на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Новости отдела

Сотрудники отдела новейшей истории РПЦ выступили на Ежегодной богословской конференции ПСТГУ


23 января 2018 года в рамках XXVIII Ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета прошли заседания секции «Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви ХХ в.».

Секцию открыла старший научный сотрудник НИО новейшей истории РПЦ кандидат исторических наук И.В. Воронцова с докладом «Священник Григорий Петров и его “дело”». Личность Григория Петрова хорошо известна – до революции он активно выступал с лекциями, был депутатом Государственной Думы. Политизированные и в целом антицерковные выступления Г. Петрова привели к лишению его священного сана. Ирина Воронцова рассказала о предпосылках этого решения, о деятельности Петрова, которая и вынудила Церковь принять такие меры. Автор доклада обратила внимание на то, что ещё задолго до этого события выступления Петрова имели соблазнительный характер и Церковь констатировала, что христианское учение в его лекциях имеет лишь социальный характер. Увлечение подобными идеями привело реформатора к редактированию молитвы «Отче наш», где Петров сделал упор на построение Царства Божия на земле, а также к прямым заявлениям об утрате веры в Бога.

С интересом был заслушан и другой доклад, подготовленный научным сотрудником ПСТГУ И.Н. Смоляковой и посвящённый комиссиям Поместного Собора 1917 – 1918 гг. Докладчица указала на несколько видов комиссий: «комиссии-помощники», создававшиеся в Отделах Собора для помощи в определенных вопросах; «комиссии-составители», занимавшиеся выработкой отдельных документов, посланий и т.п.; «комиссии-разработчики», функции которых состояли в выработке нормативных актов и «комиссии-делегации», создававшиеся для связей с внешними структурами. Наиболее известная из «комиссий-делегаций» была образована в мае 1918 года для решения с государством вопросов церковного имущества. Летом-осенью 1918 года создавались комиссии для переговоров с властью по разным вопросам.

Кандидат исторических наук Н.А. Белякова (ИВИ РАН) посвятила своё выступление «женским» темам в православном публичном дискурсе. Вопрос о женском служении в Церкви стал всерьёз рассматриваться с 1860-х гг., хотя об участии женщин в миссионерском служении говорили задолго до этого. Так, преподобный Макарий (Глухарев) называл своих помощниц «диакониссами» и считал, что роль женщины в деле миссии огромна, отметила Надежда Белякова. Однако труды преподобного на эту тему были опубликованы лишь в конце 19 века. В конце 19 - начале 20 вв. речь шла о трёх направлениях женского служения - воспитании, миссии и проповеди. Также обсуждались вопросы о «благовестническом» служении женщин и о служении диаконисс. Докладчик обратила внимание на деятельность двух священномучеников - митрополита Владимира (Богоявленского) и протоиерея Иоанна Восторгова, выступавших за развитие женского образования и боровшихся против униженного положения женщины.

Кандидат исторических наук К.Г. Аристова (Пензенская духовная семинария) рассказала о церковной смуте в Пензе в 1918 году. Исследовательница обратила внимание на то, что известный раскол епископа Владимира (Путяты) стал первым опытом большевистской власти по расколу Церкви с целью снижения её влияния и авторитета. Подвергнутый прещениям за тяжёлые нарушения нравственности Владимир (Путята) не подчинился решению священноначалия и предпринял попытку создания некоей «Советской церкви» в Пензе, в чём нашел поддержку у властей. В частности, имеется документ о встрече раскольника с главой Советского правительства В.И. Ульяновым-Лениным. В докладе нашли отражения методы создания нового раскола - привлечение запрещённого духовенства, экзальтированных женщин, а главное - демагогическая проповедь среди местного пролетариата. Однако последователей у Путяты было немного - менее десяти храмов на всю Пенезенскую епархию.

Преподователь МГУ А.А. Чибисова выступила с докладом о политической активности Константинопольского Патриархата в 1920-е гг., выделив три направления его деятельности - экуменическую, националистическую и прагматическую. Проект «Лиги Церквей», предложенный местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Дорофеем (Маммелисом), активные экуменические контакты во многом были обусловлены политическими задачами Фанара. Ради возвращения Стамбула и Святой Софии греки были готовы на серьёзные уступки Англии. Фанар, со своей стороны, был готов поступиться некоторыми принципами. Так, патриарх Мелетий (Метаксакис) заявлял о необходимости созыва Вселенского Собора для объединения с англиканами и перехода на западный календарь. Впоследствии после краха «Великой идеи» и угрозы изгнания Патриархии из Стамбула Фанар пошёл на сближение с советским атеистическим режимом, что печально отразилось на жизни Русской Церкви.

Научный сотрудник ПСТГУ кандидат исторических наук С.Н. Баконина рассказала о взглядах протоиерея Петра Булгакова и его служении в Санкт-Петербургской духовной академии, закончившимся увольнением. Назначенный в посольскую церковь в Токио, о. Петр создал немало проблем архиепископу Сергию (Тихомирову). После революции протоиерей П. Булгаков продолжал служить в Японии, где проявил себя как сторонник реформ и апологет коммунистического режима. После прибытия во Владивосток обновленческого «епископа» Василия Смелова протоиерей П. Булгаков вступил с ним в переписку и присоединился к обновленческому расколу, хотя это не афишировал. Впоследствии Булгаков планировал распространить раскол на Дальнем Востоке и даже стать «архиереем» в Японии. В докладе прозвучали малоизвестные сведения о жизни протоиерея П. Булгакова в Америке.

С интересом было заслушано выступление заведующего кафедрой общей и русской церковной истории и канонического права ПСТГУ иерея Александра Щелкачева. Он сообщил о переписке духовной дочери старца Нектария Оптинского Н.А. Павлович. Докладчик посетовал на забывчивость исследователей в отношении незаметных подвижников, а чаще подвижниц, которые сопровождали своих духовных отцов в ссылках и тем спасавших их от неминуемой смерти. Среди таких подвижников следует назвать и Н.А. Павлович. Её переписка представляется интересной, среди её адресатов были такие яркие иерархи Русской Церкви, как митрополиты Леонид (Поляков), Вениамин (Федченков), Антоний (Мельников) и др.

Доклад ведущего научного сотрудника ПСТГУ доктора исторических наук А.А. Кострюкова был посвящён конфликтной ситуации, которая сложилась на русском приходе в Софии в середине 1920-х гг. В частности, противостояние между прихожанами привело к решительным мерам со стороны управляющего русскими приходами в Болгарии святителя Серафима (Соболева), который отлучил от причастия И.Н. Лобанова-Ростовского. Это вызвало полемику и расследование со стороны Архиерейского Синода РПЦЗ. Ведущий научный сотрудник ПСТГУ постарался найти ответ на вопрос, кто был прав в этой ситуации, насколько оправдана была строгость иерарха.

Кандидат исторических наук К.П. Обозный выступил с докладом «К вопросу о планах и перспективах собирания разрозненных частей Православной Российской Церкви под эгидой Прибалтийского Экзархата Московского Патриархата в 1941 – 1944 гг.». Как известно, гитлеровское руководство препятствовало церковному объединению на оккупированных территориях. Однако были попытки подобные тенденции преодолеть. О единой Церкви на оккупированных территориях мечтал прибалтийский экзарх митрополит Сергий (Воскресенский). Если объединение с Русской Зарубежной Церковью прибалтийский экзарх митрополит Сергий (Воскресенский) считал невозможным, то попытки примирения с Западноевропейским экзархатом Константинопольского Патриархата предпринимались. В докладе нашла отражение роль И.Д. Грина на объединительные процессы в эмиграции.

Профессор Нижегородского государственного университета доктор исторических наук А.А. Корнилов посвятил своё выступление деятельности Северо-Германской администратуры РПЦЗ (Северный Рейн, Нижняя Саксония, Шлезвиг-Голштейн) при епископе Нафанаиле (Львове). Иерарх управлял территориями, которые находились в зоне английской оккупации. Если в 1945 году было 15 приходов, то в 1946 году уже 20 приходов и пастырские курсы. Александр Корнилов рассказал о наиболее ярких священниках, трудившихся под руководством епископа Нафанаила - игумене Виталии (Устинове), протоиерее Стефане Ляшевском, священниках Мануиле Ессенском, Георгии Бенигсене, Николае Масиче, Николае Успенском, Иоанне Легком.

Кандидат исторических наук И.А. Курляндский (ИРИ РАН) остановился на закрытии храмов Русской Церкви в 1948 году. Поначалу, в годы войны, советская администрация лицемерно заявила об открытии церквей, но на самом деле постановлениями 1943 и 1945 гг. взяла этот процесс под жесткий контроль, по сути препятствуя церковному возрождению. По словам исследователя, этот период можно назвать «задавленным церковным возрождением», ведь если бы не государственная политика, то открытых в годы войны храмов было бы больше в несколько раз. С 1948 года открытие церквей прекратилось вовсе. Игорь Курляндский считает, что имеется засекреченная секретная директива Сталина конца 1948 года о прекращении давать разрешение на открытие храмов. Среди указанных причин значилось то, что храмы являются местом концентрации антисоветских элементов. Вместе с тем с 1948 г. начинается закрытие церквей и молитвенных домов. Правда в отличие от 1930-х гг., храмы было решено закрывать постепенно. Очень важно, что сталинский режим в послевоенные годы закрыл больше церквей, чем открыл. Открыто было до 1948 года - около 1290, закрыто после 1948 года – как минимум 1314.

Кандидат богословия протоиерей Димитрий Сазонов (ОЦАД) посвятил доклад проблемам приходских общин Русской Церкви в 1958 - 1988 гг. Одним из ключевых моментов стала приходская реформа 1961 года, которая подкреплялась административным контролем. Одним из способов антицерковной борьбы было назначение старост, которых намеренно часто выбирали из людей с сомнительной репутацией - такими людьми было проще управлять. Параллельно с этим следовал и ряд запретов на ремонт и благоустройство храмов. Были случаи, когда богослужения по праздникам запрещались по надуманным предлогам, например, в связи с эпидемиями. Вместе с тем, Церковь была вынуждена выделять до 30 процентов доходов «в фонд Мира» и др.

Заседания секции завершились докладом доктора исторических наук Е.Е. Озмитель (Ташкенская духовная семинария), посвящённым Иссык-Кульскому Троицкому монастырю. Монастырь был разорён дважды. Первый раз во время киргизского восстания 1916 года, второй раз - при большевиках. Исследовательница отметила, что вопрос закрытия монастыря до сих пор не исследованы и обстоятельства этого печального события остаются одним из белых пятен нашей истории.

Доклады будут опубликованы в сборнике материалов конференции.





29 января 2018 г.

Разместить ссылку на материал