Михаил Михайлович Бернацкий
Пётр Алексеевич Пашков
Пётр Алексеевич Пашков
Георгий Евгеньевич Захаров
Михаил Владимирович Дмитриев
Михаил Владимирович Дмитриев
Константин Михайлович Антонов
Анна Андреевна Гусева
Ольга Игоревна Кусенко
протоиерей Павел Хондзинский
протоиерей Константин Польсков
1 /
Состоялось заседание секции по проблемам богословия и философии Ренессанса

22.02.2024 в ПСТГУ в рамках IV международного фестиваля «Эпоха в миниатюре. Поиски гармонии на переломе эпох. К 430-летию кончины композитора Джованни Пьерлуиджи да Палестрина (1525-1594)» состоялась научная конференция на тему «Богословие и философия эпохи Ренессанса: назад к новой гармонии».

Модератором первого заседания выступил декан богословского факультета ПСТГУ канд. теологии, доктор богословия прот. Павел Хондзинский. Заседание открылось докладом канд. филол. н. Михаила Михайловича Бернацкого (ПСТГУ). Он был посвящен трактату одного из строителей Флорентийской унии 1439 года Виссариона Никейского. Объемный трактат «О Евхаристии», написанный между 1464 и 1468 гг. в ответ на сочинение свт. Марка Эфесского, стал продолжением диспута об эпиклезе, состоявшегося в июне 1439 года. Задачей ставшего к тому времени кардиналом Виссариона было убедить греков в правильности латинского учения об освящении установительными словами Господа, которое оспаривалось православными полемистами с XIV века. Греческий текст трактата был издан только в XX веке, однако его латинский перевод был сделан еще в XV веке, вероятно, самим Виссарионом. В XVI веке тексты Виссариона (только в латинском переводе) и свт. Марка стали «союзниками» в борьбе с Реформацией, отвергавшей концепт реального присутствия Тела Христова в Евхаристии, и были помещены в одном полемическом сборнике 1560 года. Однако латинский перевод Виссариона в издании 1560 года содержит существенные лакуны по сравнению с оригинальным греческим текстом. М. М. Бернацкий ставит вопрос о том, были ли купюры обусловлены полемикой с Реформацией или сделаны самим автором еще в XV веке. Ответить на этот вопрос можно будет только по результатам дальнейшей текстологической работы с печатными текстами и рукописями трактата. 

Доклад Петра Алексеевича Пашкова (ПСТГУ, ЦНЦ «Православная Энциклопедия») был посвящен вопросу об историческом развитии вероучения в византийской мысли в сопоставлении с аналогичными представлениями, существовавшими в латинской традиции. Материалом для сопоставления послужили документы полемики о Символе веры на Ферраро-Флорентийском соборе. Докладчик отметил, что как в латинской схоластике, так и в византийском богословии признавался факт исторического развития богословской мысли, которое осмыслялось через условно «логические» категории. Откровение признавалось состоящим из пропозиций, из которых путем силлогического рассуждения было возможно вывести новые положения; эти определения считались имеющими тот же авторитет и ту же степень достоверности, что и исходные источники Откровения. При этом в латинской традиции, в отличие от византийской, предполагалось, что процесс «логического раскрытия» вероучения не может быть ограничен никакими предшествующими определениями.

Далее выступил д-р ист. н. Михаил Владимирович Дмитриев (МГУ; ВШЭ) с сообщением на тему «Богословие и философия в разгадке тайн Троицы: из опыта религиозной мысли протестантов и православных Речи Посполитой во второй половине XVI в.». Предметом доклада стали наблюдения над тем, как развивались антитринитарные идеи в польских землях и в православной культуре Речи Посполитой и Московской Руси во второй половине XVI века, и тем, каким именно образом отвечали на вызов антитринитаризма католические и православные авторы. Поставлен вопрос компаративистского характера: одинакова ли система интеллектуальных координат (ментальных и идеологических, богословских и философских) православной и «латинской» традиций, в которых полемика разворачивалась? Были рассмотрены примеры из истории польского антитринитаризма в третьей четверти XVI в. (Пётр из Гонёдза, Гжегож Павел, Шимон Будный) и голоса противников догмата Троицы в православной среде Речи Посполитой и Московской Руси (Феодосий Косой и его единомышленники по обе стороны польско-русской границы). Анализ этих источников, по мнению докладчика, приводит к выводу о том, что споры о Троице в «латинской» среде разворачивались в контексте философского схоластического рационализма. В православной культуре и антитритритарии, и их обличители оперировали (чаще всего) понятиями и приемами из иного строя мышления. Этот тезис был проиллюстрирован ссылками на тексты преп. Иосифа, старца Артемия, Зиновия Отенского, полемической письменности из круга Острожской академии, статьи в рукописных сборниках. Была представлена «очень осторожная» гипотеза, что особенности византийско-православной патристистики формировали в православной среде своего рода «иммунитет» по отношению к рационалистическому антитринитаризму эпохи протестантской Реформации.

Утреннее заседание завершилось выступлением свящ. Франческо Браски (Амброзианская библиотека, Милан) «Федерико Борромео и книга De laudibus divinis libri III». В своем докладе отец Франческо постарался показать, какой концепции человека, творения и Бога придерживался кардинал Федерико Борромео (1564–1631), основатель Амброзианской библиотеки и архиепископ Милана с 1595 года. Сама концепция обнаруживается в одной из работ кардинала — «Три книги божественных славословий», в которой он прославляет Бога за Его Творение. Идея этой концепции заключается в признании человеком своей зависимости от Бога и от Его провидения как необходимой для ответа на вызовы времени. По мнению докладчика, эта концепция, прочно укорененная в христианской и классической традиции, помогала Федерико Борромео не поддаваться пессимистическим настроениям, связанным с новыми вызовами, возникшими перед Церковью в эпоху Возрождения. Федерико Борромео, противостоя антропоцентризму и индивидуализму, показывает, что величие человека может быть понято только при полном признании тварности его природы.

Дневное заседание открылось докладом доктора филос. н. Константина Михайловича Антонова (ПСТГУ), возглавившего это заседание, на тему «Русский религиозно-философский ренессанс кон. XIX – нач. XX века и Ренессанс». В докладе ставился вопрос о возможности сопоставления русского религиозно-философского ренессанса начала XX века и эпохи Ренессанса в европейской культуре. Докладчик обратил внимание на двойственность ассоциаций в понятии «ренессанс» и «возрождение» в отношении эпохи начала XX века в России. Отталкиваясь от концептуализации этой эпохи в «Русской идее» Бердяева, докладчик описал формальные и содержательные моменты, роднящие две эпохи культурного расцвета. К формальным моментам относятся функционирование формы авторства (Фуко) и характер религиозного сознания. К содержательным: возрождение как возрождение античности, мистический христианский платонизм как основная форма философского мышления, распространение эзотеризма и его сложное переплетение с христианским сознанием; специфическое понятие гуманизма как одновременно филологической виртуозности и христианского антропоцентризма.

Доклад канд. филос. н. Анны Андреевны Гусевой (Институт философии РАН) был посвящен теме Ренессанса в наследии В. В. Бибихина («Ренессанс: событие и модус (концепция В. В. Бибихина)»). В книге В. В. Бибихина «Новый Ренессанс», впервые вышедшей в 1988 году, речь идет о человеке, познающем и собирающем мир. Ренессанс выступает как определенный способ речи о мире, сопряженный с острым ощущением необходимости действия. Этимологический метод Бибихина, открывающий «антропологическую» историю термина, позволяет рассмотреть «ре-» не как возврат к старым образцам, взгляд в прошлое и его реконструкцию, а как взгляд вперед, распахивающий двери, ожидание расцвета, свежесть новизны, нового, которое терминологизируется, в чем-то совпадая с ренессансом как типом действия. Ренессанс показан Бибихиным не как явление, относящееся к области истории идей, или совокупность культурных и научных фактов, – а как проблема исторического сознания и памяти в широком смысле, куда включается действие. Две фразы Жюля Мишле: «радость – ключ к живому и его истории» и «человек обречен на возрождение» - как два зубца камертона, настраивают на определенный тип восприятия, остро, как дар, чувствующее настоящее. Смыслом и задачей Ренессанса – который может и должен случиться в любой временной точке, – становится «встреча времен»; человечество идет «от ренессанса к ренессансу», который в таком восприятии становится из реконструкции прошлого, некой ретротопии, – сутью всей истории, прорывом к пониманию замысла о человеке. Так Ренессанс оказывается событием. Это событие, может быть, и не событие в нашем понимании, как, например, исторический и культурный факт, – речь идет о событии осмысления, событии в речи как в жизни и в истории. И тогда это уже модус, или оптика, потому что речь идет о видении вещей и отношении к ним, позволяющем достичь и вернуть полноту мира, ведь в этом заключен смысл истории.

Далее выступила канд. филос. н. Ольга Игоревна Кусенко (Институт философии РАН) с докладом на тему «Итальянский Ренессанс – попытка восстановления гармонии земного и небесного или тупик христианской культуры? Русские мыслители XX в. в поисках сути ренессансной эпохи». Отношение к феномену Ренессанса в русской философской культуре XX века было разным: оно варьировалось от резко критического до апологетического. В настоящем докладе показаны, с одной стороны, историософские взгляды отца Павла Флоренского и А. Ф. Лосева, которые считают эпоху Ренессанса тупиковым путем развития культуры, периодом потерянности личности, ее отпадения от теократической целостности жизни. С другой стороны, представлена филоренессансная концепция В. Н. Забугина – автора книги «История христианского Ренессанса в Италии» (Милан, 1924). Основная концептуальная предпосылка Забугина заключается в том, что Возрождение не было эпохой разрыва со средневековым мировоззрением, погружением в язычество и забвением религиозной жизни, как раз наоборот: за внешним интересом к классической цивилизации в эту эпоху стоит христианская творческая воля. Забугинский взгляд на Ренессанс как на продолжение пути христианской традиции во многом уникален для русской культуры Серебряного века, где среди религиозных мыслителей наиболее влиятельной оставалась установка на принципиальный разрыв, противоположность двух эпох – Средневековья и Ренессанса.

Конференция завершилась сообщением канд. филос. н. прот. Константина Польскова (ПСТГУ), которое было посвящено артикуляции актуальных проблем теологии, возникших в эпоху позднего Ренессанса и раннего Нового времени, когда, как заметил Ярослав Пеликан, в Европе сформировалось новое понимание богословского призвания, повлекшее за собой появление богословов нового типа – университетский профессор. Прежде всего, речь шла об осмыслении целеполагания теологии, ее задач (должна ли теология конструировать представление о Боге, человечестве и мире? Или предложить основание для оправдания такого рода конструкции? Или же найти новый терминологический язык?), нормативности ее методологии и многих других вопросов, которые своими корнями восходят к кризису перехода от Средневековья к эпохе модерна.

{PROG}