10 июля
Священномученика иерея Григория Никольского, священномученика иерея Александра Сидорова, священномученика иерея Владимира Сергеева, священномученика иерея Петра Остроумова.

Священномученика иерея Григория

(Никольский Григорий Николаевич, +10.07.1918)

Священномученик Григорий Никольский родился 13 ноября 1854 года в станице Ярыженской области Всевеликого войска Донского в благочестивой семье казачьего священника Николая Григорьевича и Параскевы Иоанновны. В семье Никольских кроме Григория было еще трое сыновей – Иван, Стефан и Маркиан. Сохранились сведения, что старший из братьев Иван стал псаломщиком, а Маркиан служил в дьяконском сане.

С самого детства Григорий стремился к служению перед престолом Божиим и желал посвятить свою жизнь Церкви. Все церковные службы он проводил в алтаре и на клиросе, помогая вместе с братьями отцу за богослужением. Избравший с юных лет путь священства, он с радостью вступил на это поприще и получил образование в Новочеркасском духовном училище.

По окончании обучения несколько лет Григорий Николаевич находился на гражданской государственной службе, которую завершил в должности начальника телеграфной станции Царевского уезда Астраханской губернии, получив чин губернского секретаря. В это же время он создает семью и женится на избраннице своего сердца Елизавете Ивановне.

В конце 1883 года Григорий Николаевич выходит в отставку и принимает решение принять священный сан. 13 ноября епископом Астраханским Евгением (Шерешиловым) он был рукоположен во диакона, а 14 ноября, в день памяти апостола Филиппа, во священники и назначен настоятелем Михаило-Архангельского храма села Михайловского Енотаевского уезда Астраханской епархии. В течение десяти лет он служил в сельских храмах Енотаевского и Царевского уездов, принимал активное участие в миссионерской деятельности, будучи членом Астраханского отделения Православного миссионерского общества.

В 1889 году у отца Григория, по милости Божией, появился на свет наследник сын Андрей, а впоследствии родились Александра и Вячеслав.

Перейдя в 1892 году в Ставропольскую епархию, отец Григорий получил назначение в Алексеевский храм станицы Новолеушковской. Осознавая важность просвещения казачьих детей, он с первых дней службы в станице приложил все силы для поддержания работы мужской и женской церковно-приходских школ. Как писал о таланте отца Григория наблюдатель церковно-приходских школ епархии И.П. Зилитинкевич, «…глубокая преданность школьному делу, умение при преподавании Закона Божия приспособляться к пониманию детей, возбуждать и поддерживать в них внимание ставят его в число лучших школьных работников в епархии».

Пастырская ревность отца Григория не раз была отмечена епархиальным начальством, от которого он получал официальные благодарности «за усердное и ревностное отношение» к церковным школам.

Среди забот отца Григория было не только школьное образование, но и популяризация грамотности и чтения среди взрослого населения станицы. Через несколько лет после своего прибытия в Новолеушковскую он организовал силами прихода и станичного правления бесплатную народную читальню, в которую регулярно выписывались новейшая классическая литература и периодические издания. За «…выдающееся усердие и ревностные труды на школьном образовании» в 1906 году ему была объявлена очередная благодарность Ставропольского училищного совета.

Неоднократно бывал священномученик Григорий в Николаевском Кавказском миссионерском монастыре, расположенном у берегов реки Кубани, где принимал участие в монастырских богослужениях, удаляясь от мирской суеты и приходских забот.

Выделяясь из среды духовенства своими пастырскими и духовными качествами, священномученик Григорий снискал уважение и любовь среди собратьев священников. Единогласным решением духовенства благочиния он был избран окружным духовником.

В начале 1910-х годов, ревнуя о благолепии Дома Божия, отец Григорий выступил с инициативой строительства просторного каменного храма в станице Новолеушковской, закладка которого состоялась в праздник Рождества Пресвятой Богородицы в 1912 году. Спустя два года строительство было завершено, и трехпрестольный храм торжественно освятили в честь Казанской иконы Божией Матери.

В январе 1915-го по собственному желанию священномученик Григорий был переведен штатным священником в Черноморскую Марие-Магдалинскую женскую пустынь. Служение при святой обители во многом отличалось от обычного прихода, и в новых условиях пастырский талант отца Григория раскрылся во всей красе. Возглавив существовавшую при монастыре школу женского отделения Кубанского исправительного приюта, он много времени уделял воспитанницам, находя время для беседы с каждой.

Священномученик Григорий был известен как уважаемый высокодуховный и добрый пастырь не только постоянным прихожанам, но и многочисленным паломникам, прибывавшим на богомолье из отдаленных станиц Кубани.

С началом Гражданской войны на Кубани в 1918 году настало трудное время для духовенства и монашествующих. Часто в монастырь врывались революционные большевистские отряды, устраивая внезапные обыски и ночные проверки.

27 июня (10 июля) в обитель в очередной раз нагрянул один из местных революционных отрядов с целью надругаться над православной верой. В это время в Вознесенском соборе обители священномученик Григорий совершал Божественную Литургию. Ввалившиеся гурьбой в храм солдаты не решились на глазах у верующих арестовать святого, в это время причащавшего народ Святых Христовых Таин.

После богослужения они схватили священномученика Григория и, подгоняя штыками винтовок и ударами, повели за стены обители. Отойдя подальше от монастыря, солдаты с нечеловеческой жестокостью стали избивать отца Григория прикладами винтовок и сапогами. Претерпевая тяжелейшие мучения, он, как истинный христианин, не переставал молиться за своих мучителей, помня заповедь Спасителя: «Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас» (Лк. 6:28). Лишь только он пытался поднять руку, чтобы осенить себя крестным знамением, как тут же ему намеренно наносили по ней удар. «Мы тебя приобщим», — закричали солдаты и выстрелили ему из револьвера в рот. Место погребения священномученика Григория остается неизвестным.

На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 4 апреля 2019 года имя священномученика Григория было включено в состав Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской с установлением особого дня памяти 10 июля.

По материалам сайта Комиссии по канонизации святых Екатеринодарской епархии.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Григорий Никольский.

Священномученика иерея Александра, священномученика иерея Владимира

(Сидоров Александр Васильевич, +27.06.1918, Сергеев Владимир Михайлович, +27.06.1918)

Священномученик Владимир (Сергеев) родился 3 июля 1867 года в селе Далматовском Шадринского уезда. После окончания Пермской духовной семинарии по первому разряду он с 20 июня 1890 года стал исполнять обязанность надзирателя за учениками Екатеринбургского духовного училища. Вскоре Владимир Михайлович был рукоположен во иерея и получил свое первое назначение. Его, по собственному прошению, определили на священническую вакансию при Николаевской церкви села Далматовского. В мае 1893 года указом Пермской Духовной консистории отца Владимира назначили вторым следователем по 3-му благочинническому округу Шадринского уезда. В этой должности он состоял до января 1899 года. В обязанности следователя входило проведение расследований по проступкам лиц духовного звания, что требовало от батюшки рассудительности и большой ответственности.

У отца Владимира была дружная семья. Матушку звали Лидия Владимировна, детей — Ольга, Димитрий, Мария. В 1893 году отец Владимир и матушка Лидия пережили большую скорбь: 25 ноября сразу же после рождения умер их сын — его не успели даже окрестить. В 1899 году отец Владимир стал законоучителем в Далматовском второклассном монастырском училище . Когда епископ Христофор (Смирнов) посетил монастырское училище, побывал на экзаменах, то был весьма удовлетворен ответами учащихся по Закону Божию. Отцу Владимиру как учителю, чьи воспитанники показали хорошее знание предмета, было преподано архипастырское благословение. За усердное отношение к своим обязанностям в 1902 году он снова удостоился архипастырского благословения, к 1904 году он уже имел скуфью, а к 1915 — камилавку.

Кроме того, отца Владимира определили законоучителем в четырехклассное училище, открытое в Далматовском в 1909 году. Принимали в училище как мальчиков, так и девочек; первоначально обучение было бесплатным. Все воспитанники были из Далматовского и окрестных селений, принадлежали к разным сословиям. Беднейшим учащимся оказывалась материальная помощь. Кроме общеобразовательных предметов, девочки обучались рукоделию, а мальчики — различным ремеслам. У отца Владимира была большая учебная нагрузка, уроки шли ежедневно. Ученики любили своего законоучителя, старательно исполняли задания, которые он им поручал. Уроженец села Далматовского Яков Иванович Зайков, учившийся в Далматовском училище, вспоминая об отце Владимире, рассказывал: «Уже в третьем классе отец Владимир как-то подозвал меня: — Яша, завтра, перед началом занятий, для учеников вашей и второклассной школы будешь читать Псалтирь. В зале второклассного училища стояла кафедра. По причине малого роста для меня был поставлен стул, встать на который мне помог воспитатель Иван Петрович. Мое старание священник оценил на уроке Закона Божьего. Подавая мне пятак, он сказал: — Вот это тебе, Яша, за отличное исполнение моего задания». А накануне Рождества Яков уже излагал для учащихся своего класса перевод текстов со старославянского языка на современный русский. Окончил школу Яков на «отлично» по всем предметам. Отец Владимир советовал Якову продолжать обучение, считая его способным учеником. Через год он вспомнил о своем ученике, пригласил его к себе на квартиру, угостил конфетами и поинтересовался, собирается ли Яков продолжить обучение. К сожалению, учиться дальше Яков не мог, так как после смерти отца ему пришлось вести домашнее хозяйство. Этот случай ясно показывает, с каким теплом и искренним участием относился отец Владимир к своим ученикам.

Несмотря на то, что у батюшки было совсем немного свободного времени (с июля 1909 года отец Владимир стал исполнять еще обязанности духовного следователя по 3-му округу Шадринского уезда), он всегда отзывался на просьбы прихожан исполнить ту или иную требу, часто служил молебны с акафистами на пашнях и в сельских домах.

Но, несмотря на ревность таких пастырей, как отец Владимир, в народе перед революцией ощущалось явное оскудение веры, началось массовое отпадение от Церкви. С печалью священники Далматовской Николаевской церкви писали городовому старосте Семену Обрядову: «Большая часть прихожан Далматовской Николаевской церкви, составляющих общество далматовских мещан, не исповедываются и не приобщаются Святых Таин во святой Великий пост по нерадению. Почему просим Вас принять и употребить наличные меры, дабы подведомые Вам обоего пола, с восьмилетнего возраста, все — в наступивший Великий пост безотложно исповедались и Святых Таин приобщились в своей приходской церкви».

Накануне революции в штате Далматовской Николаевской церкви состояли три священника: отец Григорий Черемухин, отец Александр Сидоров и отец Владимир. Диаконом служил отец Василий Ситников.

Священномученик Александр (Сидоров) родился 30 августа 1867 года в поселке Нижне-Уфалейский завод Екатеринбургского уезда в семье крестьянина, выходца из Зарайского уезда Рязанской губернии. По окончании шести классов Екатеринбургской мужской классической гимназии он был определен учителем Кыштымского двухклассного училища Министерства народного просвещения, где работал с 1890 по 1895 год. В августе 1895 года Александра Васильевича перевели учителем в Ревдинский завод. В ноябре того же года Рязанской казенной палатой он был уволен из крестьянского сословия и принят в духовное звание епископом Симеоном (Покровским). В 1895 году состоялось рукоположение Александра Васильевича в сан диакона. Новопосвященного направили для служения в Вознесенскую церковь Кузнецкого села Екатеринбургского уезда.

В 1897 году отец Александр был рукоположен в сан священника и определен к Далматовской Николаевской церкви Шадринского уезда на третью вакансию. С марта 1898 года отец Александр стал законоучителем в церковно-приходской школе деревни Затеча, приписанной к Далматовскому приходу.

В 1906 году скончалась супруга отца Александра, матушка Мария. Вдовому священнику пришлось одному воспитывать двоих детей. Кроме священнических трудов, отец Александр исполнял обязанности заведующего Далматовской второклассной школой Шадринского уезда, преподавал Закон Божий, а также занимал должность духовного следователя. За усердные труды он в 1907 году был награжден скуфьей, а вскоре — камилавкой.

В 1909 году отец Александр подал в Духовную Консисторию прошение уволить его от должности следователя, так как совмещать ее с обязанностями заведующего и законоучителя ему было сложно. Для ведения следствий священнику приходилось часто выезжать в другие приходы, поэтому он не мог регулярно посещать школу, преподавать Закон Божий. Такие отлучки директора и законоучителя отрицательно сказывались на общем ходе учебного процесса. Решением Духовной консистории от 21 июля 1909 года священника Александра Сидорова уволили от должности духовного следователя по 3-му округу Шадринского уезда и возложили эти обязанности на отца Владимира Сергеева.

Падение монархии многими жителями Далматовской волости было встречено с радостью; они не знали, какие испытания ждут их впереди. В марте 1918 года на заседании Уездного съезда рабочих, крестьянских и солдатских депутатов было принято решение о конфискации всей земли сельскохозяйственного значения у нетрудовых хозяйств — церквей, монастырей и так далее. Для защиты завоеваний революции в уездах стали создаваться боевые отряды, которые затем вливались в регулярные красноармейские части. Такой боевой отряд был и в Далматовском. Однако по мере того, как большевики осуществляли свою политику, сопротивление им усиливалось. В районе началась настоящая война. Когда красноармейцы начали терпеть поражение от белогвардейских частей в Шадринском уезде и отступать, то местом сосредоточения революционных войск стала станция Далматово. Сюда из ближайших волостей стали собираться отряды. Красноармейцы постарались организовать оборону станции и села, но из-за отсутствия взаимодействия между отрядами отразить атаки белогвардейских частей и перейти в наступление они не могли. Тем не менее красные не теряли надежды на победу, ждали удобного момента.

Бывший красноармеец 4-го Уральского стрелкового полка А.Н.Грязных вспоминал: «Случай не заставил себя долго ждать. Приступив к г[ороду] Далматову, мы решили с честью встретить противника. На помощь Шадринской добровольческой группе белогвардейцев прибыл из Омска 2-й Степной полк, состав которого был в большинстве из офицеров». В ночь на 27 июня/10 июля белогвардейские части подошли к реке Исеть. «Наши сторожевые посты заметили сначала конную разведку, а потом и цепь, – писал А.Н. Грязных. – Все было готово: пулеметы, замаскированные на своих местах, уже готовы были осыпать наступающих. Какая-то нервная дрожь, дрожь, которую испытывают охотники при виде дичи или зайца, охватывает всех нас, сидящих в одиночных окопчиках, на берегу реки Исети. Соблюдая тишину, зорко глядим мы в сторону неприятеля, дожидаясь, когда цепь подойдет ближе. Тихо везде. Уже сумерки. Вот еще несколько десятков сажен — и мы откроем огонь. Вдруг колокольный звон нарушает зловещую тишину и цепь рассеивается. <…> Колокольный звон оказывается сигналом, который устроили местные священники, затворившись в церкви. Они видели все приготовления и дали понять о грозящей опасности для близких им по духу людей и решили пожертвовать собой, но спасти других». Через некоторое время с колокольни стал раздаваться уже трезвон во все колокола. Винтовочной и пулеметной стрельбой по церкви красные прекратили колокольный звон, а несколько орудийных залпов приостановили наступление белых. Красноармейцы бросились к церкви и схватили находившихся там священников Владимира Сергеева и Александра Сидорова, диакона Василия Ситникова и трапезного работника, который, как потом выяснилось, и звонил на колокольне по благословению отцов.

Арестованных доставили в штабной вагон на станцию Далматово. Разбирательство продолжалось недолго: красноармейцы были в ярости от случившегося. Священников Владимира Сергеева и Александра Сидорова решено было расстрелять на месте без суда и следствия на страх другим служителям Церкви, чтобы не вмешивались в борьбу за власть. Они были убиты у железнодорожного переезда около современного поселка Пушкина. Тут же, в Сухом Логу, рядом с линией железной дороги, выкопали яму и зарыли трупы. Произошло это 27 июня/10 июля 1918 года. Диакона Василия Ситникова повезли в село Катайское и по дороге расстреляли. Трапезного работника отпустили домой, но после пережитого им страха он прожил недолго.

После освобождения села от большевиков тела обоих священников были перезахоронены на местном кладбище, метрах в пятнадцати севернее церкви. На месте их убийства — северо-западнее железнодорожной будки близ переезда — был установлен железный крест. В 1919 году после окончательной победы большевиков этот крест был убран.

По материалам Информационного агентства Екатеринбургской епархии.

Страницы новомучеников в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Сидоров,

о. Владимир Сергеев.

Священномученика иерея Петра

(Остроумов Петр Петрович, +10.07.1939)

Священномученик Петр родился в 1875 году в селе Троицкое Клинского уезда Московской губернии в семье диакона Петра Остроумова. В 1896 году он окончил учительскую семинарию в Подольском уезде и стал работать учителем в Звенигородском уезде Московской губернии. В 1899 году он был рукоположен во диакона к Христорождественскому храму в селе Петровское Клинского уезда, а в 1909 году — во священника к Троицкому храму в родном селе Троицком.

С 1918 по 1920 год отец Петр служил в селе Петровское, а затем снова продолжил служение в селе Троицкое. В 1929 году власти начали повсеместно закрывать храмы. Безбожниками было принято решение и о закрытии Троицкой церкви в селе Троицкое. 18 октября 1929 года отец Петр был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. 1 ноября 1929 года священник был допрошен.

— Антисоветской агитации ни в частных разговорах и нигде я никогда не вел. Проповеди, которые я произношу очень редко, носят чисто религиозный характер, и ничего антисоветского в них нет, - отвечал на вопросы следователя отец Петр.
— Собирали ли вы подписи против закрытия церкви?
— Никаких подписей не собирал.

12 ноября было составлено обвинительное заключение, в котором вина отца Петра была сформулирована так: «...являясь священником, использовал религиозные настроения верующих в целях антисоветской агитации, собирал подписи против закрытия церкви, параллельно с этим провоцируя верующих на массовое выступление». Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 23 ноября 1929 года священник Петр Остроумов был приговорен к трем годам ссылки в Северный край.

После возвращения из ссылки отцу Петру было запрещено проживать в стокилометровой зоне вокруг Москвы, поэтому он был назначен служить в Волоколамский район Московской области. В мае 1937 года он был переведен в Покровскую церковь в селе Покровское Волоколамского района.

В конце ноября 1937 года в НКВД от доносителей поступили сведения, что священник Петр Остроумов 8, 21 и 22 ноября проводил службы, которые длились с шести часов утра до двух часов дня. Также сообщалось, что за этими службами священник проповедовал, призывал не бросать Церковь; эти службы посещают неизвестные, верующие расходятся группами, бывали на службах и маленькие дети, а 5 и 12 декабря, в день конституции и в день выборов в Верховный Совет, такие службы будут совершены вновь.

2 декабря священник был арестован и заключен в тюрьму в городе Волоколамске.

— Следствию известно, что вы среди верующих вели антисоветские разговоры, вы это скрываете. Вам зачитывается целый ряд свидетельских показаний, уличающих вас в антисоветской и антиколхозной деятельности. Подтверждаете ли вы это? Дайте ваши верные показания, — потребовал следователь на допросе.
— Заявляю, что я антисоветскими и антиколхозными разговорами не занимался. Что же касается проповедей, то, действительно, я проповеди говорил лишь в начале моего приезда в село Покровское, то есть весной сего года, на тему о мирном житии. В настоящее время я проповедей не произношу. Зачитанные уличающие свидетельские показания я отрицаю. Больше по делу показать ничего не могу, — ответил отец Петр.

Допрос состоялся в день ареста, 2 декабря. Тогда же следствие было закончено, а дело передано на рассмотрение тройки НКВД, которая 5 декабря 1937 года приговорила отца Петра к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Священник Петр Остроумов отбывал наказание в Амурлаге НКВД в Амурской области, где и умер 10 июля 1939 года и был погребен в безвестной могиле.

По материалам сайта «Клин Православный».

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Петр Остроумов.