25 ноября

Сщмчч. Константина, Владимира, Александра, Матфея, Димитрия пресвитеров (1937); мч. Бориса (1942)

Священномученик протоиерей Константин Успенский, мученик Борис Успенский, священномученик иерей Владимир Красновский, священномученик иерей Александр Архангельский, священномученик Матфей Алоин, священномученик Димитрий Розанов

Священномученика протоиерея Константина

(Успенский Константин Васильевич, +25.11.1937).

Священномученик Константин родился 9 апреля 1872 года в селе Алексеевском Московской губернии в семье псаломщика Василия Успенского. В 1892 году Константин Васильевич окончил Московскую Духовную семинарию и был назначен учителем Николо-Богоявленского училища. Вскоре он женился на девице Анне, дочери священника Никольской церкви в селе Васютино на Мху Богородского уезда Московской губернии Петра Делицына. В 1895 году отец Петр был по прошению уволен за штат и на его место по рукоположении в сан священника был назначен отец Константин. По преданию, храм на этом месте был основан преподобным Сергием Радонежским, когда он искал уединенное место для молитвы. Современное здание храма было возведено в 1787 году вместо древнего деревянного.

Отец Константин был назначен законоучителем Васютинского приходского земского училища, а с 1902 года — заведующим и законоучителем приходской школы грамоты в деревне Дальней.

За усердное и безупречное служение отец Константин был награжден в 1901 году набедренником, в 1906-м — фиолетовой скуфьей, в 1913-м — камилавкой, в 1921 м — золотым наперсным крестом. В 1925 году отец Константин был возведен в сан протоиерея, в 1929 м — награжден палицей, в 1932 м — крестом с украшениями.

Более сорока лет прослужил отец Константин в Никольской церкви, явив себя добрым пастырем вверенных ему Господом словесных овец. Местные крестьяне жили небогато, например, фруктовых садов не было в то время ни у кого. Отец Константин насадил у своего дома яблоневый сад, и в праздник Преображения Господня спелые плоды из этого сада в больших корзинах приносились в храм и после освящения раздавались прихожанам. Яблоки из батюшкиного сада были любимым лакомством сельской детворы.

Когда начались гонения на Русскую Православную Церковь, они коснулись и Никольского прихода. В начале тридцатых годов в селе Васютино был организован колхоз имени Седьмого съезда советов. Местная школа, где некогда отец Константин преподавал Закон Божий, стала местом проведения собрания безбожников. В декабре 1935 года заведующая васютинской школой организовала в ней чтение доклада на антирелигиозную тему. Время доклада совпало с временем богослужения, и почти весь народ пошел в храм молиться.

В июле 1936 года по приглашению прихожан деревни Алексеево отец Константин служил в домах крестьян молебны о ниспослании дождя, но из одного дома был силою изгнан местным безбожником.

В 1936 году в Васютине был запрещен колокольный звон и безбожники стали снимать колокола. Нашлись молодые люди из местных, которые не устрашились кощунствовать, и колокола были сброшены. Но вслед за этим в селе начался сильный пожар, от которого дотла выгорело двадцать четыре дома. Пламя дошло до церкви. Отец Константин вышел на крыльцо храма с иконой, и огонь по молитвам священника прекратился у самой ограды.

После того как руководство страны летом 1937 года приняло решение о массовых арестах и расстрелах священно-церковнослужителей и закрытии храмов, сотрудники НКВД стали принуждать некоторых жителей села к лжесвидетельству для последующего ареста священника.

4 октября 1937 года была допрошена заведующая васютинской школой, которая на вопрос следователя, что она знает об антисоветской деятельности священника Константина Успенского и живущего с ним его сына Бориса, ответила, что всегда, когда в селе проводится антирелигиозная работа среди населения, Успенские стараются на это время назначить службу в церкви и этим отвлекают народ от антирелигиозных лекций и докладов. Например, на Рождество 1935 года проводился доклад на антирелигиозную тему, а Успенские организовали богослужение, в результате чего на лекцию пришло всего восемь человек, остальные пошли в церковь.

6 ноября 1937 года протоиерей Константин и его сын Борис были арестованы и заключены в тюрьму в городе Ногинске.

— В августе 1937 года во время службы в церкви вы раздавали яблоки верующим? — спросил следователь отца Константина.
— Да, — ответил священник, — в августе я раздавал в церкви яблоки верующим.
— С какой целью была организована раздача верующим яблок?
— В этот день был праздник Преображения. По нашему церковному уставу в этот день полагается освящать в храме яблоки и раздавать их верующим.
— Что вы говорили верующим, раздавая яблоки?
— Яблоки я раздавал молча и ничего не говорил.
— Раздавая яблоки верующим, вы допустили антисоветские высказывания, заявляя, что колхозные яблоки — от сатаны. Вы это признаете?
— Этого я не говорил. Я утверждаю, что при раздаче яблок я ничего не говорил, а раздавал их молча.
— В сентябре 1937 года вы, собрав около церкви колхозников, говорили им, что на работу в колхоз выходить не надо, мотивируя это тем, что это не дело верующих. Вы это подтверждаете?
— Нет, я это не подтверждаю. Никогда ничего подобного я никому не говорил.
— Вы убеждали колхозников, что если они не будут посещать церковь, то не будет урожая. Это вы признаете?
— Возможно, я так и говорил, но сейчас я этого не помню.
— Вы колхозникам говорили, что если они в праздничные дни будут работать в колхозе, то урожая не будет. Это верно?
— Нет, я колхозникам этого никогда не говорил.

И далее следователь допрашивал священника по каждому пункту обвинений, возводимых на него лжесвидетелями, но отец Константин все обвинения отверг.

12 ноября Тройка НКВД приговорила протоиерея Константина к расстрелу. Протоиерей Константин Успенский был расстрелян 25 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. - Тверь: "Булат" , 2002 год, стр. 314-317.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Константин Успенский.

Мученика Бориса

(Успенский Борис Константинович, +15.12.1942)

Борис Константинович Успенский, сын отца Константина Успенского, родился 24 июля 1895 года в селе Караваево Владимирской губернии. Он был старшим, в семье кроме него было пятеро детей. Борис окончил Духовную семинарию, а поскольку в это время началась Первая мировая война, обращенная затем большевиками в войну гражданскую, он был мобилизован в Красную армию, где служил писарем. После демобилизации работал счетоводом, последние годы жил вместе с отцом. Лжесвидетели показали, будто Борис Константинович говорил, что «во время богослужения грех работать, а нужно идти в церковь и молиться Богу, Господь пошлет хороший урожай».

6 ноября 1937 года мученик вместе со своим отцом были арестованы и заключены в тюрьму в городе Ногинске. Как и его отец, Борис не признал за собой никакой вины.

12 ноября Тройка НКВД приговорила Бориса Константиновича к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Борис Константинович Успенский умер в Сиблаге, в Кемеровской области, 15 декабря 1942 года.

По материалу: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. - Тверь: "Булат" , 2002 год, стр. 314-317.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: Борис Успенский.

Священномученика иерея Владимира

(Красновский Владимир Платонович, +25.11.1937)

Священномученик Владимир родился 5 июля 1889 года в селе Измайлово под Москвой в семье псаломщика Платона Красновского; мать его была при храме просвирней. Отец умер еще до наступления гонений на Русскую Православную Церковь, мать — в 1918 году. Владимир окончил Перервинское духовное училище, некоторое время служил псаломщиком, как его отец. В 1923 году он был рукоположен епископом Клинским, викарием Московской епархии, Гавриилом (Красновским) в сан диакона и стал служить в церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в селе Ассаурово Дмитровского района.

В 1925 году освободилось место священника в Свято-Духовском храме в селе Дубровки, и собрание прихожан единогласно постановило: просить епископа Дмитровского Серафима (Звездинского) рукоположить диакона Владимира в сан священника для служения в их храме. Просьба была тогда же исполнена. В 1930 году храм был властями закрыт, и в 1931 году отец Владимир был назначен служить в храм в селе Легчищево Лопаснинского района Московской области.

11 ноября 1937 года власти арестовали священника, и он был заключен в тюрьму в городе Серпухове. Основанием для ареста послужили показания «двух свидетелей на негласном допросе», как говорится об этом в документе следствия. В тот же день священник был допрошен, и ему были заданы вопросы в соответствии с показаниями этих свидетелей.

— Следствие располагает данными о том, что вы среди окружающего вас населения, колхозников, вели контрреволюционную агитацию, направленную против существующего строя и проводимых мероприятий. Признаете ли вы это? — спросил следователь.
— Агитации против советской власти я не вел, так как я в политике этой не могу разобраться, — ответил священник.
— Следствию известно о том, что вы систематически вели контрреволюционную агитацию при исполнении своих служебных обязанностей, например при похоронах и тому подобном. Признаете ли вы это?
— Контрреволюционной агитацией я никогда не занимался, — ответил священник.
— В деревне Пикалово во время обеда после похорон вы вели контрреволюционную агитацию среди колхозников, распространяя гнусную клевету по адресу руководства советской власти. Признаете ли вы это?
— Нет, этого никогда не было.

Далее следователь стал цитировать показания тех, кто оговорил священника, но и здесь отец Владимир отверг их как ложные.

— Этого я никогда и нигде не говорил, все это на меня показано ложно, — сказал он.
— Еще раз следствие требует от вас правдивых показаний, довольно вам давать лживые показания! — потребовал следователь от священника.
Но отец Владимир на это ответил:
- Честное слово, я нигде никому не говорил о том, что конституция вызывает много вопросов; я ее читал и с ней был согласен.
— Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении? — спросил следователь напоследок.
И отец Владимир сказал:
— Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю, так как я этого нигде и никогда не говорил.

17 ноября Тройка НКВД приговорила отца Владимира к расстрелу. Священник Владимир Красновский был расстрелян 25 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 6. - Тверь: "Булат" , 2002 год, стр. 318-321.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Владимир Красновский.

Священномученика иерея Александра

(Архангельский Александр Иванович, +25.11.1937)

Священномученик Александр родился 29 июля 1891 года в селе Рыкова Слобода Рязанской губернии в семье псаломщика Ивана Архангельского. В 1916 году Александр поступил в Духовную семинарию, но окончить ее не успел, так как началась революция. В 1917 году он поступил учиться на пастырские курсы, по окончании которых стал служить псаломщиком. В 1921 году Александр Иванович был рукоположен в сан диакона и затем священника и служил в храме в селе Пашнево Орехово-Зуевского района Московской области.

Во время гонений 1937 года власти приняли решение арестовать священника. 7 октября был допрошен один из лжесвидетелей, Петр Сухов, который сказал: «В сентябре 1937 года во время похорон своей жены, на которых присутствовало более пятидесяти человек колхозников из соседних деревень, Архангельский заявил: “Если посмотреть Новый и Ветхий Завет и как язычники устраивали гонения на христиан и сравнить это с настоящим моментом при советской власти, когда Церковь как будто отделена от государства и вера каждого гражданина любой национальности как будто должна быть свободной, но если разобраться в этом деле, то видно, что есть гонения на религию. Коммунисты делают перепись населения, деля его на верующих и неверующих, и этим самым хотят запугать, чтобы люди насильно отрекались. Коммунисты хотят закрыть церкви, облагая налогами священников и саму Православную Церковь, снимают колокола. Пусть, хотя и устраивают гонения на Церковь коммунисты, но религия будет существовать; рано или поздно, но придет конец этой власти”».

11 ноября 1937 года власти арестовали отца Александра и заключили его в Таганскую тюрьму в Москве.

— Обвиняемый Архангельский, следствие располагает данными, что вы, проживая в селе Пашнево, проводили антисоветскую агитацию в контрреволюционном духе. Подтверждаете ли вы это?
— Я это отрицаю, так как никакой антисоветской агитации я не проводил.

Далее следователь продолжал спрашивать, принуждая священника, чтобы он согласился с предъявляемыми ему обвинениями и подтвердил показания лжесвидетелей, но как сами обвинения, так и показания лжесвидетелей отец Александр категорически отверг.

21 ноября тройка НКВД приговорила отца Александра к расстрелу. Священник Александр Архангельский был расстрелян 25 ноября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам: Игумен Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 7. - Тверь: "Булат", 2002год, стр. 184.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Александр Архангельский.

Священномученика Матфея

(Алоин Матфей Александрович, +25.11.1937)

Священномученик Матфей родился 1 августа 1879 года в селе Стенькино недалеко от Рязани в семье священника Александра Алоина. После окончания Рязанской Духовной семинарии Матфей Александрович был рукоположен в 1899 году в сан диакона, а в 1909 году в сан священника. В 1929 году отец Матфей был возведен в сан протоиерея. Отец Матфей последовательно служил в различных епархиях: сначала в Черниговской в селе Лысые, а затем перевелся в Рязанскую епархию, где служил в селах Хавертово и Поляны. Последние годы жизни отец Матфей служил в храмах Коломенского района Подмосковья: в Никольской церкви в селе Погост Старки, а в 1936 году, незадолго до мученической кончины, его перевели в Успенский храм в селе Мячково.

В 1937 году советская власть решила Успенский храм в селе Мячково закрыть и переделать в зернохранилище. Для этого было проведено собрание граждан, которые, как планировали безбожники, должны были высказаться за скорейшее закрытие церкви. Однако верующие, пришедшие на собрание, сумели отстоять храм от закрытия.

Летом 1937 года безбожники начали беспощадное гонение на Русскую Православную Церковь. В октябре 1937 года сотрудники Коломенского районного отделения НКВД решили арестовать отца Матфея. Для дачи показаний было вызвано несколько человек, жителей села Мячково, которые подписали необходимые показания. Как доказательство антисоветской деятельности священника они привели факты, что отец Матфей выступал против закрытия храмов, против воспитания молодежи в атеистическом духе, о чем часто беседовал с верующими в храме и на улице, а также хорошо относился к тем, кого советская власть считала кулаками. 31 октября 1937 года протоиерей Матфей Алоин был арестован сотрудниками НКВД и заключен в Коломенскую тюрьму.

– Вы арестованы за проведение активной антисоветской деятельности, требую дать показания, – потребовал следователь.
– Никакой антисоветской деятельности я не вел.
– Следствие имеет данные, что вы являетесь участником контрреволюционной церковномонархической группы и участником контрреволюционной кулацкой группы в селе Мячково. Требую дать правдивые показания.
– Я участником контрреволюционной церковномонархической группы и участником контрреволюционной кулацкой группы в селе Мячково не являлся и о существовании их ничего не знал. Следователь зачитал все показания лжесвидетелей.
– Еще раз требую в последний раз чистосердечных показаний, – сказал следователь.
– Я показания свидетелей отрицаю, антисоветской агитации и деятельности я не вел.

Вскоре отец Матфей был переведен в Таганскую тюрьму в Москве. Здесь священника 13 ноября допросили еще раз.

– Вы обвиняетесь в том, что вели активную контрреволюционную агитацию. Признаете себя виновным?
– Нет, виновным себя не признаю.
– Подтверждаете свои предыдущие показания по данному делу?
– Да, подтверждаю.
– С какого времени вы являетесь служителем религиозного культа?
– С 1899 года по 1909 год диакон, после все время священник. Допросы на этом закончились.

На следующий день – 14 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Матфея к расстрелу. Протоиерей Матфей Алоин был расстрелян 25 ноября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

По материалам: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том I - Тверь, "Булат", 2005 год. С. 244-247.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Матфей Алоин.

Священномученика Димитрия

(Розанов Дмитрий Иванович, +25.11.1937)

Священномученик Димитрий родился 15 августа 1890 года в Москве в семье священника Иоанна Петровича Розанова. Отец Иоанн служил в одном из храмов Москвы до самой своей кончины в 1920 году. В 1911 году Дмитрий Иванович окончил Московскую Духовную семинарию и в 1912 году был рукоположен во диакона ко храму в селе Шестаково Глинского уезда Екатеринославской губернии. В 1914 году он был переведен в один из московских храмов и возведен в сан протодиакона.

В 1919 году протодиакон Димитрий был рукоположен в сан священника и служил впоследствии в храме святых мучеников Флора и Лавра на Зацепе. 1 января 1933 года он был арестован вместе со священниками, диаконом и членами церковного совета храма святых мучеников Флора и Лавра. Все они были заключены в Бутырскую тюрьму. Власти обвинили отца Димитрия в том, что он «являлся участником контрреволюционной группы церковников, члены которой устраивали сборища, где в антисоветском духе обсуждалась политика советской власти и рассказывались антисоветские анекдоты».

На вопрос следователя, рассказывал ли он антисоветские анекдоты и велись ли антисоветские разговоры, когда священники и прихожане собирались вместе, отец Димитрий ответил: «При мне никаких антисоветских разговоров не велось. Посещая квартиры прихожан и совершая церковные требы, после таковых никогда на политические темы разговоров не вел».

На следующем допросе следователь в надежде получить какие-либо сведения, компрометирующие или самого священника, или других, спросил, знает ли тот архимандрита Филарета (Студиникина). Отец Димитрий ответил, что знает: «Он служил в селе Юсупово, станции Барыбино, в настоящее время переехал служить в Волоколамский уезд. По его словам, в селе Юсупово, до его назначения туда, священник ушел в колхоз, который организовался в том же селе. Состоит ли тот священник сейчас в колхозе, сказать не могу». 10 февраля, будучи вызван на последний допрос, отец Димитрий сказал: «Нового добавить к своим прежним показаниям ничего не могу».

15 марта 1933 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило его к трем годам высылки в Северный край. Ссылку он был отправлен отбывать в город Каргополь и здесь познакомился с протоиереем Александром Зверевым. После окончания ссылки отец Александр пригласил его жить в Волоколамский район, где он служил вместе с другим священником Павлом Андреевым в церкви Рождества Богородицы в селе Возмище. Свободной священнической вакансии в то время в благочинии не было, и отец Димитрий, поселившись в селе Возмище в ожидании вакантного священнического места, стал работать упаковщиком в волоколамской артели «Швейник» и по мере возможности служил в храме Рождества Богородицы, сослужа протоиереям Павлу и Александру.

8 октября 1937 года власти арестовали его и заключили в Волоколамскую тюрьму. Священника обвинили в том, что он предложил сделать надпись на ленте погребального венка одному из скончавшихся сотрудников артели, употребив слово «товарищ», а тот был в прошлом, с точки зрения властей, кулак, и власти сочли предложение священника контрреволюционным. 10 октября следователь допросил священника.

– Следствием установлено, что вы вели контрреволюционную антисоветскую деятельность, – заявил он.
– Контрреволюционной антисоветской деятельностью я не занимался, – ответил священник.
– Вам зачитывается показание свидетеля, уличающего вас в контрреволюционной антисоветской деятельности: «Я присутствовал при изготовлении венка от артели швейников бывшему кулаку Алексею Ксенофонтовичу Куварову. Розанов среди присутствующих членов артели вел контрреволюционную агитацию, говоря: “Теперь по новой конституции все люди равны, и надо написать: ”дорогому товарищу от швейников”».
– Контрреволюционной антисоветской деятельности я не вел. Что же касается зачитанного мне факта... Действительно, при обращении ко мне я предложил текст для ленты: «Алексею Ксенофонтовичу Куварову от признательных товарищей». Что же касается контрреволюционных и антисоветских высказываний, я это отрицаю.
– Следствие располагает данными, что вы участвовали в сборищах попов и монахинь, на которых составлялся сговор относительно ведения контрреволюционной, антисоветской деятельности среди населения.
– На сборищах попов и монахинь я не присутствовал. С монахинями и священниками я виделся только во время отправления службы в церкви, где я иногда принимал участие в пении.
– Какие церкви вы большей частью посещали?
– Большей частью я посещал Покровскую церковь, но были случаи, когда я посещал церкви власьевскую и возмищенскую.
– Следствие располагает данными, что вы вели антисоветскую деятельность в селе Возмище среди колхозников, направленную на развал колхоза.
– Это я отрицаю. Контрреволюционной антисоветской агитации среди колхозников я не вел и антисоветскими высказываниями не занимался.

На этом допрос священника был закончен. 27 октября следователь снова вызвал его на допрос, на котором был задан всего один вопрос, признает ли себя священник виновным в антисоветской деятельности, на что тот ответил, что не признает.

14 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Димитрия к расстрелу. Священник Димитрий Розанов был расстрелян 25 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

По материалам: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том I - Тверь, "Булат", 2005 год. С. 248-252.

Страница новомученика в Базе данных ПСТГУ: о. Димитрий Розанов.