на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Новости университета

Юрий Абдоков: "Я не верю в то, что зло может быть озвучено!"

6 июня 2017 года в Главном здании ПСТГУ композитор, профессор Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, кандидат искусствоведения, художественный руководитель Международной творческой мастерской «Terra Musika» Юрий Абдоков выступил с лекцией «Русская академическая музыка на рубеже эпох». Встреча прошла в рамках проекта "Лекторий 1917".

ХХ столетие в русской культуре – явление в чем-то самом сокровенном, быть может, еще неподвластное объективной и беспристрастной оценке. «Прекрасный и яростный» век стал эпохой тотальной и подчас талантливейшей поэтизации зла. Это стоит помнить, когда оцениваешь гуманитарную культуру прошлого и настоящего, как и мысль архиепископа Иоанна (Шаховского), заметившего, что «чем святее место, тем ужаснее мерзость запустения на нем». Чем было место свято в русской культуре конца XIX века? И чем оно стало позже?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо помнить, что практически всем значимым русским художникам, родившимся на стыке эпох, – закат Российской империи и рождение империи коммунистической – пришлось делать сложный выбор. Это было не искание эфемерного союза между прошлым и будущим, а скорее стремление противостоять миру, в котором «к добру и злу постыдно равнодушны» стали если не все, то очень многие.

Современная критика, упрощенно и схематично разделяя русское искусство на досоветский, советский и постсоветский периоды, грешит против истины. И в XIX веке – «золотом» веке русской культуры – можно без труда найти то, что по природе своей вполне вписывается в рамки советского: декабризм, Добролюбов, Белинский, Чернышевский, Герцен, Лавров, Бакунин и др.

Но не поразительно ли и то, что после всех безумных экспериментов над человеком в веке двадцатом неистребимым оставалось желание противостоять вульгарной материализации всего и вся. Среди композиторов носителей этого стремления было не много. Но они были. Неправильно называть их антисоветскими: такие, прикормленные властями, возникли на волне разрешенных, спроецированных сверху псевдодиссидентских течений лишь в последней трети ХХ века и плоть от плоти являются порождением главенствовавшей идеологии.

Но и советскими именовать их по сезонно-географическим лекалам «Википедии» – оскорбительно. Скорее это не классово, а почвенно, религиозно укорененные художники – как правило, выходцы из дворянской, офицерской или же патриархальной крестьянской среды. В первой половине прошлого века их пренебрежительно называли «бывшими». Впрочем, среди рьяных ниспровергателей старого и певцов нового строя были, как известно, даже потомки Рюриковичей, а грязную богоборческую, антирелигиозную работу нередко возглавляли дипломированные богословы.

Так или иначе, для крупнейших русских музыкантов ХХ столетия, о которых мы будем сегодня говорить, русское не было синонимом советского. Да, существует целая литература кающихся дворян. Горький с иезуитским сладострастием отмечает этот феномен, но видит в нем лишь нищету сословной, сиречь барской, идеологии. Ему и в голову не приходило, что, как говорит поэт, «нет на свете печальней измены, чем измена себе самому…»

Зараженное биологическим эволюционизмом искусствознание, весьма прямолинейно трактует сопряжение бытийного и обывательского во всем, что касается ретрансляции исторических образов в музыке. Привычные диалектические схемы, не имеющие на самом деле никакого отношения к науке и серьезному анализу музыкальной лексики, рассматривают лишь то, что вписывается в практику своеобразного фигуративно-предметного «отзовизма». Ономопоэтические и прочие изобразительные ресурсы музыки действительно велики, но вечным это искусство делает другое – возможность постижения поэтической сущности явления, проникновение в его скрытую, а на самом деле подлинную реальность. Быть летописцем эпохи и ее духовным сейсмографом – не одно и то же.























Лектор опровергает устойчивое клише – «музыка русской революции», считая, что подобные плакатно-декларативные коннотации говорят обо всем и ни о чем. Свое мнение он подтверждает анализом языка и образной поэтики целого ряда выдающихся сочинений  (с их воистину религиозными пророчествами о будущем и прошлом) насильственно приобщенных сонму «летописно-исторических» (С. Рахманинов, Н. Римский-Корсаков, Н. Метнер, А. Глазунов, И. Стравинский, Н. Мясковский, Д. Шостакович, С. Прокофьев, Б. Чайковский, В. Шебалин, Н. Пейко, Г. Попов и др.).

Значительная часть лекции была посвящена Н. Мясковскому, грандиозный симфонический космос которого, по мнению Ю. Абдокова, все еще ждет своего открытия.

Были продемонстрированы уникальные исторические артефакты (автографы Н.Я. Мясковского, аудиозаписи из архива Б.А. Чайковского).





07 июня 2017 г.

Разместить ссылку на материал

18 декабря 2017 г.
Протоиерей Лев Семенов: ПСТГУ – оазис с благоприятной духовной атмосферой
16 декабря 2017 г.
В Князь-Владимирском храме вручили дипломы выпускникам программ дополнительного образования ПСТГУ
15 декабря 2017 г.
Cостоялась встреча выпускников богословского факультета и ПСТБИ
13 декабря 2017 г.
Итоговую аттестацию прошли восемнадцать слушателей Института дистанционного обучения
13 декабря 2017 г.
Завершил работу VI Международный фестиваль детско-юношеских и молодежных хоров
12 декабря 2017 г.
Научно-исследовательский семинар прошел на педагогическом факультете
12 декабря 2017 г.
Слушатели факультета дополнительного образования сдали выпускные экзамены и защитили итоговые аттестационные работы
12 декабря 2017 г.
ПСТГУ - первый в рейтинге востребованности гуманитарных вузов года
11 декабря 2017 г.
"И пробуждается поэзия во мне..."
11 декабря 2017 г.
Пострадавшая в аварии студентка ПСТГУ нуждается в помощи