С о. Герасимом, игуменом монастыря Георгиевы Столпы
В Великой Ремете
Адриатическое море
Архимандрит Стефан, игумен монастыря Великая Ремета
В ризнице Цетинского монастыря
В Цетинском монастыре
Гиназия. Город Сремские Карловцы
Вид из монастыря Острог
Господин Драган Станич, председатель Матицы Сербской
Гробница царя Душана
Куманица
Лелич. У мощей святителя Николая Сербского
Митрополит Амфилохий (Радович)
1 /
Летняя практика студентов-филологов в Сербии
С 5 по 16 августа 2019 года состоялась поездка студентов филологического факультета ПСТГУ вместе с преподавателем сербского языка Е. А. Осиповой в Сербию и Черногорию на языковую и страноведческую практику.

Практика стала возможной благодаря поддержке благотворителя и непосредственному участию факультета, оказавшего в подготовке к поездке всемерную помощь.

Маршрут был продуман и составлен таким образом, чтобы студенты имели возможность подробнее изучить культуру и историю страны изучаемого языка, особенности ее географии и национальной традиции, поэтому, помимо собственно Сербии, часть пути пролегала через Черногорию, родину величайшего сербского поэта, митрополита и правителя Петра II Петровича Негоша (1813–1851).

Двое из участниц поездки: Елизавета Чебокранова и Анастия Кобелева — в мае этого года стали участниками Ежегодного Всероссийского конкурса сербской патриотической поэзии и песни «Сербия в сердце моем», проходившего в Сербском посольстве в Москве.

В путешествии группу сопровождали священник из Подмосковья, педагог и славист Наталья Александровна Бондаренко, а также студент Сретенской семинарии, ранее на протяжении нескольких лет изучавший сербский язык и историю в православной гимназии.

С сербской стороны неоценимую помощь оказало общество «Симонида» (в лице его председателя господина Петра Милутина и сотрудницы Бранки Писарич, взявших на себя организационные хлопоты, связанные с транспортом и с размещением группы).

Всевозможное содействие оказал и господин Драган Станич, директор знаменитой Матицы Сербской – научного и культурно-просветительского общества, основанного сербами в 1826 г. Драган Станич радушно принял нас в стенах Матицы и сам провел по ней подробную экскурсию.

Таким образом, студенты каждый раз погружались в языковую среду, открывая для себя новые страницы сербской истории. Конечно, путешествие было бы неполным без посещения средневековых храмов и монастырей центральной и южной Сербии, воздвигнутых в время правления династии Неманичей (1166–1371), ставшего периодом расцвета сербской державной мощи.

В Черногории нас встретил поэт Ранко Радович, автор нескольких поэтических книг, уже полюбившихся русскому читателю. В 2018 году в Москве он был награжден почетной золотой медалью Фонда М. Ю. Лермонтова за перевод на сербский язык стихотворения „Выхожу один я на дорогу“. Поэт сделал все, чтобы наше пребывание здесь было особенно познавательным и насыщенным.

Обратный путь до Белграда пролегал через монастырь Милешева (XIII в.), где находится известная во всем православном мире фреска Белый Ангел и где до конца XVI века пребывали мощи святителя Саввы Сербского. Посещение обители стало важным и логичным завершением интересного и во всех отношениях поучительного путешествия.

Ниже мы публикуем рассказ одной из участниц о поездке.

Комкина Влада, 2 курс, филологический факультет ПСТГУ

Открывая Сербию

Наше путешествие началось с Белграда. Уже в аэропорту мы узнали, что значит «теплый прием». Когда нужно было ставить багаж на ленту досмотра, у нас спросили, русские ли мы, и, услышав утвердительный ответ, разрешили пропустить этот этап. Из аэропорта мы сразу поехали обедать в уютное кафе.

На первый взгляд, Белград показался мне очень похожим на Москву или любой другой российский город: природа, улицы, дома – все это напоминало мне Россию. Но это только на первый взгляд. В Белграде до сих пор сохранились разрушенные бомбардировкой здания – неотъемлемый след новейшей сербской истории и немой укор остальному миру.

Примерно каждая пятая стена столицы Сербии расписана граффити, но показательно, что большинство из них патриотического содержания. Удивительно приятно было увидеть величественный памятник святому царю Николаю II практически в самом центре города.

Было уже поздно, когда мы приехали в монастырь Великая Рамета на Фрушской Горе и обосновались на ночлег в паломническом домике. Монахи постарались обустроить территорию монастыря уютными беседками, скамейками, домиками, мостиками и ручейком. Все это создавало приятную атмосферу умиротворения, спокойствия, и мне так захотелось остаться там навечно.

Пока в трапезной нас потчевали вкуснейшей едой, приготовленной с молитвой и щедро приправленной любовью, игумен монастыря, архимандрит Стефан (Вучкович) проводил интересные беседы на сербском языке. Во время одной из них я услышала такое выражение, которое позже встречала еще много раз во время всей поездки.

«У сербов спросили:

– Сколько вас?

– Нас и русских – 300 миллионов.

– А без русских?

– Пол грузовика».

Меня удивила не столько сама фраза, сколько то, что после нее все сербы начинали смеяться, воспринимая эту шутку с добрым юмором.

Следующие несколько дней были очень насыщенными: мы побывали в других монастырях Фрушской горы, посетили город Нови Сад и, в частности, библиотеку и картинную галерею знаменитой Матицы Сербской. Первым интересным открытием для меня стали подсвечники, находящиеся за пределами храма. Они выглядели как полки для книг, стоящие вдоль стен, а иногда и в специальном помещении. В самих храмах практически не было подсвечников.

В моей памяти оставил особый след монастырь Врдник, или Сремская Раваница. Там находится часть мощей князя Лазаря, который во главе сербского войска на Косовом поле преградил путь туркам в 1389 году. У его честных мощей мы пропели величание, а сербка, проводившая для нас экскурсию, очень проникновенно исполнила известное народное песнопение «Не дамо те Косово». Ее голос летел ввысь, и в голове невольно возникали картины этой страшной битвы.

Дорога в Черногорию была не из легких, но по пути нам открывались потрясающе красивые виды на величественные горы, лазурную реку и милые черепичные домики. На границе мы ночевали в чудесном монастыре Куманица. Но в этот вечер я слишком хотела спать и практически не запомнила это место. Зато я успела взять благословение у отца Николая, настоятеля, и он в ответ очень любезно поцеловал мне руку. Это действие меня приятно удивило, и моя усталость будто улетучилась.

На следующий день мы очень удачно попали на крестную славу рода Радовичей. Для меня это стало удивительным, невероятным опытом, ведь это один из самых главных праздников для сербов. Погружение в культуру народа, чей язык я изучаю, оказалось очень приятным.

Мне запомнилось многое из этого дня, например, освящение и разделение славского хлеба, песни на сербском языке (особенно «Вера православна»), добрые люди и интересные разговоры за столом. На этом празднике также присутствовал владыка Амфилохий (Радович), и нам даже удалось взять у него благословение.

Следующая остановка (в монастыре святого архангела Михаила) оказалась не менее прекрасной, ведь монастырь расположился прямо на берегу Адриатического моря. Утром мы пошли на Литургию, которую служили на улице, так как было очень много прихожан.

Еще одним удивительным и приятным открытием для меня стало общее пение на службе. Народ вместе с хором пел практически все, и я не могла не проникнуться общей молитвой. В этот день мы так же ходили на море, по пути срывая ягоды ежевики (она росла вдоль дороги). Стены трапезной в этом монастыре были увешаны фотографиями Царской семьи!

Трудно было удержаться от слез от того, что Царственных Страстотерпцев так любят и почитают на сербской земле, но одновременно было грустно, потому что нигде в России я не встречала ничего подобного.

Еще одним замечательным местом стал монастырь Подмаине. Там при заселении нам очень любезно помогли с багажом и накрыли на стол. А из окна нашей комнаты открывался прекрасный вид на Будву. Вечером люди собирались перед храмом и слушали сербские православные песнопения. В это время чувствовалась особая благодать, и вообще всё в этом месте настраивало на молитву.

Нельзя не упомянуть и наше пребывание на Цетине, в знаменитом монастыре, где покоятся честные мощи святителя Петра Цетинского, а также там находятся часть Животворящего Креста Господня и десница Иоанна Крестителя.

После этого мы побывали в доме-музее поэта Негоша и во дворце черногорского короля Николы. В одной из гостиных дворца мой взгляд привлекли два портрета величественных размеров: красивейшие изображения царя Николая Александровича и царицы Александры Фёдоровны.

Большим впечатлением было знакомство с замечательным сербским поэтом и просто интересным человеком Ранко Радовичем. На прощание он подарил каждому три своих чудесных книги. Еще один человек, который точно останется в моей памяти, – это наш водитель. Он сопровождал нашу группу на протяжении всего путешествия.

Однажды у нас с ним завязался разговор на сербском языке. Он спросил, где я родилась и, узнав ответ, так заинтересовался, что начал расспрашивать обо всем. Я рассказала о языке моей республики (Башкирии), и в итоге это перевело к тому, что я называла какие-то предметы на сербском языке, на русском и башкирском (а иногда и на английском).

Так я с интересом пополняла свой сербский словарный запас или вспоминала уже выученные слова. На протяжении всего путешествия нам встречались очень добрые и интересные люди. Каждый монастырь (библиотека, галерея и даже кафе) и люди, находившиеся там, навсегда останутся в моем сердце!

В заключение мне хотелось бы добавить, что сербы ожидают от России верности своему славянскому естеству. Потому что в этом случае, по их мнению, будет хорошо всем: и русским, и малым народам России, и всем славянам.

В дополнение к этому хотелось бы привести замечание А. И. Кошелева в его письме к А. С. Хомякову «Шесть недель в Австрийских землях». Он писал, что встретил за границей «одного весьма умного славянина», по мнению которого, усиление духовного и культурного влияния России на славян будет прочно и плодотворно лишь в том случае, если русские сами твердо встанут на свою славянскую почву, отбросив «чужие ходули».