся на VIII веке. Я согласен с вами, что святой  это не только его житие, но вся история почитания. История почитания апостола Андрея в Шотландии и России крайне увлекательна. Эти две темы тесно связаны. Некоторое время назад, довольно давно, мне довелось опубликовать первый устав Андреевского ордена, который как ни странно до этого издан не был. И дата его основания тоже была определена неверно. Устав восходит к 98–99 году, когда Стюарты были изгнаны. На полях есть ссылка. Он был возобновлен при королеве Анне. Есть удивительное сходство шотландского ордена чертополоха и нашего Андреевского. Основные цвета ордена — золото,  лазурь и зеленая мантия. Это XII век. Это не должно удивлять, так как Гордон, Брюс — современники Петра. 

А. Виноградов: История ордена — это не совсем история апостола Андрея, хотя и связана с ней.

Д. Федосов: Как Вы относитесь к преданию о святом Руле?   

А. Виноградов: Я считаю, что это типичное средневековое предание, связанное с распространением мощей. Такие предания есть про многих святых в Европе. Я не специалист по шотландской теме и знаком только с самой общей литературой. При написании романа мы должны были многое исключить. Например, ужасно интересную амальфитанскую тему. Упоминание об апостоле Андрее в Амальфи такое же короткое, как и упоминание о его проповеди в Шотландии. История Петра Капуанского, рыцарей. В Амальфи есть огромное количество преданий и историй, издаются целые книги об апостоле Андрее.

Д. Федосов: Эта тема очень интересна. Есть упоминание об Андрее у Нестора, потом он исчезает до XVI века.

А. Виноградов: В XVI веке он очень активен.

Д. Федосов: Да, когда Иван Грозный уморил Андрея Старицкого. Потом среди Романовых Андрей появляется только по младшей линии в XIX веке. В царствующем граде Москве нет ни одной церкви Андрея Первозванного. Андреевский монастырь освящен в честь Андрея Стратилата. Куда все делось? И возникает опять при Петре.

А. Виноградов: В XVI веке есть оживление: это Степенная книга царского родства, предание о селе Друзино, Валаамский монастырь.

Д. Федосов:
  У Вас не случайно ростовская икона на обложке.

А. Виноградов: Это не от нас зависело. Это единственная икона, которую подобрали не мы.

Д. Федосов: Я достаточно долго занимался переводом на английский язык каталогов русских провинциальных иконописных музеев. Поэтому я хорошо знаю собрания почти всех наших музеев. По крайней мере, европейской части страны. Икона святого Андрея в Деисисе — чрезвычайно редкая вещь. В Москве этого практически нет. Есть в
провинциальных городах — Пскове, Ростове.

А. Виноградов: В Москве не было принято почитание апостола Андрея. Патриарх Никон в этот день не служил, он отдыхал. Звон был средним. Его повысили только к концу XVII века. При Алексее Михайловиче привезли руку апостола Андрея, и это осталось совершенно незамеченным. Патриарх Адриан потом ее случайно находит в ризнице среди рухляди. Он был очень рад, так как рука была сложена троеперстно, и написал царям, находящимся в походе. В Византии было то же самое. В Константинополе, о котором мы говорим, есть одно чудо от мощей апостола Андрея. Это даже не совсем чудо от мощей. Это рассказ о том, что Лука и Тимофей лежали вместе (что абсолютно неисторично, так
как мы знаем, что последовательность была другой), и когда принесли Андрея, они расступились, чтобы дать Андрею место посередине. Есть еще одно чудо от образа апостола Андрея. И всё. Апостола Андрея вспоминали, когда это было важно. В той же Грузии, где от него ведут апостольское преемство начиная с XI века, никогда апостол Андрей не имел такого же почитания, как святая Нина и святой Георгий. Это идейная фигура. И в Грузии нет отдельных изображений апостола Андрея. На одном из редких изображений мы видим его в паре с Симоном Кананитом. Оно находится над гробницей абхазского католикоса, который хочет подчеркнуть, что его кафедра ими основана.  

Д. Федосов: Я бы хотел посетовать на то, что при Шотландской реформации было много разрушено и уничтожено. Осталось несколько прекрасных вещей. В том числе печать шотландских правителей XIII века с образом распятого Андрея. И чудесная надпись: «Андрей, будь вождем шотландских соотечественников». А в XIV веке крест станет флагом.

А. Виноградов: Иконография Андрея — это отдельная тема. То, что издательство пошло нам на встречу и сделало две вклейки — это и так много. Одну мы использовали для того, чтобы представить неизданную и никому не известную рукопись. Нет никакого научного описания этой русской рукописи, единственного лицевого жития апостола Андрея. К тому же, мы об этом не сказали, листы рукописи перепутаны. Мы потратили много времени, чтобы восстановить правильный порядок листов, перепутанных при переплете. Некоторые изображения нельзя печатать в книге ЖЗЛ, только в научном труде, читатель все равно ничего ровным счетом не увидит. Я удивлен, что опубликовали фреску из Мюстаира. Видно плохо. Это вопрос — зачем в большой каролингской программе отдельно изображено мученичество святого Андрея? Это уникальный памятник около 800 года, единственный полностью сохранившийся цикл каролингской монументальной живописи. Мы не можем ответить на этот вопрос.

Вопрос:
Вы упомянули, что в Византии была популярна тема сравнения апостола Андрея с апостолом Петром. Она появилась до Епифания Монаха или после? 

А. Виноградов: У Епифания есть замечательная  сцена, где в Амисе два героя прощаются, Андрей идет на восток, а Петр — на запад. Они обнимаются и расходятся в разные стороны. Интересно, что похожий эпизод есть в другом тексте, так называемом Naratio. Там говорится, что он идет просвещать «западную тьму». Из этого Франтишек Дворник
сделал вывод, что это антизападное произведение, хотя «западная тьма» означает просто непросвещенный запад. Интересно, что Епифаний Монах всячески подчеркивает дружбу Андрея и Петра и очень лоялен к Риму. Это понятно, так как Епифаний Монах был иконопочитателем. Он был гоним. А все иконопочитатели в этот момент ссылались на авторитет папы. Через тридцать лет, в эпоху Фотия, житие, написанное Епифанием, использовалось в контексте споров. Мы не можем использовать все, но есть замечательный текст о пяти патриархах, где есть тема Андрея, и с ней связана совсем другая аргументация. Для нас было важно показать ключевые моменты рождения традиции, а не ее использования.

А. Грищенко: Почему Фотий так резко негативно выступал против Деяний Андрея, которые не сохранились? Возможно, потому, что там не упоминалось основание апостолом Андреем Константинопольской кафедры и он не мог их использовать в своей антилатинской пропаганде.

Вопрос: Как Вы все-таки объясняете появление х-образного креста?    

А. Виноградов: Этот феномен не имеет рационального объяснения, потому что он вдруг появляется в XII веке. Он родился в недрах бургундской, ранней французской готики. Известно, что в это время на Западе все апостолы приобретают свои символы. Вырабатывается их иконография. Каждый приобретает свой отдельный символ, предмет.
Речь идет не об иконографии апостола Андрея с всклокоченными волосами, которая уже существовала в Византии, а именно о предмете. У кого-то это меч, у кого-то — топор, у Петра — ключи. Андрей получает крест. Почему он становится х-образным? Текстов нет. В одном памятнике говорится, что его распяли на масличном дереве, но на х-образность это тоже не тянет. Возможно, что есть какие-то западные неизданные агиографические тексты, которые не учтены в Bibliotheca hagiographica latina и не изучены. А может быть, это просто визуальные смещения. Авторы статей, которые я читал, не дают ответа на этот вопрос. Недавно одна французская исследовательница снова обратилась к этому сюжету, но ничего внятного не сказала. 

К. Александрова: Правильно ли я поняла, что главной идеологической, семантической и литературной связующей линией является прохождение героев через сомнения, связанные с нелепостью апокрифов, и сохранение веры?

А. Виноградов: Но не верой в апокрифы. Не у всех наших героев происходит кризис веры. Современный герой — просто исследователь и пытается разобраться. Другой современный герой использует эти тексты в своих целях, хотя вначале он представляется читателю главным специалистом по апостолу Андрею. Древние герои мыслят иначе. У них нет кризиса веры. Епифаний Монах, это видно из его текстов, был железный несгибаемый человек, но ужасно любознательный. Где должен жить монах? В монастыре! Чтобы избежать общения с иконоборцами, ему было достаточно отъехать семьдесят километров от Константинополя. Там бы его никто не трогал. Так нет! Он едет по всему южному, восточному и северному берегу Черного моря. Как это можно объяснить? Либо у него была какая-то тайная миссия, и он возил какие-то письма, либо это его любознательность. Об этом можно судить по набору текстов, которые он знает и использует — а он использует практически все. Апостол Андрей говорит: Бог создал небо и землю, звезды и т.д., а также преисподнюю, внутри которого огонь. О чем нам говорит Липари а также Этна в Сицилии, Химера в Ликии. И дальше он начинает пересказывать основанный на Платоновских Диалогах школьный учебник. Перед Епифанием тоже стоял вопрос, как поступить с многочисленными памятниками об апостоле Андрее. Чему-то он доверял больше, чему-то меньше. А современные герои сомневаются, но веру в апостола Андрея и в Бога сохраняют. Как и мы. Кончается все душеспасительно. Тема энкратизма преодолевается в самом конце романа. У нас не антилюбовный роман. Герои все-таки соединяются.  





Отчет подготовлен А. Н. Гояль
01 сентября 2015 г.

Разместить ссылку на материал

22 мая 2019 г.
В ПСТГУ состоится концерт “Жить хором”
15 мая 2019 г.
В ПСТГУ открыт набор на интернет-курсы для взрослых по основам Православия
19 мая 2019 г.
В ПСТГУ состоялся День открытых дверей
18 мая 2019 г.
Заведующий кафедрой общей и социальной педагогики Сергей Иванович Абрамов принял участие в Межрегиональном круглом столе
17 мая 2019 г.
Профессор ПСТГУ А. Л. Дворкин выступил с докладом на международной конференции по сектоведению
15 мая 2019 г.
Протоиерей Павел Хондзинский, иерей Александр Мазырин и Андрей Александрович Кострюков выступили на конференции в Институте российской истории РАН
12 мая 2019 г.
В ПСТГУ состоялся V Пасхальный хоровой фестиваль ПСТГУ
11 мая 2019 г.
Представители Свято-Тихоновского университета совершили рабочую поездку в Рыбинскую и Даниловскую епархию
07 мая 2019 г.
Преподаватели и студенты факультета церковного пения поздравили Андрея Николаевича Мясоедова с 90-летием
30 апреля 2019 г.
40 лет священнической хиротонии протоиерея Владимира Воробьёва