1 /
Кончина как ликование

2 августа 2021 года исполнился год со дня кончины диакона Дмитрия Таланкина – клирика Сербской Церкви, известного режиссера и педагога, композитора и музыканта.

В 2007 году он поступил на Факультет дополнительного образования ПСТГУ, встретил здесь свою будущую супругу, в 2010 году создал документальный фильм «Экклесия (собрание призванных)» по материалам деятельности нашего университета. Но главным и драгоценным воспоминанием для всех знавших его является он сам как наглядное свидетельство о «жизни жительствующей».

Год назад, когда близкие – семья, друзья, коллеги, ученики – пришли в Николо-Кузнецкий храм проводить отца Дмитрия, а потом встретились на поминальной трапезе, всем запомнилось (а кого-то и поразило) слово, сказанное женой отца Дмитрия – матушкой Марией Владимировной Таланкиной, преподавателем Нового Завета на ФДО ПСТГУ. Она сердечно поблагодарила всех, кто пришел разделить с ней ликование, радость этого дня, и затем, так как среди присутствующих было много студентов и выпускников Дмитрия Игоревича, обратилась именно к ним, объяснив, что про ликование будет понятно, если объяснить, что такое смерть. В итоге получилась мини-лекция такого содержания: «Смерть – это не прекращение биологических процессов в нашем организме, это не разделение тела и души, смерть – это разделение души и Бога. И когда душа с Богом соединяется, тогда и начинается жизнь. В этом смысле мы все должны стать из мертвых живыми, пока живем. В отце Дмитрии (вся его семья этому свидетели) эта жизнь по-настоящему открылась и поэтому сегодня – день радости.

Тело с его скорбями, болезнями удерживает и отвлекает на себя внимание. Настоящая жизнь, к которой приобщается человек, учит побеждать скорби, сопровождающие человека с момента рождения и до конца его земной жизни. Эта настоящая жизнь помогает человеку стать над этими скорбями, учит не поглощаться ими (иначе и насморк при мнительности может ввергнуть в уныние), и, когда это получается, происходит удивительная вещь: чем больше, серьезнее скорбь, тем больше радость. Поэтому, – подчеркнула Мария Владимировна, – не надо скорбеть об отце Дмитрии, беспокоиться надо о нас. В переписке святителя Феофана Затворника с 16-летней девушкой («Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться») есть такая мысль: “Вы по телу совсем новая, но душой старуха, Вам за жизнь надо помолодеть”. Отец Дмитрий в этом смысле постоянно молодел».

Эту же черту, а также умение говорить с молодежью, связывать людей друг с другом, пастырский талант еще до принятия священного сана отметил позднее в своих воспоминаниях об отце Дмитрии митрополит Игнатий (Пологрудов): «Это очень глубоко верующий человек. У нас даже особого времени для личных бесед с ним не было. Но этого и не требовалось. Всё и так было ясно. Достаточно было на него просто посмотреть. А когда он заговорил с молодежью… Это было откровенно. И на их языке, я подчеркиваю: на их языке. Сленга не было, он с ними не заигрывал. Но так говорят молодые. И это нельзя сыграть».

Это удивительное – прямое, честное – отношение к жизни, к Богу, к вере проявилось в отце Дмитрии и в период болезни. Ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев на отпевании отца Дмитрия сказал: «За всю мою жизнь я не помню другого человека, кто бы с таким радостным, горячим сердцем, с такой верой и так жизнеутверждающе принимал ниспосланную ему болезнь. Часто диагноз «онкология» вводит в депрессию, в уныние. А он даже лечиться не хотел, хотя сам мгновенно устремлялся на помощь, когда дело касалось других людей. Сам же он решил просто довериться Богу, и Господь его за эту веру наградил, сподобив священного сана…»

_________________________________________

Диакон Дмитрий Таланкин о своем поступлении в ПСТГУ

Диакон Дмитрий Таланкин о своем фильме «Экклесия»: «Мы не рассчитывали на аплодисменты» (2010)

Отзывы о документальном фильме «Экклесия»: «Документальное кино о Церкви должно быть красивым» (2010)

Воспоминания об отце Дмитрии митр. Тихона (Шевкунова) от 04.08.2020

Воспоминания от отце Дмитрии духовенства и друзей из мира кино:

Воспоминания об отце Дмитрии М. В. Таланкиной: