на главную
ПСТГУ
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

«Преподобный Сергий и русская духовная традиция»
2 декабря 2014 года на Московском подворье Троице-Сергиевой Лавры в рамках осенней сессии XXV Ежегодной богословской конференции ПСТГУ состоялась филаретовская секция. В этом году секция была посвящена теме «Преподобный Сергий и русская духовная традиция».

По традиции секция началась с Литургии. Всего в ходе секции было представлено 9 докладов. Известные исследователи из Москвы и Санкт-Петербурга рассмотрели различные стороны русской духовной культуры, — от истории Церкви и духовного образования до литературы, — в связи с тем влиянием, которое было оказано, прямо или опосредованно, на эти проявления русской духовности жизнью и самим образом прп. Сергия. Не было оставлено в стороне и имя свт. Филарета: по мнению собравшихся, при всех, казалось бы, внешних различиях обстоятельств их подвига, не только в слове свт. Филарета, но и в его личности можно увидеть как плоды святости преподобного, так и внутреннее подобие, глубокую его близость преподобному Сергию.

Кроме докладов, вносящих вклад в понимание духовного облика отдельных персоналий и в понимание влияния прп. Сергия в целом, были представлены проблематические доклады, ставшие результатом тщательного и длительного историко-богословского (напр. доклад прот. Павла Хондзинского) и историко-церковного (напр. доклад А. Г. Фирсова) исследования. Полученные исследователями результаты по своему масштабу и научной ценности вносят вклад в научные дискуссии и, при учете их современным историко-богословским и историко-церковным сообществами, могут вести к переоценке сложившихся стереотипов и формированию новых тенденций в научной рефлексии в данных сообществах.

Первый доклад был представлен кандидатом богословия, историком Русской Церкви Г. В. Бежанидзе (ПСТГУ). Тема доклада: «Преподобный Сергий и святитель Филарет: две эпохи святой Руси». В своем докладе его автор на основании различных свидетельств современников, документов и писем свт. Филарета проиллюстрировал то представление о глубоком, по выражению докладчика, «союзе» святителя и преподобного, которое Церковь исповедует в богослужении, называя свт. Филарета «истинным подражателем преподобного Сергия».

Как продемонстрировал докладчик, стремление свт. Филарета выстроить всю свою жизнь по благословению преподобного отразилось в самых разных движениях его души и проявлениях жизни: от, казалось бы, внешних и незначительных, например, в вопросе облачения, до принятия важных решений (напр. в вопросе закона, касавшегося раскольников) и общих тем (связь тайны Троицы и тайны креста, распространение общежительного устава, отношение к царской власти). Докладчик привел многочисленные конкретные факты из биографии святителя, такие как основание Гефсиманского скита или ревностно-внимательное и благоговейное цензурирование святителем связанных с преподобным текстов, не желавшим допустить какую-либо недостоверность или произвольность интерпретации жития прп. Сергия. Одновременно докладчик упомянул о различных ситуациях из жизни святителя, в которых проявилась неординарность, выдержанность, трезвая умеренность (часто не понимаемая, подвергавшаяся критике со стороны либералов и крайних консерваторов). Это, по мысли докладчика, свидетельствует о том, что свт. Филарету было свойственно не формальное следование древнему святому «по букве», но родство с ним в духе, которое и позволяло ему быть настолько же духовно собранным в совершенно иных исторических обстоятельствах.

По мнению докладчика, все эти факты говорят о том, что святитель по-особому, несомненно чувствовал присутствие прп. Сергия. В личности свт. Филарета был храним и засвидетельствован современникам дух прп. Сергия. Именно эта общность духа позволяет, по выводу докладчика, говорить о внутреннем единстве эпох, давших русской Церкви наибольшее число прославленных святых.

В ходе вопросов к докладчику была затронута тема отношения святых того времени к крепостному праву и его отмене, а также отмечена необходимость сравнения житий прп. Сергия, составленных митр. Платоном и свт. Филаретом.

Второй доклад был представлен кандидатом богословия прот. Павлом Хондзинским (ПСТГУ). Тема доклада: «“Жизнь по образу Пресвятой Троицы” — преподобный Сергий или блаженный Августин?».

Предваряя доклад, прот. Павел рассказал об обстоятельствах его написания. В ходе проведенного им ранее исследования было выяснено, что получившая после работы Трубецкого распространение и вошедшая в общее представление о прп. Сергии приписываемая ему идея: «…дабы воззрением на Святую Троицу побеждалась ненавистная рознь мира сего» не обнаруживается в древних житиях. Это послужило поводом для более углубленного историко-богословского исследования, предварительным выводом которого стало прояснение истоков самой подобной концепции, связывающей таким образом экклесиологию и триадологию. Особенную актуальность такому исследованию придает тот факт, что современное богословие продолжает развивать эту проблематику, усматривая для этого основания в святоотеческой традиции.

Таким образом, главную задачу своего исследования о. Павел видит в прояснении того, когда именно появляется подобная идея, предполагающая аналогию между единством членов Церкви и внутритроичными отношениями, а также — возможно ли найти в близких по теме святоотеческих текстах отголоски подобной постановки вопроса. В ходе доклада о. Павел показал, как триадологический и экклесиологический контексты раскрывались в древних житиях прп. Сергия, в трудах свв. Отцов византийской (в частности, у прп. Максима Исповедника) и русской (у свт. Филарета Дроздова) традиций. Как было сказано, древние жития не обнаруживают похожей идеи, предполагающей выведение из понятия о любви Троицы любви между людьми. Свв. Отцы при толковании евангельского текста «да будут все едино…» в контексте антиарианской полемики акцентируют различие между внутритроичным единством и человеческим единством. У свв. Максима и Филарета любовь Троицы рассматривается прежде всего в контексте отношения Бога к творению, а не в контексте рассмотрения отношений Лиц внутри Троицы. Дальнейшее исследование показало, что эта мысль начинает формироваться у А. С. Хомякова в связи с его идеей общины, а затем находит окончательное оформление в мысли Федорова, развивавшего эту идею Хомякова уже в противоположении идее Церкви-организма. Кроме того, о. Павел усматривает некоторые предпосылки такой концепции в мысли блж. Августина с его известной троической формулой: «Отец — Любящий, Сын — Любимый, Св. Дух — любовь». В русской традиции иная формула была предложена свт. Филаретом: «Любовь Отца — распинающая, любовь Сына — распинаемая, любовь Духа — торжествующая силою крестною». Если первый пытается проникнуть в понимание самих внутритроичных отношений, то второй акцентирует любовь всей Троицы, явленную Ею ипостасно в отношении творения. Свт. Филарет первым усмотрел в этой мысли блж. Августина возможную терминологическую двусмысленность.

Подытоживая свое исследование, о. Павел обратил внимание слушателей на его основные выводы: во-первых, осторожное отношение восточной древнецерковной традиции к аналогии; во-вторых, потенциальный повод для такой аналогии в мысли блж. Августина; в-третьих, отсутствие подобной аналогии в форме отчетливой идеи до конца 19 века (позднего Хомякова); в-четвертых, окончательное оформление идеи «жизни по образу Троицы» у Федорова; в-пятых, возможная взаимосвязанность умаления представления о действии Божием в мире и компенсирующего его представления о единении людей по образу божественной жизни. О. Павел также еще раз подчеркнул актуальность сделанных выводов в связи с идеями современного персоналистического богословия, стремящегося описать внутритроичную жизнь по образу межличностного общения и найти основания для такого подхода в восточной традиции.

Отвечая на вопросы к докладу, о. Павел подчеркнул, что в свете святоотеческой богословской традиции, настаивающей на непознаваемости сущности Божией и познаваемости действий Божиих, наиболее отчетливо прослеживается, что некорректна сама попытка перенесения известного нам опыта на непостижимую внутритроичную жизнь. Кроме того, была затронута проблема «загадки» негативного отношения Хомякова к блж. Августину, а также отношения свт. Филарета к Августину; между последними обнаруживается единство в вопросе о границах Церкви.



Третий доклад, посвященный теме русского монашества по кандидатским диссертациям СПбДА, представил кандидат богословия, преподаватель и заведующий архивом СПбДА, исследователь петербургской духовно-академической богословской традиции Д. А. Карпук.

Автор в сопровождающей доклад презентации представил статистику написанных с 1889 по 1915 г. по теме русского монашества диссертаций (всего 37) с указанием тем и авторов, а также кафедр и заведующих кафедрами профессоров. В качестве предметов подобных диссертаций студентами избиралось, например, литературное наследие известных деятелей русского монашества, в частности, дискуссии Нила Сорского и Иосифа Волоцкого, история конкретных монастырей, старчество Оптиной пустыни, история монашества вообще. Мотивами обращения иногда бывали юбилеи, а также происхождение студентов, бравших «местные темы». По степени проработанности и методам часть диссертаций была связана с работой в архивах, проживании в изучаемом монастыре. Особенный интерес, по мнению докладчика, представляют отзывы профессоров о кандидатских работах, поскольку эти отзывы нередко характеризуют своих авторов и их взгляды. Наиболее частыми замечаниями к работам были указания на недостаточную разработанность темы, незнакомство с новейшей литературой; иногда профессора хвалили не научные качества работ, а любовь к исследуемому предмету и даже «авторское настроение». Встречались работы, отличавшиеся дерзостью выводов. Так, одно исследование подводило к выводу о безнравственности внутренней жизни одного из монастырей, что отчасти было обоснованно из содержания доступных источников, отчасти некорректно в связи с неучетом неполноты доступных сведений. Некоторые работы представляют особенную ценность в связи с тем, что их авторы прилагали фотографии либо описания документов, утраченных на сегодняшний день.

В обсуждении после доклада была отмечена необходимость создания базы данных по диссертациям, а также характерный как современным студенческим работам, так и дореволюционным перевес описаний внешней жизни монастырей над описаниями внутренней.

Четвертый доклад, не предусмотренный программой, был представлен кандидатом богословия, преподавателем сравнительной литургики в СПбДА протодиаконом Константином Марковичем и посвящен изучению сравнительной литургики и перспективам ее изучения.

Автор обозначил имена авторов (прежде всего Джона Мейсона Нила, состоявшего в переписке со свт. Филаретом и посвятившего ему книгу, и Антона Баумштарка), повлиявших на возникновение сравнительной литургики, а также об ее основных принципах. Центральным ее принципом является рассмотрение Литургии как органической реальности, эволюционирующей и разнообразно проявляющейся в истории согласно закономерностям (например, от множественности форм к унификации, от простоты к усложнению, от меньше связи с Библией к большей, от менее риторически стройной к более насыщенной богословским компонентом). Перспективу сравнительно-литургических исследований автор видит в тех результатах, которые позволяют прояснить природу различий литургических форм в рамках межконфессионального диалога. Так, например, литургическая сторона избрания Папы Римского свидетельствует о выявляемом в этом обряде православном понимании происходящего, не предполагающем особого статуса Папы.

Пятый доклад на тему «Преподобный Сергий как хранитель духовно-академической традиции» был представлен доктором церковной истории, д. ист. н. Н. Ю. Суховой (ПСТГУ).

Доклад Н. Ю. Суховой состоял из двух частей. Первая часть была посвящена прояснению и конкретизации влияния духовного образа прп. Сергия на духовно-академическое богословие на основании размышлений свт. Филарета о безмолвии, общежитии, святости в их необходимой связи с подлинным богословствованием. Вторая часть была посвящена включенности Богословского Института в Париже в эту традицию, находящуюся под покровом прп. Сергия, в частности через тот вклад, который был сделан этой духовной школой нового типа, «сергиевским богословием» в его обращении к темам исихазма и Евхаристии и в предпринятой им рефлексии русской святости. В рамках обсуждения доклада была поднята тема неоднозначного, нередко — негативного отношения к наследию свт. Филарета в богословии XX века, а также отмечен тот факт, что в юбилеи, связанные с прп. Сергием, русскими богословами обычно не прослеживалась связь его личности с богословием.

Шестой доклад на тему «Обер-прокуратура и “духовность” в синодальную эпоху» был представлен кандидатом исторических наук А. Г. Фирсовым (ГУПС).

Докладчик отметил, что критики синодальной эпохи обычно связывают характерный, на их взгляд, для этой эпохи упадок духовности с установившейся синодальной системой церковного управления, предполагающей, по их мнению, давление государства на Церковь и ее подчиненное положение. На основании подробного анализа документации той эпохи докладчик заключает, однако, что это устройство синодальной системы изначально не подразумевало одноуровневости статуса обер-прокурора со статусом государственных чиновников, а по мере постепенной институализации наблюдается принципиальное разделение государственных и церковных полномочий посредством распределения дел между двумя канцеляриями. Соответственно, концепция о подчиненности и государственном давлении не однозначна, требует дополнительного анализа, и, следовательно, вывод о синодальной системе как причине упадка не может рассматриваться как достаточно обоснованный. Таким образом, в своем докладе автор проблематизировал одну из историко-церковных теорий, давно ставшую устойчивой предпосылкой многих исследований в данной области.

Следующий, седьмой доклад, принадлежащий кандидату филологических наук, доценту кафедры истории русской литературы филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова В. Л. Коровину на тему «К истолкованию “Оды, выбранной из Иова” Ломоносова: богословский аспект» был зачитан прот. Павлом Хондзинским в связи с отсутствием автора доклада. По мысли докладчика, анализ указанного текста Ломоносова, в котором поэт выступает в том числе как толкователь Священного Писания, позволяет заключить о полном соответствии предложенной Ломоносовым интерпретации православной богословской традиции. Вопреки различным оценкам данного текста, его автор, воспроизводя речь Бога к Иову, используя при этом аллюзии на другие места Писания, вкладывает в свои стихи не деистическую идею о правящем миром разуме или отвлеченную теодицею, а оптимистическое понимание слов Бога к Иову как слов ободрения, сподвигающих страдающего человека на преданность Богу, на понимание того, что человек не оставлен Богом, а выпадающие на его долю страдания не могут быть бессмысленны. Также автор доклада отметил, что этот текст, представляющий собой апологию веры в Бога, как любящего и спасающего, использовался в качестве воспитательного и наставительного в традиции дореволюционного духовного образования.

Восьмой доклад, доктора филологических наук, заведующей Отделом русской классической литературы ИМЛИ РАН М. И. Щербаковой, был посвящен месту Киевской Духовной Академии в становлении святителя Феофана (Говорова). Докладчица привела разнообразные свидетельства современников Егора Говорова, будущего святителя Феофана, времен его обучения в КДА, в частности, портреты и яркие характеристики преподавателей и цитаты из прочитанных ими учебных курсов, сохранившиеся записи о производимых ими на студентов впечатления, отзывы наставников об успеваемости, успехах и неудачах, а также о примерном поведении и молчаливом нраве Егора Говорова в Академии, отзывы соучеников Егора об обстановке, знаковых событиях и пережитых встречах.

В обсуждении доклада слушатели выразили особенную признательность автору доклада за столь тщательную работу со становящимися труднодоступными ценными источниками, свидетельствующими о жизни, персоналиях и читаемых учебных курсах Киевской Духовной Академии того времени. Докладчица отметила, что работа над становлением личности исследуемого автора предполагает рассмотрение кругов его общения, и так, за маленьким словом «традиция» открывается целая «Атлантида», требующая изучения.

Девятый, завершающий доклад, не предусмотренный программой, был представлен кандидатом исторических наук, исследователем русской истории, в том числе церковной истории синодального периода А. Г. Закржевским (Санкт-Петербург, СПГУТД) и посвящен теме «Малороссийские и великорусские архиерей в контексте церковно-государственных отношений XVIII века». Задавшись вопросом о том, почему введение синодальной системы не вызвало явного протеста и отторжения, при том, что совсем незадолго до этого обрядовая реформа Никона привела к расколу, автор доклада обнаружил две выделяемые причины: страх и кадровая политика Петра. Основную часть доклада автор посвятил аргументации, направленной против распространенной в историко-церковной среде идеи о противостоянии малороссийского и великорусского высшего духовенства того времени. Малороссийские архиереи, по мысли докладчика, в силу характера полученного образования представляли собой сообщество, синкретически совмещавшее в себе национальную и европейскую культурные традиции. Именно эта черта данного сообщества определила его прагматическое отношение к синодальной системе.

В обсуждении Н. Ю. Сухова уточнила мнение докладчика об известных конфликтах между некоторыми великоросскими и малоросскими архиереями. По мысли докладчика, причины подобных конфликты были связаны с конкретными личностями, а не с неким «партийным» противостоянием.

Завершая секцию, Н. Ю. Сухова поблагодарила докладчиков и слушателей и отметила, что успех состоявшейся в этом году филаретовской секции свидетельствует о том, что она, будучи «самой древней», с годами только набирает силу.