«Семейной жизни нужно учить»
PDF версия

«Абсолютный приоритет для нас — это традиционная российская семья как минимум с тремя детьми», — объясняла вице-премьер, председатель оргкомитета Года семьи Татьяна Голикова. Но фактическая семейная традиция в России сегодня иная. Ее основные характеристики сложились несколько десятилетий назад и с тех пор не меняются, по крайней мере, кардинально. Обычная российская семья – так называемая нуклеарная: отец, мать, несколько (не много) детей. Тогда как для настоящего традиционного, доиндустриального общества была характерна расширенная или сложная семья, в состав которой входило несколько поколений и супружеских пар.

Современная норма, которая, впрочем, в последнее время размывается, – два ребенка в семье. Другие родственные связи (вне отдельной ячейки «родители – дети»), по данным исследователей, достаточно слабые, и эта тенденция имеет свойство усиливаться. Как выразился в одной из видеолекций социолог, старший научный сотрудник лаборатории «Социология религии» ПСТГУ Иван Павлюткин, современная семейная жизнь – «попытка построения нового порядка двумя чужаками». Причем получается это далеко не всегда.

«Хотят, но не могут»

Одна из характерных особенностей российских семейных отношений – высокий процент разводов. Так, в 2022-м зарегистрировали 1,05 миллиона браков и 682,85 тысячи их расторжений. Причем значительная доля расставаний приходится на первые пять лет семейной жизни, отмечает Иван Павлюткин.

Одна из причин – расторгнуть брак сравнительно легко. Сегодня в стране отношение к разводу либеральное, а сам процесс недолгий: в простых случаях уходит месяц, в сложных (с судебными разбирательствами) – до полугода, тогда как, например, в Германии и Италии – до года.

Еще одна причина разрушения браков – интенсивная занятость супругов. «Вовлечению в семейную жизнь мешает гиперзацикленность на самореализации, – говорит Иван Павлюткин в беседе с РИА Новости. – Российская семья – это семья трудоголиков, которые стремятся заработать».

При этом, согласно опросам, россияне декларируют сравнительно высокую ценность семьи и супружества. Это подтверждает статистика: как выражаются социологи, для России характерна «высокая брачность». В официальные супружеские отношения вступают сравнительно рано для развитых стран. А те, кто прошел развод, зачастую снова женятся или выходят замуж, иногда несколько раз. «Таким образом, при общей высокой ценности брака россияне как будто не умеют жить в семье», — констатирует Иван Павлюткин.

«Деньги – не главное»

Похожая ситуация – с количеством детей. По словам социолога, в опросах россияне признаются, что хотят больше детей, чем у них реально потом появляется: «Все время видим это общее место: с одной стороны, в России люди все время чего-то хотят, что-то ценят, заявляют об этой ценности, но слова и поступки не всегда сходятся».

В последние годы рождаемость падает. Если в 2015-м ее коэффициент на одну россиянку составлял 1,78, то в 2020-м – 1,5. Снижение этого показателя характерно для большинства развитых и некоторых развивающихся стран. В ЕС – 1,53 ребенка на женщину, в США – 1,64, в Китае – 1,28. Напомним: для воспроизводства населения нужен коэффициент 2,1.

В то же время есть другая интересная тенденция: в общем количестве рождений в России растет доля «вторых плюс» детей. И, как показала последняя перепись населения, в стране все больше многодетных родителей. Эта тенденция характерна для самых разных регионов, а не только, например, для Северного Кавказа, где сильны те самые традиционные ценности. Таким образом, часть россиян не только хочет, но и умеет жить семейной жизнью.

Иван Павлюткин вместе с коллегами изучает феномен успешных браков, стараясь выяснить, что помогает людям долго жить в супружестве, заводить трех и более детей. Оказывается, материальная обеспеченность здесь далеко не на первом плане: «Материнский капитал и другие государственные программы – это скорее не стимулирующие, а компенсирующие меры для тех, кто готов завести детей».

Одно из ключевых качеств, укрепляющих семью, – готовность супругов к самоотдаче. Важно, чтобы этот процесс был взаимным. Например, когда муж «приглашает жену на свидание, чтобы она немного отдохнула и «перезагрузилась», при этом сам все организует, ищет няню, то возникает ощущение, что он трудится ради своих отношений», – объяснял социолог в одном из интервью.

Это сходится со взглядами большинства россиян. Согласно опросу ВЦИОМ от 2 июля 2023-го, 66% людей считают, что главное в успешной семейной жизни – «взаимопонимание, взаимоуважение, забота друг о друге». Примечательно, что за 10 лет этот показатель вырос почти втрое (в 2013-м было 26%). «За это время опрошенные также стали чаще говорить о таких составляющих идеальной семьи, как счастье, гармония (11% в 2013-м, 28% в 2023-м) и любовь (12% против 20%), — говорится в материалах социологической службы. А вот благополучие и достаток теперь называют реже (25% и 16% соответственно)».

«Компетенции уходят»

Некоторые специалисты уверены: чтобы сподвигнуть современную женщину на рождение детей, нужно обеспечить ей возможности для самореализации и полноценной социальной жизни. Например, создать развитую систему присмотра за ребенком с самого раннего возраста, открывать ясли (общественные или частные) при предприятиях, коворкингах и так далее.

«Речь не только об установке пеленальных столиков и пандусов, которые нужны как инвалидам, так и мамам с колясками. Общество необходимо перевоспитывать таким образом, чтобы пеленание и кормление грудью в общественных местах перестало быть порицаемым. Для этого пригодилась бы социальная реклама», — отмечал демограф Алексей Ракша в разговоре с РИА Новости.

По мнению Ивана Павлюткина, ключ к улучшению демографических показателей лежит в иной плоскости. «За несколько поколений высокого уровня разводов и низкой рождаемости какие-то компетенции, которые важны для семейной жизни, постепенно уходят. Чтобы их актуализировать, важно выстраивать среду общения между разными типами семей», — объясняет он.

Примеры создания такой среды есть. Один из них — сообщества при Церкви. Семьи священников, как правило, многодетные. И люди, вовлеченные в общественную жизнь прихода, в том числе в форме детских или семейных клубов, зачастую «заряжаются» положительным опытом. В подобных местах всегда есть к кому обратиться за советом и заводить много детей уже не так страшно.

Вопрос в том, как масштабировать такие примеры. «Возможно, этим могло бы заняться государство в партнерстве с Русской Православной Церковью и представителями других традиционных конфессий», — отмечает социолог.

Элементом такой среды могут стать церковные школы. По словам Павлюткина, в секулярной вроде бы Бельгии в таких учреждениях получает образование больше половины учеников, во Франции и США — 10–15%. Тогда как в России, например, православные школы посещает 0,041 процента детей.

«Правда, неясно, где брать кадры, которые могли бы обучать основам семейной жизни. Например, сегодня предлагается вводить курс "Семьеведения", — говорит исследователь. — Однако непонятно, кто его будет преподавать, что за люди, с каким бэкграундом, опытом, что у них в собственной семье. То же самое — с курсами "Основ православной культуры", которые пытаются вести преподаватели ОБЖ».

Специалист, ответственный за семейные ценности, с одной стороны, должен обладать организаторскими навыками, с другой – иметь успешный опыт как супруг и родитель. Иван Павлюткин признает: найти таких людей – непростая задача. Однако, если ее поставят, не исключено, что решение найдется.

РИА Новости

Иван Владимирович Павлюткин

Вас могут заинтересовать :