1 /
Наталья Юрьевна Сухова выступила на конференции в ИМЛИ РАН
9-11 октября 209 года в ИМЛИ РАН состоялась международная научная конференция «К 500-летию Богородице-Смоленского Новодевичьего монастыря. Духовное и культурное наследие монастырей Русской Православной Церкви». Задачами конференции было представить значение православных монастырей в истории России, их миссию как очагов образования и культуры, а также вовлечение в национально-политическую и культурную жизнь страны. Наталья Юрьевна Сухова, доктор церковной истории, доктор исторических наук и заведующая Центром истории богословия ПСТГУ, приняла участие в мероприятии.

В своем докладе «Монашеское служение духовному просвещению: данность или заданность? (Из истории русского монашества XIX – начала XX в.)» Н. Ю. Сухова представила видение проблем, связанных с заявленной темой.

Доклад был посвящен изучению реальной ситуации духовно-просветительской деятельности русского монашества XIX – начала XX в. Докладчиком были выделены четыре основных направления духовно-просветительской деятельности монастырей:

а) переводческая и издательская деятельность;

б) миссионерские инициативы монастырей, включая деятельность миссионерских братств, миссионерских курсов и школ при монастырях;

в) содействие монастырей духовному образованию;

г) деятельность «академического» или, в терминологии XIX – начала XX в., «ученого монашества», то есть, монашества, непосредственно посвятившего свою жизнь духовно-учебной деятельности с середины XIX в. уже не связанного непосредственно с монастырем.

Для более глубокого понимания проблемы, связанной с темой доклада, Н. Ю. Сухова напомнила мнение одного известного русского богослова – архимандрита Киприана (Керна), пытавшегося осмыслить связь русского монашества с духовным просвещением. Выделяя в качестве главной задачи монашества – «светолитие», просвещение мира Светом Христовым, то есть, служение духовному просвещению как в смысле духовничества, так и в смысле распространения религиозного знания, – архимандрит Киприан почти не усматривал в истории российского монашества XIX – начала XX в. реализации второго. Вывод о. Киприана был крайне жестким: с бытием русского монашества связан парадокс – «обскурантизм есть необходимое условие для монашеского делание, которое само по себе есть и должно быть отражением Света» («Ангелы, иночество, человечества»).

В основной части докладчик выделила основные достижения и проблемы, связанные с каждым направлением, в качестве иллюстрации тезисов, выносимых на обсуждение, были приведены конкретные факты.

На основе проведенного исследования были сделаны выводы, в которых докладчик опровергала радикальность обвинений архимандрита Киприана: служение российского монашества духовному просвещению было достаточно широким и разнообразным, что подтверждали даже приведенные в докладе примеры. Однако автор доклада выделила и проблемы, препятствующие духовно-просветительской деятельности русского монашества в заявленный период: непросвещенность большей части монастырской братии, причем в обоих аспектах; отсутствие консолидации усилий, анализа и обмена опытом.

Кроме того, был сделан и более глобальный вывод: восточные формы духовного просвещения несколько разнились от западной традиции, с ее более четкими «школьными» формами и методами. Синодальный строй исходил из западной традиции, и именно она определяла импульсы просвещения всего периода. Адаптация образовательных и просветительских западных форм к восточным реалиям составляли бытие российской духовной школы XVIII – начала XX в. Попытка же побудить монастыри, по понятным причинам являющие собой наиболее устойчивую – благородно-коснеющую – сферу церковной жизни, к развитию просвещения в таком варианте не всегда давала чаемые результаты. Сами формы духовного просвещения, предлагаемые извне – даже священноначалием, далеко не всегда совпадали с формами, естественно рождаемыми самим монашеством.