на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Новости университета

В ПСТГУ завершился спецкурс профессора Дворкина об эпохе крестовых походов


7 декабря 2017 года были прочитаны две заключительные лекции профессора ПСТГУ Александра Леонидовича Дворкина из цикла «Крестовые походы и «разделение Церквей». Профессор ПСТГУ рассказал о значении Седьмого и Восьмого крестовых походов, а также связанных с ними событий церковной истории.

Седьмой крестовый поход (1248-1254 гг.) был делом почти исключительно Франции и ее короля Людовика IX Святого. Объектом нападения снова стал Египет. В июне 1249 крестоносцы вторично взяли Дамиетту, но позднее были блокированы и в феврале 1250 сдались в плен в полном составе, включая короля. В мае 1250 король был отпущен за выкуп в 200 тыс. ливров, но не вернулся на родину, а переехал в Акру и напрасно дожидался там помощи из Франции, куда и отплыл в апреле 1254 года.


В 1270 году Людовик Святой предпринял последний, Восьмой крестовый поход. Целью его был Тунис, самое сильное мусульманское морское государство Средиземноморья. Предполагалось установить контроль над Средиземноморьем, чтобы беспрепятственно отправлять отряды крестоносцев в Египет и Святую Землю. Однако вскоре после состоявшейся 18 июня 1270 высадки в Тунисе в лагере крестоносцев вспыхнула эпидемия. 25 августа умер Людовик IX, а 18 ноября войско, так и не вступив ни в одно сражение, отплыло на родину, везя с собой тело короля.

Дела в Палестине шли все хуже, мусульмане отбирали город за городом, и 18 мая 1291 года пала Акра - последний оплот крестоносцев в Палестине. И до и после этого Церковь неоднократно провозглашала крестовые походы против язычников (поход против полабских славян в 1147), еретиков и против турок в XIV-XVI вв., но они не включаются в общее число крестовых походов.




В ходе лекции Александр Леонидович Дворкин также уделил внимание малоизвестному, но очень важному событию мировой истории - так называемому «Монгольскому крестовому походу» (1256 - 60 гг.). Кроме того профессор Дворкин рассказал о падении Акры (1291 г.) и Константинополя (1453 г.) и о судьбе Ордена тамплиеров.

Подводя итоги курса, профессор ПСТГУ Александр Леонидович Дворкин отметил, что разрыв между Церквами Рима и Константинополя произошел в 1009 году, когда Римский папа Сергий внес изменения в Символ веры, но ряд восточных патриархатов продолжали общение с Римским престолом, надеясь, что разногласия удастся преодолеть. «В сознании христиан XI века никакого разделения еще не было. Реально оно стало осознаваться именно в эпоху крестовых походов», - подчеркнул он.

«Я думаю, все началось с одного из главных злодеев этой истории, Боэмунда Тарентского. Захватив Антиохию, он изгнал оттуда законного Патриарха (который, кстати, всячески помогал крестоносцам) и заменил его своим латинским ставленником. Таким образом, впервые возникла двойная, параллельная иерархия. А это - признак реального раскола. Дальше больше: уже упоминавшийся Готфрид Бульонский мало того, что вырезал исламское население Иерусалима, он еще изгнал православных священников из Храма Гроба Господня и поставил латинского патриарха. Это лишний раз показало православным, что те, кого они считали своими освободителями, - на самом деле гонители похуже мусульман», - отметил Александр Леонидович.

«Процессы эти развивались, и кульминация наступила во время Четвертого крестового похода, когда был захвачен и разорен Константинополь. Но самое главное тут даже не это, - говорит церковный историк. - Конечно, разгром - это ужасно, это страшное варварство и жестокость, уничтожение святынь и культурных ценностей, чудовищная геополитическая ошибка, более того - преступление. Но все это еще не имеет прямого отношения к религии. Ведь и раньше люди, называвшие себя христианами, воевали между собой, предавали, нарушали клятвы. Правда, никогда ранее это не происходило с таким размахом и цинизмом. Но главное в том, что Рим сознательно воспользовался этим предательством христианства и на IV Латеранском соборе в 1215 г. разработал правила подчинения Константинопольского патриархата папизму. Именно этот акт поставил жирную точку в трагическом процессе разделения Церквей».

«Папа Урбан видел инициированный им Первый Крестовый поход международным христианским движением под его лидерством, и легендарный успех этого предприятия значительно повысил престиж папства и усилил его власть",- отметил профессор Дворкин. – "Все крестоносцы находились не только под прямым духовным окормлением папы, но и под его политическим руководством. Их завоевания стали его завоеваниями. По мере того как древние восточные патриархаты, один за другим: Антиохийский, Иерусалимский и, наконец, Константинопольский - попадали под его власть, все выглядело так, что его претензии на то, что он является главой христианского мира, вполне оправданны. Его власть и влияние в церковных делах также значительно возросли. Общины во всех концах христианского мира признали его духовное владычество. Его миссионеры совершали путешествия до таких дальних стран, как Эфиопия и Китай. Все движение способствовало перестройке папской курии на гораздо более широкой основе, чем ранее, и оно играло значительную роль в развитии канонического права.  Если бы папы удовлетворились лишь церковными плодами движения, они смогли бы почивать на заслуженных лаврах. Но в то время еще не существовало четкого разделения между церковной и светской политикой и в светской политике папство не рассчитало своих сил. Священная война пользовалась уважением лишь тогда, когда она велась против неверных. Четвертый крестовый поход фактически был направлен против Восточных христиан, а за ним последовали походы против еретиков на юге Франции и тех феодалов, которых подозревали в симпатии к ним, против балтийских славян, против имперской династии Гогенштауфенов, и в конце концов, крестовый поход стал означать войну против всех врагов политических амбиций папства. Все духовные награды: от индульгенций до райских блаженств в Царстве Небесном - использовались для достижения вполне светских амбиций папского престола. Победа папства над императорами как на Востоке, так и на Западе в конце концов привела понтификов к унижению в Сицилийской войне и к Авиньонскому пленению. Святая война исказилась до трагического фарса».

Одним из первых искажений западной церковной жизни после эпохи крестовых походов, как считает Александр Леонидович Дворкин, стало появление индульгенций. «Я уже говорил, что крестоносцам было обещано прощение всех грехов в случае гибели в бою, а также всяческие послабления в отношении поста, сокращение епитимий, наложенных за совершенные грехи. А ведь участниками крестовых походов считались не только те, кто, нашив на плащ крест, отправились в Палестину, но и люди, пожертвовавшие на крестовый поход деньги, оплатившие расходы неимущих крестоносцев. Такие «инвесторы» получали те же привилегии, что и сами рыцари. То есть постепенно в массовом сознании западных христиан формировалась идея, что за деньги можно получить определенные духовные выгоды. В итоге это привело к появлению теории и практики индульгенций - то есть, денежных пожертвований, благодаря которым, по мысли тогдашних католиков, сокращался срок пребывания грешной души в чистилище», - добавил он.

И второе, что логически вытекало из крестовых походов, по мнению Александра Леонидовича, - это введение инквизиции. «В XIII веке юг Европы охватывали мощнейшие ереси, с ними надо было как-то бороться, и естественно, Католическая церковь воспользовалась опробованным инструментом: крестовые походы начали организовываться уже для подавления еретиков в самой Европе. Из этого вытекало создание специализированного органа подавления, преследующего ересь силовым путем. Конечно, и до этого с еретиками боролись, не гнушаясь насилием, но если раньше это происходило стихийно, то теперь возникла особая структура. И индульгенции, и инквизиция, и тяжелейший кризис папства – все это звенья одной цепи», - подчеркнул профессор ПСТГУ.

«Мы знаем, что византийская культура пережила шок Четвертого крестового похода, – добавил Александр Дворкин. - В XIV и в начале XV вв. византийские искусство и мысль достигли пика своего цветения. Но политические основания империи делались все более шаткими. Воистину после 1204 г. она перестала быть империей, а стала одним из многих государств, и далеко не самым мощным. Ей приходилось противостоять враждебному Западу и энергичному соперничеству балканских соседей, что делало невозможным защиту христианского мира от турок. Именно сами крестоносцы умышленно разрушили защиту христианства и таким образом позволили неверным пересечь проливы и проникнуть в самое сердце Европы. Настоящие мученики Крестовых походов – это не храбрые рыцари, павшие у Рогов Хаттина или под башнями Акры, но убитые, плененные и гонимые невинные христиане – жители Балкан, Анатолии, Сирии и Палестины.

Сами крестоносцы пребывали в недоумении, не умея объяснить причин своих неудач. Они сражались за дело Божие и, рассуждая логически, если их вера была истинной, то Бог должен был даровать им одну победу за другой. В эйфории после первых успехов они называли свои хроники «Деяния Бога руками франков». Но после Первого крестового похода последовала длинная череда катастроф, и даже победы Третьего похода оказались неполными и не решающими. Какие-то злые силы препятствовали деяниям Божиим. Поначалу всегда можно было возложить вину на Византию, на императора-схизматика и его безбожный народ, отказывающийся признать божественную миссию крестоносцев. Но после Четвертого крестового похода этот аргумент утратил свою актуальность, однако дела пошли еще хуже. Проповедники-моралисты могли утверждать, что Бог наказывал Свой народ за его грехи. Это объяснение во многом было оправданным, но и оно не объясняло всего. Особым шоком для всей Европы стала одна из самых тяжких катастроф, которую навлек на себя и свое христианское войско Людовик IX, человек в праведности и святости которого не сомневался никто из его современников.

На самом деле Святая война потерпела неудачу не столько из-за греховности, сколько из-за глупости ее участников. Но человеческая природа такова, что почти любой из нас с гораздо большей охотой признает себя грешником, чем глупцом. Никто из крестоносцев не признал, что их самым главным преступлением было упрямое, узколобое невежество, а также безответственное отсутствие предусмотрительности и дальновидности. Именно они привели все их начинания к бесславному конце, способствовали продвижению ислама в Европу и навлекли неисчислимые страдания на восточных православных христиан», – завершил выступление профессор Дворкин.




10 декабря 2017 г.

Разместить ссылку на материал

24 апреля 2018 г.
Пасхальный хоровой фестиваль открылся совершением общеуниверситетской Литургии
18 апреля 2018 г.
В ПСТГУ состоялся вечер памяти русского ученого Игоря Ростиславовича Шафаревича
18 апреля 2018 г.
В ПСТГУ прошла дискуссия о значении религиозного опыта в богословских исследованиях
16 апреля 2018 г.
Профессор ПСТГУ иерей Александр Мазырин прочитал в Марфо-Мариинской обители первую лекцию по истории Русской Православной Церкви
16 апреля 2018 г.
Представители ПСТГУ выступили на конференции «Музейные образовательные программы в экспозициях византийского, древнерусского и средневекового искусства»
15 апреля 2018 г.
Традиционная служба выпускников ПСТГУ в Спасском храме села Андреевка.
Добавлены фото
14 апреля 2018 г.
Доцент ПСТГУ выступил с докладом на пленарном заседании «Пуришевских чтений»
13 апреля 2018 г.
Доцент педагогического факультета ПСТГУ представила доклад на межвузовской конференции
13 апреля 2018 г.
Представители ПСТГУ выступили на конференции «Россия и государства Балкан: исторические и культурные связи в прошлом и настоящем»
13 апреля 2018 г.
Доклад студентки филологического факультета ПСТГУ отмечен грамотой на крупнейшем молодежном научном форуме России - "Ломоносов"